« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 24.03.2012 - Astra inclinant, non necessitant


24.03.2012 - Astra inclinant, non necessitant

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время и место: 24.03.2012. Где-то в лабиринте Скотланд-Ярда.
Участники: Katarina More, Sebastian Moran
Краткое описание:Помощь пришла откуда не ждали - обрадуется сему факту Себастьян или нет, доподлинно неизвестно. С одной стороны, ему обещают освобождение, деньги, девственниц и чего там ещё желает его черная душонка, а с другой, будет ли отставной полковник вести переговоры с человеком, что держал его на мушке долгое время? Часики тикают, время на раздумье уходит вместе с возможностью избежать правосудия.

0

2

Кто бы мог подумать, что всё сложится так удачно… удачно для всех кроме Себастьяна Морана. Полицейские ещё пока ликовали, что у них в «»клетке сидит такой зверь, завистники и просто тщедушные ребята теневой лондонской жизни злорадно потирали ручонки. Отставной полковник, пожалуй, был слишком знаменит в узких кругах, а теперь в участке полиции едва умудрялись сдерживать людское воображение, но слухи были сильнее порядочности, благопристойности, закона о служебной тайне. Однако некоторые заинтересованные лица узнали новость о пленении очередного «самого опасного преступника в Лондоне» не из досужих сплетен, а потому что пристально следили за успехами Морана. По мере своих сил, разумеется. Какой из сторон это было больше на руку – вопрос творческий, разрешение которого полностью зависит от Себастьяна, что слыл не самым глупым человеком, если отпустить подробности трудоустройства к Мориарти. И Чарльз Томпсон желал сыграть на этом, ведь обременённый мозгами киллер должен осознать всю бедовость своего положения и щедрость чужого предложения. А если он ещё не в курсе о том, как быстро взяли его в оборот легавые, то «душечка Кэт с радостью обрисует обстановку, сложившуюся после ареста»,  - с этими словами отправил одного из лучших адвокатов Чарльз в Скотланд-Ярд, светясь от счастья больше, чем невеста у алтаря. Катарине оставалось лишь промолчать, когда босс известил её об утреннем походе к арестанту – два часа ночи не способствовали спорам, скорее наоборот, усиливали желание соглашаться на всё лишь бы побыстрее снова закрыть глаза и уснуть.
- Он нам нужен, Кэт, - последнее, что более-менее отчетливо услышала барышня перед тем, как закрыть глаза, вслушиваясь в монотонный (в такие моменты монотонным покажется даже истерика беременной) голос Чарльза. Томпсон, кажется, говорил ещё что-то, но в один момент Катрин прервала его, не в силах больше удерживать сознание на пороге в сонное царств.
- Я поняла. Утром позвоню и уточню все ещё раз. Доброй ночи.
«Будильник перевести на час пораньше.. узнать об этом… как его? А впрочем, подумаю об том завтра».
Экран мобильного не успел потухнуть, зато мадемуазель уже погрузилась в полудрему.

«Этого», как вы уже догадались, звали Себастьян Моран, и узнавать о нем не было нужды, ведь поутру, пребывая в трезвом уме и здравой памяти, Катрин без труда поняла, о ком шла речь. Встреча обещала быть малоприятной, по крайней мере, для Кэт, которая ни разу не была в восторге от людей с профессией такого толка. До сего момента судьба в меру баловала барышню, которой было позволено избегать подобных встреч по большей части. Воры, скупердяи, мошенники, лжецы – она переварить общество любого из их могла, но убийцы были исключением из правила, даже вызывая чисто научный интерес при всем этом. Но девичья, а может просто человеческая натура перевешивала, не обрекая на мучительные раздумья «А я тварь дрожащая?» или на тему, откуда у людей склонность убивать себе подобных, и Кэт старалась просто ускользнуть от человека, мыслей, неприятных чувств, что зарождались в душе.
«Он нам нужен», - голосом Чарльза раздались слова в голове.
«Он нам нужен», - повторила про себя Катарина, глядя прямо перед собой.
Дверь лифта раскрылись, и перед взором голубых глаз опять предстал серый коридор со множеством кабинетов и ответвлений, что в своей совокупности больше напоминали лабиринт минотавра.
Офицер вышел первым, следом за ни Алан Мердок, адвокат, которого должна была сопровождать Катарина, хотя по правде говоря, все было скорее наоборот. И замыкала сие триумфальное шествие урожденная Нортон, с интересом поглядывая по сторона и в тайне надеясь, не оказаться боле никогда в подобном месте ещё раз.
Процессия остановилась у одной из дверей. Офицер пригласил Алана пройти внутрь, но вот Кэт практически уперлась грудью в выставленную в преграждающем жесте руку. Барышня вопросительно изогнула бровь, глядя на полицейского, а затем перевела взгляд на адвоката. Последний уже обернулся и тоже удивленно глядел на строго блюстителя правил.
- Какие-то проблемы, офицер?
- Подозреваемый имеет право на конфиденциальную встречу с адвокатом, а не кем-то ещё.
- И? Вот я, адвокат. Или у вас какие-то претензии к ней? Давайте условимся, что присутствие моей помощницы в ходе встречи с моим клиентом будет одобрено им самим, или же при наличии возражений я лично отправлю её пить кофе или чем там ещё занимаются дамы в рабочее время. А вы просто сделаете вид, что её здесь не было, если вас так коробит её присутствие. Тем более что ваше начальство ещё только трясется по пути на работу, а у вашего департамента итак будут проблемы. Но я вас уверяю, что при подаче жалобы в суд за незаконное задержание, вы будете первым, кого из должностных лиц я упомяну, и буду добиваться самого строгого взыскания для вас в частности. Как быстро вы найдете для себя работу, офицер Джонсон, когда на вас повесят клеймо нарушителя закона, не уважающего права личности заключенного, которого даже к суду привлечь не смогли? У вашего департамента на горизонте куча неприятностей, так что я бы на вашем месте ее лез на рожон лишний раз, ведь в таки делах всегда нужен козел отпущения… А теперь, - когда полицай, насупившись, лишь поджал губы не в силах возразить, Алан продолжил, - будьте добры привести подозреваемого, только уведомите, что я не адвокат по назначению. И да, про помощницу тоже скажите.
Белозубая наглая улыбка – последний мазок в картине унижения чужого достоинства. Не слишком правомерно, не слишком правильно, но действенно.
- Прошу, мисс Мор.
Катарина, усмехнувшись, проводила взглядом удаляющуюся спину офицера, зашла в кабинет и опустилась на предложенный стул.
Что ж, мистер Моран будет очень обязан им после всего этого.

