« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Audiatur et altera pars!


Audiatur et altera pars!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время и место: 17. 12. 2010. Лондон. Локации меняются
Участники:  Michael Clarke & Gregory Lestrade
Краткое описание: Кто не был в лондонских пабах, зря хвастается посещением Букингемского дворца, Парламента, Галереи шепота и прочих достопримечательностей - это известно всем искушенным гостям столицы. Разве Майкл мог отпустить друга и просто бывшего коллегу обратно в бездушную Америку, не пропустив пинту пива после обеда? Конечно же нет. Но едва ли он предполагал, что увеселительное мероприятие закончится допросом в Скотланд-Ярде и статусом подозреваемого в убийстве иностранного гражданина.

0

2

Не пробыл в Лондоне и года, а его уже готовы отправить в Пентонвиль без суда и следствия. Договорился. Полиция считает его сумасшедшим. Считают, что это Кларк пырнул Ремингтона ножом. Не следовало начинать шевелить прошлое после того, как влил в себя приличную дозу ирландского темного. Публичное выяснения кто, что, кому испортил и кто, кого кинул на кругленькую сумму, сейчас только ухудшало положение Майкла. Надо было просто промолчать, сделать вид, что не услышал обвинения, и продолжать напиваться. Но нет, он прокричал во всю глотку что-то о том, что еще одна такая реплика и вместо Хитроу американец завтра будет отлеживаться в госпитале. Это была просто шутка. Майкл и мухи не обидит, что уж говорить о лучшем друге? К сожалению, единственный, кто может подтвердить, что это были не угрозы, а особенности ведения беседы сейчас лежит на столе патологоанатома. Влип так влип.
Его завели в маленькую комнату без окон. Еще десять минут он просидел в одиночестве, ожидая детектива. Эти десять минут показались вечностью. Наверное, так чувствует себя заключенный, что приговорен к смертной казни в день встречи с электрическим стулом. Майкл вспомнил о том, как когда-то преподаватель, объясняя теорию относительности Альберта Эйнштейна, привел весьма оригинальный пример. Он сказал: «Когда вы обнимаетесь с девушкой - час кажется вам минутой, когда вы сидите на раскаленной сковородке - минута будет течь целый час». Тогда они хорошо посмеялись и вспоминали о мистере Смите и его специфических примерах на каждой студенческой вечеринке. Но сейчас Майклу совсем не до смеха.
Он откинул голову назад, выпрямил ноги и взялся рассматривать потолок. Майк пытался смоделировать допрос. Поставил себя на место детектива. Задал себе несколько вопросов, которые, по его мнению, обязательно прозвучат, сформулировал логичные ответы. И снова представил себя на месте детектива. Ответы были логичны, но против него играл разговор на повышенных тонах, свидетелями которого стали посетители паба. От всего этого разболелась голова.
Наконец, дверь комнаты открылась. Майкл медленно перевел взгляд с потолка на детектива. Кивнул, сжав губы. Он бы с радостью пожал руку полицейскому, но его приковали наручниками к столу.
- Я знаю, что показания свидетелей играют против меня, - первым начал Кларк, помня, что лучшая защита – нападение, - но я не убивал Мартина. Мы дружили еще с университета.

+1

3

Иногда единственное, что ты можешь сделать для людей - это поприсутствовать. (с)
Этот подход успешно практиковали в ЦРУ на особо несговорчивых агентах других, соперничающих стран. Но пока американские спецслужбы успешно применяли «новые», уникальные методы, не имеющие аналогов и приносящие потрясающие результаты (пускай и через пару-тройку месяцев кропотливого каждодневного пару часового чтения газет прямо перед изнывающем по общению шпионом), Скотланд-Ярд использовал старые, давно проверенные, покрывшиеся плесенью способы.
Вопросы и ответы, конечно.
И Лестрейду не нужно было владеть психологией или богатыми знаниями по мимике и пантомимике, чтобы с точностью до девяноста процентов определить, что ему врут. Все дело в чутье, приобретенном за долгие годы службы. Следовало лишь сохранять внимание на протяжение всей беседы. И стараться держать глаза открытыми, даже если спать хотелось неимоверно сильно.
Как сегодня.
Но у него было кофе. Много дрянного автоматного кофе, которое пили самые отчаявшиеся представители полицейского планктона, к которым Лестрейд имел самое непосредственное отношение.
- Меня зовут Грегори Лестрейд. Я детектив-инспектор, - представился он, поставив перед мужчиной еще один добытый им стаканчик с кофе. – Сержант, снимите с задержанного наручники.
Лестрейд сел за стол напротив… (пришлось кинуть взгляд на бумаги) Майкла Кларка и понимающе кивнул. Вне всяких сомнений, задержанный был ни в чем не виноват. Они все тут об этом заявляли в первую очередь, будто бы их слова уже сами по себе содержали доказательства их невиновности, и полиции просто следовало довериться им. Ведь хорошие же ребята врать не станут.
Книга по допросу в стенах ЦРУ подсказывала, что после знакомства ему нужно было наладить контакт, и лучший вариант реализовать намеченное - дать полную эмпатии обратную связь: «Похоже, у вас был хреновый денек, мистер Кларк». На что задержанному вменялось ответить: «Пренеприятнейший, детектив-инспектор Лестрейд, спасибо, что поинтересовались. Давайте я вам все подробно и без каких-либо приукрашиваний расскажу…»
Именно поэтому у книги не было никаких шансов, и она стремительно отправилась на свалку вещей, не имеющих или растерявших привязку к реальности.
- Именно в этом мы и пытаемся разобраться сейчас, - заметил Лестрейд, скрепив пальцы в замок перед собой на столешнице. – Для протокола назовите, пожалуйста, свое имя, возраст и адрес проживания. А потом расскажите мне обо всем, что произошло. Даже самые мелкие и незначительные на первый взгляд детали, которые помогут доказать вашу непричастность к смерти друга.

