« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 10.01.2015 - Relying on you


10.01.2015 - Relying on you

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и место:
Один из наркокартелей Лондона. Ранний вечер.
Участники:
James Moriarty, Peter Montgomery
Краткое описание:
Несколько лет назад Джим и Питер имели честь (или несчастье) познакомиться друг с другом, и несколько лет назад Мориарти, по ведомым лишь ему причинам, оказал мистеру Монтгомери неоценимую помощь. Пришло время отдавать долг.

0

2

[indent] Слишком много мест в преступном Лондоне, глядя на которые даже спустя несколько лет Джим мог сказать, что почти ничего не изменилось. Новые лица, новые имена, старые лица под новыми именами - от такого постоянства сводило зубы. Питер раз за разом соотносился с последними, разница лишь в сроках и результатах. Судя по тому, что мужчина выглядел хоть и знатно "отдохнувшим", тем не менее он был живым, а Джим ценил способность выживать в полевых условиях почти столь же сильно, как и способность доставлять неприятности - маскировка и умение создавать легенду в случае обоих возводились в ранг искусства.
[indent] У кого-то вопрос пресловутого выживания. У Джима - любви к перевоплощениям и внезапным появлениям, попутно припахивая всех, кто подвернулся под руку в процессе творческого зуда, а также неизживаемая страсть к доступным блондинкам в качестве эскорта, спецэффектам различной степени дороговизны и презентациям на платформе Windows (с).
   Единственное, что в данной ситуации могло заставить Мориарти морщить точеный нос - окружающие их "сливки общества" и, совсем немного, бесспорная необходимость вести беседу с объектом, чья вменяемость априори могла стоять под сомнением, если не делать скидку на то, что для мистера Монтгомери данный стиль жизни привычен и почти естественен.
   Со всеми, но в стороне; проворачивает сделки, но поддерживает образ в гордом одиночестве. Мориарти не знает, отработанная это схема или ему просто повезло, важно другое - конкретно сейчас никому нет до них дела.
[indent] - Отдыхаешь, я вижу, - лениво перекатилась жевательная резинка между зубов, ладонь метнулась к козырьку кепки, опуская пониже. Джим, опустившись напротив, обдал собеседника острым ароматом мяты. - Целыми днями под дозой, причем на законных основаниях - не работа, а сплошное наслаждение. Не за что.
[indent] Если Мориарти и сказал это слишком громко, то сделал вид, что не заметил. Однако, Монтгомери сие должно выдернуть из нежного мира тумана и розовых лепестков, рывком возвращая на грешную землю.

0

3

[indent] – Наркотики, в отличии от их последствий, ныне в прошлом, - послышался голос со свистящим хрипом, а веки серых глаз приоткрылись, позволяя взгляду упереться в острые колени, облаченные в ткань дорогих брюк. - Слов благодарности не было. Вам послышалось, - меланхолично заключил Питер, поглаживая пальцами влажное стекло бокала из-под минералки.
[indent] Если что и могло вывести его из состояния нарочитого безразличия к миру и своего рода молчаливой меланхолии внутри так это была работа. Текущий по венам азарт ищейки, с которым детектив проводил дни напролет в пыльном архиве в обществе не менее старых дел, в один момент возвращал вытянутому и от природы скуластому лицу живое выражение. Сейчас же, зайдя по прикрытием и "втеревшись" в окружающий контингент наркокартеля, ему не было смысла изображать активную и бурную деятельность при появлении кого-то из вне. Даже если этим кем-то был Джеймс Мориарти, он же "Дорогой Джим", как любил себя величать сам преступный консультант.
[indent] Этот человек менял имена и маски с завидным постоянством и природной ловкостью, но выработанный за годы, проведенные в правоохранительных органах, нюх не поддавался очарованию очередного возникшего персонажа в лице Мориарти – с первой минуты знакомства Питер чувствовал под черной гладью карих глаз острый ум и опасность, которые замаскировать было трудно. Дрожащие в воздухе вибрации низкого баритона хитро сплетались с четко выделяющимся ирландским "uh-I", заменяющим привычный звук буквы "I", а хаотично скачущие интонации в голосе выдавали с головой своего владельца, словно природный водяной знак. Монтгомери мог бы с закрытыми глазами узнать этого человека. Человека, с которым ему по несчастью или к счастью довелось заключить сделку.
[indent] Инспектор полностью выпрямился на своем месте, приобретая вид организма, более-менее продолжающего свою жизнедеятельность, и одергивая край закатанного рукава рубашки, скрывая под запыленной тканью темные разводы под кожей – утро начиналось не с кофе, а с дозированной смеси чернил и кайенского перца. Чтобы получить работающие наводки - надо стать своим.
[indent] – Итак, чем обязан?

