« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 07.05.2011 - Deeds, not words


07.05.2011 - Deeds, not words

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время и место: 07.05.2011. Квартира Майкла
Участники: Katarina More & Michael Clarke
Краткое описание: "Сдержанность и уместность в разговорах стоят больше красноречия.", - сказал когда-то Фрэнсис Бэкон. Что же, надеемся мадемуазель Мор перед визитом к мистеру Кларку вспомнила эту истину.

0

2

У каждого человека свои причуды – у кого-то тараканы устанавливают абсолютную монархию, в чьих-то головах творится анархизм идей и суждений, где-то пытаются укоренить псевдодемократию с суперпрезидентской республикой. Все от мало до велика несут на себе не только свой крест, но и необходимость терпеть решения чужих тараканов, которых каждый называет по-своему. Самым, пожалуй, звучным, пафосным и долгоиграющим будет – порок. А углубившись в дебри христианства или просто «полистав» открытую энциклопедию, узнаем, что некоторые даже возвели 7 главных сподвижников человеческой деятельности в ранг самых страшных грехов, за которые гореть нам всем в синем пламени. Чарльз Томпсон не был таким уж грешником, чтоб сжечь его при жизни, выкрикивая: «Во славу Р’глора!», или что там нынче выкрикивают следующие модным течениям личности. Однако, один единственный порок, что раздирал сира Томпсона на части, был настолько силен и велик, что отравлял жизни целым городам и селениям. И имя ему – гордыня. О, как тяжко было окружавшим его! Нужно было иметь стальные нервы, железную волю и бесконечное, как черные дыры, (даже не ангельское!) терпение, чтобы не послать Чарльза в пекло, как только рог его изобилия начинал изрыгать из себя очередные речи, направленные либо на восхваление себя любимого, либо на принижение тех самых окружающих (и именно Катрин выпала честь симулировать для Майкла всю прелесть сотрудничества с Томпсоном, славная должна выйти сцена). Мало кто выдерживал подобное отношение, кто-то просто не доживал до повышения – словом, текучка была большая, хотя со временем в высших кругах осели лучшие, а смена «офисного» планктона и шестерок не особо кого заботила. И на фоне всего этого оставалась неизменная деталь – Катарина Мор в девичестве Кэтрин Нортон была подле Томпсона в горе и радости, пока органы правопорядка чуть не разлучили их. Этакий серый кардинал в маленьком черном платье вместо громоздких одеяний и сана священнослужителя, что притаился за троном одного из самопровозглашенных королей. Замечали, как много титулованных особей развелось нынче? Король Криминала, Наполеон шантажа, Королева БДСМ и прочие, и прочие. И все твердят, что трон их по праву. Только вот по какому – вопрос творческий. Чарльз Томпсон пусть и мнил себя императором всего мира, но понимал, что по факту таковым не является. Пока не является – так он любил добавлять про себя, когда мысленно вновь смещал масонов и всех прочих, кто занимался управлением мира. Но амбициям сыт не будешь, не они выигрывали в войнах и дворцовых интригах. В последних нужны союзники, да где их взять? Кругом заурядные, алчущие денег людишки, что не делает им ни чести, ни стоимости. А между тем, для масштабных завоеваний чужих империй требовались уникумы, которых так сложно заменить. И сложно найти. И сложно уболтать, как вскоре узнает Катрин. Но пока она всего лишь подъезжает к указанному дому, бездумно глядя в окно на прохожих, не обращая внимание на тарахтение кэбмена.
Расплатиться, пожелать доброго дня, провести рукой по волосам, заправляя выбившуюся прядь за ухо. Чарльз настоятельно советовал быть обаятельной после того, как мадмуазель Мор настоятельно посоветовала ему не ездить на переговоры в дурном расположении духа. Швырнуть органайзером в посыльного куда ни шло, послать секретаршу – это допускалось в своих стенах, но не в качестве гостя в чужом доме. Мистер Томпсон умел быть обаяшкой при необходимости, умел склонять оппонентов к своему мнению, однако сегодня он едва ли выдержал бы хоть малейший намек на неповиновение. Хвала богам, к Кэт прислушались, но инициатива наказуема, и вот брюнетка поднимается по ступеням, дабы предстать пред неизвестным Майклом Кларком, гением взлома. Благо, они не в Америке или ещё какой-нибудь развязной стране. Британцы славились своим норовом, так что за куртизанку её с порога принять не должны, хотя и поговаривают, что некоторые такие особы поживают в престижных районах Лондона. Так что не стоит однозначно отсекать тот вариант, что даже дамы легкого поведения облачаются в белые рубашки и брюки свободного кроя.
Кэт тяжко вздохнула. Все же переговоры были не совсем её стезей, но деваться было некуда. Оставалось надеяться, что мужчина, с которым предстоит встретиться, не обладает иммунитетом против женских чар, иначе у Катрин будет повод шутить, что выразительные голубые глаза Чарльза были бы мистеру Кларку больше по душе. От этих мыслей улыбка сама по себе появилась на устах барышни, Мор даже еле слышно усмехнулась.
- Что ж, пора выяснить, - почти одними губами произнесла Кэт, потянувшись к дверному звонку.

+1

3

В тот день все от начала пошло наперекосяк.
Началось все с того, что в доме, где поселился гений, пропал свет. Пришлось ему умываться в темноте, причем Майкл умудрился почистить зубы гелем для бритья и помыть голову средством для чистки окон. В результате Кларк ничего не мог есть за завтраком, а волосы на голове торчали так, как будто он во время того, как чистил зубы кремом для бритья и мыл голову средством для чистки окон, еще и уронил в ванну фен или электробритву.
Неудивительно, что после ланча у Майкла началась очередная волна мощной депрессии, и он собрался искать ближайший бар, чтобы напиться. Да Винчи двадцать первого века (чем он хуже всяких там королев БДСМ и Наполеонов?!) уже завязал шнурки в новых кедах, купленных через Интернет, когда вспомнил о пари с Джеком. После того как друг детства забрал Майкла в четыре часа утра из участка полиции, он заставил Кларка поклясться на Библии и новом ноутбуке, что больше так безбожно пить парень не будет. Под «безбожно» Джей понимал любое употребление алкоголя. В то утро Да Винчи настолько был овощем, что готов был признаться в убийстве Кеннеди лишь бы его оставили наедине с тазиком. Но нет, Джеку было недостаточно торжественной клятвы в вечной любви к королеве и третьему закону Ньютона, ненависти к алкоголю и закону Ома (говорю же вам, похмелье было очень сильное). Джек заставил написать расписку, по условиям которой мистер Майкл Кларк не употребляет спиртное до конца года, а в результате невыполнения условий мистер Я Гений обязан подарить мистеру Джеку Симпсону свой Aston Martin. К слову, пользовался машиной Кларк редко, с момента того, как это чудовище припарковалась под его окном, возможно, три раза всего ее и выгуливал, но пари! Майк не любит проигрывать, даже в таких глупых спорах.
Проклиная Симпсона, не снимая кеды, Майкл направился обратно в гостиную, плюхнулся на диван. Достал пульт из-под пятой точки, навел в плазму - эффекта никакого, свет еще не включили. Вынужденное бездействие угнетало Майкла. Он начал свирепствовать еще больше, жалуясь, что вместо того, чтобы заняться делом, ему приходится сидеть, как хомячок в клетке. Впрочем, в хомяка есть колесо и разные там лесенки, а у Майкла и этого нет. Его положение хуже, чем в хомяка.
От скуки Майк, бесов интеллигент, взялся за чтение. Поскольку он только три недели назад переехал в новую квартиру и еще не успел разобрать все свои вещи пришлось читать то что осталось от предыдущих владельцев - иллюстрированный альбом со всякими букашками, в котором большинство слов писались на латыни. Энциклопедии хватило на несколько часов. К счастью, в чулане было немало глянцевых журналов. Кларка не остановил тот факт, что все журналы были опубликованы еще в лохматых 60-х. Поэтому Да Винчи двадцать первый века упал на диван, приладил себе под бок немалую тарелку с чипсами и взялся листать потертые журнальные страницы.
Через час, начитавшись статей о том, как создать уют в квартире, Майкл был уже экспертом в области домашнего интерьера и решил от теории перейти к практике. Первым объектом, попавшим под обновление, стала собственная квартира. Осмотрев которую, парень понял, что он, конечно большой молодец, что все-таки купил матрас на кровать и обустроил свой рабочий кабинет, увидев который Джек выкрикнул: «Задроство 90 уровень!», но все же надо помить пол, окна, возможно, придется даже постирать шторы, или приобрести их для начала. Для протокола стоит отметить, Кларк никогда в своей жизни не мыл пол, а тем более окна и в любой другой день доверил бы уборку специалистам, но сегодня такой день паршивый, что лучше мыть пол, чем страдать на диване.
Майк нашел в чулане швабру и ведро, набрал воды и напевая что-то из репертуара «In Flame» взялся за дело. Но не успел парень и половину кухни помыть, как в дверь постучали.
Майкл напрягся. Он никого не ждал. Джек сейчас гостит у родственников своей новой девушки в Дублине. Пробежала мысль, что за ним пришли. АНБ все же не простили его и прислали Наташу Романофф. Или это из британской разведки пришли предлагать работу. Или опять кто-то из соседей решил с ним познакомиться, и стоит на пороге ,держа перед собой поднос с печеньем. От последнего варианта Кларк бы не отказался.
Насвистывая непонятную мелодию и держа в руках швабру (о ней он тупо забыл) Майк направился к двери. Посмотрел в глазок, осмотрел барышню, стоявшею по ту сторону двери, с ног до головы, ища оружие или печенье. Барышня, как барышня Симпатичная, но не понятно какого  черта она здесь забыла. Майкл мог спокойно развернуться и уйти дальше заниматься своими делами, это вполне в его стиле, но настроение такое паршивое, что хотелось вылить кому-то душу.
Кларк открывает дверь, широко улыбается и говорит:
- Я уже заждался. Значит так, берешь тряпку в руки и лезешь на подоконник, будешь окна мыть, - настроение было настолько плохим, что Да Винчи потянуло на тупые шутки.  - Нарядилась ты, конечно, очень удачно.