+1

4

Майкл потер запястья и с благодарностью кивнув инспектору Лестрейду. Но кричать: «Хозяин подарил Добби носок, теперь Добби свободен», - Кларк не спешил. Он прекрасно понимал, что наручники сняли с него только потому, что таким жестом полицейский хочет расположить подозреваемо к себе. Откуда это известно Майку? Это не первый допрос в его жизни, к сожалению. Ему есть с чем сравнить. После того как британец рассказал Фонду электронных границ над чем работает АНБ, а «Границы» рассказали прессе, Майкла попросили явиться в штаб-квартиру чтобы поговорить. А точнее будет сказать, ворвались в дом, заломили руки и около десяти чесов продержали на допросе, задавая один и тот же вопрос. После этого мужчина и решил немного укрепить свои знания в тонкостях этой процедуры: узнать о своих правах, какие тактики принимают защитники Фемиды. Конечно, экспертом в этой области он не стал, но хотя бы знает, на что ожидать.
Майкл без всяких лишних вопросов и нервозности наддал всю необходимую информацию детективу и даже рассказал о своих планах на будущее. Ну, не совсем так. Пожаловался, что у него слишком шумные соседи, поэтому он начал подыскивать новое жилье. Скорее всего, эта информация была лишней, но Кларк посчитал, что лучше перестраховаться. Еще не хватало, чтобы при просмотре его телефонных звонков выплыл номер риэлтора и это пришили к делу.
- Ладно, постараюсь рассказать все в деталях, но Вы, если что, меня перебывайте. Недоразумений слишком много для одного дня.
Кларк напрягся, пытаясь вспомнить все до мельчайших деталей, но получалось не сразу. Слишком много выпил, чтобы вот так сразу все и рассказать. Около минуты мужчина собирался с мыслями, воссоздавая в голове действия сегодняшнего вечера.
- Мы пришли в паб около восьми, кажется, – на секунду Майкл задумался, он не был уверен в том, что действительно еще не было и восьми, – возможно, уже было двадцать минут девятого, я на часы не смотрел. Мы сели за барную стойку, так как Мартин был уверен, что только так он сможет проникнуться атмосферой.
Кларк слегка улыбнулся, вспоминая, как бывший коллега, проникнувшись атмосферой, прицепился к одному из посетителей и около пятнадцати минут полоскал бедолаге мозг разговором о том, что соккер – это игра для девочек. Только одному Богу известно, почему после такого заявления незнакомец сдержался. Было видно, что у мужчины кулаки чесались. Наверно, следовало бы рассказать об этом инспектору, но незнакомец ушел задолго до того, как Мартина нашли мертвым.
- Сначала все было хорошо. Мы разговаривали, пили, но Мартин быстро напился и вспомнил прошлое.
Мартин единственный, кто продолжал поддерживать контакт с Майклом после депортации. Кларк понимал, что Ремингтон тоже недоволен тем, что пришлось свернуть работу над проектом, который, как любил говорить их босс: «уничтожит терроризм раз и навсегда», но он также понимал Майкла и его стремление не убивать понятие «личное». Мартин занял нейтральную позицию, играл роль Швейцарии, и у него это чертовски хорошо получалось, пока не перебрал с дозой. Еще со времен университета в американца были проблемы с алкоголем.
- Он сказал, что из-за меня пришлось закрыть проект, что я эгоист, что он полностью поддерживает руководство, хотя знает, что я был прав. А еще он дал интервью для «Washington post», где оклеветал меня с ног до головы, вот я и не выдержал. Я на него накричал, сказал, что если не заткнется, окажется в больнице. Но это всего лишь минутная слабость.
Ага, так ему инспектор и поверил. Честно говоря, если бы, Кларк был на месте мистера Лейстрейда, он бы посоветовал подозреваемую придумать более реальную отговорку. Это именно тот момент, когда правда выглядит совсем неправдиво. Мотивов больше, чем предостаточно, чтобы взять нож и устроить Варфоломеевскую ночь.
- Затем Мартин замолк. Я попытался извиниться, но меня послали. Мы просидели молча около тридцати минут, затем Мартин пошел в туалет, я выпил еще один бокал пива и тоже пошел в туалет. Зашел и… - Кларк на несколько минут замолк. Перед глазами нарисовалась картина более подходящая какому-то фильму: белая плитка вся в следах от ботиков, лужа крови и бездыханное тело. Майклу стало не по себе. По телу пробежало стадо мурашек. -… там никого, кроме тела Мартина, не было. Я пытался нащупать пульс, но уже было поздно. Затем зашел парень, который, собственно и вызвал Вас.
Больше Кларку сказать нечего. Он внимательно посмотрел на инспектора, словно питался в его глазах прочесть его мысли, а затем перевел взгляд на стол.

+1

5

Лестрейд бросил ручку на стол, едва сдерживаясь, чтобы устало не потереть переносицу. И почему ему вечно везло на этих умников? Казалось, Лондон так и кишел крутыми парнями, которые или что-то знали, или умели выбивать информацию из тех, кто что-то знал. Он бы сейчас не удивился, если бы раздался звонок, и какой-нибудь Майкрофт Холмс, или иже с ним, сообщил бы ему, что мистера Кларка надо отпустить. А дело закрыть за недостаточностью улик.
Последнее, по крайней мере, почти было правдой. Орудия преступления нет. Что он с ним сделал? Смыл в унитаз? В такие моменты оставалось лишь радоваться, что работа по проверке канализации досталась не инспектору.
Все, что Лестрейду удалось отыскать на мистера Кларка до допроса, это дело о шпионаже, в котором было множество нестыковок. Казалось, весь мир сошел с ума и действует неразумно. Но кто он такой, чтобы об этом судить. Вероятно, смысл просто был ему недоступен.
Если все, что рассказал этот парень не было ложью, удивительно, как он вообще еще жив, почему не попал в тюрьму уже в Штатах и не потерялся в системе, например. Нет человека – нет проблемы. А такое грязное убийство, в случае, если это подстава, выглядело слишком непрофессиональным делом. Ведь недалеко от туалета находилась камера. И если интересующий момент в записи будет удален, то это… интересно. А если нет, и на записи кроме убитого и Кларка в туалет никто не заходил, значит дело решено. Ведь других выходов, кроме канализации, в туалете нет.
Конечно, еще оставались всякие технические штучки, типа подмены записи, но это должна была быть такая виртуозная подделка, что эксперты Скотланд-Ярда не нашли бы к чему придраться.
- Были ли в пабе люди, которых вы знали или видели раньше? Может быть, заметили, что Мартин, кого-то узнал среди посетителей?