+1

4

[indent] Лучше бы Питер этого не говорил. Громадным усилием воли Мориарти подавил аргумент, мол, не заметил разницы между "целыми днями под дозой" и "наркотики давно в прошлом". Одна из тех шуток, которые могли развеселить только самого Джима, но мистер Монтгомери улыбаться через силу точно не станет; непослушный мальчик и несговорчивый тип - так даже интереснее. Соображения и домыслы, что мужчина годами трясся и ждал расплаты за внезапный подарок судьбы, могли польстить, однако полицейский слишком самоуверенный хр... субъект по натуре своей - и Джим мог это понять! Главная разница в том, что для Питера истина скрывалась в сухих цифрах статистики и глубокомысленных отсылках к трудам немецких мозгоклюев, которые, собственно, даже спустя несколько столетий умудрялись действовать на нервы всем коллегам из Скотланд-Ярда и - все же -худо-бедно выводить пресловутую статистику. Как бы Мориарти не кичился своими новаторскими идеями, он и сам временами вынужден прибегать к теориям и планам, которые изобрели еще до его появления на свет.
   Возвращаясь к предыдущим размышлениям: Джим не ждал трепета или страха, восторга или благоговения. Но элементарного "спасибо, до свидания" - вполне.
   "Чем обязан?"
   "Да всем, черт бы тебя побрал".
   Ну не дрянь ли?
   Самый воспитанный и приятный во всех отношениях человек, которого всем своим существом воплощал Джим Мориарти, содрогнулся в немом негодовании.
[indent]- Ничем, совершенно ничем, - Джим откинулся назад, скрестил ноги. Опомнился. Устроил локти на заляпанном столе, очередным усилием воли игнорируя приступ мизофобии, и подтянулся на них вперед, сокращая дистанцию. - В цивилизованном обществе такие понятия как "благодарность" и "долг чести" давно устарели, поэтому я попрошу вас об одной крохотной услуге, мистер Монтгомери.
   Кто-то очень соскучился по почтительному тону в наркопритоне. 
   - Потребуется максимум изворотливости и минимум телодвижений. Вы это умеете, судя по послужному списку.
   Далее частенько следует фраза "грех зарывать в землю такой талант", но Джим знает: не сработает. Лесть, угрозы, шантаж - ни к месту. Тот не хочет даже собственную жену, избегает стимуляторов и окончательно погряз в работе - так чего же хочет малыш Питер?
   - Впрочем, иногда не помогают даже телодвижения, - Мориарти укоряюще цокнул языком, прошелся пальцами по поверхности стола в ненавязчивом постукивании в такт. - Это несколько портит положительную картину.