0

3

Так или иначе, но в мире существовало Провидение. Оно было терпеливым, а еще имело ту неоценимую черту, которой нет у случайности – провидение бывает справедливым. Оно может быть милосердно, но в другой руке неизменно сжимает пылающий меч. Одно слово или неловкий жест, и благодушная улыбка становится всего лишь дрожащим воспоминанием. Едва ли эта сила является неожиданным парадоксом, выскакивающим из-за угла с обезображенным лицом душегуба, который с этого момента мнет в своих мозолистых руках вашу чистую душу. Провидение созерцало.

Тогда был четверг. Точно четверг. Моран бы ни за что не спутал его с любым другим днем, потому что только по четвергам в единственную терпимую  радиостанцию врывался дерзкий дух рок-н-ролла. По четвергам под окнами визжали колодки резко тормозившего минивэна и из него, как выбиваемые зубы, один за другим, пошатываясь, вылезали лучшие представители человечества. Бригада забирала замеры, долго и смачно ругалась с бухгалтером или той тощей рыжей девушкой (Мэган, ее звали Мэган и прибавляли пару неласковых слов), одним фактом полной осведомленности Себастьяном о делах компании подтверждая очевидную истину: слышимость была из разряда «я знаю о вашей семейной жизни больше, чем вы». Это даже не было офисом – так, захламленная комната на первом этаже, отданная в распоряжение натяжных потолков. Спустя неделю проживания на новом месте, Моран мог рассказать все тонкости производства и установки глянцевых, недостатки матовых и что их менеджер открытый гей. К счастью, над головой была только крыша, а за соседней стенкой одинокий пенсионер, периодически беседующий с фикусами. По четвергам в парикмахерской, подпирающей входную дверь своим грязным боком, было до обидного пусто, поэтому две женщины, работающие там (сутулая полноватая латиноамериканка и еще более полная блондинка с наиглупейшим выражением на симпатичном лице) долго обсуждали с Мэган из потолочного рая чужую личную жизнь. Беда полковника была в том, что он с огромным трудом изменял своим привычкам. Перманентно открытое окно, будто нарочно, затягивало уличные разговоры, делая Себастьяна невольным участником общественной жизни. По четвергам в ближайшем магазине хозяина подменял медлительный торчок, пересчитывающий деньги дольше, чем латинос из парикмахерской раскуривала свою тонкую дешевую сигарету. А делала она это действительно долго.
На этом прелести четверга не заканчивались, но тот – наш четверг, о котором далее пойдет речь – все-таки был особенным в свете последних событий.  Это была Вдова. Одна из тех «вдов», которые заламывают белые руки и задушевно стенают, пока за вашей спиной совещаются Процентщик и какой-нибудь Брюжон. К Морану дитя подземной цивилизации явилось в дежурном черном платье, плаще и кроссовках, выглядывающих из-под него. Было видно, что дама спешила. Ввалившиеся глаза усмехнулись, вызывая даже у снайпера неприятный озноб, старые приятели пожали друг другу руки.

Сейчас, заходя в одну из этих очаровательных комнаток, где каждый угол вымазан безнадежным отчаянием, Себастьян испытывал некоторое замешательство. Но это было не главное. Моран без труда узнал женщину, чье недовольное лицо отпечаталось на одной из фотографий, старательно подсовываемых ему месяцем ранее.
- Какой неожиданный сюрприз, мисс Мор.
Себастьян очень надеялся, что фамилия, услужливо подкинутая памятью, была верной.

0

4

Мисс Мор хватило выдержки сдержанно улыбнуться, но от внимательного взора могло не ускользнуть напряжение, сковавшее даму. Шутка ли, что с тобой практически на "ты" профессиональный убийца, и это все внезапно происходит отнюдь не по твоей воле.
- Но не настолько неожиданный, как наше с вами знакомство, о котором я не подозревала.
Катарина едва сдержалась, дабы от удивления не поинтересоваться у Морана, какого радужного пони девушка совершенно не помнит судьбоносной встречи с отставным полковником. Но здесь дело скорее был в том, что такого рода люди знакомятся либо в привычном порядке, либо в одностороннем понятно с какой целью, приятной опять же лишь одной стороне. И либо у Катрин слишком рано начались проблемы с памятью, либо ей посчастливилось (хотя едва ли здесь уместно употреблять такие выражения) таким вот образом заочно завести знакомство с Себастьяном Мораном. Стоит ли говорить, что остатки дремоты как рукой сняло, а в голове вдруг возник рой мыслей, будто с верхней, всеми позабытой полки шкафа кто-то сдул вековую пыль. Кэт не было гением, не умела просчитывать всю шахматную партию наперед, но её серого вещества хватило на простой вывод - кому-то хотелось сделать лишнее отверстие в и без того в меру дырявом теле. Шкурный интерес всегда диктует правила, так что первая мысль, что посетила голову мадемуазель, касалась её скромной персоны.
"Меня хотели убить? Кто? За что?"
За что - было понятно и так, но есть ли в этом смысл? Едва ли. Так что целью скорей всего был Чарльз, а она лишь побочным объектом, который много знал, а может и просто входила в категорию "информация об объекте", и опасности ей не грозило. Что ж, это было самое вероятное и приятное развитие событий, так что Мор уняла несколько расшалившееся беспокойство. Но теперь вставал вопрос, а не оставить ли полковника в тюрьме, ведь оттуда, как известно, достаточно проблематично убить кого-то выстрелом в голову. Нет, конечно, если очень захотеть... Но не человека, не находящегося в том же здании. Если только у Себастяна нет какой-нибудь лунной призмы и по ночам он не обращается в маленькую фиялочку, способную пролезть в окошко на свободу.
Впрочем, все равно процесс может затянуться надолго, а адвокат может как спасти, так и случайно усугубить положение своего клиента, так что как не крути Моран, подписав контракт будет в их руках. Это обнадеживало и расслабляло. Но любопытство никуда не девало.
- Расскажите об этом чудесном событии? - Улыбка дамы стала чуть шире, даже чуть более издевательской что ли, уж больно нравилась мысль, дергать своего подосланного убийцу. - Не бойтесь, это не повлияет на наше деловое предложение к вам.
Он понимает, что она поняла, откуда он её знает в общих чертах. Она понимает, что он понимает, что все субъективно, а положение пока еще как у рискового рыбака на тонком мартовском льду. В его интересах говорит правду и только правду, делая упор, что у него никакая из его винтовок не поднимется на вероятных деловых партнеров. Будет ли он это делать? Посмотрим.
Маникюр отстукивает четырежды от полированной поверхности стола.
Делайте ход, Себастьян.