+1

4

Если бы не было дополнения про тряпку, то Катарина действительно начала бы задумываться о смысле бытия и смене имиджа. Хотя, может, это какой-то фетиш? Ну почему бы не быть озабоченному педанту, который вопреки стереотипам о небогатой мужской фантазии в профессии горничной находит восхитительным сам процесс уборки, а не коротенькое черное платье с белым фартучком и воротничком. Ведь есть же некрофилы, зоофилы и прочие «-филы», что в большинстве своем повергают в ужас не только пуритан с их миссионерской сугубо для продолжения рода. Но не стоит отвлекаться от насущного.
Кэт пару раз быстро моргнула, в легком недоумении переведя взгляд на швабру. Темная бровь самостоятельно поползла вверх, как будто желала спрятаться в черных локонах. Шутки дама определенно не оценила. Взгляд вновь направлен на скромного обладателя черного Aston Martin под окнами и незаурядного интеллекта. Губы расползаются в жеманной улыбке.
- Боюсь, возникло некоторое недоразумение, мистер Кларк, - Катарина, которую все же в дом пригласили пусть и не совсем за тем, за чем она собиралась, вошла внутрь, бросив взгляд вглубь квартиры и подивившись отсутствию признаков жизни у электрических приборов. Кажется, этот шутник был гением в своей сфере, так что наличие ещё одного безобидного и очень даже экологичного фетиша ему явно бы все простили. А если бы не простили, то клал на это Чарльз Томпсон. А то, на что можно класть и не касается непосредственно самой Катрин, было мадемуазель до лампочки, пусть хоть брюнет смотрит «My little pony»  и называет себя маргариткой.
- Я здесь по поручению своего работодателя, который жаждет работать с вами настолько, что убьет меня в буквальном смысле, если между вашим партнерством встанут немытые мною окна. Однако, давайте всё-таки не будем впадать в такие крайности, - она сделала небольшую паузу, пронзительно глядя на Майкла не в попытке убить взглядом, но призвать к благоразумию, а затем протянула руку для рукопожатия (Да Винчи ещё не рыцарь, так что едва ли такое прозвище несет за собой обязательство, знать и следовать придворному этикету). – Катарина Мор. Обсудим это у порога или мне все же стоит для начала вымыть ваши окна?
Лучезарная, искренняя улыбка вкупе с игривыми нотками в голосе и отсылкой к нелепой шутке должны были разрядить обстановку, хотя здесь и так пока царило миролюбие и покой, никто не хватался за пистолет, сердце, подтяжки или пепельницу. Но с другой стороны, вежливость и чувство юмора никогда не помешают, особенно если хочешь продвинуться чуть дальше порога и просто наладить контакт с весьма упахавшимся человеком. И благо дневного свет ещё хватало, иначе в процессе переговоров при свечах могло возникнуть ещё с десяток шуточек н рейтинговые темы.
Кэт на мгновение задумалась, что она бы выбрала между мытьем окон и единовременной подработкой в роли куртизанки. И тут, и тут нелегкий труд, но в последнем случае можно получить удовольствие, только если вы не ещё один мойщик-фетишист для первого. Пред взором все ещё красуется Майкл Кларк – специалист по взломам, стоило труда, не опускать взгляд в область обычного расположения ширинки, дабы узнать, вернее будет сказать, попробовать узнать брюнета во всех аспектах. Красив, возможно, чудесно бы смотрелся в одной простыне на Олимпе, будучи богом информатики, однако… Однако, ну этих гениев в одно место, потом расхлебывать надоест последствия сомнительного мероприятия.
«Седьмое пекло, … Что за день такой? То ли Юпитер ретроградный, то ли раком лев встал… Надо было внимательнее слушать утренний гороскоп».

+1

5

Майкл пару раз быстро моргнул, в легком недоумении переведя взгляд с гости на швабру и снова на гостю. Бровь самостоятельно поползла вверх. Шутки дама определенно не оценила. И сейчас Кларк, как чистокровный английский джентльмен, должен был извиниться, предложить присесть и чашечку чая. Но у него сегодня слишком паршивое настроение для чаепития. Вместо этого Майк почесал затылок, питаясь вспомнить какой сегодня день недели и как эта мадама узнала о нем. Вариант с газетой был откинут сразу. Согласитесь, увидеть сообщение: «Взламываю базы данных, и не только, на дому. Быстро, качественно, недорого» в колонке «услуги» - она никак не могла. Потому что такие тексты там не печатают. Майкл в этом уверен на сто процентов. Он узнавал. Его толерантно послали, решив, что это розыгрыш. Кларк спорить не стал. Скорее всего, кто-то из клиентов подрабатывает его PR-менеджером. О, этот вариант, безусловно, льстил Да Винчи двадцать первого века. Потому что если тебя, как специалиста советуют знакомым, друзьям коллегам – значит ты чертовски хорош в своем деле. А для гения признания – это все. Настроение сразу подскочило с отметки «ниже плинтуса» к уровню «табуретка». Недоумение и растерянность переросли в интерес. В этот момент Майкл ничем не отличался от трехлетнего ребенка перед носом, которого помахали разноцветным мешком со сладостями: глазки заблестели, сердечко ускорило ритм, а мозг забился в нервных конвульсиях, требуя поскорее узнать, что же за дело такое со штампом «очень секретно» привело дамочку к нему. Но кое-что и напрягло Кларка. Даже очень.
- Faut connaître les saints avant de les adorer*, - произнес Майкл на родном для дамы языке (Мор – французская фамилия, правда?) приглашая пройти за ним на кухню. – Почему Ваш босс должен убить Вас, если я откажусь от чего-то, - отодвинул стул, предлагая мадемуазель присесть (чистокровный англичанин не может не покрасоваться перед французом, в его случаи француженкой), - но в то же время не явился на встречу лично?
Майкл догадывался, в чем причина. Всегда ответ на этот вопрос был один и тот же: «Мой босс - публичная личность». Честно, говоря, после того, как ему в десятый раз подряд сказали одну и ту же отговорку, Кларк перестал задавать этот вопрос, но мадемуазель Мор так красиво все завернула, что он просто не смог не спросить.
- Простите, я бы предложил Вам чай или кофе, но в доме пропало электричество, - красиво развел руками, ставя швабру в угол (да, все это время он проходил с ней) и садясь напротив брюнетки, которая чем-то напоминала ему панду. Наверное, все из-за слишком накрашенных глаз.- Ну, рассказывайте, чем Вам должен помочь безработный я.
Шутку о приписке Кларк вовремя проглотил обратно. Еще не хватало, чтобы его обвинили в сексизме, национализме, нетерпимости к французам и в больном чувстве юмора. Хотя… не все с перечисленного списка было бы высосано из пальца, но сейчас не об этом.
_________________
* Нужно познакомиться со святыми до того, как поклоняться им