Отредактировано Gregory Lestrade (2016-02-06 12:58:53)

+1

6

«What's in your head, in your head», - зазвучал вопрос в голове Кларка голосом  Долорес О'Риордан. Хорошая песня со смыслом, приятный вокал, но как-то совсем не вовремя. Хотя, да, Майклу интересно, о чем сейчас думает инспектор. Он ему поверил? У него есть какие-то теории? Что он знает? Майкл никогда не мечтал читать мысли других людей (не желает знать, сколько представителей Homo Sapiens считают его самовлюбленным индюком), но вот сейчас он бы не отказался от такой суперспособности. Он даже согласен недельку побегать по городу в костюме супергероя (то есть надеть трусы поверх штанов), снять котенка с дерева и перевести бабушку через дорогу. Да, на тот момент Кларк готов был даже душу продать дьяволу, только бы взамен прочесть мысли инспектора. Но, император Ада не явился (наверное, потому что Кларк атеист или потому что Сатана был занят подписанием контракта с очередным политиком), услышать внутренний голос инспектора не удалось и суперобрадованному парню пришлось самому выкручиваться, исход из знаний, полученных при просмотре «Lie to Me». Кстати, языку тела Майкл никогда не придавал большого значения. Ой, подумаешь руки на груди скрестил! Ой, все, ты очень закрытый человек, вот справочку возьми. А может, человеку холодно или так удобнее? В общем, слишком много «но» в языке тела, чтобы заинтересовать Кларка. Однако все-таки он попытался прочесть детектива. Кажется, он достал инспектора. Майк, не обижается, он уметь быть занозой.
- Погодите…
Кларк постучал пальцами по столу. Отмотал события до того момента, когда Мартин ушел пофилософствовать, нажал на паузу. Ударил себя по лбу. Скривился. Не рассчитал, и удар получился слишком сильным.
- Знаете, а ведь был один тип, но я могу ошибаться. Возможно, просто похожий, мы находились на достаточно большом расстоянии. Кажется, я видел Питера Гилмора за несколько минут до того, как нашел Мартина…
Питер работал на АНБ, но в другом отделе. Он был исполнителем. Как раз сказал сам мистер Гилмор, он убирает дерьмо. Майк почти не общался с Питером, так несколько раз в коридоре встречались, но с ним общался Мартин. О, кажется, картинка начинает прорисовываться. Если Майкл не ошибся и Питер действительно был в пабе, то смерть Мартина – это попытка АНБ засадить Кларка за решетку. Каким же он был дураком. Он искренне верил, что Мартин стал жертвой какого-то паяного мудака, и забыл, что его бывшей босс не из тех, кто будет ждать, пока тело врага проплывет мимо него по реке. Нет, он подождет, когда враг уснет и перережет ему глотку. Тогда в Штатах Майкла не отправили за решетку только потому, что тем самым АНБ подтвердило б догадки прессы и привлекло б к себе еще больше внимания. Но сейчас, когда все забыли о скандале… На каких же засранцев он работал.
Мозг Майкла горел. Он пытался найти выход. Небо в клеточку и друзей в полосочку ой как не хотелось.
- Он выше меня на голову, блондин, зеленые глаза, бледный, очень бледный, – Майкл говорил настолько быстро, словно это его последняя секунда жизни, и он должен сказать, кто убийца, – был одет в черную кожаную куртку. Проверьте записи с камер, опросите свидетелей, я уверен, что это был он. Он работает на АНБ. Меня хотят подставить.

+1

7

Кларк подтвердил худшие опасения Лестрейда, отняв последнюю надежду на легкое завершение расследования.
Скверно.
Погружение в систему АНБ не сулило ничего хорошего детективу-инспектору Скотланд-Ярда.
Конечно, Лестрейд не верил ни единому слову Кларка, тем более что сам своими вопросами подсказал ему идею с неким третьим человеком в этой истории, а Майкл оказался только рад тут же придать этому образу живую оболочку.
Возможно, все дело было в профессиональной деформации, которая приходила к полицейским гораздо раньше, чем к другим специалистам. Подозрительность, достигающая границ паранойи, свойственна каждому детективу,  кто хоть раз оказывался одурачен задержанным, свидетелем или собственным коллегой. Чаша сия не минула и Грегори, внушив любовь к деталям и идиотам, которые плохо лгали.
Однако, версия была высказана, и теперь требовала всесторонней проверки.
По крайней мере, Майкл дал ему зацепку – Питер Гилмор. Если Питер Гилмор во время убийства, спокойно спал в своей кровати где-нибудь в Балтиморе, штат Мэриленд, и даже не думал пересекать Атлантику, а уж тем более порог лондонского паба, то дело можно считать решенным.
Опрос посетителей, о котором любезно напомнил Кларк, подсказывая бывалому полицейскому, как следует работать, уже был произведен, и почти каждый из них отметил, что ничего необычного не видел, что вовсе неудивительно.
Англичане ходили в паб с тремя целями: выпить, посмотреть футбол или крикет, съесть фиш энд чипс в компании друзей или родственников. Они не замечали даже соседей по столику и вряд ли могли описать незнакомца, сидящего рядом с ними за стойкой, если только он не выльет на них пинту пива, и то больше внимания они бы уделили своим брюкам и ботинкам, чем чужому, быстро ставшему омерзительным, лицу. Да даже если голая красотка бесцеремонно ворвалась бы в их пабную действительность, они не сразу удостоили ее взгляда. Что уж говорить про обыкновенных парней, пускай и с американским акцентом. 
И еще, конечно, оставалось видео, где бледный, очень бледный сотрудник АНБ должен  подставлять соотечественника-компьютерщика с сомнительной репутацией.
Нет, пора звонить Бонду. Так уж и быть, Лестрейд смешает ему коктейль, а то вдруг здесь вопрос национальной безопасности, а он сидит себе спокойно и не выказывает должного беспокойства. 
В комнату вошел констебль-новичок. Его лицо выражало крайнюю степень озабоченности.
- Сэр, пришел сотрудник АНБ.
«Вашу ж мать».

