Наш сюжет
Список ролей
Правила проекта
Занятые внешности
Гостевая

Великобритания, Лондон. Декабрь 2014 — февраль 2015. Что-то приближается.


Прекрасной Эвр от анонима.

Sherlock. Come and play

Объявление


"Appelle Mon Numéro", Irene Adler


«Создавалось навязчивое впечатление, будто гений развалившейся преступной империи близок к тому, чтобы сыграть роль девы в беде, которая растеряла верных рыцарей. Фелиция слышала, что в Скотланд-Ярде устроили гулянку по поводу поимки одного из приспешников местного черноокого сатаны, но не думала, что принцессе больше не к кому обратиться. Не сказать, что Картер так редко оказывала услуги злодею-консультанту, но и по четвергам они в бридж не играли. »
"One more time", Felicia Carter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 05.01.2015 - The north remembers


05.01.2015 - The north remembers

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время и место:
Начало января, Лондон. Квартира Аарона.

Участники:
James Moriarty, Aaron Connors

Краткое описание:
С их последней встречи прошло около трех лет. Джим за это время успел умереть и воскреснуть. Аарон успел пересмотреть свою жизнь, бросить преступную деятельность и вернуться в Лондон, надеясь остаться вне интриг преступного мира. Но прошлое всегда оставляет след. И вот прошлое появилось на пороге его квартиры, чтобы напомнить о себе и заставить вернуться в игру. А когда в дело вступает сам Джеймс Мориарти, сопротивление становится бесполезным.

+1

2

[indent] Жизнь состояла из череды знакомств, выгодных и не очень, скоротечных и долгосрочных, унылых, приятных и убийственно приятных. Невзирая на неоспоримо ангельский характер Мориарти, врагов по обе стороны закона он, что бы не говорили об абсолютной секретности, нажил столько, что хватит на три жизни, хотя бы ввиду пресловутого "кроткого" нрава. Или не врагов, а недоброжелателей: они были слишком глупы и скучны, дабы возыметь гордый титул врага, что смогли отхватить лишь пара человек из небезызвестного клана. Или личный снайпер, сорвавшийся с поводка.
   Или нет.
   Джим никогда не относил старого знакомого с убийственной страстью к жрицам любви к неприятелям, но все же на пару мгновений застыл на пороге, глядя на знакомую дверь. Книжный магазин оказался закрыт. Коннорс, наивно решивший начать новую жизнь, глупо полагающий, что сумеет сбежать от прошлого, подростковых комплексов и собственных рефлексов, с некоторых пор стоял особняком в списке знакомств. Нет-нет-нет, уважением здесь и не пахло — здесь пахло другим. На первый взгляд как обычно, отметил Мориарти, беззвучно поворачивая ключ в замочной скважине, — вполне сносным алкоголем и чем-то, не поддающимся определению. Особый домашний запах, что у каждого дома свой. Джим, много лет не имевший постоянного обиталища, мог рассуждать об этом лишь теоретически, но с неоспоримой уверенностью — как умел, как любил.
   Еще здесь пахло испугом.
   Или нет.
   Едва ли Аарон умеет по-настоящему бояться — это возмущало и совсем немного восхищало. Милый мальчик. И по жизни напрашивается.
   Мориарти сдавленно выругался, едва не споткнувшись о чемодан, грохот которого мог привлечь внимание хозяина дома, и бесшумно скользнул из коридора в гостиную. Предмет интереса обнаружился моментально. Виски! Аарон, отринувший многие свои привычки, все-таки не отказывал себе в удовольствии высокомерно поддать.

   Возможно, экс-Потрошитель решил, что за ним придут. Решил, что смерть Мориарти слишком похожа на правду, чтобы жить вдали от своего логова, а после понял, что воскрешение из мертвых — это слишком похоже на Джима, чтобы оказаться неправдой или, например, чьей-нибудь провокацией в адрес властей. Экс-монарху криминального мира банально лень всех переубеждать. В конечном итоге вышло красиво.
   Булькнула ароматная жидкость в графине, омыла толстые стеклянные стенки. Шаги сверху совпали с первым глотком и изящным поворотом на каблуках. Ладонь машинально прошлась по лацкану, оправляя; губы раздвинула теплая улыбка, но взгляд остался откровенно прохладным.