+1

6

Очаровательно, что приняв мадемуазель за француженку, британец не совершил попытки выкинуть её в окно. Слухи о предвзятости между гражданами двух в прошлом изрядное время враждующих государств ходили разные, а про отношение к американцам, чьи предки с огнем и кровью вырвали свою свободу, стоит умолчать. Возможно, именно поэтому мисс Мор никогда не стремилась афишировать свое происхождение и некоторые пункты биографии, чтобы собственноручно не создать коктейль из железно-бетонных причин для ненависти, укоренившейся на генном уровне. Американка с французскими корнями – позор на головы членов палаты Общин.
Благосклонная улыбка. Катарина была приятно удивлена, что, казалось бы, узконаправленный специалист не побрезговал замарать себя всякой «гуманитарщиной». С подобным делением на технические и гуманитарные профессии и сферы с последующим закидыванием противоборствующей стороны словарями или таблицами Брадиса (на какой стороне повезет оказаться, увы, оружие здесь не выбирают) Кэт встречалась довольно часто, что вызывало немалое удивление поначалу, но затем дама махнула рукой, ведь глупо отстаивать в данном случае чью-то правоту, а кто считает себя лучше всех – ограниченный дундук. Так что, пожалуй, это был единственный вопрос, по которому Катрин отказалась бы подискутировать, ибо все профессии важны, все профессии нужны, даже куртизанки, сутенеры  и консультирующие детективы. Но с другой стороны, вернувшись к скромному гению, мы вполне могли бы предположить какую-то интригующую историю, что стоит за языковыми познаниями мистера Кларка. Женское воображение Катарины быстро справилось с альтернативной причиной появления томика, содержащего грамматические правила французского языка, на полке среди прочей научной литературы. Почему бы здесь не быть стыдливой, романтической драме с какой-нибудь француженкой, что вопреки сложившимся стереотипам положила глаз на поданного Её Величества? И они были, как Ромео и Джульетта, но судя по живому Кларку, так и не умерли с небольшой временной разницей. У неё могло бы быть худощавое телосложение и пышная шевелюра, а любовь Да Винчи двадцать первого века к моющим предметам вполне могла бы служить поводом к весьма широко распространённому прозвищу для молодых девушек.
Впрочем, все это попахивало переутомлением и недостатком чая в организме.
- Vous avez certainement raison.
Катарина сделала глубокий вдох, а затем выдох, неспешно подбирая варианты ответа, которые бы удовлетворили каждую сторону. Почему, почему, почему.... Если бы её босс был просто публичной личностью, то это не было бы проблемой, ведь Чарльз Томпсон обладал до невозможного раздутого эго, так что несомненно явился бы лично, а перед ним скакали бы глашатаи, до квартиры Майкла расстелили бы красную ковровую дорожку, а перед самим Императором мира и просто красавчиком бежала бы парочка маленьких миленьких девочек, которые бы рассыпали лепестки роз перед самопровозглашенным монархом. Но в реальности все было чуточку сложнее, в частности норов самого Чарльза. Однако мистеру Кларку в первые пять минут заочного знакомства с потенциальным работодателем, а то и просто партнера (делового!) не следовало знать самое худшее, что, возможно, посчастливится миновать не без стараний той же Катарины.
- Просто нам рекомендовали вас как чрезвычайно одаренного специалиста в своей сфере, поэтому мой босс очень расстроится, если я не смогу заинтересовать вас, - брюнетка плавно опустилась на стул и продолжила как бы неловко оборванное предложение, - нашим предложением.
Банальное отсутствие электричества убавляло шарма и оснований называть Кларка гением с причудами, впрочем, это было не так страшно, как голые филейные части для ежика. Кэт могла бы подать здравую мысль, сходить в близ расположенное кафе, и даже оплатить счет за двоих, но едва ли брюнет согласился бы. Ах, а чашечка чая была бы как нельзя кстати. Томно вздохнув, не с целью привлечения внимания, а скорее в думах о крепком напитке, американка французского разлива закинула ногу на ногу, качнув последней.
- Мне вы можете помочь безоговорочным согласием на всё не глядя. Мой же работодатель предлагает вам присоединиться к его организации на постоянной основе с соответствующим вашему статусу «заработком», номинал которого вы можете установить сами, а мы в свою очередь попробуем-таки поторговаться, - дама усмехнулась, но, припомнив, что с шутками не задалось, продолжила, - будем откровенны, это больше формальность с нашей стороны. Так же гарантия, что вам предоставят всё необходимое для работы, ну и, конечно, защиту. Не вижу смысла скрывать, что завлекаю вас в отнюдь не простую фирму, где требуется спец по переговорам с компьютерной техникой. Но ведь и взлом системы Швейцарского банка не из числа обычно оказываемых услуг, не правда ли?
Очередная улыбка достойная Моны Лизы, а как все помнят, на знаменитом полотне дама словно бы смотрит вам в душу и всё-всё уже про вас знает. Кэт вот, например, знала про некоторые шалости Майкла, а если узнала она, узнают и другие. А от известности до изменения состава внутричерепного содержимого один шаг.
- Вот, собственно, буквально в двух словах основная концепция. Если вас пока все устраивает, я продолжу рассказы о молочных реках и кисельных берегах.

+1

7

«Берегитесь женщины! Горе тому, кто вверит себя ее изменчивому сердцу! Женщина вероломна и изворотлива. Она ненавидит змею из профессиональной зависти. Змея — это ее конкурент», - писал Виктор Гюго и Майкл полностью с ним согласен. Все-таки Гюго был французом, а они разбираются в женщинах. К тому же, Кларк не первый день на земле живет и знает насколько хорошими стратагемы бывают женщины, если им что-то надо. Он даже изучал этот вид и создал свою классификацию за которой всех представительниц прекрасного пола можно поделить  на четыре группы: очень умные, умные, обычные и на букву «S». Обычно для того чтобы определить, какой именно тип находится перед ним, Майкл начинает рассказывать историю об известном норвежском полярнике Руале Амундсене, а именно о том, как такой храбрый человек покорил Южный Полюс.
Умная девушка в таком случае, как правило, выдаст что-то вроде: «Руал Амундсен? Хм... Не слышала о таком, но это очень интересно. Ты такой умный! Рассказывай дальше!». С такой девушкой можно очень классно провести время, сходить в кино, в театр, ее приятно показать друзьям.
Обычная девушка на ее месте скажет примерно следующее: «Южный Полюс покорили? Вот это да!». С такой барышней может быть интересно, а может и нет. Если она не обладает выразительной внешностью, вряд ли стоит тратить на нее свое время.
«S» ограничится экспрессивным замечанием: «Южный Полюс?! Гы-гы! Я еще не была в этом клубе». Интересно с ней не будет никогда. Это исключено. «S» предназначены для другого. Скажем, с ней можно походить под ручку по улице, демонстрируя ее всем встречным, как пуделя на выставке. Или же... ну, не важно. Вы и сами все знаете.
Очень умную девушку сначала вичеслить очень трудно. Это наиболее опасный тип: с такими лучше не связываться. Услышав историю о Руале Амундсене, она коварно ответит так же, как и «S»: «Южный Полюс?! Гы-гы!», хотя сама на самом деле может рассказать вам не только о Руале Амундсене, но и обо всех его соратниках и даже о собаках, которые пришли с ним к полюсу. О том, что она очень умная, вы узнаете лишь через несколько лет, покачивая на руках первенца-спиногрыза и тщетно пытаясь разобраться, в каком месте своей жизни допустили роковую ошибку и свернули не туда.
Так вот, Майкл и без контрольного теста определил мадмуазель Мор к очень умным дамам. Вся такая ласковая, нежная, ресницами хлопает, а стоит только на секунду расслабиться и ты в пожизненном рабстве. А, нет, просты, тайный поклонник, но Майкл Кларк на красивые ноги свою независимость не променяет.
- А я уже начал радоваться, что Вы с «Apple», - театрально обиделся Майк.
Он откинулся на спинку стула, в задумчивости почесывая подбородок. Надо признаться, предложенные Панды его больше насторожило, чем порадовало. Дама знала больше, чем обычно знают его клиенты к тому же она даже не назвала имя того кто так сильно желает встречи с ним. Кларк уже спел пожалеть, что вот так просто впустил дамочку в свою крепость, но вытолкать в плечи посла кодекс чести не позволял.
- Мне очень приятно, что Вы не ограничились прочтениям статьи в Википедии обо мне, но я не могу принять вот так сразу Ваше предложения. Во-первых, - он взялся загибать пальцы, но затем передумал, - я не знаю кто Вы. Во-вторых, я не знаю кто Ваш босс и главный поклонник моего таланта. В-третьих, я не знаю, как Вы меня нашли. Ну точно не объявленье на столбе увидели. В-четвертых… - Майкл хотел сказать, что после АНБ он не играет в команде, но решил, что после этого дама уйдет, и он так и не узнает, как зовут его тайного поклонника. -… Думаю, пока хватит и этих пунктов.
Не успел и договорить как во всех электроприборах загорелись красные лампочки. Кларк от счастья даже в ладоши хлопнул, вскочил на ноги и сразу же побежал к чайнику.
- Чай или кофе? – На секунду бросил взгляд на гостью. – И, да, я Вас внимательно слушаю. Вы же не хотите… - поднял указательный палец вверх и Майкл совсем не переезд к соседям, живущим этажом выше имел в виду.

+1

8

Мигание и дзыньканье со всех сторон, Кэт даже от неожиданности крутанула головой почти на все 360 градусов, при этом чуть не сменив прозвище с панды на сову. Последнее оставим любителю ночной жизни, а пробуждение электроники воспримем, как знак судьбы. Если будет чай, то будут переговоры, а если будут переговоры, то будет победа – женская логика, аки бессмысленный и беспощадный инструмент насилия над мужским мозгом, неоспоримое обстоятельство без фактического доказательства, или неужели кого-то не устроит ответ, что неполадки с электричеством устранились не так просто именно в этот момент?! Да пусть падет дождь из лягушек на неверного за эту ересь! Хотя, чем именно смутят неверного, наставят на пусть истинный или просто покарают представители класса земноводных, ведь такой прецедент уже был, но вот разительных последствий вроде принятия новой веры и возведения тотемов с лягушками нигде не наблюдалась. Впрочем, вернемся к классу млекопитающих и царству растений, а именно большой панде и маргаритке.
Катарина проследила за пальцем, взметнувшимся вверх и указывавшим в небесную высь, до которой было ещё пара-тройка жилых этажей со всем вытекающим. Дама была не слишком религиозна, пусть ей и пытались привить пуританский образ жизни, так что жеста мужского по достоинству не оценила, зато отметила какое-никакое налаживание контакта и теплые нотки в голосе.
- Не хочу прогневать своего покровителя, работодателя и бога в одном лице? – Кэт усмехнулась, с деланным серьезным видом как бы вопросительно приподняв бровь. – Конечно, нет. Поэтому – чай, будьте добры.
Вдох-выдох. Пять минут, полет нормальный – Кэт позволяет себе расслабить пальцы, сплетенные в замок на своих коленях, что должно было выглядеть непринужденным жестом. Пока вопросы, задаваемые Майклом, были вполне оправданными и дозволительными, а также давали надежду, что он заинтересовался. Хотя, в чем-то, возможно, специалист по взлому прав, интуитивно нащупав в своем рукаве козырь, которым смело размахивала Катрин перед его носом последние несколько минут. Присутствуй на встрече сам Чарльз, он бы ни на мгновение не задумался, прежде чем уверить, что любопытство мистера Кларка в любой области подлежит немедленному удовлетворению, даже если брюнет опустится до низости и поинтересуется возрастом, весом и другими параметрами мадемуазель Мор из тех, что входят в негласный перечень запрещенных для обсуждения тем. Так что утаивать что-либо было бесполезно, но всего Катарина всё равно раскрывать не будет – наплести что-нибудь туманного и отправить к Томпсону, который сам четко должен решить, насколько дозированно или наоборот неограниченно получит Майкл информацию о всём, что происходит под руководством императора вселенной. Потому что расплывчатое указание, сделать ВСЁ, может в будущем больно отозвать на самой брюнетке.
- Коль скоро первый вопрос тесно связан со вторым, с вашего позволения начну с последнего. Мой босс и главный поклонник вашего таланта Чарльз Томпсон. Возможно, вы слышали о нем: затерялся в списках Forbs, сделал свой капитал в США, относительно недавно перебрался в Лондон и не без помощи старого знакомого перенес основную деятельность сюда, со всеми вытекающими последствия вроде внушительных сумм на счетах, влияния и власти. Я работаю с ним с самого начала, заведую финансами, разбираюсь во всех его делах и периодически исполняю роль гонца-переговорщика. О вас нам стало известно от адвоката по имени Алан Мердок, он давно и плодотворно работает с нами, - Катрин сделала паузу, дабы Майкл мог переварить первую часть информации, а затем продолжила будничным тоном, словно делала заказ в ресторане, - что бы вы хотели ещё узнать?