0

5

Духота набросила на шею петлю тонкого шелкового шарфа и затянула. Едва ли волнение могло способствовать внезапной капитуляции кислорода, так что оставалось только признать: условия первого личного знакомства были ужасны. Моран был спокоен, раздражающе невозмутим - от этой его характерной черты периодически начинало тошнить и нужно было быть стальным человеком, чтобы не врезать чем-то тяжелым по безэмоциональной морде. Собственно, причин волноваться у него пока (или уже?) не было. Все самое ужасное успело побывать в его голове до того, как Мор вышла из машины, смакуя еще не состоявшийся триумф.
Чувствуя, как от нехватки воздуха слегка закладывает уши, Себастьян опустился на стул, торопливо пробегаясь по памяти, как проворные пальцы музыканта пробегаются по клавишам фортепиано. Они встречались с Деллой еще два раза: один раз она вынудила притащиться снайпера в церковь и долго трепалась ни о чем, заметно его утомив; а второй пришелся на кормление уток в парке, которым Делла щедро крошила горячую булку, пока Себастьян листал фотографии и приобщался к последним новостям. Интересный фрукт – Моран слышал об этом Чарльзе в первый раз и он заблаговременно полковнику очень не нравился! Очень сильно не нравился – внутреннее состояние полковника, когда он смотрел на фотографию предполагаемой жертвы, было чем-то похоже на засохшую и сморщенную, как старушечья шея, сливу. От его правых и левых рук тоже веяло каким-то подозрительным компотом и, если бы Себастьяну предоставили выбирать между ампутацией и рукопожатием Томпсона, то здесь бы мужчина крепко задумался. Нет, эти ребята принадлежали к редкому сорту интеллигентных мерзавцев, а, значит, далеко пойдут.

Себастьян покачал головой, улыбнулся, смотря, как комсомолка надувается от важности.
- О нашем заочном знакомстве? Может, сначала вы? Я никуда не тороплюсь.
На противоположной стене висели крупные часы с истертым, некогда блестящим, краем и надтреснутым стеклом. Короткая стрелка дергалась где-то между двенадцатью и часом, отвлекая на себя взгляд. А посмотреть, помимо них, было на что. Все, что подумал Моран при беглом осмотре своего потенциального спасителя (палача), останется при нем – будем предельно вежливы и соблюдем здесь некое подобие врачебной тайны.
- Ко мне обратился один ваш хороший знакомый. Очень хороший и я за свои слова ручаюсь, - осторожно намекнул Себастьян, параллельно чуть подаваясь корпусом вперед и загребая длинные затекшие ноги под дрянной стул. – Вот только, по причинам настолько личным, что я не могу затронуть эту тему даже вскользь, мне пришлось отказаться от предложения поужинать с вами и вашим начальником. Возможно, добрый человек настолько жаждет внимания, что приплатит другому ресторану вдвойне, лишь бы забронировать вам столик через пару недель. Очень нетерпеливый…
Минутная стрелка истерично дернулась на половине. Себастьян поглядел поверх головы Кэт, что-то прикинул, склонив голову на бок, и снова вернулся к предмету их интереснейшего разговора.
- Со сроком я погорячился. Неделя, плюс минус день. Не один я торопился вернуться в Лондон, вот только после того, как меня повязали, едва ли многие задержатся здесь.

0

6

Улыбка понемногу сникла – слова Себастьяна были весьма удручающими. Стоило крепко задуматься о добром друге и незамедлительно сообщить Чарльзу об оплошности, ведь сроки в данном деле – штука эфемерная, вдруг у милого товарища разыгрался зверский аппетит. Кэт поджала губы. В голове прекрасно вырисовывалась картинка, где дама неспешно прогуливается по улице, но вдруг звучит выстрел, и вот по асфальту бежит темная лужица крови, а если не обращать внимания на неразличимое издалека пятно на лбу, то по нескольким выбившимся прядкам не скажешь о том, что боле о прическе печься некому. Катарина несколько раз быстро моргает, не желая в мелочах представлять себе данную сцену вплоть до закатившихся глаз. Но эти мысли были навязчивей мошкары в зной и в довесок включали в себя рассуждения по закону жанра о прошедшей жизни.
«Что промелькнет перед глазами? «Счастливое» детство, разлад с родными и бегство сюда? Не вдохновляющее зрелище, особенно, если смириться с тем, что хоронить меня будет некому… Надо на этот случай хоть мужа завести…»
Шутки шутками, но мысль о муже больно кольнула. Возможность, обрести правовые оковы, была – желания не было.
«Вот и достанься же ты своему кактусу и коту».
- Решительно некогда встречаться с этим другом, - несколько осторожно поначалу нарушила повисшую тишину Катарина, что излишне углубилась в свои мысли, чем вызвала недоумение у Алана, который обещал открывать рот только по команде. – Мне не с кем оставить кота. А он у меня такой чувствительный.
Снова улыбка. Юмор – все же великая вещь, помогающая справиться со всем и расслабиться. А когда расслабляешься, то и мысли в голове делаются более ясными. Пора перевернуть шахматную доску и взглянуть на ситуацию глазами отставного полковника. Что если Себастьян набивает себе цену? Хотя смысл ему врать, если они и так его вытащат, надо только поклясться сердцем матери и убить пару девственниц. Но как говорил Кромвель, который Оливер, на Бога надейся, а порох держи сухим. Особенно, когда твой бог не нежная фиялочка, а беспощадный матерый убийца с внушительным стажем работы на самого Мориарти.
- Надеюсь, вы понимаете, что люди нынче впечатлительные, принимают всё близко к сердцу… Словом, даже мы вполне может обидеться, если узнаем, что за доброту нам отплатили ложью.
А то что в спасительном процессе вдруг найдутся лазейки, способные сделать так, что решение суда будет отменено с последующим возвращением снайпера в камеру, Себастьян додумает сам. Он, может, и не комсомолец, но умный малый.
- Услуга за услугу: мы знали о вас уже довольно давно от того самого профессора, да упокой Господь его неспокойную душу… Мистер Томпсон давно сотрудничал с ним, поэтому не совру, что некоторые голодающею оттрапезничали с вами по нашей просьбе – мы люди скромные, всем нуждающимся помочь не могли на тот момент. Благо для нас настали благодатные времена, только к всеобщему сожалению благодетель, эта святая простота, больше не с нами. И мистер Томпсон, узнав об этом, решил протянуть руку помощи после всех событий, сотрясших Лондон в последнее время, будучи впечатленным вашими навыками и деловыми качествами и предполагая, что одному в эти неспокойные времена будет тяжело… Не за спасибо, конечно, - последнее было добавлено после небольшой паузы, дабы даже не возникало вопросов о великодушии Чарльза – он бизнесмен, который не занимается благотворительностью, и даже если один из лучших адвокатов берет за свои услуги куда меньше обычного, а денег у американца хватило бы на постройку копии современной столицы Британии, то это не повод вытаскивать любого понравившегося парня из тюрьмы.
- Я вас заинтересовала? – Чуть наклонив голову набок, поинтересовалась Кэт. – Вернее, предложение.
На ум пришел ответ Скарлетт О’Хары на остроумный вопрос Ретта, когда же она перестанет ждать комплиментов от мужчин.
«На смертном одре», - повторила про себя Катрин, мысленно отметив, что встреча с тем самым одром может быть не за горами.

