« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 17.10.2011 - The Lesser Evil


17.10.2011 - The Lesser Evil

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время и место: 17.10.2011. Лондон. Лавка Шарлотты Роксфорд
Участники: Alastor Crawford, Charlotte Roxford
Краткое описание: Противостояние старшего инспектора Скотланд-Ярда и главной блондинки криминального мира подходит к логичному завершению. Аластор Кроуфорд решает лично побеседовать с Шарлоттой Роксфорд перед тем, как надеть на нее наручники. Только вот блондинка не стремится попасть в тюрьму, а значит постарается сделать Кроуфорду предложение, от которого тот не сможет отказаться. Что же решит инспектор?

0

2

День Аластора начался абсолютно стандартно. Мужчина проснулся ровно в 6:30, сделал зарядку, отправился на пробежку и примерно в 7:30 вернулся домой. Сходил в душ, в котором вновь восхитился преимуществом коротких волос против длинных - теперь на их мытье уходило в три раза меньше времени, плюс они сохли в столько же раз быстрее. Дело в том, что в конце февраля мужчина, устав от развивающихся на Лондонском ветре волос, к черту состриг свои шикарные локоны, достигавшие плеч. За месяц они отрасли на пару сантиметров, но Кроуфорд наслаждался практичностью подобной прически. После душа он побрился, избавившись от двухдневной щетины. Этим утром завтрак пришлось готовить на двоих, ибо его любимая сестренка решила недельку погостить у него, дабы отдохнуть после недавно "модельного тура", или как там это называется, Аластор не уточнял. В итоге, в девять часов утра, облачившись в темно-синий костюм, надев снизу черную рубашку, мужчина отправился на работу. Все как всегда.
Большую часть рабочего дня инспектор занимался бумажной рутиной, заполняя бумаги, подписывая отчеты и т.д. и т.п. Кроуфорд не особо хотел этим заниматься, ибо на сегодняшний вечер у него были важные планы и мужчина был в предвкушении. Этим вечером полицейский планировал отдать одно серьезное дело в вышестоящие органы, дабы те занялись им вплотную. Дело "Шарлотты Роксфорд" - милой леди, владеющей небольшой антикварной лавкой, а по совместительству имуществом на n-миллионов долларов. Сфера деятельности блондинки была обширной, но все было завязано на черном рынке, нелегальном сбыте предметом искусства и драгоценностей.   С этой дамой Аластор был знаком лично, причем прошлая их встреча стала началом долгого и тяжелого расследования, заставившего Кроуфорда воспользоваться всеми своими возможностями. И вот теперь, спустя несколько месяцев, дело на Шарлотту было полностью собрано, аккуратно сшито и должно было стать началом судебного разбирательства. Однако, Ал должен был встретиться с ней. Нет, полицай не хотел тешить свое самолюбие, просто это нужно было сделать.
С рабочего места инспектор ушел после обеда. Вскоре Кроуфорд стоял у дверей антикварной лавки мисс Роксфорд. Аластор знал, что сегодня девушка работает там лично. Надпись "открыто" на двери подтверждала эту информацию. Некоторое время валлиец просто стоял, дыша прохладным английским воздухом, а затем зашел внутрь. Противный колокольчик зазвенел, когда мужчина открыл дверь, оповещая хозяйку о новом посетители. Шарлотта стояла напротив входа, у кассового аппарата и что-то заполняла в небольшой тетрадке.
— Доброго времени суток, мисс Роксфорд, - сказал Аластор, привлекая к себе внимание блондинки. За то время, что они не виделись, она практически не изменилась. Внешность Кроуфорда же преобразилась, так что мужчина даже заволновался о том, узнает ли его Шарлотта.

0

3

«Люди – это сами-знаете-что на блюде», - примерно так звучит цитата одного из классика русской поэзии, если верить молве народа, который нет-нет да привирает. Социальные сети с их картинками, глубокомысленными подписями и сомнительным авторством таковых – лишнее подтверждение вышеуказанного заявления. К чему все это? К тому, чтобы лишний раз напомнить о том, как Шарлотта Роксфорд не любила людей. Не любила во всех их проявлениях и в любых формах, что в последнее время приняло просто-таки гротескные объемы, а раздувшийся эгоизм обещался сместить Землю с орбиты. В последнее время все словно посходили с ума, кругом началась такая кутерьма, что Шарлиз грозилась не поспеть за ходом событий, которые сама же и заварила. Кто-то что-то требовал, кто-то качал права, кто-то выпрашивал подачки, а она, бедная занятая дамочка разгребала все это, мысленно отстукивая по чужой черепушке похоронный марш каким-нибудь увесистым томом, раня слух музыкантов в виду полнейшего отсутствия таланта в сфере деятельности музы Эвтерпы. Работа лечила, как истинного трудоголика или, проще говоря, одинокую даму околобальзаковского возраста, у которой в ближайшем будущем не планировалось абсолютно никаких романтических отношений. Сами понимаете, шутки о сорока котах близко, как зима. Однако, шутить тоже некому, да и незачем угрожать 40 невинным душам, ведь животных, как и людей, мисс Роксфорд не особо жаловала. Любила ли она хоть какое-то живое существо? Едва ли – в её присутствии дохли даже бессмертные кактусы, что говорить о животинке. И кто-то возразит, что одно-единственное живое и в меру разумное существо Шарлотта все-таки любит – себя. Но после громких заявлений товарищей по несчастью/конкурентов/Джима Мориарти/свой вариант, что она, как минимум, исчадие Ада, а в худшем случае – белобрысый Сатана в юбке, возникают вопросы насколько de facto Сатана или исчадие ада могут быть живыми существами. Впрочем, все это нас не касается, оставим полемику мужам религии и вернемся к очаровательной бизнес-леди, что урывает выгоду там, откуда остальные уходят с пустыми руками. Слава Эстер и слава бывшему Его Неумеющему-такскать-трупы Величеству, наконец-то, прекратившего отравлять жизнь даже после своего ухода в мир иной – дела пошли в гору, да так бойко, что поездку в автомастерскую из-за пробитого колеса можно было отменять, ведь проще заказать новый желтый Феррари по интернету.
Да, некоторые представляли себе деятельность восходящей звезды контрабанды, что неустанно уходит от международного преследования и ответственности по статьям за хищение (чаще всего кражу), невозвращение ценностей в государство и прочим, прочим запрещенным уголовным законом разных стран деяний. Впрочем, совесть у Шарлотты Роксфорд умерла раньше романтизма и веры в мир во всем мире, поэтому не беспокоила свою хозяйку. Зато представители закона не были лояльны в вопросах нарушения норм уголовного права. Вездесущий Аластор Кроуфорд, словно падальщик, уже был тут как тут и караулил свою жертву.
Дверь мягко закрылась, и скорее от произведенного звука нежели от приветствия инспектора барышня медленно оторвала взгляд от своей тетради, дабы смерить страшным взором того, кто смел побеспокоить её покой. О, Аластор Кроуфорд явился сюда не к добру. Беда не приходит одна, так что вслед за осечкой одного из поставщиков на пороге лавки вырисовался вот такой вот любитель футболок с принтами.
- Добрый день, мистер Кроуфорд. Чем обязана вашему визиту без предупреждения?
Светлая бровь ползет вверх, губы почти презрительно кривятся, а вдоль позвоночника пробежал холодок от нехорошего предчувствия. Но даже оно не заставило с разбегу бросаться в омут пресмыкания и раболепия перед каким-то человеческим мужем, что недавно познал радость стрижки.