+1

9

Катрина могла вертеть головой на 360° сколько ее душе угодно, Майкл все равно называл бы ее пандой. И дело не в каких-то там принципах. Нет. Просто он был слишком занят приготовлением чая. О, да, настало время стереотипов. Можно пошутить о плохих зубах и цилиндрах. Кстати, последний можно найти в шкафу Кларка на самой верхней полке. Он его купил… Майк сам не до конца понимает, зачем он ему. Возможно, это минутная слабость, скажем, ностальгия за родиной, или это что-то на генетическом уровне, а, может быть, в прошлой жизни он был каким-то аристократом и, увидев головной убор, мозг вспомнил о прошлой реенкарнации. Неважно. Факт все равно останется фактом. Несмотря на то, что почти всю свою жизнь парень провел в далеких Штатах, он был ходящим складом всех стереотипов о жителях Туманного Альбиона. Даже стереотип о плохих зубах присутствовал. Но, хвала стоматологам, от него Клак успешно избавился еще в подростковом периоде. Что не можно сказать о любви к чаю. За день он может выпить около двадцати чашек этого напитка. У него на кухне даже есть шкафчик, заполнен различными сортами чая. Дошло до того, что, кажется, у него зависимость от этого национального напитка. Если кто-то не может запустить свой мозг, не выпив кофе, то Майк напоминает зомби ровно до того момента пока по его трубам не потечет горячей чай. Каждый сходит с ума по-своему.
Вода в чайнике закипела, Майкл залил ее в специальный керамический чайник, привезенный из Индии. Нормальные люди статуэтки слоников и свечи привозят, а он чайники и чай. Каждый сходит с ума по-своему.
Обычно в момент приготовления национального напитка Майкл полностью погружался в процесс и даже если по его кухне пробежало бы стадо слоном с танцующими на них кактусами, Кларк бы это не заметил, то сегодня было исключение из правил. Кларк слушал. Внимательно слушал мадемуазель Мор. Он анализировал каждое ее слово. Ловил малейшее изменение в интонации. И делал выводи. Увы, не очень радостные для панды мира и одного слишком болтливого адвоката.
- Я бы на месте мистера Чарльза расторг контракт с мистером Мердоком.
Чай был разлит в фарфоровые чашки и подан на стол. Кажется, где-то еще было печенье, но Майкл не уверен в этом до конца. Возможно, последняя печенюшка покинула его кухню вчера, когда Кларк решил второй раз поужинать, но готовить яичницу было лень.
- Он слишком много болтает лишнего, - сел на свое законное место и красивым жестом руки предложил мадемуазель отведать самый лучший чай во всем Лондоне. – С такой самой легкостью как он рассказал Вам обо мне, он мог и рассказать о Вас кому-то. Подумайте об этом, мисс Мор.
Майкл совсем не желал увольнения Алана. Все сказанные Майком надо расценивать как очередную совсем несмешную шутку. На самом деле Да Винчи двадцать первого века желал адвокату дьявола только добра и процветания. Ведь именно пари с Мердоком подтолкнуло Майкла к тому, чтобы начать заниматься тем, чем он сейчас зарабатывает себе на жизнь и это он подарил Кларку Aston Martin, а еще привел большую часть клиентом. Да, зря он так о нем.
- А еще, как я понимаю, делаете ставку на деньги? Вы считаете, что меня можно купить за какую-то конкретную суму?
Как уже было сказано, Майкл внимательно слушал и делал выводи. Один из них, что мисс Мор очень меркантильная, считает что все в этом мире имеет конкретную цену. Майклу такая точка зрения не нравилась. Он никогда не бежал за материальными благами. Для него зарплата с неприличным количеством нулей – не самая важная вещь в мире. Он, в определенной степени, идеалист, ценитель духовных благ. И об этом стоило мадемуазель Мор знать.
- И еще одно, - Кларк сделал глоток чая и его сразу попустило. Он уже и забыл, что кто-то подумал, что он Да Винчи двадцать первого века – меркантильная тварь. Отличный чай творит чудеса с человеком. – У меня есть своя база постоянных клиентов, если я соглашусь работать на мистера Томпсона, - сделал акцент на: «если», - мне пройдется попрощаться с ними? Фриланс в свободное от основной работы время не приветствуется?

0

10

Можно сколько угодно шутить о трусах с рисунком трилистника, обзывать некоторых ирландцев лепреконами, а кого-то из них корить за непомерную любовь к виски, но Кэт в некоторой степени была далека от этих предрассудков. Она, пожалуй, была из той породы людей, которые при встрече сразу заявляют, мол, им наплевать на расу, пол, сексуальную ориентацию, религиозные взгляды и иные признаки, по которым в современном толерантном обществе ещё умудряются дискриминировать, потому что ненавидят всех одинаково. Катрин, конечно, не была лютым мизантропом, который засыпает только после того, как представит, что вышел на улицу с дробовиком и отстрелял всех, кто попался ему на пути, к чёртовой бабушке. Ей было просто наплевать. И даже если бы мистер Кларк окромя цилиндра хранил в своем шкафу на манер другого гения платья своей бывшей супруги в отместку за то, что она жгла его рубашки, мадемуазель Мор едва ли уделила этому факту больше пяти минут. Брюнетку не заботило и то, что кто-то сочтет её меркантильной тварью – в конце концов, такой она и в правду являлась. Так зачем лишний раз акцентировать внимание на общеизвестном факте, тогда как их даже в юридическом процессе доказывать не требуется.
Кэт притянула к себе чашку, благоговейно втянув запах свежего чая. Возможно, они с Майклом и не сработаются, но повод зайти к нему в гости всегда будет. Но не стоит вдаваться в пространные объяснения в любви к этому терпкому напитку, с этим вполне удачно справились выше.
На слова об Алане Катарина сдержанно улыбнулась. Несомненно, предложение Кларка звучало логично. Логично для человека, что ни черта не знает о чужих отношениях, которые предложил легко порвать. Что ж, добросовестное заблуждение обычно всегда всем сходит с рук. Мадемуазель Мор поискала взглядом сахарницу, но та либо спряталась сама, либо принципиально не появлялась за порогом дома Да Винчи двадцать первого века. Досадное упущение для дамы, что происходит из той страны, где, как сказал один классик, люди имеют свойство, сластить всё что ни приколочено: от воды до соленых огурчиков. Возможно, оно и к лучшему. Многие ценители не хотят портить вкус напитка чем-либо, так что придется, воспользоваться советом мудрых. Отметив про себя фарфоровые чашечки, Катрин поднесла расписную часть сервиза к губам, невольно сравнив всё действо с детской игрой, где одна девочка усаживает свои игрушки за игрушечный столик, раздает игрушечные чашки, где плещется игрушечный чай. Кэт усмехнулась своим мыслям, добавив к своему напитку игрушечного коньяка исключительно в профилактических целях повышения давления.
- Я делаю ставку на то, чтобы создать все необходимые вам для работы условия. А для этого тоже нужны деньги, - меркантилизм на меркантилизме и меркантилизмом погоняет. Барышня не понимала, чего не хватает этой творческой натуре, когда ей предлагают свободу воли и пространство для творчества. Если Майклу будет угодно найти нематериальных благ – пожалуйста! Они учредят какую-нибудь премию имени Блаблаштерна за выдающиеся или хотя бы скромные заслуги перед отечеством и наукой, проведут свою церемонию с блэк-джеком и Ди Каприо и в конечном итоге вручат пальму первенства своему ненаглядному мистеру Кларку. И все будут шептаться, что всё куплено. А за что куплено? За деньги вестимо.
Катарина опустила чашку обратно на блюдце и уже без тени улыбки или какого-то кокетства бросила на мужчину внимательный взгляд.
- Нет, почему же? Единственное условие – работа с вашими клиентами не должна стоять в приоритете перед нашей или как-то иначе влиять на ход выполнения поручений, которые вам будут даваться. Вполне адекватное и справедливое условие, вы не находите?
То, что да Винчи без бороды не выгнал её и как минимум не перевел разговор в другое, более приемлемое русло, было, на взгляд дамы, добрым знаком. Где вопросы, там и интерес, который не скроешь за широкими штанами и распалишь без особого труда.
- У вас есть какие-то особые пожелания, предпочтения и все в том же духе, о чем необходимо знать мистеру Томпсону? Скажем, работаете только у себя дома, хотите секретаршу – блондинку, абонемент на детскую площадку или личного фитнесс-инструктора в чине отставного полковника, - в данный момент мадемуазель Мор выбрала тактику неспешного подкатывания, ибо деловые переговоры с действительно умным мужчиной не совсем та сфера, где стоит пробивать дорогу грудью в самом прямом смысле этой фразы, даже делая скидку на то, что даже гениям не должны быть чужды человеческие слабости.