+1

7

Морану уже некуда было спешить, так что времени на отвлеченные размышления у Катарины было более чем достаточно. Если бы ей вдруг вздумалось разбить здесь лагерь, просидев в палатке часов шесть наедине с буйной фантазией и проблемой усыновления кота ближайшими родственниками в случае ее скорой смерти, снайпер бы только снисходительно пожал плечами и напомнил дворецкому не забыть вовремя подать медитирующей даме чай.
Как мы выяснили, Себастьян, конечно, дрянь, но тоже человек. Этот сорт «я и человек, и мудак», как ни странно, встречается в жизни слишком часто, чтобы игнорировать его токсичное существование. Сама любезность понимающе кивнула, отвечая на женскую улыбку, будто соглашаясь, что кот – волне достойный повод не умирать. У каждого свои приоритеты, что поделать. Но набивать себе цену полковник точно не мог: во-первых, его моральный облик явно не златокудрая девственница из высшего общества, а во-вторых, цена и так подпирает плечом небесный свод. К счастью, это один из тех редких случаев, когда качество ей соответствует.
- Не вполне этично (и безопасно) указывать человеку, которого подозревают во множестве зверских убийств, что он обманщик и шарлатан, - отзывается, в некоторой степени задетый, Моран, нервно переплетая пальцы.
Если они пришли к нему, то уж наверняка знали, что его репутация более чем безупречна. Конечно, если смотреть на эту самую «репутацию» с противоположной от законодательства стороны, иначе снова выходит, что порядочность Себастьяна – вымышленная химера о трех головах. Просто не обижайте снайпера и да не обидят вас.
- Мир праху его, - торопливо присовокупил к речи Кэт полковник не без издевки. Где «мир» и где Мориарти, господа присяжные заседатели…

Мужчина слабо повел плечом, что можно было одновременно истолковать и как «да», и как «нет». Это был какой-то совершенно неопределенный жест, к чьему рыжему хвосту прицепилась очередная затяжная пауза. Ирландец раздумывал, прикидывал самые паршивые перспективы и сравнивал их с (возможным) сотрудничеством, которое ему сейчас пытались навязать. Что же, по крайней мере, дамочка выглядела существом более чем разумным, а человека часто можно судить по его окружению. И вот эта, сейчас сидящая напротив Морана, рекомендация делала янки некоторую честь.
- Вы заинтересовали меня еще до того, как озвучили предложение. Мы ведь оба понимаем, в насколько безвыходном положении я сейчас оказался, а так же то, что я не просто понравившийся парень из тюрьмы.
На самом деле, идея работы на эту конторку не вдохновляла полковника от слова «совсем». Становиться личной шлюшкой человека, в котором мало уверен – та часть Себастьяна, что отвечала за трепетную нежность по отношению к свободе, дернулась, как от пощечины и тихо завыла. Простая практичность одержала верх и заглушила весь симфонический оркестр, стоило полковнику встретиться взглядом с адвокатом.
- Я бы хотел выслушать ваше предложение, минуя ту часть, где мы долго и мучительно ходим вокруг да около, прицениваясь. Вы ведь пришли с определенными требованиями, я правильно понимаю? И вероятность, что я приду от них в восторг так ж мала, как и шанс нашего общего знакомого воскреснуть после выстрела в голову?

0

8

Если бы большие и безмерно прекрасные глаза Катарины могли сделать оборот в 360 градусов, они бы обязательно его совершили, едва дама услышала слова снайпера о том, что он, мол, приличная и порядочная юная леди личность, которую не в чем упрекнуть. А уж к обиженным ноткам, что слышались в его интонациях, напрашивались надутые губки и недовольное личико. «Сударь! – хотелось крикнуть барышне, возмущенно всплеснув руками. – Вы мужик или где?!». А потом подарить подушку с ручной вышивкой в виде нежного куста фиалок цвета неба, когда солнце уже скрылось за горизонтом, не разбавляя синеву своими красными всполохами. Это был просто бизнес, а тут, как известно, доверяй, но проверяй. И обидеться стоило бы самой Катрин, если кто-то считает, что она будет открывать все карты перед человеком, которого увидела в первый раз. И который вдруг начал рассказывать о чудесном стечении обстоятельств – о, судьба –проказница, забила расписание киллера и не дала ему возможности, подзаработать.
И теперь была очередь Морана впасть в раздумья. Но если мадемуазель Мор думала почти о высоком (неужто есть чёрствые особы, что не терзаются судьбой одного покинутого всеми кота?!),то мыслительный процесс отставного полковника явно проходил на тему куда более приземленные, как то спасение собственной шкуры и сложившихся обстоятельств. Кэт оставалось хмыкнуть. Она-то его понимала, и совершенно не собиралась дуть губки на всевозможные трюки, к которым может прибегнуть этот рыжебородый черт. В конце концов, лучше юлить, чем червей кормить или дефилировать в костюме в горизонтальную полосочку, что визуально безбожно полнит своим рисунком.
Катрин вновь отстучала коготками по столу, лениво качнула ногой, что понемногу начала затекать, а затем перевела взгляд с Себастьяна на Алана. Адвокат, несмотря на полнейшую свою безучастность, казалось, был в действительности не заинтересован происходящим, хотя брюнетка, уже успевшая познакомиться с ним поближе, сумела различить мелькавший блеск в его глазах. О нет, этому энергичному, вечно находящемуся в поиске чего-то особенного было отнюдь небезразлично всё это. Но Алан был посвящен лишь в дело самого Морана, но никак не в дела Чарльза, что лишь подливало масло в огонь жажды знаний по всем вопросам. Подчиненные Его Императорского Величества обменялись красноречивыми взглядами.
- Как говорится, выход есть всегда и из любого положения, каким бы безвыходным оно не казалось, другой вопрос, что решение проблемы может кого-то не устраивать, - издалека подошла к ответу Катрин, вновь вернув всё свое внимание полковнику, - при большом желании вы могли бы взбрыкнуть и послать нас ко всем чертям.
Далее последовал почти обреченный и сочувственный взгляд: «Но мы же знаем, что ты этого не сделаешь». Какая жалость, когда у кого-то стоит выбор между принятием помощи от спасителя или посылом того самого спасителя в седьмое пекло.
- Я думала, вам нравится ваша работа, - задумчиво протянула Катарина, - поверьте, ничего большего мы от вас не попросим. Никаких нарушений обетов целомудрия, убийства младенцев и так далее. Мы предлагаем вам выполнять ту же работу, но на нас. В лучшем раскладе – на постоянной основе, где вас не ограничивают в клиентах, методах работы и прочих мелочах, но наши… кхм… «званные ужины» будут у вас в приоритете по посещению. Или же в благодарность за предоставление услуг, не побоюсь этого слова, блестящего адвоката Алана Мердока с последующим вызволением из лап полиции, мы попросим выполнить три наших просьбы. Думаю, Алан согласится, что со всеми этим юридическими проволочками просить только одного будет неравноценно.