+1

8

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2016-02/06/ped5p4h2vuz5.jpg[/AVA]Майкл Кларк – поразительно, как один человек может доставлять столько проблем. Майкл Кларк – угадайте, в чей портрет летят дротики из дартс, пущенные боссом АНБ. Майкл Кларк – в совокупности со словами «здесь покоится» хотели бы видеть такую надпись на надгробии коллеги одаренного мужчины.
«Стереть его в порошок, как минимум, а как максимум проследить, чтобы его отправили гнить в тюрьму с кляпом во рту, а потом чтоб какой-нибудь сокамерник выпустил ему кишки! И не возвращайся, пока это не будет выполнено, мать твою!» - брызгая слюной, вопил босс, узнав наконец, где осел Майкл, как только шумиха улеглась. С одной стороны, радикальное решение, казалось бы, исчерпавшей себя проблемы не было столь необходимым, а с другой, Кларк превысил лимит скандальных бегств агентов из АНБ с разоблачением их деятельности в этой декаде. И это было подло. Впрочем, по уровню и масштабу подлянок ему было ещё расти и расти.
Рецепт идеальной мести: один киллер, один товарищ и один подлец, которому мстят, всё смешать, хорошенько взболтать, украсить вишенкой и издалека наблюдать. С последним Джейн определенно справилась великолепно, не без помощи самой спецслужбы, конечно. Для просмотра фильма «Кто подставил Да Винчи двадцать первого века?» не хватало лишь попкорна и лучшего качества самого видео, но с последним к скупому хозяину паба, не расщедрившемуся на более-менее приличную камеру слежения, что скорее было только на руку – чем меньше видно, тем меньше шансов у Кларка отмазаться. А вот и само триумфальное шествие под ручки с полицейскими – это можно было наблюдать уже не на мониторе ноутбука, а из окна машины, припаркованной по другой стороне улицы.
- Попался, который со своим компом доигрался, - почти пропела дамочка, следя за тем, как Майкла утрамбовали в салон полицейского авто, а после обратилась уже к своему водителю чуть громче: - поехали в какой-нибудь ресторан, поедим, всё равно здесь нам делать нечего.
Паренек за рулем был не слишком крупной рыбой, чтобы рассказывать о специальном задании от самого босса АНБ, но достаточно умным, чтобы сопоставить два факта и молчать. Собственно, большего от него и не требовалось, окромя этого и знания Лондона.

Спустя пару часов Джейн уже рассекала по коридорам Скотланд-Ярда, звонко отстукивая каблуками и нещадно подгоняя бедного новичка, на которого спихнули всю работу из разряда «принеси-подай». Немного праведного гнева, будто убили какого-то важного сотрудника, а не очередного представителя офисного планктона (надо хоть вспомнить, как его зовут), и максимум решительности во взгляде, дабы все говорило о серьезности намерений разобраться в деле. А в совокупности с корочками АНБ дама могла хоть с ноги открывать все двери на своем пути для пущей достоверности образа, абы те, громко стукнувшись, оповещали местных блюстителей порядка о том, что сейчас здесь будет буря, а не восточный ветер из сказочки. О, это женщина любила и умела, когда дипломатия и мирные переговоры не ведут к гарантированному, нужному решению.
Но вот констебль-новичок закрывает перед её носом дверь, по всей видимости, желая донести начальство о визитере в приватном порядке – не тут-то было. Блицкриг не терпит проволочек, вызванных необходимостью соблюдать этикет. Пара секунд, и вслед за молодым человеком появляется тот самый сотрудник из АНБ, что суровым взглядом обводит присутствующих.
- Джейн Говард. Прибыла по поручению руководства АНБ, уполномочена на то, чтобы принимать участие и следить за ходом процесс по делу об убийстве нашего сотрудника. Надеюсь, вы не возражаете против моего присутствия на допросе мистера Кларка, - последнее хоть и должно было быть по всем законам жанра вопросом, но являлось лишь констатацией факта, который инспектору будет проблематично оспорить. Не размениваясь на ещё какие-то любезности, женщина опустилась на стул подле мистера Лестрейда, откинулась назад и разве что ноги на стол не закинула, бросив на Майкла, с которым до сего момента знакома лично не была, гневный взгляд
- И если протоколы проведения первичных следственных действий готовы, то я хотела бы на них взглянуть прямо сейчас. А пока проясните, пожалуйста, что удалось выяснить у этого молодого человека.

+2

9

+

Пните, если нарушаю чьи-то планы нелепой импровизацией.