+1

11

Давайте будем честными и признаем тот факт, что Майкл Кларк - задрот. Он сутками может сидеть перед монитором выискивая ошибки в чужом коде или создавая собственный, его рабочее место напоминает центр управления полетами, а еще у него есть коллекция комиксов с которой британец пылинки сдувает. Но! Даже такой канонический (или стереотипный) программист, как этот милый и симпатичный засранец, величающий себя Да Винчи двадцать первого века, знает, что такое отношения, симпатия и просмотр «Титаника» 14 февраля. Ага, у Майкла были отношения с женщинами, реальными. Их было немного, и продолжались они недолго, но спеть «Mad about You» под окном Кларк успел. К чему все эти болтовня? Просто даже такой далекий от реального мира джентльмен, как Да Винчи без бороды (вот пристало) заметил, что мадемуазель Катрина Мор неровно дышит в сторону скромного, но бессовестного адвоката Алана Мердока, а он, между прочим, полный профан во всех этих амурных делах. Чтобы вы поняли насколько все плохо, последняя барышня, запавшая на компьютерного гения, попросила одного из его коллег написать код на Java, чтобы Кларк, хотя бы посмотрел в ее сторону. А тут... Улыбка и ни слова в защиту болтливого адвоката, хотя Майк готов поставить на карточный стол свой новый iPhone, что в душе за такую категоричность француженка уже сожгла его на святом огне инквизиции. Ну и пусть, нерабочие отношения между работниками Майкла мало волнуют. Пока. Да, он всерьез задумался над предложением мадемуазель Мор. Судя по сказанному, мистера Чарльза Томпсона (только сейчас мужчина заметил несколько странная фамилия у потенциального босса) мало интересуют финансовые затраты, а это, как бы не кричал Кларк о нематериальных ценностях, важная составляющая качественной работы. Код можно написать и на старом компьютере с программным обеспечением Windows XP, сидя при этом в сыром подвале, но не факт, что он будет работать. Программист - художник новой эпохи, который, экспериментируя, создает миры по своему вкусу. Где же вы видели, чтобы художник нарисовал шедевр гуашью купленной в супермаркете? Но открывать бутылку шампанского не стоит спешить.
Майкл делает еще один глоток благородного напитка и упирает свой взгляд в лампу покрытую слоем пыли. Секунда, две, три, десять... и вот в Кларка появляется назойливое желание взять тряпку и протереть лампу. Он уже продумывает безопасный путь, хотя на лице и сохраняется задумчивость.
Черт знает, сколько еще времени он залипал бы на потолок, если бы где-то вдали не ударил гром и уже через секунду окна не забрызгали капли дождя.
«Не нравится лондонская погода? Подождите пять минут », - вспомнил он пословицу и медленно перевел взгляд с потолка на окно и, наконец, на мисс Мор.
- Простите, задумался, - отстраненно пробормотал он, снова прислушиваясь к стуку капель дождя. - Что вы там говорили про абонемент на детскую площадку?
Майкл старался изобразить интерес, получилось так себе, на троечку с плюсом. Он начинал скучать, его мозг требовал работы. Кларк, не вставая со стула, развернулся к столешнице, открыл верхний ящик и достал оттуда кубик Рубик. Мозг Майкла - уникальный, он постоянно требуе трудиться над новой загадкой, а когда простаивает без работы более двух часов, у Кларка начинаются головные боли. Вот одним из способов поддержания мозга в состоянии перманентного возбуждения стал кубик Рубика. Майкл складывал его везде, где мог (или, точнее, везде, где были возможности занять черепушку полезной деятельностью): когда едет в метро, слушает музыку, смотрит фильмы и даже - когда разговаривает (как сейчас).
- С функциями секретаря прекрасно справляется телефон, - произнес мужчина, отвлекаясь в перерыве между словами на игрушку в руках. - Абонемент в спортзал я купил на прошлой неделе, но, если вы так настаиваете: я продуктивнее работаю в офисе, еще бы не отказался от корзины со свежими фруктами по четвергам, автографов Стива Джобса, Возняка и книг с автографами Стивена Кинга и Джорджа Мартина, конечно, я говорю о циклах «Темная башня» и «Песни льда и пламени», я фанат. И еще надо написать положительный отзыв, чтобы меня взяли в книжный клуб.
Если быть честным, Майкл прекрасно проживет и без всех этих вещей, но если предлагают, то грех не воспользоваться.
Сложенный кубик Рубик отправился на стол. Майкл сделал еще один глоток чая. Уставился на Катрину.
- Тестовое задание будет?

+1

12

Буйное воображение мистера Кларка делало ему честь. Что-что, а фантазия – ключ в творческой работе, а кто будет отрицать, что взлом чужих систем – творческая работа? Здесь нужен трепетный подход, вдохновения и муза, и коль скоро Майкл имел это всё и умел этим пользоваться, ему, как любому весьма перспективному малом, прощалось всё. В том числе и фантазии на тему чужой личной жизни. Узнай Катрин о рассуждениях безбородого да Винчи, сдержанно усмехнулась, а потом могла бы парировать пространным монологом на тему, что все такие мысли появляются лишь в следствии подсознательного влечения к визави, которое на подсознательном же уровне личность задрота отрицает, создавая такой вот защитный механизм, дабы отрезать себе все пути к наступлению на желаемый объект. Здесь как раз-таки пригодилась бы избытая шутка о том, что кто отрицает занятие рукоблудством, тот занимается им в два раза чаще и, вполне вероятно, в несколько раз усиленнее. Впрочем, столь интимные вопросы, как и предпочтение к особям женского пола и расположенность к ней лично, американку французского разлива абсолютно не интересовали. Хотя, тут немного слукавили, как представительнице прекрасного пола Кэт всё же льстила мысль о том, что у такого причудливого молодого человека могла возникнуть симпатия к её скромной персоне, однако, это были праздные рассуждения и почесывание собственного эго, в котором последние не нуждалось вот уже лет двадцать. Так что лежать новенькому iPhone в дамской сумочке…
Тягостные раздумья окутали мистера Кларка, в ожидании которого Катарина решила скрасить время, допив предложенный чай, к которому всё также напрашивались угощения. Но даренному коню в зубы не смотрят, к тому же напиток был прекрасен и выше всех похвал. Так что дама почти размякла в такой уютной домашней атмосфере, растекаясь по стулу, крепко вцепившись двумя руками в чашку, словно желала согреть руки об отлично передающий тепло фарфор. Но звук раскатов грома вывел даму из обволакивающего блаженства, и та дважды быстро моргнула, встрепенувшись.
- Ничего страшного, - вежливо втиснулась в словесный поток мадемуазель Мор, чуть заметно кивнув.
С каждым новым требованием Майкл нравился ей всё больше – исключительно, как человек. Кэт любила открытых людей с хорошим чувством юмора, и в этом брюнет импонировал ей целиком и полностью. Вращаясь среди людей, напрочь лишенных светлых порывов, спрятавших всё человеческое подальше от внешнего мира, начинаешь ценить кого-то, кто гонится не только за материальными благами, но и в принципе не теряет достоинства и интеллигентности. Пожалуй, сама Катарина не могла в полной мере отнести себя к такой породе людей, ведь сама её сущность была пропитана пороком гордыни, алчности и капелькой сластолюбия. Едва ли Кларк был ангелов в человеческом обличье и нимб над головой периодически ему мешал, задевая пыльную люстру. Но женская интуиция чувствовала в нем что-то светлое и доброе, что не хотелось списывать на блестящие навыка манипулятора, который смог бы расположить к себе даже вредного зануду Шерлока Холмса и исправить зарвавшуюся доминантку.
- Будет исполнено. Я лично прослежу за каждым пунктом, - мягкая улыбка, чашка отправляется обратно на блюдце. – Тестовым заданием был на Алан и его спор. И скажу от себя, я была поражена самим фактом, что вам это удалось. Впрочем, я далека от всего этого, как пещерный человек от технического прогресса, поэтому судила, основываясь на стереотипе о непроницаемости банков Швейцарии. Все-таки их считают одними из лучших в мире не первый десяток лет.