0

9

Курьезность ситуации достигла своего потолка, помялась, ощущая, как раздувающиеся плечи вжимаются в облезающую белую краску, и все-таки его пробила. Себастьян усмехнулся уже по-настоящему и сочувственно посмотрел на парочку послов. Это они серьезно?
Наверное, на свете не так много людей, которым удается держать лицо в курьезных и откровенно неудобных ситуациях, ситуациях опасных, раздражающих, откровенно дразнящих. Да, они существуют, их мало, и полковник к ним не относится. Мужчине не нужно было лицо "держать". Мимика человека (если он, конечно, не фанат Пола Экмана) всего лишь отражение внутренней бури, прекрасных в своих драматичности и размахе эмоциях. Не больше. Моран был полноправным хозяином долины, чья земля от жажды пошла ржавыми трещинами и больше не в силах была плодоносить. Бледное и горячее солнце чужих страстей изредка целовало его равнодушное безобразное лицо, а следом снова тянулись холодные северные ночи.
- Меня терзают смутные сомнения, что мы не до конца друг друга понимаем, Катарина. Я говорю вам о простых причинах и следствиях, а вы угрожаете, ерничаете, рассказываете о баснословных суммах на счету моего благодетеля. Быть может, вы сочли, будто я не имею связей или не располагаю средствами, но спешу вас разочаровать - всего в избытке. У меня есть прекрасный адвокат, который этим утром прилетел из Нью-Дели, но причина, по которой моему доброму другу придется брать билеты обратно, не перекинувшись со мной и парой слов, ведь не в том, что ваш английский выскочка куда лучше. Вы просто не дадите мне этого сделать. И именно за этим вы здесь. Не предложить мне руку помощи, а лишить альтернативного, нежелательного для вас решения моей скромной проблемы. За свою долгую жизнь, - Себастьян не был бы самим собой, если бы на этих словах не испытал острую необходимость закурить, впутывая в собственный голос всю ту современную химию, которую в наше время называют табаком. - Мне пришлось повидать очень много таких людей, как вы и ваш работодатель, и я знаю на что они способны, когда куклы, участвующие в постановке, произносят не те слова, что прописаны в сценарии. Сколько бы сейчас адвокатов бы я не нанял, сколько бы не залил в наш изумительно коррумпированный аппарат, засунуть меня в тюрьму станет делом принципа. Я вижу, что вам неприятно выслушивать очевидные, грубые и логичные истины, которые старательно прикрывались светской беседой, но это так. Видимо, просьба не вилять и выложить карты на стол до вас не дошла с первого раза.
И только после этого полковник едва вскинул брови, рефлекторно и разочарованно поджимая губы вслед. Требования, факты, информативные предложения, выстроенные в четкую и логическую цепочку - это было тем, что он ожидал. И, разумеется, никто не давал гарантии, что снайпер это немедленно получит. Привычка долго топтаться вокруг интересующего предмета, принюхиваться, изучать его, могла попросту лишить Морана удовольствия поскорее оборвать неприятный разговор. Он не мог доподлинно знать характер Кэт. Девушка могла наслаждаться бесконечным оттягиванием финала, могла быть попросту недалекой или иметь подобную манеру общения. Возможно, многие сталкивались с такими людьми в сфере продаж: вы можете задать им конкретный вопрос бесконечное количество раз и все равно получить только расплывчатые обещания. Так или иначе, Себастьян чувствовал себя сейчас, как человек, который пытается лбом пробить бетон, но в то же время прекрасно осознает, что из этой затеи ничего не выйдет.