0

4

Губы Аластора сложились в вежливой улыбке. Увы, на более искреннюю мужчина не был способен - Шарлотта не входила в список людей, вызывающих неподдельную радость при встрече. Нет, разумеется, мисс Роксфорд была прекрасна как ангел, но стоит вспомнить, что звание самого красивого ангела носил именно Люцифер, а это что-то, да значит. Просто Шарли была из той породы людей, на которую у мистера Кроуфорда была аллергия, а аллерген никогда не может вызвать радость. Видели ли вы когда-нибудь аллергика, искренне радующегося цветущим липам или букету полевых цветов? То-то же.
— Прошу прощение за столь неожиданный визит, Шарлотта, - мужчина медленно, плавными шагами приближался к стойке, за которой стояла хозяйка, - разговор крайне срочный, поэтому пришлось явиться лично.
Аластор встал напротив Шарлотты, внимательно смотря на нее сверху-вниз, благо, разница в росте позволяла. За эти полгода практически ничего не изменилось, а главное, что никак не изменился взгляд ее бледно-голубых глаз. Рецепт крайне прост и его даже не надо записывать. Полстакана замаскированного презрения, небольшая порция прекрасно читающегося в глазах нарциссизма, нотка дремлющей ненависти ко всему человеческому виду, украсим блеском a la "Я королева" и получим коктейль под названием "зеркало души Шарлотты Роксфорд". Принимать перорально, маленькими глотками и в небольших количествах, а то можно отравиться. Не рекомендуется детям и беременным женщинам, заверено производителем, одобрено ассоциацией одиноких дам после 30 и т.д. и т.п.
— Я, пожалуй, перейду сразу к делу, если вы не против. Не думаю, что займу очень много вашего времени, - мужчина стоит ровно, не опираясь на стойку. Все же, это немного невежливо. Откашлявшись, инспектор продолжает. - Вы знаете мисс Леманн?
Игры разума были в прошлый раз. Сейчас Аластор не хочет тратить лишнее время на то, чтобы переиграть своего соперника, ибо в этом не было никакого толка. Шарлотту медленно обхватывают цепкие руки правосудия, но инспектор не желает просто кинуть ее в камеру - надо же иметь какое-никакое уважение к по-настоящему достойному противнику. Мисс Роксфорд не рядовой правонарушитель – это очень важная персона в преступном мире, поэтому Аластор и приехал сам – сказать ей все, что известно полиции, лично. Как последний подарок человеку, успешно победившему в прошлой стычке. Возможно, где-то в глубине души, Ал хотел увидеть, как Шарлотта поведет себя, загнанная в угол. Хотя бы увидеть ее изменившееся выражение лица – это будет награда Кроуфорда за победу в этой схватке.

0

5

Мужчина неспешно приближался к ней, чеканя размеренный шаг, словно вышедший на прогулку царь зверей. Но скромная лавка Шарлотты не была подиумом для вальяжной походки самодовольного индюка из Скотланд-Ярда, который так старался не пыжиться, что, казалось, пар вскоре пойдет из его ушей. Возможно, именно эта неспешная походка, это выражение лица «Я не Джон Сноу, я все знаю» вкупе с деланной вежливостью настораживали, предрекая, что веселая и уж больно быстрая песенка мисс Роксфорд спета. И после этого от неё хотели радушной улыбки и взгляда счастливой новобрачной после бурной брачной ночи? О нет, Шарлиз следила за этим медленно ползущим в её направлении гадом из-за стойки, как из-за укрытия, словно застигнутый охотником врасплох зверь, притаившийся в кустах – каждый видел противника и каждый оценивал шансы. Обычно, у человека с ружьем больше возможностей, но все ведь помнят про загнанных в угол животных, а Шарлотта умела отравлять людей не только перорально.
Дама выпрямляется, копируя манерную леность офицера полиции, гордо вскидывает голову, медленно выпускает ручку из своих пальцев и закрывает тетрадь. Слова про срочный разговор напрягали даже больше самого инспектора. Роксфорд подозрительно прищурилась, уголок губ нервно дернулся вниз. В голове тут же появился рой подозрений, хаотичных мыслей, хотелось что-то выкрикнуть, дабы успокоить череду сменяющихся картинок и идей и попытаться наладить контакт со здравым смыслом. Глубокий вдох.
Пришел бы Аластор арестовывать её в гордом одиночестве? Едва ли – это ж надо тащить её в суд и доказывать оправданность меры пресечения и т.д., и т.п., потому что состряпай он идеальное дело, не мешкал бы. По крайней мере, по мнению самой Шарлотты, так бы поступил умный и осторожный коп, чьего воображения хватило бы на вариант попытки побега или ещё чего похуже, потому что если все вскроется, то Роксфорд будет нечего терять – статьей больше, статьей меньше, а вот департамент может осиротеть без своего начальника. Шучу. Разве может этот белокурый ангел кого-то хладнокровно убить и спрятать труп? Полистаем-ка её биографию… Точно! Может! Вот ведь какая неожиданность, не правда ли, Аластор? Паранойя любезно подсказывала, что Кроуфорд, этот рыцарь в сияющих доспехах, не чурается копаться в чужом грязном белье, так что окромя пристрастия дамы к чулкам вполне мог выявить и иные, куда более постыдные вехи её жизни.
- Вы имеете в виду Корру Леманн? Австралийку?
Вложить немного волнения в последние слова, придать себе вид сердобольной добропорядочной леди, которым вряд ли кого-то здесь одурачишь. Шарлиз хочется скрестить руки под грудью, обычный жест, казалось бы, но ведь этот проныра сразу почует неладное, и дама фактически распишется в своей виновности, если к ней пришли именно за этим. А забивать собственноручно гвозди в крышку своего гроба – не самое интересное занятие, поэтому руки, которым вечно надо найти применения в моменты тягостные и напряженные, скользят в стороны по краю стола, и как только найдена идеальная точка опоры, бледные пальцы останавливаются. Барышня переносит вес на вытянутые руки, чуть подавшись вперед и, понизив голос, доверительным тоном продолжила:
- Да, мы знакомы с этой юной особой. Что-то случилось?
Как будто инспектор из отдела по борьбе с организованной преступностью заявится на порог к единственной знакомой жертвы какой-нибудь пустяковой автомобильной аварии. Если мисс Леманн что-то и сболтнула, то на её счастье её в действительности переедет грузовик. Хотя, хвала небесам, Шарлотта ещё не успела ввести эту брюнетку в курс дела, подкидывая работенку, о которой та и не подозревала.
Так с чем же тогда пришел этот Бэтмен британского разлива?