+1

13

Год назад, сидя в комнате для допросов перед инспектором Скотланд-Ярда, Майкл мечтал о суперспособности читать чужие мысли. Тогда он делал ставку на то, что если бы знал, что творится в голове мистера Грега Лестрейда, то смог бы легко выстроить свой алгоритм защиты. Так вот, хвала небесам, что где-то поблизости не пролетало радиоактивное облако и мечты остались лишь мечтами. Если бы да Винчи без бороды узнал о мыслительных процессах в голове француженки, то о подписании контракта о сотрудничестве пришлось бы забыть. Майкл хоть и задрот, но не настолько, чтобы... кхм, заниматься рукоблудием. Кларк прекрасно понимает, что он довольно симпатичный и умеет этим пользоваться. Однако с долговременными отношениями всегда что-то не то, то не так. Дамы почему-то начинают ревновать его к науке и работе. Сначала они делают это скрытно, прикрываются заботой, мол, зрение испортишь. Когда это не помогает, начинают дуться и идут в активное наступление. Эта фаза Кларку нравится, поскольку тогда с кухни донесется запах домашней еды, а не разогретой из ближайшего ресторана, одежда всегда постиранная, а носки чудодейственным способом сами оказываются в комоде. К сожалению, хватает прекрасных дам ненадолго и в ход идет железный аргумент: «Или я, или эта железяка». Нетрудно догадаться, что выбирал, выбирает и будет выбирать Майкл. Как говорится: «Бабы - на час, навсегда только рок-н-ролл». В случае Кларка, наука. Можно еще долго говорить на эту тему, но вернемся к более важным делам, а именно к возможности получить постоянную работу и много других плюшек в придачу. Положив руку на сердце, Майк сказал бы, что от Панды он ожидал совершенно противоположной реакции. Кажется, Да Винчи двадцать первого века нашел своего Лоренцо Медичи. Майк потер затылок, хотя он совсем его чесал и растерянно улыбнулся женщине, не зная, как правильно отреагировать на такой ответ. Могла бы для профилактики больным уродом обозвать, все-таки запросы у него весьма специфические.
- Швейцарские банки, - немного растерянно начал программист, - считают самыми надежными благодаря их банковской тайне. Даже под угрозой начала бомбардировки НАТО, они не выдадут своих клиентов, но, да, и в плане защиты электронных данных не отстают. Я вовсе не набиваю себе цену.
Кларк не знал о чем еще говорить с мадемуазель. Он допил чай и постарался незаметно заглянуть в окошко, дождь и не думал утихать. Надо было продолжать поддерживать разговор. Вот только Кларк не знал о чем еще говорить. В голову лезли глупости, вроде какого цвета диван купить. И здесь его осенило. Он едва сдержался, чтоб не щелкнуть пальцами, как делает всегда, когда на него сходит просветление.
- Что мистера Томпсона и вас вынудило перебраться в Британию? Если не хотите, можете не отвечать, я сам все выясню. Придется немного покопаться, но так уж и быть. Вы же понимаете, с моей славой надо быть осторожным.
Чего-чего, а снова иметь дело с полицией, международными организациями и прессой Кларку совсем не хотелось. Хватит с него недавнего визита Наташи Романофф.

0

14

Вот она, не помутнённая раздутым самомнением, детская непорочность, которую ныне воспринимают как извращение, одобрительно при этом кивая экранизации творчества Э.Л.Джеймс, будучи одной ногой в секс-шопе. Какие всё же нынче странные представления об отклонениях во вкусах, если мечта об автографе любимого писателя теперь не вызывает добрую улыбку или уважение глубоких фанатских чувств. Вот попроси Майкл главную роль в намечающихся продолжениях известной саги, где одна несовершеннолетняя неуклюжая барышня разрывается между некро- и зоофилией, тогда да, Кэт бы подумала о том, чтобы под предлогом похода в ванную комнату, позвонить Чарльзу и обрисовать патологии компьютерного гения. А так, единственным чувством, которое у неё вызывал смешавшийся от полученного согласия на все условия мужчина, было умиление, что побуждало потрепать брюнета за щечку. Но для первой встречи это была столь же непозволительная фамильярность, сколько далек в буквальном смысле от Катарины был мистер Кларк.
- Я знаю, - с той же улыбкой произнесла Кэт, когда речь зашла о банках (тех, что с деньгами, счетами и вкладами, разумеется). Отрицание набивания цены, как даме казалось, во-первых, неуместно, а во-вторых, бесчестно по отношению к самому себе. Когда разговор так и не переключился на погоду, политику или искусство, а всё вертелся вокруг договора, глупо было рассчитывать, что только одна из сторон будет перетягивать одеяло на себя. Впрочем, Майкл едва ли набивал себе цену сейчас – он сделал это недавно, взломав систему одного из лучших банков мира. Это стоило больше парочки автографов и вазы с фруктами.
Любезная улыбка сменилась настороженным видом скорее, чем на Лондон опустились свинцовые облака, исторгающие гром и молнии. Вопрос побега из страны был щекотлив, с какой стороны не пыталась подобраться Катрин, желая преподнести историю, как можно мягче и не вызывающей отвращения или ещё каких чувств.
- Значит, вы согласны работать на нас и я могу выкладывать всю подноготную, не боясь, что вы сбежите?
Минутное замешательство, что омрачило было лик, уходит. Катрин снова улыбается, ведь «шутка» всегда должна сопровождаться сим незамысловатым действом. Майкл был программистом, он обучен, легко шурудя пальчиками по клавиатуре, взламывать и подчинять бездумные машины. Кэт же некогда денно и нощно натаскивалась в качестве юриста, дамочка прошла огонь, воду, криминал и судебные тяжбы, и что было тяжелее – сказать проблематично. Но первое, чему ты учишься на своих ошибках, если стараниями преподавателей светлая мысль не осела в голове до того, как набиваешь свои собственные шишки, - не подкрепленные письменными доказательствами слова ничего не стоят, сколько бы условий об устных сделках не содержало гражданское право. Оспорить можно даже Конституцию, к чему уж тут разговор об устных договоренностях.
Мадемуазель Мор была в несколько затруднительном положении. Нужно было и правду выложить, чтоб не сочли мерзкими лгунами, и слишком от себя не отвратить. О святые леприконы, ну не была Кэт продуманным интриганом, за что ей всё это. Она провела указательным пальцем по ручке фарфорового произведения искусства, оскверненного отпечатком помады, и хмыкнула – чему быть, того не миновать.
- Не подружились с конкурентами, а те на нас сильно обиделись. Набрали где-то компромата, где-то приукрасили, кого-то подкупили и решили убрать нас исподтишка. Скандал обещал быть нешуточным, в разборку надоумили влезть чуть ли не АНБ. Словом, собрались не столько кислород перекрыть, но устранить с  особой жестокостью, вполне вероятно, что не только бизнес, а потом сплясать сальсу на похоронах. Благо у нас тоже есть влиятельные друзья, и о готовящейся диверсии предупредили, пусть и не совсем вовремя. Чарльз решил, что нецелесообразно бодаться на два фронта: с подкупленными государственными чиновниками и устраивать баталии с конкурентами. Так мы быстренько и перебрались сюда, - барышня на мгновение замолкла, выжидая первой реакции Кларка, а затем продолжила ответив на напрашивающийся вопрос, - не то чтобы я настолько предана мистеру Томпсону, что буду сбегать с ним из страны в страну при любом удобном случае и носить тапочки в зубах. Но нас слишком давно и крепко связывают деловые отношения, чтобы оставить всё вот так… Да и лично у меня была ещё парочка причин сменить место жительства. Ничего криминального – я не застукала в буквальном смысле своего благоверного в порыве ревности.
«… Хотя могла бы», - уже про себя продолжила Катрин, усмехнувшись своим мыслям.
В целом, история была верна и критике не подлежала. И Кэт понадеялась, что удовлетворила любопытство компьютерного гения, которому будет совсем неинтересна история самой американки.

+1

15

Не ожидала. Такой вывод сделал Майкл, наблюдая за тем, как мадемуазель Мор осторожно подбирала слова к тому, что можно было сказать одним коротким предложением: «Мы просто попали в поле зрения спецслужб». Надо признаться, виртуозно выкрутилась - вроде и ответила на вопросы, но в то же время ничего конкретного не назвала. Ну ничего страшного. Сегодня вечером Кларк погуляет базой данных АНБ и сам выведает все подводные камни. Интересно, они усовершенствовали систему безопасности после того, как он ушел? Кажется, Гарри рассказывал, что создал новую систему защиты электронных данных и ее должны были со дня на день запустить. «Вот и протестуем», - улыбнулся в мыслях программист. Он бы уже побежал за компьютер, вот только вспомнил слова отца о том, что не красиво стучать по клавиатуре, когда у тебя гости. Майкл не знал, можно ли считать Катрин гостьей, ведь она сама пришла. Но тут он вспомнил еще одно наставление Кларка старшего о том, что не красиво общаться с дамами и одновременно зависать в компьютере. К тому же, у него было еще несколько вопросов, на которые, к сожалению, ответ в базе АНБ или МИ-5 не найти.
- А почему именно Британия?
Не давая даме и дух перевести, сразу задал другой вопрос.
- Почему не Дания или Франция, а именно Великобритания?
Хотя Майкл и был немного отдаленным от всего мира, но даже он знал о знаменитом детективе в забавной шляпе, который ночей не досыпает, все борется с преступностью в Великобритании. Более того, Кларк его немного фанат. Он читал его блог и почерпнул для себя много полезной информации, например о 243 видах табачного пепла. Во многом Майкл и не согласен с Шерлоком Холмсом, но сейчас не об этом. Майк покопался в архивах, базах МИ-5 и выяснил, что мистер Шерлок Холмс кровный брат Майкрофта Холмс, а мистер Майкрофт Холмс... Не очень приятный тип. Рядом с ним босс АНБ - обычная пешка на шахматной доске. Не будет преувеличением, если Кларк скажет, что британское правление - это Майкрофт Холмс. Такие люди не связаны международными договорами и законами. Если такие люди захотят стереть вас с лица Земли, не поможет ни ООН, ни Европарламент. Катрина и ее босс производили впечатление дальновидных людей и, видимо, перед тем как покупать билеты ознакомились с «климатом» в Туманном Альбионе.
- Мисс Мор, я здесь не так давно, но проанализировав свою клиентскую базу, масштабы разведки Британии и действия одного детектива-самоучки считаю своим долгом предупредить вас, что здесь нажить смертельного врага будет в два раза легче, чем в Штатах. Остров маленький, а серьезных игроков больше чем достаточно. Вы, лично осознаете, что попали в аквариум с пираньями?