0

10

- Да ну что вы, продолжайте, - весело парировала Катарина, махнув рукой в неопределенном жесте, наглядно демонстрируя, что все колкости, высказанные в её сторону, отлетают быстрее, чем от стенки горох. И если "английского выскочку", как окрестил снайпер бедного адвоката из США, имеющего вероятней всего шотландские корни, эти слова могли задеть за живое или просто привести в действие механизм словесного недержания, являющегося профессиональной болезнью, где в финале почти шекспировского монолога оппоненту доказывают, что он, во-первых, не прав, во-вторых, абсолютно точно идиот, в-третьих, должен убить себя, дабы избавить общество от своей отвратительной персоны, предварительно переписав всю собственность на невинного, злонамеренно оскорбленного. Кэт же не обладала ни тонко устроенной душевной организацией, что приходила в негодность от подобных реплик, ни желанием опровергать очевидные вещи. Дама вообще была склонна в данной ситуации помолчать, дав возможность, изолированному от общества полковнику выговориться и просто-напросто выпустить пар за неимением у мужчины других способов снизить градус напряжения.
Разговор, обещавший быть быстрым и безболезненным, становился похож на зыбучие пески, попав в которые, случайный путник мог лишь надеяться на чудо или же, отчаянно дергаясь, ускорять процесс собственного погребения. На взгляд Катарины, Себастьян сейчас что и делал, так пытался демонстрировать не только внешнюю схожесть с белой акулой: "Смотрите, я большой, грозный и зубастый, у меня тоже есть деньги и связи, так что подотритесь своим предложением". И если бы мадемуазель Мор решала судьбу многострадального ирландца, то он своим поведением приближал бы тот самый финал, где ему светит пожизненное в учреждении с самым строгим режимом, хотя вопреки рассуждениям отставного полковника о таком развитии событий никто не помышлял. Ну да, все известные счета Морана уже были арестованы, а над выявлением остальных работал сам Майкл, так что тут был вопрос времени, когда полиция получит ещё одну папку с интересующими их материалами. Да, у них уже имелась кучка косвенных улик, что определенно понравятся детективам. Да, того самого друга из Нью-Дели уже заподозрили в мошенничестве, и против него почти начался процесс об отзыве лицензии, так что ему пришлось взять билет обратно до того, как Себастьян успел обмолвиться о том, что нашел ему замену. И было много ещё таких "ну даа...", о часть которых Кэт вполне могла и не знать. Но и о тех, что были приведены в действие для пущей сговорчивости полковника, барышня предпочла умолчать, дабы не вызвать очередную волну возмущений на тему "да как вы смеете угрожать Мне, самовлюбленные тупые толстосумы".
"Что ж, кажется, контакт не налажен и беседа будет долгой. Печально", - тяжко вздохнув, Катрин потянулась к своей сумочке, откуда извлекла портсигар.
- Поделитесь со мной тайным знанием, как доносить сведения прямо и без увиливаний? - Щелчок, меж пальцев уже красуется дамская сигара. - А то я не совсем понимаю, что неясного и витиеватого, далекого от ответа и насыщенного расплывчатостью формулировок содержит в себе фраза: мы вытащим вас, а вы нам трижды окажите услугу по своему профилю. Вам нужны имена? Так у меня их нет, да и имеют ли они значение в данном случае.
В ожидании очередной тирады можно было немного расслабиться - пренебрежение правилами завершается глубокой затяжкой и выдохом сизых клубов дыма в сторону без налета красоты и изящества, что воспеваются в спорах о курящих дамах.

0

11

Что же, действительно не понимали. Моран вздохнул, стоически выдерживая натиск детских иронических насмешек со стороны девушки. Она что подросток? Мужчина взял паузу, отбрасывая нелепый порыв чем-то не менее неприятным ответить на выпады. Секунда, две, три.
Собака лает - караван идет.
- Ваше предложение меня полностью устраивает.
Между делом, одна только дразнящая затяжка вынудила Себастьяна неосознанно напрячься, и только мысль о том, что это даже не табак, а смешная химия, сдерживала его от просьбы. Нет, он не станет просить у Катарины ничего, даже если это сигареты, без которых на душе кошки скребут. Только от гипотетического предположения ему сделалось дурно. Нет-нет, определенно нет. Возможно, причина была еще в том, что женщина отдаленно чем-то напоминала ему Шарлотту. И этот типаж людей определенно не сулил ничего хорошего.
Договориться - альтернативного решения (теперь) не существовало.

Потом они виделись еще несколько раз, но все в спешке и мельком. Да и сам Моран не особо искал общества своих благодетелей. Ему нужно было время переварить все произошедшее, а присутствие людей, ожидающих полноценного диалога, в радиусе сотни метров ужасно раздражало.
Отведенная неделя протянулась широкой лентой, разделяющей "до" и "после". Какой именно смысл Себастьян вкладывал в эти промежутки? Кто знает... Мужчина глянул из-под капюшона и его злые глаза вспороли толпу. Искусственно ссутулившись и засунув руки в карманы, он как-то совершенно незаметно переместился к барной стойке. Что же, по крайней мере не пришлось работать локтями, как бывало в злачные времена, когда денег у народа было больше, услуги лучше, цены ниже, а солнце светило ярче. Морана мало занимали ностальгия и ассортимент, но бармен был не только ловок, но и сообразителен. На лице у парня, который набрал кого-то сразу после просьбы снайпера, второй рукой зажимая ухо, чтобы лучше расслышать, отразилось что-то вроде "хватит пялиться". Себастьян усмехнулся, на самом деле запуская внутренний тотализатор. Нет, ошибки быть не могло - если этот молодой человек, не строящий карьеру домушник со странными хобби в виде сомнительной официальной работы, то снайпер ни кто иной, как королева Англии. Он чем-то напоминал ему Фишера, который заходил в дом, выволакивал в гостиной в самый центр стул и садился. Медитировал так минут десять, а потом шел и безошибочно потрошил заначки хозяев. И все равно - у людей схожих профессий или, позвольте, "занятий" всегда есть одна большая общая черта. Она может не бросаться в глаза, но сгоните их всех в кучу и сразу поймете в чем тут дело.
- Сейчас она будет, - дежурно улыбнулся вор Морану и вернулся к своим делам.

0

12

Порхай как бабочка, жаль как пчела, гоняй на машине на красный, как ленивец. И пусть с фамилией «Мор» не сочеталось что-нибудь остроумное, кроме первого пришедшего на ум «мухомор», но это был не повод недооценивать дамочку, которая, порой, переоценивала лошадиные силы под капотом и условия езды в городе.
«Он приехал», - раздалось на том конце провода, когда дама втирала какому-то торговцу оружием, что делать хорошо, а за что можно оказаться головой в незастывшем цементе.
«Он приехал, он приехал!», - злобно про себя повторила Кэт, чуть не поинтересовавшись, а не должна ли она побросать все дела и ринуться на несколько незапланированную встречу со спасенным и, было бы прекрасно, если не вновь утопающим. Но деваться было некуда – дела сами себя не побросают, поэтому Катрин пришлось в ритме вальса завершать все переговоры. Всё равно визави на контакт не шёл, так чего оттягивать неизбежное?
Под звуки вываливающихся зубов, барышня, зажав одной рукой свободное ухо, просила подать ей карету к выходу, дабы сильно не обременять снайпера в отставке ожиданием. Благо клуб был недалеко.