0

6

Вообще-то, тщеславие никогда не было чертой характера Кроуфорда. Однако сейчас, видя перед собой Шарлотту, мужчина не мог удержаться. Уж слишком много сил Аластор приложил для того, чтобы собрать доказательства против мисс Роксфорд, слишком много документов перерыл и тормозил работу специального отряда, коим руководил, дабы все было идеально. Да, девушка мастерски заметала следы, поэтому отслеживать финансовые операции и переводы было практически невозможно, но каждый из нас ошибается. Мисс Роксфорд сгубила банальная жадность и желание шикарной жизни - слишком уж много денег девушка тратила на свои личные нужды, что позволило подключить отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Очень жаль, что Шарли исправно платила налоги - налоговая служба не могла придраться к ее документации. Крайне помогла слежка, которая велась за блондинкой, ведь при помощи ее Ал вышел на целую тучу воров и мошенников разных мастей, которые после допросов указывали на владелицу антикварной лавки.
— Мне хотелось бы выяснить, какую работу эта леди выполняла для вас, если это, конечно, не коммерческая тайна, - Кроуфорд слегка постукивает пальцами по стойке, внимательно наблюдая за Шарлоттой, - на самом деле это так, чисто для галочки.
Нет, разумеется, Кроуфорд рассматривал множество вариантов и исходов событий. Он предполагал и побег, и драку, и угрозы оружием, но Аластор не боялся. Во-первых, инспектор старался не сводить глаз с Лотти, если она вдруг решит воспользоваться огнестрельным оружием, спрятанным в неизвестном месте, к примеру, под юбкой. Во-вторых, реакция, несмотря на нещадное приближение к пенсионному возрасту, у полицейского была отличной. В-третьих, в кобуре под пиджаком находилась Beretta 92FS с калибром 9мм. Разумеется, моментально оружие извлечь не получится, но годы практики научили Кроуфорда делать это крайне быстро. В общем, Аластор был подготовлен практически к любому варианту развития событий.
— Мисс Роксфорд, скажите, какой официальный доход у этого места? - Ал окидывает помещение взглядом. - Мне просто интересно, насколько хорошо продается антиквариат, раз хозяйка такого бизнеса может позволить себе шикарные апартаменты и спортивный автомобиль.
Шарлотта была далеко не глупой женщиной. По ее поведению было ясно, что долго играть комедию все равно не получится, поэтому надо переходить к конкретике. Одной рукой Кроуфорд расстегивает единственную пуговицу пиджака, теперь демонстрируя кобуру. Подобно златовласке, полицейский опирается на стойку, значительно уменьшая расстояние между собой и собеседницей.
— Вы же все понимаете, Шарлотта. Понимаете, с какой целью я здесь. Вы прокололись и совершили целую череду ошибок, которые я не пропустил. Мне известно и о темной стороне Вашего бизнеса, и о нелегальных сделках, а часть ваших клиентов давно сдала Вас с потрохами, мисс Роксфорд, - Кроуфорд сделал небольшую паузу, смотря в глаза девушки. - Дело собрано и вскоре отправится в суд. А теперь давайте поедем в участок, Шарлотта.

0

7

Коммерческая тайна. Хо-хо. Как будто служителей закона сможет остановить этот термин. Как будто Аластор не знает, что Шарлотта знает о его визите к этому лучистому австралийскому пирожочку, которого блондинка сманила к себе, а Корра и рада была, словно мотылек, летящий на свет лампы, касание к которой подпалит ему крылышки. Шарлиз склонила голову набок, улыбнулась, и весь её ид будто бы говорил: «Кончай, !@#$%, симулянт @#$%^&*, мы оба всё знаем».
Однако, ответ все же последовал:
- Понятие «репродукции» что-то говорит для вас? Умение копировать стиль может весьма пригодиться при восстановлении красочного полотна картины – я, может, и занимаюсь антиквариатом, но нередко приходится восстанавливать для продажи полотна после их дилетантского хранения на чердаке среди кучи мусора.
Не то чтобы мисс Роксфорд хотела заболтать Аластор, начав лекцию на далекую для того тему, просто для человека, страстно отдающихся своему делу и в чем-то презирающих простых, не сведущих смертных за глупые вопросы, это выходило само по себе. Вот, задают тебе задачку, ты вдохновенно вещаешь о различиях техник нанесения мазков и где здесь Моне, а кто Мане, на выходе получаешь удовлетворительный кивок и расширенные от ужаса глаза обывателя, который просто поинтересовался, какими кисточками лучше рисовать акварелью, а ты закатываешь глаза и тяжко вздыхаешь, проклиная глупых дилетантов, которые не понимают взаимосвязи между всеми этими фактами.
Как будто прочитав эти мысли, а также посыл, не совать свой нос в чужие дела, Аластор в той же непринужденной манере демонстрирует оружие. Шарлотта машинально проследила за рукой инспектора, потянувшейся к пуговице, и чуть не попросила обойтись без стриптиза – она, конечно, состоятельная дама, но ещё не докатилась до подобного.
- Проверив мою документацию, вы легко узнаете, на какие жертвы идут истинные ценители искусства, - не без капли сарказма и камня в чужой огород. Ещё бы, пришел и достает пушку. Да если бы Шарлиз платили каждый раз, как кто-то обнажает свой ствол (не метафорический), она бы купила себе ещё парочку Ferrari и Aston Martin на сдачу, ибо один Джеймс Мориарти влетел по этому пункту по полной.
- Вы же понимаете, что такая дама, как я, должна быть готова к приходу таких, как вы. И я прекрасно понимаю, что если вы на меня что и нарыли, то это далеко до отправки в суд – максимум для моего задержания или ареста. Но это лишь вопрос времени, когда вы официально сделаете меня фигурантом дела, верно? – Риторический вопрос, на который златовласка не ждет ответа, что продемонстрировала подняв правую руку вверх с вытянутым указательным пальцем в знак молчания. Можно было бы в данной ситуации запаниковать, уподобиться низкопробным барышням, считающим себя очень умными, но раздвигающих ноги в любой непонятной ситуации, и вместо формального жеста обратиться к какой-нибудь безвкусной банальщине: приложить бледный пальчик к губам мужчины, не обращая внимания на колющуюся щетину, шикнуть на него, а затем начать вещать что-то приторное томным шепотом на ушко, пока в это время проворный ассистент добивается интимного полумрака в помещении и накидывает шелковый, ничего особо не прикрывающий (два обязательных пункта!) халат для достижения пущего эффекта. Но разве ж Шарлотта, дерзившая самому Мориарти и влепившая ему же оплеуху, будет заниматься такой негигиеничной ерундой? Да не дайте боги. Так что единственным касанием, которого мог дождаться Аластор от Лотти, был удар той самой тетрадью по голове, ведь в известных местах оружие блондинка не носила, опять же из-за соображений личной гигиены.
- Так что давайте разрешим эту проблему, не дожидаясь моего адвоката, как деловые люди. Расскажите мне обо всем, что у вас на меня есть сейчас, и мы решим, как действовать дальше. Или же мы будем решать всё согласно букве закона, и я всё равно всё узнаю, либо окажется, что вы блефуете здесь и сейчас зря, ведь после всего этого фарса я не пойду вам навстречу в других ваших делах, а более того – буду всячески мешать. А я сильно сомневаюсь, что у вас много чего на меня есть, иначе вы бы не пришли сюда поболтать, не предъявляя обвинения.
Шарлиз самодовольно улыбнулась после своего монолога. Аластор мог быть профаном в её сфере деятельности, но дама себе такого позволить не могла. Как и проблем с законом, которые несомненно мог ей устроить Кроуфорд.
- Я же не ошибусь, если скажу, что вы знаете Эдгара Форда не понаслышке?
Забросить наживку после в чем-то жестокой и оскорбительной тирады, дабы инспектор не помчался к своему бэтмобилю с развевающимся плащом и обидой. А заодно удовлетворить своё любопытство, ведь в криминальном мире все ещё идут круги по воде от всех переворотов, а Эстер Николс не тот человек, который так просто отступит после нанесенных оскорблений.