+1

16

Действительно – почему? Катарина на мгновение в задумчивости возвела взгляд к потолку, как будто там был правильный ответ на поставленный Майклом вопрос. Но почему-то окромя стараний ремонтников и одинокой люстры там ничего интересного, полезного и необходимого не наблюдалось. Досадно, а так не хотелось вдаваться в очередные витиеватые фразочки, да и слова переживать весь этот тихий ужас, когда о сне и спокойствии можно было только мечтать. Простой переезд из одной квартирки в другую, пусть даже они располагаются в соседних домах на одной улице, был уже побоища и нападок татаро-монгол. А тут попробуй перевести карманную криминальную империю в сжатые сроки, по-тихому, чтоб не вызвать подозрений, и с минимум ущерба. С неделю после всей этой свистопляски Катрин спала на коробках, просто потому что была не в силах заняться своими собственными бытовыми делами (но с одним всё равно пришлось повозиться сразу же по приезде –смена биографии, полностью подчистить следы пребывания на этой бренной американской земле…). И почему Британия? Наверное, потому что им помогли, немного поманив радужными перспективами. Дания, Норвегия, Франция – места, где пришлось бы начинать всё сначала с, с самого нуля, имея огромные организационные проблемы, начиная от трат на местных специалистов, непроверенных, а потому и автоматически находящихся в статусе «ненадежных», и переводчиков, и заканчивая незнанием менталитета, который скорее придется принять, чем сломать на любимый манер Чарльза. Возможно, Майкл был прав, сказав, что там куда безопаснее, но до этой безопасности с последующим безбедным существованием  придется вкалывать до самой пенсии. Стоило ли разгребать авгиевы конюшни, когда был более простой путь? Едва ли можно дать правильный ответ, будучи подталкиваемым амбициями.
- Какая прелесть, вы уже обо мне заботитесь. Настоящий джентльмен, - просто-таки 10 очков Гриффиндору. – Стоило сменить нелюбимую Америку за одно такое отношения к дамам. Вы даже не представляете, как тяжело найти достойного мужчину в этом филиале Содома и Гоморры, - понизив голос, доверительным тоном сообщила Катрин мистеру Кларку, как будто тому до ужаса важна данная информация. Впрочем, учитывая разнузданность современных нравов, отрицать не стоило и такую возможность.
Словом, Катарина вполне ясно дала понять, что объяснять выбор не собирается. Пусть Майкл думает что пожелает по этому поводу – она просто не может. В памяти ещё свежи были картинки скорых сборов, но больше бередило душу окончательное расставание с семьей, что собственноручно загнала себя в угол. От воспоминания о доме и ближайших родственников с их угрозами и проклятиями в последний путь Кэт оказалась в некоторой прострации, что выразилось в рассеянном взгляде, устремленном в таинственное никуда, и небрежном наклоне головы к правому плечу. Щелк – неугодные мысли разбегаются, как тараканы на студенческой кухне при включении света, и мадемуазель Мор снова вся во внимании.
- Насколько я знаю, вы здесь оказались тоже не просто так. Так почему Британия, Майкл?
Ответный рикошет, не более чем защитная реакция в совокупности с любопытством. У мужчины был доступ к архивам АНБ, у неё были досужие слухи и информация от продажных людишек. Кому как ни Кэт задавать вопросы, на которые ответы стоит искать у первоисточников.

0

17

- Мадемуазель Мор, не стоит соскакивать с темы.
Лучший способ защиты - сыграть на самовлюбленности собеседника, да? Великолепная стратегия. Майкл аплодирует стоя, правда только в своих мыслях. Обсуждали бы они что-то менее серьезное, например, теорию вероятности, то Кларк без лишних мыслей соблазнился бы на такие приятные слова в свою сторону и без колебаний нашел бы их вполне оправданным и, более того, ожидаемым ответом. Но они не обсуждают теорию вероятности. На повестке дня вопрос, от которого зависит дальнейшее место жительства Катрины. Да-да, программист от природы помнит, что в случае не подписания контракта, мадемуазель Мор отправится к праотцам. Будет ли он скучать по ней? Немного. Все-таки, Катрина Мор дама с мозгами, вымирающий вид, как и панды.
- Так почнму Великобритания? - Повторяет Майкл свой вопрос тоном следователя. - И на этот раз без шуток.
Разговаривать таким наглым тоном с людьми, а тем более с представительницами прекрасной половины человечества Майкл не любил. В такие моменты он слишком напоминал своего отца: уверенного, начитанного, всегда серьезного интеллигента, которому больше подошел бы девятнадцатый или двадцатый век. Однажды друг семьи пошутил, что если бы Джейсон Кларк жил во времена Томаса Эдисона, то последний так всю жизнь и разносил бы газетки. Майкл очень гордится своим отцом и к депортации из Штатов всегда расправлял плечи, когда его сравнивали с ним. Но не сейчас. Он опозорил фамилию, опозорил отца. Теперь, когда кто-то интересуется случайно ли он не родственник Джейсона Кларка, Майкл отвечает: «Однофамилец». С отцом он так и не разговаривал после тех событий. Не смог бы смотреть в глаза. Он в него верил, всегда поддерживал, защищал перед женой, когда та заводила истерики из-за того, что с Майклом он проводит больше времени, чем со всеми остальными детьми вместе взятыми, а он его подвел. Майк знает, что отец на него не сердится и поверит в его историю, но он будет настаивать на возвращении в большую науку, а программист в это болото больше не хочет.
Кларк улыбается. Встает с за стола и ничего не сказав Катрине, идет в другую комнату. Через минуты возвращается, держа в руках красную маленькую книжечку с золотым гербом посередине.
- Наверное, вся причина в том, что я гражданин Великобритании, - Майкл помахал перед носом собеседницы паспортом, однако на стол его положил. Еще заберет себе. - И в моем случае - это хорошо. Согласитесь, добраться АНБ ко мне во Франции или Швейцарии было бы значительно легче. То что здесь играет против вас, работает на меня.

0

18

Кисть вновь взмыла вверх, над полированной поверхностью, а после отозвалась глухим ударом подушечки среднего пальца о дерево, напоминая сим жестом баловня за пианино, решившего ткнуть наугад и узнать, как долго будет раздаваться звук от нажатия.
- Так вы предостерегаете только меня или всех, кто находится под непосредственным руководством Чарльза Томпсона?
Майкл Кларк был не единственным человеком в комнате, кто мог обойтись без лишней порции лести – зачем говорить об идеальности, когда она и так выпирает. С плавным переходом от планомерного допроса до почти дружеских предостережений Катарина несколько выпала из реальности, потеряв суть повествования. Спрашивал ли любитель ракет и сладких конфет о мистере Томпсоне и о его причинах, по которым мужчина выбрал именно Британию? Если рассуждать логически, то 99,9% говорили в пользу этого варианта, ведь выяснять что-то об отдельно взятой, абсолютно незнакомой барышне не представляет интереса.
- Мы уже вели здесь кое-какие дела, да и нам помогли обосноваться.
Катарина не любила откровенной лжи, правда всегда норовилась сорваться с её уст, особенно в такие моменты, когда кто-то яростно желал узнать истину. Мадемуазель Мор не имеет права разглашать сведения, которые и без того мало кому известны. Так что сейчас было самое время пытаться вновь соскочить с темы – осталось придумать как, пока Кларк куда-то выскочил.
Лесть проходит мимо, так может использовать старые приемы? Оглушить, ошеломить, устроить когнитивный диссонанс? Все решалось одним ударом по голове, но прочь эти варварские методы – они совершенно не способствуют налаживанию отношений. Впрочем, каверзные вопросы – тоже. Обезвреживание бомбы по имени мистер Кларк напоминало подготовку к первому поцелую: ты читаешь матчасть, пытаешься осознать взаимосвязь между выработкой техники и истязанием помидоров, опускаешься до бульварных женских романов, а по итогу надо было делать всё по старому рецепту – расслабиться и получать удовольствие, обязательно прикрыв глаза. «И не думать о слизняках. Огромных таких склизких слизняках», - могла бы наставительным тоном добавить брюнетка. Иначе моральная травма для неподготовленного нежного создания, если оно не находится под тлетворным влиянием огромной дозы гормонов. Благо Кэт обладала не только научным интересом, но и крепкой психикой, чтобы из-за одного эксперимента лишится личной жизни, хотя первые результаты отнюдь и не радовали, потому что напрочь отказывались соответствовать выстроенной в девичьей головке идеальной модели.
Какая неловкость – Майкл является гражданином Британии. И пусть это могло быть ясно по акценту, что почти перестал резать по уху вновь прибывшим с материка, но Кэт банально не придала этому факту значения, с чем вдруг и прокололась. Не то чтобы это раздосадовало даму, для которой более важным было запомнить куда более значимые вехи чужой биографии, вроде игр в салки с АНБ, поэтому американка лишь отметила про себя нужную информацию, не будучи уверенной, что она её ещё когда-нибудь понадобится.
- А может у Чарльза были свои причины. То, что находится в голове Чарльза, известно только самому Чарльзу. Максимум, что нам светит – либо дождаться, когда кто-то запачкает его извилинами стену, либо ситуации, когда он сам расскажет то, что сочтет нужным. Поверьте, даже я не знаю всего.
Пожать плечиками и скорчить скорбную мину, мол, а что я могу поделать.
Сказать ли Майклу, что она тоже может потрясти перед ним паспортом гражданина Британской империи, опустив момент извлечения оного из широких штанин? Нет, пожалуй, это стоит опустить. Пусть помучается, если вздумает поискать на её информацию.