0

5

[indent] Несмотря на то, что Питер не питал особых чувств к людям, как к предмету пристального изучения, самая незначительная дрожь мускула лица была для него страницей из открытой книги - человека Монтгомери видел насквозь. Ему ничего не стоило взглянуть в глаза подозреваемого, чтобы, не дожидаясь суда, вынести ему приговор – виновен.
И сейчас в нездоровом блеске черных глаз промелькнула едва видимая вибрация смеси раздражения и праведного гнева, зрачки сузились, а точеные крылья носа затрепетали в попытке вывести внутреннюю эмоциональную волну как можно незаметнее с воздухом.
[indent] "Злится," - промелькнул результат секундной мозговой деятельности перед глазами.
[indent] Однако озарение было недолгим: вопросом "почему" Питер явно не задался, ведь его это мало волнует. Да и совершенно не тонкий намек в словах старого знакомого ответил сам за себя в немом укоре инспектору. Слова, обтекаемые нарочито подчеркнутой вежливостью, неприятной патокой липли к слуху, явно предшествуя последующей за тем изощренно тонкой пленкой лести. Однако последней не последовало (что удивительно, учитывая то, как маслянисто звучал сухой по содержанию комплимент:".. Вы это умеете").
[indent] Реакция была моментальна: инспектор отзеркалил движение Мориарти, поддаваясь вперед с малозаинтересованным выражением лица, мастерски скрывая свое любопытство. Банальным способом возвращения долга от такого человека, как Мориарти, ему не избавиться. Этот "паук" явно приятно удивит его чем-то необычным. Медленно, но не манерно подняв взгляд на собеседника напротив, Монтгомери не глядя достал сигарету из упаковки губами, молча прикуривая, не прерывая зрительного контакта, и давая этим понять, что весь во внимании. Впрочем, в большей его степени.

+1

6

[indent] Тук-тук. Поймать чужой интерес. Джим не сдержал удовлетворенной улыбки, прекратив выстукивать по заляпанной поверхности беспорядочный (на чужой взгляд) ритм и беззастенчиво стряхнул с пальцев миллиарды микробов, что прилипли к драгоценной тушке.
   — В две тысячи четвертом году было дело об убийстве на заброшенной ферме, и подозреваемого отпустили за недостатком улик.
   Общественность давила, пресса захлебывалась громкими заголовками, верхушка, к вящему веселью Мориарти, рвала и метала. Неплохо заработал и на заказе, и на скандале, но основной целью являлось иное — позлить отдельно взятых представителей вышестоящей власти. Благотворительностью не занимался по той причине, что в данном случае к консультирующему преступнику приходили бы с сущей ерундой, а не с дельцем поинтереснее. Исключения существовали, но с прайс-листом Джеймс имел возможность выбирать возможность по вкусу.
   — В две тысячи восьмом дело о ночном убийстве, замаскированным под грабеж у станции Святого Джеймса было убрано в архив ввиду гибели главного свидетеля.
   Лишь голые факты, нет смысла объяснять изъяны правоохранительной системы. Джим всегда понимал, что махина может выйти из строя, стоит вытащить один-единственный винтик у основания. Учитывая методы полицейского, логично предположить, что такие мелочи как отсутствие свидетелей или недостаток улик, вызывали у мистера Монтгомери изжогу.
   — И примерно восемь лет Скотланд-Ярд не может расправиться с лондонским Потрошителем, который все это время орудовал на улицах города, — Мориарти слегка прищурился, — последние три года меня не было в стране. Полагаю, у Потрошителя также был отпуск и не мне объяснять вам, Питер, что с подобным не завязывают. Рано или поздно наш Джек выйдет на улицы Лондона снова и, смею уверить, теперь он или она соображает, что делает.
[indent] Всего пять дней назад у Джима была возможность оценить степень тревоги Аарона воочию. Правда, вызвана она была как раз появлением Джима на пороге и мгновенной атакой на чужой виски, Мориарти все же возымел наглость сделать ставку на чужое постоянство и сугубо эмоциональные нужды мистера Коннорса.
   Милый мальчик: хлебом не корми, только дай кого-нибудь укокошить.*
   — Полагаю, он сойдет в качестве приветственного презента. К вашей большой удаче я знаю, кто станет следующей жертвой. Если дадите мне сутки, назову точную дату, но с одним маленьким условием.
   Выдохнуть и не подскочить на месте от внезапного приступа воодушевления — сложнейшая задача.
   — Вы лично возьметесь за его поимку.