+1

8

Кроуфорд тяжело выдыхает. "Наша служба и опасна, и трудна" - это было ясно изначально. Да вот только за свою многолетнюю практику Аластор практически впервые сталкивается с таким персонажем, как Шарлотта. О, да, эта дама была особенной и уникальной - теперь это становилось понятно окончательно. Да вот только не будем расходиться в комплиментах Шарли, а то докатимся до хвалебных песен, и можно будет оду писать. Каждый раз, когда Ал подбирался к ней, она ускользала. За все эти месяца работы такое было неоднократно. И вот сейчас, когда блондинка загнана в угол, она не теряет самообладания и отвечает ему с потрясающим хладнокровием. Если бы златовласка прибегла к классическим методам спасения своей шкурки, то Аластор был бы как минимум разочарован. "Браво, мисс Роксфорд, вы потрясающий соперник," - говорит сам себе мужчина. Да вот только самомнение Шарлотты само рыло для себя же могилу. Ее тираду Ал выслушал абсолютно спокойно, без лишних эмоций, затем прогнал еще раз у себя в голове и только после этого начал отвечать. Причем без лишних слов, надо сразу переходить к делу.
— Все началось с покойного Джеймса Адамса, являющегося, как вам прекрасно известно, координатором группировки контрабандистов. После нашей встречи я все же добился того, чтобы мне предоставили их копии. Мы проверяли все сделки, так или иначе связанные с Англией, проверяли все счета и всех людей, которые были в списке мистера Адамса. Некоторые из них привели к вам, к вашей лавки, мисс Роксфорд. Отдадим дань американским коллегам - они всячески помогали в поисках.
Да, американское подразделение преследовало свои интересы, но их вклад был крайне важен. В частности, расшифровка документации и прослеживание перемещения денег между счетами.
— Все это было лишь косвенно, слишком мало, для того, чтобы предъявлять что-либо вам, но достаточно, чтобы взяться за дело основательно. Ангус Рейли - человек, с которого все началось - рассказал про Вас очень много всего интересного, а после этого порекомендовал нам многих своих знакомых, которые так или иначе могли что-то знать о вашей деятельности. Я даже не хочу говорить, сколько человек мы опросили, чтобы подобраться к вам по ближе, мисс Роксфорд. Да вот только чем сильнее мы распутывали этот клубок, тем больше он становился - начиная с мелких сошек, мы перешли на более крупных дельцов, значащихся в наших базах.
Аластор ненадолго задумался. Работа была титанической. Особенно много проблем было с допросом новых свидетелей - их приходилось долго обрабатывать, даже припугивать, но многие из них все же раскалывались. Приятно было работать с бизнесменами, коим Шарлотта перекрыла воздух и нанесла ущерб нелегальному бизнесу - они с удовольствием шли на контакт.  Один из этих господ даже клялся именем Королевы, что готов на все, "лишь бы засадить эту..." В общем, не будем скатываться в полное цитирование и откажемся от этого нецензурного слова.
— Я просто назову несколько имен людей, рассказавшим нам достаточно для того, чтобы дело было отправлено в суд. Мэттью Харрис, Питер Уилкинсон, Альфред Джонсон, Габриэль Моррис, Анна Дженкинс.
На самом деле, кроме этой пятерки, было еще много человек, готовых заложить Шарлотту, да вот только "калибр" у них был по-меньше и, соответственно, показания будут внушать меньшее доверие.
— Да, я прекрасно знаю, кто это. Вот только работать над его делом в несколько раз сложнее, чем над вашим, мисс Роксфорд, не считайте оскорблением, - имя Форда очень пагубно воздействовало на Аластора.
Причина проста - Эдгар Форд - это личное. Человек, которого Кроуфорд поймает, рано или поздно, независимо от усилий, которые придется для этого приложить. Потому что Ал обещал. И обещание будет выполнено, так или иначе.

0

9

Шарлиз напряглась, едва с уст Аластора слетело имя покойного «Джеймса №2». И это было отнюдь не от того, что толика сожалений по усопшему другу отголоском прозвенела в блондинистой голове, не потому, что на похоронах того самого боевого товарища и любителя рапир случилось нечто крайне неприятное. Даму напрягало лишь то, что вот уже второй раз мистер Кроуфорд заводит с ней разговор об этом янки. Можно было уже не надеяться на удачу, на то, что это какое-то странное стечение обстоятельств. «Что, если…», - уже не будет, всё уже свершилось.
«Держи себя в руках», - как мантру повторяла про себя Шарлотта. Выдавать себя с головой было рано – всегда есть вариант для отступления, не стоит пока думать об адвокатах, перебирая в голове знакомых, которые могли бы порекомендовать хорошего специалиста в этом деле. Все же «Ромео» был умен и умел заметать следы, так что с этой стороны было неоткуда ждать подвоха. Казалось бы. В конце концов, всегда можно удивленно хлопать длинными ресницами, плакать, положа руку на сердце, уверять о добросовестном заблуждении в отношении всего, что выдвигает против блондинки Аластор. Но этот проныра со значком всё же копнул достаточно глубоко, чтоб его лопата с неприятным скрежетом скользнула по металлическому боку сундука с сокровищами. Ох, знала она, что вся эта афера с Ангусом  закончится плохо, в глубине души понимая, что сотрудничество против мошенника лишь отодвигает прогулку Лотти до зала судебного заседания. Вот и помогай после этого представителям закона!
Но следующие имена буквально мотивировали оказывать различное содействие правосудию. Шарлотту приперли к стенке вплотную, теперь уж точно можно было не надеяться на лучшее.
Барышня лишь сильнее вцепилась в край столешницы так, что послышался либо хруст дерева, либо последний отзвук маникюра. Стоять на ногах мошенница ещё могла, но едва отойдет от шока, что накатил от мысли о пожизненном, как колени подкосятся сами не в силах выдерживать всё напряжение, грузом упавшее поверх ответственности, многострадальных амбиций, алчности и прочего. ДА прибудет с белокурым ангелочком удача – Форд успел покрутить хвостом перед носом Кроуфорда. Бинго! Грех не сыграть на этом.
Шарлотта хотела было картинно признаться в содеянном, покаяться, подняв руки вверх, доказывая этим жестом беспомощность перед стражем порядка, но вовремя подумала, что последний вполне мог засунуть себе в штаны диктофон или куда там джентльмены прячут свои игрушки за неимением декольте.
- Не сочту, - спокойно , как ей самой казалось, парировала мисс Роксфорд, - уж мне ли не знать.
Деликатность, уступчивость, сговорчивость – придется выбирать слова, словно сапер, которому поручили произвести работы на минном поле площадью в пару гектаров без специальных приспособлений.
- Тогда логично предположить, что поймать его для вас будет куда важнее, чем меня. Зачем вам гоняться за кроликом, когда под носом бегает золотая лань? Едва ли Форд превратиться в прекрасную тощую нимфу с венком в волосах и вы будете жить долго и счастливо, о приговор на его имя будет бальзамом на вашу душу… Я могу помочь вам в его поимке, если вы отпустите меня сейчас.
Пока не стоило угрожать проблемами. Вполне возможно, Аластор и сам предусмотрел, что загнанный в угол зверь успеет отослать весточку следующей жертве охотника. Не по доброте душевной, а чтобы учинить больше препятствий и своеобразно отомстить.
- А могу помогать на постоянной основе… Я слышала, что Скотланд-Ярд не ахти как справляется с недавними беспорядками. Вы уже знаете в чем причина всей этой свистопляски и вечных стычек?
Дать распробовать, а затем отнять. Нет-нет, мистер Кроуфорд, не думайте, что сейчас Шарлиз идет ва-банк, разыгрывая последний козырь. Форд – гарант свободы сейчас. Безоблачное будущее стоит куда дороже – информация о происходящем для глупцов в форме в виду своей специфики вполне подойдет. Оставалось уповать, что чуйка инспектора не заставит думать Ала, что весь дамский козырь – после Форда слить ещё одну криминальную шишку. Он же не идиот в самом деле.