Вакханалия, громкая музыка, всеобщая радостная истерия, где-то приправляемая наркотиками, что так неплохо шли среди тупоголовой молодежи. Мадемуазель Мор, хоть и не собирала песок со своего ковра, но всё же уже обладала некой старческой чертой, однако желание, называть всех куртизанками и неблагородными господами, перекрывалось ленью и отсутствием интереса к чужим судьбам, за которые стоит бороться самим этим юным человечкам.
Кэт привстала на носочки, вглядываясь в толпу, и узрела знакомую фигуру у барной стойки. Где ещё как не там по закону жанра может ошиваться волк-одиночка с претензией на цинизм, мизантропию, эгоизм и что там ещё приписывают безмерно крутым мужчинам в трико и без. Дама отправилась прямиком туда, дабы забрать этого самого мужчину с дружелюбным акульим оскалом среди рыжей щетины. Не домой –в качестве питомца слишком накладно выходит, ибо едва ли обойдется испорченной парой туфель и дранным диваном, а на большие жертвы брюнетка пока готова не была.
- Пройдемте, - коротко сказала Кэт, оказавшись подле Себастьяна, для привлечения внимания хлопнув того по плечу. Едва ли он что-то услышал, скорее понял по кивку с попыткой надоумить на перемещение их бренных тел. Щелчок пальцев, что также тонет в людском гомоне, но бармен-воришка понял, что от него требуется. Для кого-то немного пафосно, а для кого-то экономия времени, чтоб не давать по нескольку сот раз одни и те же указания, и памяти, дабы не запоминать весь этот персонал.
Подняться на второй этаж, второпях вынуть ключ, отточенным движением открыть дверь и пригласить следовать за собой. Спартанский минимализм в сочетании с творческим беспорядком на столе дает творческий беспорядок везде как явление, факт, безысходность. Но мадемуазель Мор боялась хаоса в той же степени, в какой ирландцы боятся бочонка выпивки, и прекрасно ориентировалась в нем, так что у неё тут всё было по собственному фэн-шую. А кто не согласен, тот идет в известном направлении.
- Присаживайтесь. Что-нибудь будете, или у нас деловая пятиминутка с сухим изложением пожеланий?

+1

13

О терпении Себастьяна слагали легенды. На самом деле, снайпер слабо понимал всеобщую ненависть к ожиданию, потому что не считал это ни как таковой тратой времени, ни мучительной пыткой. Насколько должно быть пусто в голове, чтобы бояться остаться один на один с собой? Вопрос на миллион. "Великое несчастье тому, кто не может быть один!", - как искаженно цитировал французский поэт в своем сборнике Лабрюйера, проникая в саму суть возникшей проблемы.
Постепенно привыкнув к музыке, мужчина вовсе перестал обращать на нее внимание. По негласной договоренности они с барменом категорически игнорировали друг друга, пока Моран, сидя вполоборота, задумчиво отбивал какой-то свой ритм ребрышком небольшого ключа от машины. Брелок с антиугоном оставался зажат в ладони, неприятно царапаясь сколотым углом. Наемник вытянул одну ногу, облокачиваясь на барный стул, но не садясь, и какая-то захмелевшая барышня умудрилась споткнуться, почти приложившись носом о стойку. Скандала не вышло - видимо, весь вид Себастьяна говорил о том, что затевать с ним перепалку не самая лучшая идея. Прекрасно, просто прекрасно. Будь он лет на двадцать моложе, то можно было бы аккуратно стрельнуть экстази у вон того меланхоличного парня с прыщавым лицом и хорошенько расслабиться. Но времена безалаберного веселья давно прошли, тем более на эту ночь у Морана уже были свои планы. Чудесные планы, которые здорово отсрочивала опаздывающая Кэт. Кто-то панибратски хлопнул его по плечу (оно тут же дернулось, будто сбрасывая с себя остатки чужого прикосновения) и перед снайпером предстала виновница торжества. Себастьян действительно ничего не расслышал, но логично было предположить, что разговаривать здесь они не станут.

Комната больше напоминала мышью норку - небольшая, забитая под завязку, отданная на растерзание беспорядку. Неаккуратно ведут дела, как известно, в большинстве своем люди, которые халатно относятся к ситуации, но Морана это не касается. Он отбрасывает капюшон и опускается на любезно предложенный стул. В воздухе резко пахнет пылью.
- Пятиминутка, - коротко кивает Себастьян, довольный тем, что не пришлось на это намекать самому, ведь тактичность все равно не его конек.
Пока мисс Мор собиралась с мыслями, он со скоростью фокусника выудил телефон, торопливо осведомляясь у вселенной о текущем времени, после чего тот так же молниеносно исчез, не нарушив правила приличия. Было чуть-чуть за полночь, и музыка пробивалась не столько гипнотическим однообразным звуком, сколько раздражающей пульсирующей вибрацией где-то под языком.

0

14

- Прекрасно, - почти одними губами произнесла Катарина, отчего, скорей всего, полковник не услышал изъявления радости по поводу того, что на него не придется тратить припрятанный виски. Знай Кэт, как мужчина обозвал её рабочее место, не дала бы ему ничего, даже если бы тот умолял оставить всё себе и не приставать с предложениями любого рода. Впрочем, даме было несколько безразлично одобрение педанта-снайпера, что совсем не мешало бы высказаться по поводу того, как легко быть аккуратистом, не имея в обязанностях работать с тонной бумаг, которая в определенные календарные периоды буквально сыплется на голову, будто манна небесная.
Моран извлекает телефон, дабы проследить за временем. Катарина же тянется к выключателю, и кабинет озаряет яркий свет встроенных ламп, действующий почти ослепляюще после темного коридора и танцпола.
Бросить взгляд на часы под потолком, осознать безысходность ситуации, поморщиться от очередного спазма, отдающего пульсирующей болью в голове. Работы помимо Себастьяна было ещё на несколько часов, но ни желания, ни сил на это всё не было – здесь самое время обратиться к шокотерапии или разом выпить две чашки чая, емкостью эдак 0,3 литра с крепостью близкой к черноте. В интересах мадемуазель Мор на данный момент было разгрести авгиевы конюшни из документов и поручений, что обещало Себастьяну недолгосрочное общение с дамой, что вот уже второй раз настойчиво вмешивается в его планы на ближайшее будущее. С другой стороны, со стороны далекого и не очень будущего самой Катарины, мистер Моран был излишне любопытным и полезным субъектом, с которым требовалось обходиться подобающим образом, также настойчиво маня к себе на заработки. Но как это сделать сейчас, Катрин не представляла.
Барышня огибает стол, оказавшись напротив Морана. Небольшой портфель, который она до сего момента держала в руках, отправляется в хозяйское кресло, покуда сама хозяйка принимается методично преобразовывать хаотичные стопки бумаг, в выстроенные по линеечке, ибо места хватит только для кружки чая, что так ожидает Кэт для себя.
- Как вам на свободе? Обратно не хочется?
На этот раз, на радость отставного полковника, брюнетка обходится без усмешек, ибо каждое движение, лишенное плавности и медлительности, отдается тупой болью в районе затылка, даже если это всего лишь движение лицевых мышц. Так что снайпер довольствуется пущенным в его огород камнем без спецэффектов.