   — Аарон, мой дорогой Аарон, — Джим издал негромкий высокий смешок, глядя на виски через свет и снова пригубил жидкость, на удивление даже не поморщившись. — Только не говори, что ты снова собрался бежать, это разобьет мне сердце.

+1

3

Когда Аарон только сошел с трапа самолета, приземлившегося в Лондоне, он уже почувствовал, что впереди его ждет что-то, выходящее за рамки. Что-то обязано было измениться. Аарон чувствовал, но не отдавал этому должного внимания. В конце концов, ведь прошло три года. Мориарти мертв. Бояться нечего. Ведь нечего же?
Лондон неумолимо тянул к себе всё то время, пока Коннорс перебирался из страны в страну, стремясь спрятаться не только от цепких паучьих лап, но и от собственного сумасшествия. Теперь погоня эта прекратилась и можно было вздохнуть чуть менее напряженно, чем обычно. Теперь от него ничего не зависело, он отошел от дел. Его никто не ждал, и это было на руку. Дом, оставленный позади три года назад, все так же стоял на месте и, казалось, остановился в прошлом, не собираясь меняться. Все тот же затхлый запах безумия, смешанный с пылью древних книг. Потребовалось некоторое время, чтобы проветрить все помещения, скрыть с глаз долой какие-либо напоминания о прошлых подвигах (неожиданно, но Коннорсу совершенно не доставляло удовольствия находиться в комнате с коллекцией ножей, поэтому ее мужчина запер на ключ в первую очередь). Потребовалось время, чтобы заставить себя забыть о том, как жил раньше в месте, буквально пропитанном воспоминаниями. Коннорс даже подумывал о том, чтобы продать второй жилой этаж да купить просторную квартирку где-нибудь в центре. Но что-то удерживало его на месте. Видимо, бывшим наркоторговцам и маньякам не чужда ностальгия.
Когда информация о возвращении Мориарти достигла его жилища, Аарон не особенно удивился этому. В конце концов, не мог этот засранец просто так взять и умереть, не в его это стиле. Однако Коннорс искренне надеялся, что с королем преступного мира ему встретиться снова не суждено, ибо если тому приспичило бы убить маньяка, он это бы сделал давным давно. Месть, конечно, блюдо, подающееся холодным, но за три года оно успело заледенеть. Поэтому бежать на край света Аарон не планировал, хоть и собрал чемодан, чтобы в случае опасности не тратить время на сборы. Собрал и оставил у входа, рассчитывая, может чуть позже убрать его куда-нибудь. Позже, не сейчас. Почему то на данный момент факт того, что он может сорваться куда угодно в любой момент успокаивал нервы.
Был уже конец рабочего дня, и Коннорс решил закрыть магазин пораньше, так как клиентов за день было не особенно много. В гостиной его ждал любимый виски и сборник рассказов молодых авторов, привлекший внимание несколько дней назад. Хотелось расслабиться и погрузиться в успокоительное чтение - теперь, когда ножи были заперты на замок, это был один из немногих способов привести себя в состояние равновесия. Стоило ненадолго отлучиться в спальню, чтобы взять книгу, как на первом этаже уже послышались шаги. Коннорс поспешил спуститься.
— Извините, мы уже закрыты, — быстрым шагом преодолевая ступени, привлек к себе внимание посетителя хозяин магазина. И остановился на пол пути, заметив знакомый силуэт рядом с креслом. Этого черта здесь точно не ждали. В прочем, его никогда никто не ждет.
— Джим, какой сюрприз. Не скажу, что приятный, — не отрывая взгляда от непрошеного гостя, Коннорс все-таки спустился, разглядывая мужчину и с неудовольствием замечая, что тот держит в руках его стакан с виски. Снова, как и в их последнюю встречу, будто ничего и не изменилось за три года, — бежать я не собирался, хотя твой приход наводит на мысль, что все-таки стоило бы. Чем обязан?