Лестрейд ожидал увидеть кого угодно, вплоть до некоего прототипа киборга из Терминатора, требующего отдать ему свою одежду. Но меньше всего он предполагал встретиться с «черной вдовой». Это первая мысль, которая пришла ему в голову, когда Джейн Говард без приглашения появилась в комнате.
Представить, как эта женщина поедает своего любовника сразу после спаривания или вместо спаривания, можно было даже не обладая богатой фантазией.
Констебль виновато переминался с ноги на ногу, дожидаясь пока ему дадут хоть какие-то распоряжения за пределами этого на электризованного пространства. Парню наверняка, как и Лестрейду, хотелось сбежать как можно дальше, пока хищница из АНБ не отожрала ему голову, без труда доказав всей общественности, что так и было.
- Вы свободны, - разрешил Грегори, и новичок торопливо хлопнул за собой дверью.
Умный мальчик, далеко пойдет. Хотя возможно вся эта нервозность связана с тем, что констебль просто хотел в туалет. 
- Могу я ознакомиться с вашими документами, мисс Говард? – поинтересовался Лестрейд, по правде не надеясь получить даже доступ к удостоверению. У американцев это было в порядке вещей. Весь мир – их открытая книга. Все люди, вне зависимости от расы и нации, должны были действовать как угодно им, или, по крайней мере, согласовывая с ними свои планы.
Однако, Лестрейд был не в настроении. И чем больше эта женщина давила своей энергетикой и напором, тем меньше ему хотелось сотрудничать.
- Вы разве не в курсе? – удивился инспектор просьбе ознакомить с деталями допроса. – Вам еще не передали?
Что-что, а притворяться клиническим идиотом Грег умел на все сто процентов. Главное не перегибать.
И если уж играть с огнем, то так, чтобы пламя не опалило даже бровей.
- Простите, боюсь, не в моей компетенции вести переговоры с иностранными спецслужбами, - заметил Лестрейд, изобразив виноватую улыбку. – Сержант, уведите задержанного, пожалуйста.
Полицейский наконец перестал сливаться со стеной и подошел к Кларку, застегнув браслеты на его запястьях.
- В пятую камеру, - приказал Грег.
Сержант понимающе кивнул. Условный сигнал, что за подозреваемого он отвечает головой лично.
- Мне очень жаль, мисс Говард, - то, что эта женщина может быть миссис, в голове Лестрейда по-прежнему не укладывалось. – Вам придется немного подождать, - «пока неповоротливая машина британской бюрократии заработает», – мне нужно получить разъяснения от своего начальства по правомочию ваших действий по этому делу, - «о, суперинтендант будет наверняка в ярости, вы уж не сомневайтесь, мне достанется». – Это не займет больше часа. Кто-нибудь из Объединённого разведывательного комитета будет здесь уже минут через пятнадцать, - Грег посмотрел на часы. – Их офис совсем недалеко отсюда.
Лестрейд собрал документы, постучав ими, чтобы выровнять листы, по столу. Он поднялся из-за стола, умудряясь сохранять полное спокойствие.
- Может быть пока чаю? Или кофе? У нас есть пончики и сэндвичи. Можете расположиться в моем кабинете, если угодно.
«Ты играешь в опасные игры, Грег, совокупления ты точно не заслужил. Она сожрет тебя раньше», - подсказал внутренний голос тоном висельника. Мысли о повышении весело помахали ему рукой, хихикая над глупой шуткой «Я».
Ему нужен бармен. Нет, напиваться рано. Ему нужен был тот самый бармен из паба и видео. И двадцать минут тишины, перед тем как настанет пора суперинтенданту намекать на отсутствие у него мозгов. Как только он получит весомые доказательства виновности либо невиновности Кларка, можно решать, что делать дальше.

+2

10

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2016-02/06/ped5p4h2vuz5.jpg[/AVA]Вопреки чужому воображению в прямом смысле Джейн никого из рода людского не ела, хотя бы из соображений экологически чистых продуктов. Ну, где вы сейчас откопаете, поймаете и пожарите здорового, без примесей алкоголя или табака человека? В монастыре? Пока до такого доберешься, тут уж, и правда, никакие предварительные совокупления не нужны. Что до офицеров Ярда, то ловить здесь питательный ужин, который можно своеобразно разогреть, – тратить силы впустую. Взять этого трясущегося новичка, что ни обладает ни харизмой, ни мышечной массой, хоть сразу на холодец пускай. Возможно, от этой-то привередливости мисс Говард всё ещё «мисс». А может, кого-то не устраивает перспектива в случае проступка ходить с пулями в мягких тканях - поди разбери этих мужчин.
Но сейчас головы американка поотрывала бы забавы ради.
- Есть необходимость? – Отчеканила Джейн в ответ на вопрос об удостоверении. Ей не улыбалось тыкать в нос свой документ каждому встречному-поперечному полицейскому, испачкают ещё, так что если господин Лестрейд не доверяет своему персоналу, который вне сомнений должен был проверить документы ещё на входе, это были его сугубо личные проблемы. Её же проблемой был Кларк, и этого засранца демонстративно уводили у Говард из-под носа. Грегори так оперативно выталкивал посторонних из комнаты, что брюнетка почти умилилась его стараниям и посему решила проводить помятого ударами судьбы пленника молчаливым взглядом. И как только дверь за Майклом закрылась, предрекая тому мнимую безопасность от длинных рук АНБ, женщина перевела взгляд на инспектора, внимательно вперив взор своих карих глаз на него, словно имитируя поднявшую голову змею, что пригрелась на солнышке и оказалась случайно потревожена кем-то, в чьи телеса она намеревается впиться клыками. Кто-то предпочитает налаживать контакт с провинившимися, а кто-то пытается показать силу – как говорится, сколько людей, столько и тактик взаимодействия. Право слово, матерому полицейскому явно к такому не привыкать. Вот ожившие пончики – это реальный повод испугаться. Однако, откровенно говоря, даме доставляло удовольствие наблюдать за этим представлением, удерживая в рукаве ещё парочку козырей. Не будь их, Джейн, наверное, уже бы изрыгала огонь из всевозможных отверстий и топала ногами от негодования, ведь нельзя так просто взять и обдурить её, представительницу АНБ и скромное должностное лицо свердержавы. Благо, настырность и попытки натравить на американку бюрократическую машину пока не выводили из себя. И коль скоро господин полицейский хочет поиграть, мисс Говард это устроит, но за себя не отвечает. Главное для него, не забывать, что «черные вдовы» склонны доминировать, не прибегая к помощи злодея-консультанта и плетки.
- Давайте не будем усугублять ситуацию, Грегори, - немного непозволительной фамильярности ленным тоном. Говард неспешно отодвигает стул, заставляя ножки оного нещадно стираться об пол и издавать отвратительный скрип, а затем поднимается, поравнявшись с Лестрейдом так, что при большом желании была возможность трясти его за грудки. Благо ещё, что каблуки почти сровняли рост, и дамочке не приходится смотреть на инспектора снизу вверх, что ужасно раздражало.
– Мы оба знаем, что существует огромное число всевозможных международных договоров о сотрудничестве, которые так или иначе будут вывернуты с одной лишь целью – правомерно помочь осуществлять свою деятельность тем, кто сильнее давит на руководство на самом высоком уровне. Не будем льстить Скотланд-Ярду и Вам лично, но не здесь вам с нами тягаться. Мы не хотим раздувать скандал до международного, ввязывая лишние структуры в это и усложняя процесс, что, несомненно, отразиться на скорости и качестве расследования, ведь всем известно, что раскрывать преступления стоит по горячим следам. Но раз уж убит не рядовой американский гражданин, а должностное лицо, занимающееся секретными разработками, то АНБ имеет право быть признано в качестве заинтересованной стороны и влиять на ход расследования, - Джейн на мгновение замолкла, но совершенно не для того, чтобы дать слово мистеру Лестрейду. Она лишь полезла во внутренний карман своего пиджака, откуда извлекла небрежно согнутый лист, что тут же был протянут визави. – Как только нам стало известно о этом прискорбном происшествии, то мы отправили запрос о сотрудничестве в Министерство внутренних дел, коль скоро это преступление подследственно вам. И как видите, запрос одобрен, но в виду вынужденной необходимости и излишней бюрократизации предоставлен лично мной только сейчас.
Словесный поток вновь иссяк, дабы Грегори успел осознать написанное и сказанное.
- Если на возобновленном допросе будет уместно отведать чаю, то я все-таки не откажусь.