0

10

Эдгар Форд - особая персона. Крайне важная фигура на игровой доске, имя которой Англия. Криминальная деятельность Форда была изначально завязана не денежных махинациях, но, со временем, его аппетиты росли. Многие не успели и глазом моргнуть, как Эдгар сколотил собственную криминальную группировку, а затем, покинув тень, начал планомерно подчинять себе Лондон. Доподлинно неизвестно, как далеко запустил свои руки Форд, но огромное состояние позволило ему заполучить своих людей во всех сферах деятельности. Полиция не являлась исключением. Именно поэтому делом Эдгара Форда официально никто не занимался. Вся работа против этого человека велась Специальным отрядом Скотланд-Ярда, под руководством вашего покорного слуги, Аластора Кроуфорда. Подступиться к нему было невероятно сложно, но шаг за шагом, медленно, постепенно, но полиция подбиралась к нему. Вот только слишком медленно и постоянно сталкиваясь с неудачами.
Предложение Шарлотты было довольно очевидным. Что еще делать человеку, которого прижимают неопровержимыми доказательствами? Разумеется, искать пути отхода. Ах, любил Кроуфорд негодяев именно за это. Плевать на все, плевать на всех, они всегда беспокоились исключительно о себе. Доказательства на Шарлотту были найдены благодаря мошенникам, которые хотели по-максимуму уменьшить наказание. Даже мисс Роксфорд, довольно важная персона, сейчас делала то же самое. Но нет, здесь все не так просто. Инспектор никогда не поверит, что Шарли будет работать на полицию исключительно ради своей свободы. Безусловно, здесь был и ее собственный интерес. Неужели Форд перешел дорогу Шарлотте? Помешал бизнесу? Пригрозил? Уж слишком быстро Лотти перешла к этому господину. В конце концов, неужели, в Лондоне больше нет преступников? Или же это была удачная догадка? Слишком много вопросов без ответов.
— Мисс Роксфорд, все намного проще. Разумеется, Вы боитесь оказаться в тюрьме. За все ваши деяния Вам дадут огромный срок, который придется отбывать в довольно неприятной, в некоторой степени мерзкой, обстановке. Почему-то я был уверен, что Вы сначала начнете мне угрожать, благо, это припасено на десерт, - Ал продолжает следить за действиями блондинки. - Деловое предложение всегда намного приятнее угрозы. Вот только в чем ваша выгода? Чем Вам помешал мистер Форд? Мы ведь договаривались говорить все честно.
Мисс Роксфорд сейчас находится в крайне шатком положении. Тюрьма уже не маячит на горизонте, она уже крайне близко. Лотти нельзя ошибаться, ей нужно перевесить часы в свою сторону. Вернемся к Аластору. Предложение Шарли было заманчивым, логичным и выгодным. Знания, которыми обладает блондинка, явно продвинут дело Форда. Вот только если Кроуфорд обеспечит ей свободу, то что помешает этой леди стать новым "Эдгаром Фордом"? Если убрать эту фигуру с доски, то гражданская война, разгоревшаяся в Лондоне, вспыхнет с новой силой. В данный момент, после великого множества совещаний, началом беспорядков считается смерть Джеймса Мориарти. После его смерти на трон начал претендовать Форд. Но если избавиться и от него, то кто позариться на корону Наполеона преступного мира?
— Думаю, вы понимаете, что я не могу просто сжечь все материалы, собранные на Вас. Даже если я соглашусь, то все равно оставлю страховку, которая сможет отправить Вас в тюрьму. У Вас же, как я понимаю, будет несколько другой способ давления на меня?
Переживал ли Кроуфорд за свою жизнь? Однозначный ответ - нет. Если бы он за нее боялся, то не пошел бы в полицию. Единственное, за что Аластор волновался, это Джина. Его сестра работала под псевдонимом, в официальных документах про их родство ничего не было сказано, а общих друзей у Ала с ней тоже не было. По сути, никто не знал, что они как-то связаны, кроме отца, который сейчас путешествовал, кажется, по Индии. Но нельзя недооценивать Шарлотту, которая однозначно что-то раскопает. Поэтому действовать нужно было осторожнее.