+1

4

[indent]— Стоилобыстоилобыстоилобы, — выбил из груди очередной смешок, откровенно передразнивая и не отрывая взгляд от стакана. — Я бы сказал, что всем, но это прозвучит невежливо.
    Словно это важно, словно Джима в кои-то веки это стало волновать. Отставил опустевший стакан обратно — в следующий раз отравят перед приходом, как пить дать; все же в некоторых мелочах Аарон был до умиления злопамятен. Пора, все же, завести себе отдельную емкость. И отдельный виски раз уж на то пошло — негоже грабить бар нервных типов с богатым криминальным прошлым.
[indent] — Ты избавился от своей коллекции, — нет, не ножей, о которых можно подумать, Джим интересуется мимоходом, невпопад, на мгновение отвлекая совершенно ненужным вопросом от своего появления, — девочек со стокгольмским синдромом и манией спасать заблудшие души?
   Страсть Коннорса собирать вокруг себя бордель платонического типа из желающих перейти на темную сторону вызывала понимание, у Джима нечто похожее с юными преступными умами, которые нужно вовремя вдохновлять и подпитывать — другое дело, что Мориарти не создан для серьезных отношений и пресловутые протеже наскучивали ему почти моментально. Аарон был более постоянен. Взгляд заблуждал по помещению, оценивая изменения; мягкий шаг к полкам, потянувшись за какой-то безделушкой сомнительной ценности.
[indent] — А тут миленько. Многое изменилось, — и даже Коннорс, казалось бы, неуловимо изменился. Ерунда, бред, везде обман, сплошной обман: никто не меняется, ничто не меняется, Мориарти готов поставить останки империи на то, что любой из побрякушек Аарон найдет более достойное применение, если захочет. Джиму нужно, чтобы он захотел. — Впрочем, неважно, я здесь не за этим. И не за местью, дорогуша, не мни о себе слишком много, а то самооценка атмосферу пробьет.
   Мориарти звонко хохотнул. На Аарона за все время краткого монолога даже не посмотрел.

+1

5

— Коллекция распалась сама собой, — еле слышное бормотание себе под нос, чтобы Джим не обратил внимания, не зацепился за мысль, не пошел в разнос, как это с ним бывает, когда даешь ему повод себя задеть. А разговоры о некогда живущих в доме дамах все еще задевали. Пускай уж лучше незваный гость об этом не задумывается. Аарон предпочел бы молча сверлить его взглядом, пока этот дьявол не уберется восвояси, но когда это получалось провернуть с самим Джимом Мориарти? У него терпения и сарказма на несколько стран хватит, когда нужен результат. С момента появления этого субьекта в его доме, Коннорс уже трижды пожалел, что вернулся в проклятый Лондон. И раз пять выругался про себя.
Вся эта игра уже начинала действовать на нервы. Каждый раз, когда Джим появлялся в поле зрения, начиналось показательное выступление, пусть даже и для единственного зрителя. Аарон продолжал, не отводя взгляда, смотреть на своего "гостя". Это его, кажется, совсем не смущало, так как сам Джим в его сторону даже не удосужился посмотреть.
— Тогда какого черта тебя сюда принесло, м? — Коннорс тяжело вздохнул, надеясь как можно скорее выпроводить Мориарти вон без последствий для себя и своего убежища. Что, конечно, маловероятно, — Тебе должно быть прекрасно известно, что я отошел от дел. Тебе, может, древнюю рукопись посоветовать?
Оторвав, наконец, свой пристальный взгляд от своего визитера, Аарон устало протер глаза и направился в сторону бара, где стояли чистые стаканы. Тот, что побывал в руках Мориарти, он решил не трогать из обыкновенной вредности. Однако, выпить с каждой секундой хотелось все больше. Плеснув себе в стакан янтарный напиток, бывший наркоторговец тут же выпил его залпом.

Отредактировано Aaron Connors (2016-09-05 01:35:33)