+2

11

«Видите? Видите?! Я же говорил, что все не так просто. Говорил! Не верьте, не верьте ни единому ее слову, инспектор. Боритесь! Сохраняйте трезвость мышления!» - вот что пытался передать Майкл инспектору Лейстрейду на подсознательном уровне, как только в комнате появилась она… Наташа Романофф? Да, будем называть ее так. Но, кажется, у детектива какой-то анти-спам стоит, кодирование сбилось или что-то еще в этом роде, так как вместо того, чтобы прислушаться к крикам о помощи, он просит помощника вывести Майкла. А как же поинтересоваться его мнением, может, Кларк не желает, чтобы Наташа Романофф принимала участие в этом расследовании. Да ему даже прощальное слово не дали сказать! И как после этого верить в то, что полиция всегда на стороне собственного народа?! Ой, не смешите!
В камере номер пять было серо, неприятно пахло и общество собралось точно не любители творчества Байрона. А зря. Майкл бы с радостью продекламировал одно из стихотворений. Как там начинается: «She walks in beauty, like the night»? Отрывки из произведения выпрыгнули из чертогов разума Кларка, словно касатка из океана. «Of cloudless climes… and starry skies», - продолжал он.
- And all that 's best of dark and bright, - уже в голос заговорил мужчина, чем привлек внимание «сожителей». Случайно. Он не хотел. Честно говоря, Майк и не понял, что говорит в голос. С ним такое частенько бывает. Вот работает над чем-то, размышляет над смыслом жизни, или как побороть голод в Африке, или почему тарелка нагрелась, а суп холодный, в общем, «отключается» от реальности и начинает декламировать стихи, песенки напевать или просто разговаривать сам с собой. Сначала людей это пугает, несколько раз Кларку даже предлагали обратиться к специалисту, но потом знакомые понимали, что это особенность его мозга, и перестали обращать внимание. Однако сегодня совсем не обычный день.
Кларк и глазом моргнуть не успел, как оказался на полу, а с носа потекла кровь. Молодой человек поднял глаза. На него, словно на муравья, которого сейчас раздавят, смотрел Кинг Конг. На самом деле мужчина больше напоминал типичного футбольного хулигана, но на тот момент мозг Майкла не придумал лучшей параллели, как сравнить обидчика с огромной обезьяной. Мужчина улыбнулся, но было это совсем недружелюбно. Он словно говорил: «Здесь тебе не театр, интеллигент недоделанный». Кларк только с недоумением посмотрел на него, понимая, что сейчас конфликт с умственно отсталым ему совсем не нежен. Но когда Кинг Конг еще и плюнул в него, чтобы показать свое доминирование… Майкла прорвало.
Драка завязалась серьезная, возможно, если бы не полицейские, то Кларк успел бы и в больнице сегодня побывать.
«Вот теперь им есть, за что меня задержать», - подумал Майк, когда двое полицейских оттягивали его в сторону от ненавистника творчества Байрона.