* 05.01.2015 - The north remembers

+1

7

[indent] Надоедливая трель полукруглых, не лишенных маникюра ногтей о замызганное дерево стола нервировало, тихим постукиванием отпугивая исходящие извне мысли. Хватит лишь мимолетного движения узкой ладони, глухого шлепка вслед – источник шума подавлен в считанные секунды. Душевное равновесие восстановлено засчет прокрученной в голове картины, однако неизменная реальность отступать не собиралась, и пальцы продолжали тарабанить по натянутым канатам лишенных регенерации во время сна нервам. Ладонь инспектора подозрительно дернулась на картоне пачки сигарет, а разум, воспользовавшись заминкой, быстро переключил внимание на более важную вещь – на поступающую сухую статистику из уст преступного консультанта.
[indent] Да, чрезвычайно громкие, если не сказать по-своему помпезные дела, приправленные пряной назойливостью прессы к администрации Скотланд Ярда и обезоруживающими детективов данными. Чисто – это слово вошло по-настоящему в разряд ненормативной лексики, когда пейджеры досадливо пищали извещениями о новых экстренных собраниях.
[indent] Если возвратиться к настоящему, то можно было увидеть весьма необычную картину. Хороший ход, пожертвовать по-собачьему послушной ладьей, которая могла бы сбить не один десяток пешек с доски, взамен чего-то более ценного. Например, ферзя. Однако проблема же состояла в том, что личность скрывающейся за этой шахматной фигурой известна одному лишь Господу Богу. Впрочем, и самому Мориарти, чьи продуманные на года вперед планы до последнего дня оставались в тени чужого разума, как и сама их цель. Было ли любопытство тому причиной, либо едва живая и забитая в самый угол совесть начала надоедливо скрестись по коробке головного мозга – Монтгомери задал вопрос ребром:
[indent] – Зачем упрощать мне работу, которую я и без того выполню? - Скромностью явно не блеща, Питер невозмутимо выдохнул в сторону струю сигаретного дыма через нос, после продолжая будничным тоном. - Разве что.. Игра стоит свеч и Вам явно нужен тот, чья голова будет покоиться в урне.

Отредактировано Peter Montgomery (2017-03-09 13:28:29)

+2

8

[indent]Проворачивая подобного рода беседы по душам, главное — сохранить заинтересованность в них после. Не свой интерес, отнюдь — о себе в данный момент Джим думает в последнюю очередь, как это обычно и бывает. Оседлав любимого конька, с головой окунувшись в мир интриг и идеальных схем преступлений, заигрываний со спецслужбами и их негласным главой и прочих дворцовых переворотов, Мориарти традиционно забывал о собственной безопасности. Заинтригуй вот этого вот джентльмена, сыграй в пару партий, а после придется бегать от него же по всему Лондону. Не то, чтобы консультирующего преступника не заводили такие игры, но роль ищейки-импотента с претензиями на социопатию и взором горящим, была давно и прочно занята скуластым детективом. Джим в немом негодовании убрал ладонь со стола. Еще ни одну старушку с катарактой не угробил, а уже руки распускает!
[indent]— Допустим, — уклончиво ответил Мориарти, успешно перебесившись внутри. — Допустим, что личные счеты имеют место быть.
   «Но тебя это волновать не должно», — завертелось на языке.
   Оставил прощальную записку в две тысячи одиннадцатом — извольте отвечать по всем пунктам. Джекки наивно полагал, что она предсмертная — о нет, Джим не позволит отделаться так легко. Недолгая иллюзия свободной и спокойной жизни, чтобы после получить от нее же все, что не огреб несколько лет назад.
[indent]— При всех ваших достоинствах и талантах, неужели вы считаете себя умнее всех полицейских вместе взятых, что бились над телом и делом?
   Скорее всего, именно так и считает, но ничего — у Питера есть шанс реабилитироваться. Печалит иное — детектив слушал его крайне невнимательно.
   — Я вручаю вам шанс поймать серийного убийцу на месте преступления и спасти жизнь невинного, а вы уже готовы расследовать его убийство, — Джим недоуменно приподнял брови. Не сказать, что не одобряет подобный подход к делу, но как же кодекс чести служителя закона? — Впрочем, если вы готовы это допустить, флаг вам в руки, мистер Монтгомери.
   Легкое движение назад, откидываясь на стуле и упираясь ладонями в поверхность стола, чтобы подняться на ноги.
   — Когда надоест ходить по трупам не в ту сторону, — поморщился, надвигая обратно на лоб козырек кепки, — обращайтесь.
   «Если еще найдешь», — повисло в воздухе.