0

15

Свет прозаично вспарывает комнату. Это по-обычному не смешно, но рефлексы стягивают веки - Моран щурится - и отпускает. Комната на уровне уличного фонаря до этого только слабо дергалась желтоватым светом, мелькая вдохами и выдохами проносящихся фар.
Себастьян не спрашивает: "Я закурю?". Себастьян не делает вид, будто ему действительно есть дело до того, что скажет Кэт по поводу курения среди ее важных и так легко воспламеняющихся драгоценных бумажек. Снайпер встает, выуживая из заднего кармана отличнейший портсигар. Щелкает аккуратная старомодная крышка. Моран давит на пластиковую ручку. Сначала до конца вниз, потом в горизонтальное положение, и в комнате становится по-настоящему холодно. Взволнованные края документов, счетов, заявлений дрожат тут и там, будто едва вкручивающийся ветерок развязывает им языки. Полковник с прищуром оглядывает Катарину с ног до головы, отворачивается, чтобы стряхнуть пепел.
- Вы, наверное, удивитесь, но нет. Так замечательно просыпаться утром в собственном доме, идти в собственный сортир, а потом слушать, как шипит масло на собственной кухне. К пятому десятку начинаешь ценить всякую такую хрень, - благодушно настроенный Себастьян принимает в руки классическую желтую папочку ("Как в голливудских фильмах про копов!") и, лихо зажав сигарету в зубах, разворачивает ее.
С фотографии на полковника смотрит доходяжный мужчинка с усиками, напоминающими квашенную капусту. А справа размашистым почерком синеет что-то о спиритических сеансах, аква-аэробике, плоскогубцах и лечении молочницы.
- Возможно, вопрос покажется вам неэтичным, но это точно отсюда? - Моран протягивает небольшой голубоватый стикер со списком мисс Мор, стараясь не зубоскалить. Отодвигает фотографию, возвращаясь к своей занимательной папочке, наискось пробегается по скудным данным "титульного листа". Но всяческое предубеждение и насмешки слетают с него, как ручка стеклянного стеллажа под напором теряющего равновесие очень нетрезвого тела.
Пауза. Взгляд исподлобья. Моран бы извинился за изначальный пренебрежительный тон. Моран говорит:
- Ладно, это действительно круто.
Потому что извиняться нормально он не умеет, а учиться уже поздно.
Шутка в том, что в работе, как на сафари. Чем сложнее достать объект, тем интереснее. Что такое карты, когда ты можешь соорудить себе квест в каменных джунглях. Здесь можно подумать, можно тысячу раз отрепетировать свой лучший выстрел, пока сон не идет в растрепанные последние часы. Папка приземляется прямо на только что рассортированные бумаги.
- Хочу знать больше! - жадно и по-детски восторженно требует Моран.

Отредактировано Sebastian Moran (2016-04-06 08:36:58)

0

16

«Какая прелесть», - думает Катарина, боковым зрением замечая мельтешения Себастьяна. Вид апатично-безразличный, словно попытка доказать всем и каждому, в особенности себе самому, что ему настолько же наплевать, насколько об этом говорит выражение морды-лица. При этом мужчина отрывает свои безмерно ценные упругие французские булки от предложенного места и устремляет стопы к окну. Катрин, уже успевшая скинуть любимый лазурного цвета плащик, проводила снайпера неодобрительным взглядом. На улице было не так чтобы жарко, чтобы раскрывать окна, но кого это заботило, когда большой и страшный Моран что-то захотел. Кэт повела плечом, вернув всё внимание документам, аккуратно перебирая листы, край одного из которых брюнетка чуть не порезала указательный палец, что по ощущениям было явно хуже дыбы или иной вечеринки за авторством инквизиции с их собственными развлечениями. Так ещё и звук у бумаги такой противный, будто пенопластом кто-то яростно шкрябает по стеклу, что аж передергивает, и глаз начинает дергаться, а то и оба сразу. Дама шикнула, поправила скрепку на пачке документов и отложила их в стопку.
- Действительно, удивительно, - вторила полковнику Катарина, чуть не ляпнув какую-нибудь шуточку про предпенсионный возраст. Едва ли Моран такая фиалочка, что обидится, но на ответную любезность мадемуазель точно нарвется, если не на больше, а на словесные игривые выяснения отношений времени нет, как и желания.
Себастьян хотел информативную пятиминутку, Себастьян её получит.
Щелчок – уже не модной зажигалки, а замка портфеля. На свет божий извлекается среднестатистическая папка, коих на рабочем столе обычно клерка пруд пруди. Информация, что находилась в печатном виде, была исчерпывающей, а значит, не требующей разговоров. Катрин подходит к снайперу, протягивает увесистую пачку бывших деревьев, над чьими трупами так долго и смачно надругались. Дергает за ручку – окно теперь в положении «проветривание», так что порывы прохладного ночного ветра уже не чувствовались так сильно, хотя всё равно хотелось съежиться, ощутив прохладное дуновение на своей коже.
- Нет, не мое, - бросив взгляд на стикер, почти томно и почти на ушко сказала Катарина, когда Моран изволил отпустить очередную шуточку. Пока киллер придирчиво изучал оставшуюся информацию, не касающуюся ни молочниц, ни молочников, ни тем более бассейнов, дама изволила вернуться в своей кресло, предварительно убрав с него портфель, что был приставлен к ножке стола. Из ящика было извлечено необходимое, что для некоторых служило объектом для того, чтобы покрасоваться, а для Кэт просто излюбленной вещицей и собственным тараканом.
Поднести короткий мундштук к губам и откинуться назад, выдыхая сизый дым. Если бы не надо было ничего делать, да любимый кот прыгнул на колени, Мор предположила бы, что попала в рай. Вытягивает ноги, скрестив на уровне щиколоток, и прикрывает глаза.
- Что конкретно вы хотите знать, Себастьян? – Интересуется американка, нехотя убирая свои конечности, дабы не вышло какого казуса. Аккуратно, в несколько приемов стряхивает пепел и вновь устремляет полный внимания и серьезности взор на полковника. - Все указано в документах. Большее - будет позже по желанию. А сейчас, думаю, нам пора раскланяться.
Возможно кто-то и оказался неудовлетворенным данной встречей, однако, Кэт устраивало всё - они заручились хотя бы на один поддержкой Себастьяна, а дальше остается лишь подталкивать его к сотрудничеству раз за разом, пока не перерастет в привычку.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 24.03.2012 - Astra inclinant, non necessitant