+2

12

Плетки не хватает. Досадное упущение.
С методами ЦРУ мисс Говард, конечно же, не была знакома, что весьма усложняло общение с простыми полицейскими, такими как Лестрейд, привыкшими к банальным способам взаимодействия, взамен силовых.
Давление, оказываемое этой женщиной, вызывало в Грегори волну протеста, которая, несомненно, не могла возыметь никакого открытого действия во вне, помимо и без того хмурого выражения его лица.
Он ее не боялся. Он столько повидал в жизни, что дамочка со взглядом гадюки, не могла заставить его паниковать или же испытывать себя неудобно, с помощью нарушения личного пространства. 
Его фокус с документами не удался, чего и следовало ожидать. Подсунутая ему под нос бумажка вне всяких сомнений была подлинная, но Грегори все же внимательно изучил ее, потратив на это чуть больше времени, чем было угодно мисс Говард. В конце концов, не каждый день тебе напоминают, что Великобритания - лишь покорный придаток более сильного младшего брата. «Забавно» до жути.
Как бы то ни было, Лестрейд не собирался сдаваться, пока не изучит всех фактов и не составит своего собственного мнения.
Конечно, мисс Говард могла настоять на отстранение инспектора от дела, и тогда Грегу придется безропотно отступить, ведь правила прежде всего, но пока он еще здесь, будет делать все, что в его силах, чтобы расследование шло по всем нормам закона.
В конце концов, это досадное упущение АНБ, что они депортировали Майкла Кларка из страны, а теперь, наверняка, попытаются добиться его экстрадиции на родину, словно не подозревали, что он может быть опасен.
- Будет уместно, - кивнул инспектор, возвращая бумагу женщине, воздержавшись от просьбы сделать ксерокопию. На сегодня глупостей хватит, они его не спасут. – Сразу после того, как я ознакомлюсь со всеми обстоятельствами дела. Основные экспертизы должны быть уже завершены. Несомненно, вы также сможете получить все отчеты в свое распоряжение. Результаты вскрытия будут к завтрашнему утру, но они вряд ли принесут дополнительную информацию в пользу виновности или невиновности мистера Кларка. Криминалисты уже установили все обстоятельства гибели вашего агента, – он смотрел ей прямо в глаза, не боясь ответного колючего взгляда. - Дело фактически решенное. У мистера Кларка был мотив для совершения преступления, осталось лишь собрать воедино все улики, и он всецело ваш. А теперь позвольте.
Не считая нужным быть галантным или сообщать какую-либо дополнительную информацию, Лестрейд обошел женщину и вышел из комнаты. Он направился в департамент информационных технологий. Если захочет, сама последует вслед за ним, а если нет, тем лучше. По крайней мере не будет мешать ему выполнять свою работу.   
Но не успел он зайти к коллегам, как его окликнул сержант и сообщил, что мистер Кларк затеял драку в камере номер пять. На этот раз Лестрейд не выдержал и рука-таки потянулась к лицу. Как жаль, что Шерлок Холмс мертв, некому даже сказать, какие же придурки работают в Скотланд-Ярде. Хотя, интуиция подсказывала, что все впереди. Американцы не страдали английской сдержанностью и обходительностью.
Сержант должен был отвести мистера Кларка в одиночку, которая на полицейском сленге и именовалась пятой камерой, он, однако же, именно сегодня и именно сейчас решил воспринять приказ буквально и посадил задержанного за убийство в обезьянник. Кретин!
- Отныне ты констебль, - сообщил Лестрейд во всеуслышание и сменил траекторию движения, не желая тратить на идиота больше времени. – Донован, отчет от техников через пятнадцать минут, - инспектор шлепнул папкой о стол подчиненной и ринулся к камерам.
В прошлой жизни он вероятно сильно провинился, раз в этой его так наказывали.
Когда он оказался в эпицентре событий, виновных уже развели в стороны. Оценив вид обоих забияк, Лестрейд потребовал, чтобы Кларка немедленно перевели в соседнюю камеру и к нему пригласили врача.
- Что здесь произошло?
- Он начал читать стихи, а Керни ему врезал разок, ну а потом завязалась драка, - пожал плечами задержанный за хулиганство тощий вчерашний подросток Родж.  Большой Керни погрозил ему кулаком.
- Керни, ты добавил себе неприятностей, - констатировал Лестрейд, переходя в соседнюю камеру-одиночку, где уже находился мистер Кларк и врач, который его осматривал. – Приношу свои извинения, мистер Кларк. Как он? – спросил инспектор, обращаясь к доктору.
- Нос сломан, а так ничего серьезного.
Лестрейд хмуро кивнул, жалея, что находится на своем месте.

+1

13

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2016-02/06/ped5p4h2vuz5.jpg[/AVA]Глядя на мыслительные потуги и деланную медлительность инспектора, Мисс Говард не могла сдержать улыбки. Не милая, дружеская, коей по обыкновению подбадривают, если не друзей или товарищей, то подчиненных, даже самых не скорых на руку. Немного снисходительности не смягчали тонну самодовольства, как портит ложка дегтя бочку меда. Джейн не просто напоминала одним своим присутствием о том, что Британия находится в зависимости от своей бывшей колонии, но с удовольствием тыкала в этот факт носом тех, кто сомневался, и случайных зрителей.
"Вы мне тут должны", - читалось на ее лице, а если кто и не замечал или не хотел замечать этого, дама была готова почти пропеть это своим мелодичным голоском злобной сирены, что съедает поддавшихся на чары моряков на ужин и носит ожерелье из костей. Да, определенно, контакт с простыми офицерами полиции найти будет проблематично. Но Говард это не особо заботило, в конце концов, она сюда не чаи гонять приехала, а добропорядочные служители закона так и так ставили бы ей палки в колеса. Так что к чему размениваться на любезности, когда можно сэкономить силы и время, получив от работы больший эффект?
Кларка проводили до двери внимательным взглядом. Настолько внимательным, что у парня должна была зачесаться черепушка. Этот малый слишком много о себе думает и надеется на чудо - Грегори Лестрейд его не спасет такими уловками.
- Да неужели? - Практически у спины полицейского поинтересовалась Джейн. Ей не нравился сей ход событий. Да, инспектор спел песенку о том, что дело по сути своей решенное. Но слова про сбор улик, явно оставляли лазейку. Как будто с меньшими основаниями никого не осуждали за убийство - смешно. У них в руках мотив, предшествующее поведение, капающий на мозг агент АНБ, а они ещё хотят растянуть удовольствие, проведя тщательное расследование вместо того, чтобы закрыть глаза на всякие мелочи вроде невиновности подозреваемого и упечь его в тюрьму, лишив себя целой кучи проблем. Хотят улик, будут им улики. К вечеру того же дня. А пока, коль скоро кто-то встает на дыбы, придется немножко поработать шпорами. Не хочет по-хорошему, она из него душу вынет, суя свой нос в его дела.
Джейн, на ходу сворачивая лист бумаги, отправилась вслед за Грегом, который, кажется, демонстративно ее не замечал. Что ж, ей спешить было некуда. Пока некуда.
"Милый Керни, как жаль, что ты не приложил его виском о какой-нибудь угол. Мы бы избежали стольких проблем, и я спокойно бы отправилась на ужин".
- Мистер Кларк всегда был буйного нрава, - донеслось из-за спины Лестрейда. - На столькие вещи наше руководство закрывало глаза... Ах если бы мы знали, что все так обернется, то несомненно задумались о том, что бы отправить к мозгоправу.
Психологи, психиатры и психоаналитики всех мастей - панацея от всех болезней для американцев вот уже последние несколько лет. Возможно потому, что имеют право выписывать антидепрессанты и другие сильнодействующие лекарства. Говорят, кому-то помогает... Но здесь был запущенный случай, по мнению Джейн, и помочь мог только свинец, желательно не мелочиться с дозировкой и сразу в голову. Дама обогнула мужчину с правой стороны, вплотную подойдя к прутьям.
- Не для протокола: Майкл, ответьте на вопрос - что же вам сделал бедный Мартин. Или, быть может, вы точите зуб на нас?