+1

6

[indent] — Мне кажется, ты не рад меня видеть, — Джим сдвинул четко очерченные брови, напустив на ясный лик выражение обиды и недоумения.
   Отставил безделушку и развернулся на каблуках, удерживая в руке початый стакан с виски. Опустил вторую ладонь в карман, ленивым шаркающим шагом направляясь к Аарону, и остановился сзади, с интересом изучая чужую спину.
   — Не угадал, — сообщил на ухо, слегка качнувшись на мысках, и выбил из собственной груди негромкий смешок.
[indent] В то, что Коннорс и впрямь стал заправским алкоголиком, верилось легко. Экс-Потрошитель даже на взгляд Мориарти, что мыслил широко, не всегда ведал меру, но пока Джим находил это веселым и относительно безопасным, так как Аарон даже с пьяных глаз точно знал, о чем можно говорить, а о чем нельзя, любовь к спиртному не подвергалась жесткому остракизму. Все подчиненные, условные или нет, любили поддать. Может это связано с нервными моментами работы, а может с ангельским характером их непосредственного — или условного — босса, никто не может знать точно. Мориарти и сам не без грешка, разве что не ставил целью делать из себя безвольного зависимого имбецила. У Джеймса совсем другой стимулятор — не тот, что залпом или внутривенно.
   Кстати, тот Коннорс, которого консультирующий преступник знал несколько лет, вполне мог это понять.
[indent] — Не открою тебе тайну, сказав, что практически все думают, что убийца, известный как Шакал, мертв, — сообщил Мориарти, чуть отступив назад и слегка взбалтывая стакан.
   Раздвинул губы в улыбке, глаза опять не улыбаются. На щеке коротко дернулся желвак.
   — Ты мне не нужен. Мне нужны твои умения. Взамен получишь труп Потрошителя, в роде деятельности которого никто не усомнится ввиду неопровержимых доказательств, и заживешь в свое удовольствие, не думая о том, что кто-то из старых друзей может сдать тебя властям.

0

7

- Тебе не кажется, - Коннорс коротко хмыкнул, рассматривая уже пустой стакан. Большим пальцем скользя по гладкой поверхности стекла, он погрузился куда-то в свои мысли, стараясь тем не менее не упускать ни слова. С Джимом никогда нельзя было расслабиться, дать себе возможность не слушать.
Стоило держать все свои эмоции под контролем, но иногда система давала сбой. Особенно, когда за спиной стоит такой человек. Аарон и правда был обязан ему всем, но стремление к независимости, ярая любовь к противоречию не давали ему в полной мере понять этого. Тем более согласиться, и начать играть по чужим правилам. Однажды, возможно, он сможет отплатить благодарностью. Но не сейчас.
Он никак не мог понять, почему Мориарти за него зацепился. И тогда, когда он был еще мелким прохвостом с непомерно завышенным эго и желанием преуспеть в продаже наркотиков, и сейчас, когда он уже чуть менее мелкий прохвост с таким же завышенным эго, и старается отойти от дел. Учитывая, что несколько лет назад, не справившись с эмоциями, он позволил себе напасть на короля преступного мира. По его мнению, такое не прощают. Хотя Джим Мориарти не насколько мелочен, возможно.
Умения. Аарон, кажется, уже давно успел позабыть, каково это - отнимать жизнь при помощи остро заточенного лезвия. Что касается бизнеса, он давно развален, и умения вести дела точно также канули в небытие. Так что же все-таки нужно этому дьяволу во плоти? Впрочем, это не так уж и важно. Аарон все равно не намерен соглашаться. Даже если на Шакала начнут охоту по велению воскресшего из мертвых. Коннорс отставил стакан и повернулся к собеседнику. Его насмешливая улыбка несколько выбивала из колеи, но глубокий вздох позволил несколько успокоить чуть расшатавшиеся нервы.
- Неужели в твоем окружении совсем не осталось людей, готовых убить ради тебя, - вопросительно вскинуть бровь, чуть склонить голову, -  если ты приходишь с этим ко мне?
Аарон делает шаг вперед, вглядывается в глаза, пытаясь увидеть вместо насмешки ответ на свой вопрос.
- Джим, я не твоя собачка. И сделок с дьяволом теперь предпочитаю не заключать. Поэтому, если тебя не затруднит, я прошу тебя покинуть мой дом и не возвращаться. Я не намерен воскрешать свои умения ради того, чтобы удовлетворить твои желания.
Коннорс сокращает и так маленькое расстояние между ними, но проходит мимо, прямиком к двери. Открывает ее, нарушая все известные правила гостеприимства, и кивает в сторону проема. Конечно, он знает, чем может обернуться подобный отказ от сотрудничества. Но также прекрасно знает, чем закончится согласие. Поэтому из двух зол он выбирает ту, что принесет хотя бы мнимое и мимолетное, но спокойствие.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 05.01.2015 - The north remembers