0

11

«Если дадут», - мысленно поправила Кроуфорда Шарлотта на его заявление о большом тюремном сроке. Ежели этот проныра и доведет её до обвинения с последующим процессом, то ему придется приложить немало сил, чтобы упечь мошенницу за решетку, ведь та не поскупиться продать свой любименький феррари, дабы остаться на свободе, а потом с утроенной энергией взяться за нового бэтмена. Все эти угрозы пока что были слишком далеки от исполнения, на скромный взгляд мошенницы, воспринимавшей в большинстве своем лишь доводы, донесенные с помощью грубой силы. Вот попробуй полицейский вытолкнуть её из окна третьего этажа или натянуть розовый купальник – вот это да, вот тут не поспоришь, настоящий суровый мужик.
Шарлиз в задумчивости вытянула губы и устремила несколько рассеянный, как могло показаться со стороны, взор куда-то выше мужского плеча. Она попыталась вспомнить, когда они успели договориться о честности, дабы пустить шпильку по этому поводу, но передумала. На повестке дня вдруг образовался иной вопрос. Озарение шандарахнуло по голове, как солнечный удар, отчего блондинка резко перевела взгляд с противоположной стены, а именно с картины, что так удачно была «отреставрированна» Коррой, на Кроуфорда, глядя тому прямо в глаза, чуть прищурившись, словно желала прочесть его мысли.
Аластор не кинулся на неё с воплями: «Да за кого ты меня принимаешь, падшая женщина?!», что уже давало основание усомниться в кристальной честности инспектора, что было лишь на руку мисс Роксфорд, которой только и надо было, что толкнуть полицейского к сотрудничеству. Она даже почти облегченно вздохнула, картинно смахнув дланью все печали и заботы со своего чела. Но не стоило радоваться прежде времени. Будущее всё ещё было темным и полным ужаса - с Аластором или без него. Ведь тут, где-то в чертогах сознания подал голос глас рассудка, боязливо поднимая руку вверх для привлечения внимания после обморока от разыгравшейся фантазии о тюремной жизни. Инспектор не возражал, инспектор продолжал разговор, инспектор даже, по всей видимости, был не против, словно она предложила ему не сотрудничество с аморальной бестактной скотиной в образе нимфы бальзаковского возраста и пиратским лексиконом, а чашку чая или протереть собою стол. И теперь, переосмыслив это, сам факт того, что мистер Кроуфорд отправился прямиком к Шарлиз, при этом красочно расписывая, сколько у него доказательств против неё, вновь насторожил. Всё же Ал не был похож на человека, который ищет материальной выгоды для себя, нещадно злоупотребляя полномочиями, так что здесь скорее другое. И Лотти попала в точку, когда начала давить на нераскрытое дело Форда. О, в пору было злобно хихикать и потирать ручки. Что ж, Аластор хочет правды? Он её получит. Дозировано и в меру измененную.
- Моя выгода в том, что я смогу обезопасить себя. Видите ли, у нас с ним недавно произошел конфликт, и у меня есть все основания полагать, что он достаточно злопамятный человек... Не знаю, верите ли вы в то, что Джеймса Мориарти не существовало, но думаю, даже в Скотланд-Ярде заметили, что после его смерти и самоубийства этой долговязой кудряшки Сью в криминальном мире началось острое противостояние… И я поставила в нем не на Форда.
Шарлотта скорчила печальную гримасу и пожала плечами, словно говоря: «Ну с каждым бывает, офицер, не сажать же меня за это».
- Надеюсь, вы не будете уточнять, на кого я поставила. Иначе наше, - интонационно выделив последнее слово и сделав короткую паузу, дама продолжила, - теоретическое сотрудничество закончится, не успев начаться. Сами понимаете, это не выборы в Парламент, хотя кандидаты, возможно, чуть более честные и приближенные к народу, чем те, что просиживают штаны в Палате Общин.
Маникюр отстукивает по полированной столешнице ещё разок. Роксфорд волновалась, а не ляпнула ли чего лишнего и не переврала ли где. Создавать себе образ униженной и оскорбленной святой невинности – не лучшее решение, когда Аластору рассказали во всех подробностях, где, с кем и в каким образом. Тем более начинать отношения с такой неприкрытой лжи после просьбы о правде было сущим моветоном.
- Конечно, я понимаю, - она кивает, скромно улыбнувшись уголками губ, - и даже не надеялась, что вы отправите в утиль все доказательства на меня. В свою очередь я заявляю, что у меня на вас способа давления нет, и мне придется наивно полагаться на ваше слово джентльмена. Пока что. Будет некрасиво соврать, что я не покопаюсь в вашей биографии, мистер Кроуфорд.

Отредактировано Charlotte Roxford (2016-03-12 22:28:33)

+1

12

— Давайте уточним, мисс Роксфорд, - говорит мужчина, опираясь на стойку. - Вы сейчас предложили старшему инспектору Скотланд-Ярда сделку, по которой он забывает о Ваших темных делах, коих вы наворотили очень и очень много, а взамен этого Вы, якобы, дадите информацию по другому преступнику? Эта информация поможет мне засадить этого злостного мошенника в тюрьму, избавив от него Англию. И сделаете Вы это исключительно с целью спасения собственной шкурки, причем сразу убив двух зайцев: получить протекцию от полиции и уничтожить конкурента, который может повредить вам. Ваша наглость не знает границ, Шарлотта.
Кроуфорд усмехается, выпрямляется, а затем обходит стойку, открыв дверцу с боку. Проходит внутрь, начиная медленно идти к блондинке. Что сейчас в голове Аластора? Смесь довольно многих эмоций. Его злила эта особа. Ее манера разговора, способ подачи информации, все это просто не переваривалось инспектором. Наглость, самодовольство, самодурство - для нее это прозвучит как комплименты. Кроуфорд не понимал таких людей, не понимал, что их делает такими. Однако опыт говорил, что таким персонажам крайне приятно жить так, как они живут. Они относятся к "сильным мирам". К тем, кто вертит простыми людьми, выполняя их руками свои коварные планы, обогащаясь и увеличивая свои огромные кошельки. Эта "элита" вызывала у Аластора рвотный рефлекс. Эти господа оставят за собой сожженные города, которые будут восстанавливать простые люди - те, кого они презирали и будут презирать. Шарлотта была как раз одной из "сильных мира". Кроуфорд не хотел ее ненавидеть. Но, Господи, как же это было просто.
— Если Вы привыкли так работать с людьми, то стоит вспомнить, что не все это принимают, - говорит мужчина на ходу. Подходит практически впритык, смотря на нее сверху вниз. - Этот город гниет из-за таких, как вы. Эти ставки, игры с законом и человеческими жизнями - это то, что вам всем кажется незначительным. Но не мне читать Вам морали, поэтому не стоит корчить рожицы.
Аластор сказал это заранее. Мимика этой леди имела свою прелесть, ибо она отлично передавала все, что хотела блондинка. Не больше. Если говорить на частоту, то в этой девушке было что-то особое. Что-то, что завораживало. Что-то, что могло покорить мужское сердце. Эта барышня, несмотря на то, что отталкивала своим шипами и колкостями, была по-своему обворожительна. Здесь можно припомнить то, что именно у розы есть шипы. Эта гремучая смесь отпугивающего, но одновременно привлекательного характера определенно была ее особой чертой. Порой хочется ударить лицемерную хамку, едва она раскроет свой чудный ротик, но стоит той принять вид честной монашки, склонить голову набок и по-особому посмотреть из-под длинных ресниц, и все низменные поры таят, как мороженое на солнце. Возможно, это и называется женскими чарами. К слову, эта девушка очень приятно пахла – какой-то легкий фруктовый аромат, где переплетаются нотки ежевики, цветов персика и магнолии... Но нет, нет и еще раз нет. Аластор прекрасно знал, что между ними никогда не будет никакой близости - ни физической, ни духовной. Она была неприятна ему, он ей - это единственное взаимное чувство, которое они испытывали друг к другу. К тому же у Ала была невеста. Пусть и погибшая, но оставившая на его сердце горящее клеймо, которое никогда не остынет. Поэтому забудем о любом чувстве, напоминающем симпатию.
— В этой игре я буду диктовать правила, Шарлотта, - говорит Аластор, наклоняясь к ней. - Потому что как бы Вы не были самоуверенны, какое бы превосходство надо мной не чувствовали, сейчас именно я на шаг впереди. Если хотите в этом убедиться, то залезть в правый внутренний карман моего пиджака, - сказав это, Ал отодвигая полу пиджака. - Там Вы найдете записку от моего товарища-судьи, которая должна Вам понравиться. Этот господин отличается своей честностью и неподкупностью, даже в нынешних реалиях. К тому же, он очень заинтересован Вашим делом. В левом кармане Вы сможете найти полный список имен тех, кто готов явиться в суд.
В данный момент Аластор полностью беззащитен. Ствол пистолета, находящегося в кобуре, смотрит прямо на блондинку, которая сможет довольно быстро его схватить. В крайнем случае, она может его ударить, может оттолкнуть, может хоть прирезать, если у нее окажется нож. Но Шарлотта не такая, он знает. Возможно, она действительно полезет в его карманы. Там барышня действительно найдет те записи, о которых говорил Кроуфорд. Его товарищ оформил все по своим каналам, дабы не тратить время на подготовку суда для Шарлотты, если потребуется.
— Я не обеспечу Вам протекцию полиции. Единственное, что я смогу сделать, это то, что Вы будете информировать только меня, и в участке не узнают, что есть тайный информатор. Вот только Вы будете отчитываться мне тогда, когда мне будет это удобно. Вы не будете менять условия сделки. Не будете пытаться обмануть меня. И даже после окончания дела я не уничтожу документы, а сохраню их на случай, если Вы не захотите исполнять обещание, которое только что сами неосторожно дали,  - Кроуфорд делает акцент на "мне" и на "вы". Ему нужно, чтобы Шарлотта поняла его достаточно полно.
Она не захочет этого, ей не позволит гордость - инспектор прекрасно это знал. Эта леди может отказать ему и попытаться уйти. Может согласиться, а потом пропасть из страны. У нее много вариантов. Но один из них - это согласиться с Аластором. Стать информатором полиции на условиях, которые не удовлетворяют ее потребности. Потому что это - самый оптимальный вариант для нее.