0

14

«Чертов консерватор».
Больше Кларку сказать было нечего. Его не хотели слушать. Инспектор, ведущий его дело, скрылся в неизвестном направлении, оставив жертву политической нетерпимости наедине с врачом шотландского происхождения. «Не везет, так не везет», - подытожил программист, пытаясь понять, что от него хочет джентльмен в белом халате. Показать где бо-бо? Следить за пальцем? Выставить язык и сказать: «А-а-а!». «Святые небеса, почему еще никто не додумался выдать шотландцам блокноты и ручки? Так ведь всем жить станет легче ». Оказалось, врач интересовался его самочувствием.
«А ты догадайся как я себя чувствую! Мне только что простучали по голове «Боже хрена королеву», из носа торчит тампон, а еще мне могут впаять срок за убийство, которое я не совершал. Все просто прекрасно. Лучше не бывает. Полный Фэн-шуй, брат! », - прокричал Майкл, правда, не в голос. Из уст слетело:
- Все хорошо. Голова не болит, кровь перестает идти, вы можете оставить меня.
Врач набрал воздуха, чтобы что-то сказать, но взглянув на апатичного любителя творчества Байрона, только похлопал по плечу и произнес: «Держись, друг». Честно говоря, он не уверен, что врач сказал именно это. Возможно, он пожелал скорейшего выздоровления или посоветовал подыскать другое место для чтения стихов, или приказал не вставать в течение следующих пяти минут. Майкл его не слушал. Он уставился в потолок и думал может ли этот день стать еще хуже.
Может.
Не успел за врачом и след простить, как на пороге одиночной камеры нарисовалась Наташа Романофф собственной персоной. Кларк на долю секунды перевел взгляд с потолка на женщину, закатил глаза, показывая тем насколько рад видеть ее, и с неподдельным интересом взялся считать трещины на потолке. Двенадцать. Столько трещин насчитал до прихода дамы не из Амстердама, если кому-то интересно. Но, долго заниматься подсчетом не удалось. Что ей от него надо? Поговорить? Кларк только хмыкнул на ее слова. За такую игру Оскар вручать надо. «О, Наташа, ты могла бы сделать прекрасную актерскую карьеру. Стала бы звездой Marvel».
- Лучше задай этот вопрос мистеру Гилмору, - пробормотал Майкл, не отрывая взгляда от потолка. Трещин насчитал уже четырнадцать. - Видео с камеры уже подчистила?

0

15

[AVA]http://2.firepic.org/2/images/2016-02/06/ped5p4h2vuz5.jpg[/AVA]Сегодня определенно был замечательный день – улыбка не сходила с уст Джейн Говард битый час, начиная с того момента, как мистера Кларка препроводили полицейские до служебной машины, и завершая нынешним моментом, когда все тот же бедный программист, художник будущего так сказать, задрал голову в попытке насчитать больше поводов для проведения ремонта за счет бюджетные средства его полюбившейся и теперь уже в буквальном и юридическом смыслах родной страны. Дама почти рефлекторно едва не проследила взглядом путь взора нового Да Винчи, но ей было совершенно не до этого, да что потолок – шатенка пропустила даже уход Грегори Лестрейда, что за столь непродолжительное время, проведенное тет-а-тет с Дженни, успел её порядком утомить, сим действом утвердив в чудной женской головушке свой образ в крайне неприятных описаниях. Едва ли инспектору было дело до того, что думает о нем женщина, которую, судя по суровому и нетерпимому взгляду, он приравнял к кровным врагам машины правосудия, зато главе убойного было крайне полезно знать, что дама собирается делать. Как, по всей видимости, и Майклу, ибо тот скорчил прискорбную мину, едва Джейн оказалась в радиусе 5 метров от него. Фантастика, сколько мужчин здесь и сейчас размышляют о её скромной персоне, ну разве этот день воистину не прекрасен?
- Кому, прости? Питеру… Гилмору? – С явными паузами, которые как бы демонстрировали мыслительные процессы в попытке вспомнить названное имя, пропустив тем самым вопрос о видеозаписях. – Питер Гилмор… Питер Гилмор…
Она задумчиво повторяла имя вновь и вновь, растягивая гласные, будто это могло ускорить обработку информации в её собственных чертогах разума. Неловко бы, наверное, вышло, узнай народ после такой старательной симуляции амнезии о том, что мисс Говард не только лично знакома с Питером Гилмором, но даже имела пару деловых ужинов в почти неформальной обстановке. Ох уж эти издержки профессии, вечно пахаешь с утра до вечера и даже вне рабочее время.
- Не знаю этого джентльмена. Твой друг? Очаровательно… Но я бы на твоем месте умолчала об этом, ведь за групповые преступления обычно больше дают… Особенно организаторам, - уловимый намек на то, что развитие событий может принять и такой оборот. – Что ж, в таком случае, надеюсь, что в скором времени встретитесь и правосудие свершится. Была рада повидать вас, мистер Кларк, хоть и при таких скорбных обстоятельствах, - Говард состроила страдальческое выражение лицо, будто отправляла в последний путь лучшего друга с пеленок, - вы главное осознайте, что натворили и найдите силы простить себя.
И разве что не послав воздушный поцелуй, Джейн удалилась донимать Грегори Лестрейда.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Audiatur et altera pars!