+1

19

Итак, подведем итоги, уважаемые. Кто такой Чарльз Томпсон? Самовлюбленный богатенький Буратино, а еще фанат таланта Майкла. Негусто, но грех жаловаться. Некоторые клиенты одаренного программиста и этого о себе не расскажут. Ой, пердон, мистер Томпсон не клиент, он желает быть боссом. Ну... это немного усложняет принятие решения. Мадемуазель Мор, несомненно, красивая, умная и пообещала золотые горы, но темнит. Ой, пятой точкой Кларк чувствует, что его хотят затащить во что-то чертовски опасное и противозаконное. Сделаем поправочку, во что-то более противозаконное, чем взлом системы безопасности швейцарских банков или личной почти принцессы. Да, и таким этот самовлюбленный, но до коликов в пальцах симпатичный джентльмен занимался. А что тут такого? Ему просто было интересно. И если на то пошло, затраченное время не стоит этого. Ничего интересного. Абсолютно. Переписки с друзьями, рассылка из книжного магазина, приглашение от модных домов. Скууучно. Так отошли немного от темы. Вернемся на кухню, к Катрине, и к трудоустройству.
Майкл почесал подбородок и поймал себя на мысли, что пора привести живность на лице в порядок, после окончания дел с Катриной он отложит ремонт и займется поисками хорошей цирюльни. Постучал пальцами по столу, напевая себе под нос попсовую песенку, услышанную в супермаркете. Нахмурил брови и сделал ну капец какой задумчивый вид.
Мда, легче сломать систему защиты АНБ, чем принять решение.
Задался вопросом: как бы поступил отец, будучи на его места? Осознал, что это плохая идея. Во-первых, Кларк старший никогда не занялся чем-то противозаконным, во-вторых... Хватит и первого пункта.
Как же сложно. Как же сложно. Так сложно Да Винчи двадцать первого века даже на парах по философии не было, а это между прочим, единственный предмет из которого в него «С». Ну не его все эти Ницше и Канты со своими категоричными императивами.
С одной стороны Майк не горит желанием снова попадать в поле зрения спецслужб, а с другой взламывать банки уже немного надоело, надо расти.
От всего этого у него мозг закипит.
Майкл продолжает пялиться на Катрин, свешивая все «за» и «против». На этот раз он задумался над тем: как бы поступил Оливер? Хотя, что тут думать? Этот комочек святой невинности даже правила дорожного движения не нарушает, что уж говорить о более серьезных вещах.
«И в кого я такой удался?», - единственный логический вывод после всех размышлений.
- Давайте так, мадемуазель Мор, вы приходите ко мне с контрактом, где прописываете все пункты сотрудничества, я их читаю, что-то вычеркиваю, что-то дописываю, что-то оставляю, вы показывает мои поправки своему боссу, и когда мы придем к соглашению, стороны поставят автографы, козел Алан заверит это и будет всем счастье? Вы же серьезные деловые люди, поэтому давайте сделаем все правильно, - улыбнулся и подмигнул Майкл, откидываясь на спинку стульчика. Все-таки, нашел, как выкрутиться.

+1

20

Чая больше не предложили. А жаль. Хотя, хозяин квартиры выглядит и ведет себя так, как будто совершенно бы не обиделся, поднимись гостья со своего места и отправься хозяйничать на этих холостяцких просторах. Возможно, удивился бы слегка, помотал головой в попытке осознать, а не снится ли ему это, а потому принялся бы вновь напряжно думать, покуда Катарина тихо сама с собою делает себе же ещё чаю. Это были бы идеальные отношения для пары: ленивый хозяин и нетребовательный гость. Что ж, Кэт действительно в этой сфере была достаточно нетребовательна. Но если углубляться в тематику, бросаясь в омут с головой в весну и думать о выборе спутника жизни, то здесь американка французского разлива скорей всего предъявила бы подробно разработанный договор, в котором было бы предусмотрено всё, что только можно и не можно. Просто потому что так надо. Юридистика, мать её.
Ради интереса, сравнив данный список, с конкретно взятым составом преступления представителем мужского пола. Совпадения есть, но не в том количестве, чтоб ненавязчиво сесть на колени и начать что-то мурлыкать с придыханием и нотками кокетства в приглушенном голосе.

Покуда Майкл размышляет, да так, что аж пар шел из ушей, а звук скрипящих шестеренок почти заглушал шум ливня, что бушевал за окном, Катрин немного отвлеклась. Её присутствие в данном мыслительном процессе не требовалось – мистер Кларк вдруг перестал задавать вопросы, прекратив свой допрос, поэтому дама, соблюдая правила приличия, предпочла не сверлить бедного ученого взглядом, а наблюдать за буйством погоды, ибо скромный интерьер квартиры не цеплял глаз.
За что можно было влюбиться в Лондон, если не за архитектуру и историю, то за дождь. Кэт не любила вечный солнцепек, ей по душе была прохлада и подернутое свинцовыми тучами небо. И пусть столица Великобритании круглогодично не отвечала данным запросом, для привыкшей к более устаканенному погодному режиму мисс Мор этого было вполне достаточно. Тепло, темно и влажно – идеальные условия для тараканов, Катрин же просила немного свежести, что витает после дождя. Не так много, если сравнивать со списком требований, которые дама имеет к мужчинам.
«Хитро, но…».
Но мадемуазель Мор почувствовала брешь в броне доблестного рыцаря. А где брешь, там и раскалятся доспехи. В конце концов, Майкл не сказал, что посмотрит договор и подумает, а сотрудничать ли. Майкл сказал, что он будет обсуждать условия договора. А это не одно и тоже. И это прекрасно.
- Договорились, мистер Кларк. Благо, Вам компьютер для ознакомления с терминологией предоставлять не надо.
Беглая улыбка – скорее своим мыслям, едва ли Майкл, такой интеллигентный, найдет здесь нелепую отсылку к известному произведению, что стало причиной страданий многих мужей и порчи нижнего дамского белья.
Кэт поднимается, на мгновение задержалась, легко проведя подушечками пальцев по поверхности стола.
- Дважды назвать Алана засранцем… Кажется, между вами пробежала искра… Но не будем о грустном, лучше подскажите, насколько быстро я смогу поймать кэб.

+1

21

Шутки о ноутбуке Майкл не понял. Совсем. Что такого, что у него есть лепт? Сейчас сложно представить представителя Homo Sapiens без какого либо гаджета с выходом в интернет. В конце концов, эра информационных технологий на дворе! А, может, это так красиво мадемуазель Мор попыталась сказать: «на сообщения в три часа ночи с мольбами объяснить, кто такой визави отвечать не буду»? Или это что-то связанное с предыдущим опытом? О, тогда Майклу ничего не остается, как сделать еще одну чашечку чая для Катрин и подбодрить словами: «сестра, я тебя прекрасно понимаю». На дворе двадцать первый век, люди отправляют фото в Инстаграм сделанные на орбите Земли, а кое-кто не догадается поискать в Википедии или в Гугле, что означает «правомерное поведение» или «принцип подстановки Лисков». Слишком сложно! Это же надо открыть вкладку, найти нужные буквы на клавиатуре, прочитать и подумать. Лучше сделать глаза как у кота из «Шрека» и сказать: «ой, а здесь слово непонятное». К счастью, Майкл не такой. Он сам во всем разберется. Да и разбираться уже не в чем, благодаря тесной дружбе с АНБ. За прошлый год Кларк столько допросов и заседаний в суде пережил, что со спокойной душой может сдать экзамены в юридическом колледже и получить еще одно образование. Но об этом, как и о том, что программист не до конца понял шутку, француженке знать не обязательно, поэтому мужчина улыбается уголками рта и кивает, кивает, кивает.
- Мужская дружба и ничего больше, - вставая из-за стола, отвечает на вопросы об Алане. Отыгралась все-таки. Почему все так хотят сосватать его? И почему обязательно с представителем сильного пола? Вот в чем Кларк уверен, так это в том, что на гея он совсем не похож. Ни грамма. Он больше заспанную панду напоминает, чем представителя нетрадиционной ориентации. Возможно, все дело в том, что ему за тридцать, а он до сих пор не обзавелся семьей. Так у него другие принципы. Он не готов пересесть с Астон Мартина на какой-нибудь Форд Фокус. Еще не нагулялся.
Дождь за окном притих на мгновение, а затем снова начал лить с двойной силой. Желания покидать свое гнездышко в Да Винчи двадцать первого века не было совсем. Он бы сейчас лучше залез под одеяло с ноутбуком и что-то почитал, но чистокровный джентльмен не может вот так просто заняться своими делами, зная, что где-то там дама мокнет под дождем, пытается поймать кэп. Скрипя зубами, он выдавливает из себя:
- Я вас отвезу. Мой автомобиль на парковке возле дома, а кэп поймать сейчас практически не реально. Подождите минутку, я только возьму зонтик.
Хотел ли Кларк покрасоваться? Нет. Во-первых, Катрина не совсем в его вкусе, во-вторых, он не смешивает отношения и работу, в-третьих, Алан, скорее всего, рассказал, откуда у скромного программиста автомобиль как Джеймса Бонда. И если на то пошло, покоряет Майкл сердца дам своей харизмой и манерами. Последние не оставили бы равнодушной даже саму бабушку Елизавету: и плащ надеть помог, и дверь открыл, и первым в лифт зашел, зонтик над Кэт держал, и даже ручку подал, когда дама в автомобиль садилась.
- Могу ли я узнать адрес, мадемуазель?
Астон Мартин мягко выехал на почти пустую улицу Лондона.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 07.05.2011 - Deeds, not words