0

13

Шарли закатила глаза. Подумать только, её наглость не знает границ! Если бы ей платили за эти слова каждый раз по фунту, то дама обогатилась бы быстрее, чем если бы ей выплачивали ту же сумму за каждый раз, когда у кого-то возникает мысль убить вздорную блондинку или просто покалечить, приложив её чудную головку о не менее чудную стенку или иную пригодную для варварского действа поверхность. Роксфорд всегда поражали подобные возмущения, в которых она видела лишь зависть от тех, у кого духу не хватало пользоваться моментом в ущерб чужим интересам при любом удобном случае и весьма беспардонно. Не умеете? Ваши проблемы. Ей же, и без того алчной и властолюбивой самке, сие умение делало не только деньги и репутацию, пробивая дорогу в мире, где всё ещё царит этот невыносимый сексизм, но порой жизнь спасало. Эту маленькую, незамысловатую жизнь без глупых моральных предрассудков и романтических мечтаний о семьи и пенсии в окружении внуков.
- Вы просто не умеете совмещать приятное с полезным, Аластор, - почти откровенно насмешливым тоном парировала Лотти, перейдя на подобную фамильярность, отказавшись от «мистер Кроуфорд» и «инспектор» на манер полицейского.
Как будто и не было паники от мыслей о пожизненном, как будто и нет стремления засунуть чужую морду в палитру и хорошенько повозюкать там. Словно они старые друзья со специфичной манерой общения, где приз вручается тому, кто больше угроз и нехороших слов скажет в адрес другого. Но это было бы слишком. Непристойное дежавю. Недостойно таким образом чтить память о Джеймсе, о смерти которого Шарлиз узнала от этой Даши-путешественницы из Скотланд-Ярда.
Тем временем, отринув окромя избитого формализма, инспектор, по всей видимости, возжелал перейти на «ты» без брудершафта – иного объяснения его продвижений по лавке Шарлотта не видела. Мисс Роксфорд внимательно следила за бесхитростными манипуляциями Аластора, пока тот не оказался подле неё. Дама лишь повернула голову в его сторону, словно наглядно демонстрируя, что полицейский не интересует её целиком и полностью. Мужчина выдает тираду, что, как показалось мошеннице, сопровождалось нездоровым блеском в глазах. Кроуфорд отчасти был похож на фанатика. Но не того, из разряда помешанных, скажем, на религии или мысли об апокалипсисе, что бегает по центральной площади города и призывает покаяться. Тут больше вырисовывается образ доблестного рыцаря в тяжелых доспехах с ярким гербом на груди и верным оруженосцем, что следует за своим господином везде. Этот рыцарь кланяется дамам, в свободное от военных действий время занимается хозяйством, а потом, когда позовет долг чести и совести, пойдет с мечом и огнем карать тех, кто против него и его идей. Аластор Кроуфорд был фанатиком правопорядка и мирной жизни, и кажется, он на полном серьезе объявил крестовый поход. Извечная, ни разу не сказочная борьба доблестных рыцарей, что ныне вместо блестящих доспехов украшают себя бронежилетами, и злодеев, таких же пропащих душ, как Шарлиз, имя которым легион. И есть ли шанс у оставшейся горстки полицейских победить легион? Едва ли. Добро побеждает зло его же оружием – пора бы усвоить простую истину, мистер Кроуфорд.
Мужчина наклоняется к блондинке, и ей становится противно. Аластор нарушает вот уже второй раз допустимую дистанцию между ними. И если в танце было простительно излишне цепкая хватка, то здесь вопиющее нарушение личного пространства не дозволялось. И барышня чуть отклоняется назад, а правое плечико ползет вверх, словно воздвигается дополнительный барьер между мошенницей и инспектором. Как невежливо для такого рыцаря. Ещё и раздеваться начал – благо, что под распахнутым плащом оказалась одежда, а у полицейского нет склонности к эксгибиционизму.
- Надеюсь, в штанах Вы ничего не прячете.
Не надо было делать столь явные акценты на местоимениях – это почти оскорбительно. Мало того что он решил взять её на поводок, так ещё и ошейник вздумал затянуть потуже. Как же! Будет он ей условия диктовать. Всенепременно!
Единственная причина, по которой строптивая кобылка не встала на дыбы, - отсутствие ответных материалов нехорошего содержания. Теперь, подлив масла в огонь, Аластор обеспечил железобетонную мотивацию припереть себя к стенке. Шарлотте всегда нравилась идея усидеть на двух стульях, но этот процесс должен быть под контролем златовласки, а не кого-либо ещё, иначе игра лишалась смысла. Шарлиз уже твердо всё решила, и сам Джеймс Мориарти, восставший из мертвых, не отговорит её от задуманного.
Что этот негр полицейский себе позволяет?
Дама запускает ручонки в карманы, извлекая сначала список лиц, а затем ордер на арест. Второй документ не представлял особого интереса, зато по первому она пробежалась взглядом несколько раз, в уме прикидывая скольких из списка можно убрать и скольких Аластор туда не включил. Он же не дурак показывать ей всех свидетелей по делу, давая повод сократить количество налогоплательщиков.
- Я Вас поняла с первого раза.
Небрежно зажав меж указательным и средним пальцами бумаги, протянула их обратно мужчине, не желая повторно марать руки о столь безупречно чистого во всех отношениях инспектора. Заразиться ещё, станет добропорядочной лондонской леди, приютам будем помогать и в церковь по воскресениям ходить.
- Только учтите, что Я Вам не телепорт, и по первому зову не являюсь Соблюдайте правила разумности, мистер Кроуфорд.
Шарлотта возвращается от добродушного, разбавленного приторным сарказмом тона к официальному, не отдающего боле заинтересованностью, злостью или деловитостью. Констатация фактов без приглашения на чай.
- Внесу лишь одну ясность – я обещала помочь прояснить нынешнюю ситуацию, а не продалась в пожизненное рабство Скотланд-Ярду.