+1

9

[indent] Каждый день человек сталкивается с целой сетью вопросов, которые таят за собой десятки разнообразных вариантов решений. Однако найти тот самый, правильный и единственно верный не так-то легко, будучи окруженным жесткими рамками должностных полномочий и одновременно скользя в мареве успевшего зачахнуть на службе у заурядных людей интересе к расследованиям. В данный момент Монтгомери сражался не столько с совестью или с какими-то, невесть какими, нравственными идеалами и ценностями, сколько с банальным человеческим любопытством и толикой благородства, не позволяющего из-за собственного тупого упрямства подвергнуть человеческую жизнь риску.
[indent] Без знаний в области манипуляций людскими умами не обходится ни один уважающий себя злодей, а мистер Мориарти явно не был исключением из этого негласного правила. Однако даже несмотря на природный иммунитет к такого рода контролю, Питер не мог не согласиться с тем, что условия, предлагаемые криминальным консультантом, были весьма неплохи. По крайней мере даже в дальнейшей перспективе неожиданностей быть не должно.
[indent] Немое предостережение, слышимое в едва слышимой вопросительной интонации последней фразы в голосе собеседника, не осталось без внимания – Лондон город довольно большой, перекапывать этот стог в поисках занозы иглы будет весьма трудоемко даже для Монтгомери. Поэтому последнему ничего не оставалось кроме того, чтобы  молча подняться со своего места, расправляя будничным жестом рукава рубашки, и коротко кивнуть.
[indent] – Я весь во внимании, сэр.

0

10

[indent] Джим любил таких «нейтралов» — болевые места на виду, но черт знает в каком направлении рванет и какими последствиями это обернется для самого Мориарти. Он сдержит свое обещание, если инспектор даст и сдержит свое; он сдержит свое неозвученное обещание, если Питер задумает свернуть в противоположную сторону. Шагать тот, правда, будет по золе и костям, но кого волнуют такие мелочи как пояснения в момент заключения сделки. В конце концов, на традицию угрожать, вошедшую в привычный церемониал переговоров, мистер Монтгомери может и обидеться. Ничего святого.
   Пока есть возможность удерживать на голых интересе и энтузиазме, Джим будет усердно подпитывать их, а на случай неудачи всегда есть Моран, хочет тот того или нет. Пиф-паф — умница, полковник! — и более Питер никого не сможет раздражать своим всезнайством. Будь у него чуть больше склонности к театральным эффектам, кто знает, Мориарти мог бы вернуть еще одну милую традицию — живые передатчики обвешанные взрывчаткой, — но Монтгомери из иного теста. В мутных водах человеческих слабостей Джеймс тот, кто фильтрует ее, обнажая богатый подводный мир, и в водах Питера не водились рыбки, которых можно игриво подвешивать на крючке и размахивать перед самым носом. Мужчине хватало ума лишить себя банальных людских радостей, а вместе с ними и излюбленных Мориарти слабых мест, на коих консультант так любил устраивать танец реки.
   Прекратив строить из себя ломающуюся святую невинность, консультирующий преступник, улыбаясь, воззрился на собеседника, как-то резко передумав уходить.
   — Даже не знаю, с чего начать, — вымолвил Мориарти, в очередной раз сверкнув улыбкой.
   Шаткое сиделище жалобно скрипнуло под весом приосанившегося на нем Джима.
   Взгляд снизу вверх: продолжим?

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 10.01.2015 - Relying on you