Отредактировано Charlotte Roxford (2016-03-19 21:04:53)

0

14

— А Вам так хочется проверить? - спрашивает Кроуфорд, приподнимая одну бровь.
Аластор спокойно ждет, пока мисс Роксфорд прочитает список Разумеется, там были далеко не все люди, готовые засадить Шарлотту, но довольно важные. К тому же, граждане, указанные в нем не случайны - эти персонажи были на прицеле у полиции, за ними следили, к тому же, Аластор беседовал с каждым из них, а показания запротоколированы и лежат под замком. Если хоть с одним из них что-то случится, то Скотланд-Ярд узнает об этом. Да и Шарлотта, наверное, понимает, что пытаться убрать свидетелей очень глупо, особенно когда против тебя настроено огромное количество людей - всех все равно не перебьешь. 
— Я рад, что мы поняли друг друга, - улыбается Аластор, забирая у нее бумаги. - Вскоре я свяжусь с Вами.
Аккуратно сложив, он убирает их обратно во внутренний карман. Его миссия здесь выполнена. Больше нет смысла трепаться, можно спокойно возвращаться на работу. Ал, конечно, рассчитывал на немного другое окончание беседы, но такой выход его тоже устраивал. Выбирая между заключением Шарлотты Роксфорд или Эдгара Форда, инспектор выбирал второго. Златовласке еще нужно подрасти, увеличить свое влияние и тогда она встанет в один ряд с Фордом. И если это случиться, то Кроуфорд все же отправит ее за решетку. В данной ситуации блондинка была меньшим злом, которое и выбрал Аластор, чтобы добраться до большего. Да, философия Ала всегда утверждала, что зло - это зло и оно едино, но, к сожалению, сейчас пришлось выбирать. Это было неприятной, но вынужденной мерой.
Полицейский молча развернулся и последовал к выходу из магазина. И только у двери он остановился, и развернулся.
— Ну что вы, Шарлотта. Это не рабство, это деловой подход, - цитирует один фильм Аластор, после чего кивает блондинке и выходит из лавки.
Теперь Кроуфорду предстояло отправиться в офис, дабы еще немного поработать с документами на Шарлотту. Нужно как-нибудь отсортировать свидетелей, а затем надежно спрятать эту информацию, ведь неизвестно, на что способна эта женщина. А еще надо бы позвонить Джине, дабы попросить быть осторожнее. Ей не помешает выехать из Лондона и где-нибудь отдохнуть. Вот только как ее в этом убедить? Решив, что над этим инспектор поразмыслит чуть позже, Ал отправился к своей машине.

0

15

«Очень хочется, прям сгораю от желания», - почти ляпнула Шарлотта, когда ей поступило вроде бы почти однозначное утверждение. Вопросом на вопрос извечно отвечают скромницы вроде Аластора, когда совесть, целомудрие и что там они ещё прячут окромя документов в штанах мешают сказать прямо о пожеланиях. Куда более льготные условия для спасения – отдаться прямо на столе, осквернив свою собственную лавку, но до такого Шарлиз ещё не пала, как бы настойчиво противники не подталкивали мошенницу к различного рода махинациям.
- А я-то как рада, - отвечала мисс Роксфорд с широкой деланной улыбкой, которая не маскировала, а, пожалуй, лишь подчеркивало желание блондинки расчленить докучливого инспектора в ближайшем будущем и отправить в разные пакеты по тем же адресам, где некогда крысы имели честь познакомиться с её персональным Ромео. Вот ведь будет ирония, если труп вновь окажется на столе у той серой мышки, а кто-то из Скотланд-Ярда вновь приведет её туда в качестве свидетельницы на опознание. Чем черт не шутит, в конце концов, старушка судьба и не такие номера проворачивала.
Впрочем, встречаться с печальным патологоанатомом и ещё кучей полицейских, терпеть их занудство и раздражающие процедуры, перед этим в очередной раз устряпавшись по локоть в крови, которая отмывается хуже масляных красок – увольте! Марать руки Шарлотта не хотела.
Но и заказывать Кроуфорда киллеру было слишком просто и опасно, ведь бумаги на неё всплывут куда быстрее, чем после нарушения договора с Аластором, к моменту чего уже сможет много воды утечь…
- Засунь себе в задницу свой деловой подход, упырь в погонах, - с той же улыбкой проворковала мисс Роксфорд себе под нос, помахав на прощанье новому рыцарю Лондона рукой. Тот едва ли расслышал пожелание блондинки, ведь уже почти скрылся за дверью и не обладал слухом собаки, хотя вот нюхом на гадкие делишки похвастаться мог.
И пока глава отдела по борьбе с организованной преступностью будет думать о том, как искоренить даже маленькое зло, коим он так зря нарек Шарлотту, та попробует искоренить его, чтоб больше не совал свой деловой нос туда, куда ему не следует.
Мобильный сам прыгает в руки, а нужный номер находится в два клика. И после непродолжительной череды длинных гудков раздается бодрый девичий голосок:
- Здравствуйте, Шарлотта, чем могу помочь?
- Добрый день, Корра. Я к тебе по важному делу. Помнишь, к тебе приходил такой высокий джентльмен… Кажется, инспектор полиции? Кого ты тогда для него рисовала? Сестру ведь?
- Да-да, невероятно красивая особа, очень запоминающиеся черты…
- А он ничего не рассказывал о ней?
- Как же, рассказал, много чего. А это как-то относится к делу?
«Ты даже не представляешь насколько».
- О, нет, мне просто интересно. Вспомнилось вдруг… Заглянешь ко мне сегодня вечером?
Получив утвердительный ответ, Шарлиз довольно хмыкает. Осталось связаться с ещё с одним человеком. И тот вряд ли будет особенно рад её звонку.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 17.10.2011 - The Lesser Evil