« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 16.05.2011 Untouched


16.05.2011 Untouched

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время и место:
May, 2011. London.
Спустя неделю после серии взрывов в метро и гибели агента МИ-5.

Участники:
Arthur Miller, Matthew Crawford, Mycroft Holmes, Anthea

Краткое описание:
Вскрытие трупа - стандартная в большинстве случаев процедура, особенно если смерть наступила по неестественным причинам. Мог ли Майкрофт Холмс подумать, что ему придется привлекать судебного психиатра, причем вовсе не для того, чтобы выяснить причину самоубийства.

0

2

Самый обыкновенный, ничем не примечательный день. Дежурство в госпитале только началось, Миллер сидел за столом лаборатории над отчетом о вскрытии, и сонно поглядывал на остывший уже чай. Оставалось всего ничего – закончить с бумагами, и можно немного отдохнуть. Но не так сталось, как этого хотелось. Где-то около десяти часов раздался звонок и Артура немедленно вызвали в секционную.
"Вот и отдохнул, - жаловался Миллер, спускаясь в подвальное помещение. - Наверное, опять какого-то бомжа привезли".
В секционной никого не было, ну, если не считать трупа. Артур надел халат, помыл руки и приступил к телу. Он не любил читать отчеты, которые ему любезно предоставляли полицейские, ведь там обычно писали полную ерунду, которая только вызывала у Миллера желание засунуть этот отчет в ...
Артур уже настроил себя к тому, что сейчас ему придется увидеть еще одного бездомного - с бородой, грибком и прочими болячками. Поэтому, сделав глубокий вдох, он снял белое полотно, которым накрывали тело и застыл на месте. На его столе лежал человек - средних лет, скорее всего европеец, спортивной комплекции.
"Вот тебе и сюрприз, - судмедэксперт стал внимательно рассматривать тело. - И что с тобой случилось?"
Скорее всего, отравление или самоубийство: на теле не было серьезных повреждений кожи, указывающих на убийство; одежда в отличном состоянии. Странным казалось только то, что у трупа, кожа на руках и ногах была шершавая, в красных пятнах, а в перегородках между пальцами вообще шелушилась. Сначала Артур подумал, что у мужчины был дерматит, но тогда должны были быть проявления по всему телу. Миллер еще раз осмотрел труп с головы до ног, и не найдя ни одного логического объяснения таким дефектам кожи, взялся за скальпель.
Как и ожидалось, внутренние органы были в ужасном состоянии, особенно желудочно-кишечный аппарат. За всю свою практику Миллер видел такое первый раз: большое количество тромбов, желудок весь в язвах, печень уменьшена в размерах и деформирована.
"О Боже, - единственное, что пронеслось в голове Артура, когда он брал кровь и части органов на анализ. - Такой смерти и врагу не пожелаешь".
Несколько часов в лаборатории и Миллеру удалось найти причину смерти, однако она была какой-то совсем непонятной и даже казалась нереальной. Для того чтобы успокоить себя, Артур перечитал отчет полиции, однако от него было мало толку. Суицид - вот диагноз, который поставили работники Скотланд-Ярда. Чтобы еще раз подтвердить свою теорию, он снова провел все тесты и вновь пришел к плачевному заключению. Этот мужчина не покончил с собой, его убили и сделали это достаточно профессионально. Убийца накормил жертву калием, а затем (примерно через час) до полного счастья еще лошадиной дозой таблеток, которые способствуют свертыванию крови. Так он хотел замаскировать реальную причину смерти, или ускорить переход жертвы в мир иной. Он просчитался в том, что таблетки для свертывания крови не вызывают шелушение кожи, чего не скажешь о калии. Как там ни было, но теорию с суицидом надо отбросить, ведь при такой дозе калия, каждый вдох равен ударам тысячи ножей, не говоря о глотания таблеток. Теперь Артуру оставалось позвонить в Скотланд-Ярд и сообщить о своем открытии.

Когда Артур разговаривал с полицейскими о своей теории убийства, то думал, что они серьезно отнесутся к его словам. Однако, эти мужчины в не очень дорогих костюмах твердо стояли на своем и даже прислали судебного психиатра, чтобы тот убедил Миллера.
- У нас здесь не очень радостная обстановка. - Наконец нарушил молчание Миллер. - Я вот до сих пор не могу понять, зачем вас сюда прислали, вы же вроде не занимаетесь убийствами? - Он открыл дверь и жестом показал, чтобы дорогой гость заходил.
- Чаю? - Не дожидаясь ответа, он поставил чайник. В Миллера была традиция всегда пить чай вместе с новыми знакомыми, он искренне верил, что этот напиток снимает напряжение, а ему, как и его собеседнику как раз это сейчас и нужно. - Могу поспорить это самое странное место, где вам приходилось пить чай. - Артур поставил на стол две кружки, печенье, сахар, а сам уселся напротив.
Мэтью показался Миллеру хорошим человеком и прекрасным специалистом, кокой, как и большинство его знакомых, чувствовали себя не очень комфортно в этих стенах.
- Итак, как вы знаете, я высказал теорию, что это вовсе не самоубийство, а хорошо продуманное убийство. - Артур сделал глоток чая. - Начнем с того, что таблетки, которые согласно теории полиции вызвали смерть были приняты только через час после того как в тело попал калий. Об этом свидетельствуют анализы пищеварительной и кровеносной системы.
Судя по выражению лица его коллеги это его заинтересовало, поэтому Артур с радостью продолжил разговор.
- Когда калий попадает в тело еще в такой дозе смерть очень болезненная - Артур на секунду представил, что пришлось пережить этому бедолаге. - А теперь то, что я вам скажу, прошу записать, через десять минут после попадания калия в организм температура поднимается до 39 градусов, кровь просто кипит, тело ломит. Скажите мне, как человек в таком состоянии смог сам принять таблетки?
Артур внимательно посмотрел на собеседника, ожидая ответа.
- В отчете полиции написано, что медицинские препараты стояли на тумбочке у телефона, а тело нашли в постели. Скажите, как человек в таком состоянии мог проползти восемь метров? Ответ - никак.
Артур снова взглянул на своего собеседника, тот явно был шокирован тем, что ему рассказывал коллега и его можно понять такие убийства в наше время редкость.
- Дальше ему надо было их проглотить, а перед этим положить в рот, а это не так просто сделать, когда твое тело тебя совсем не слушает, а зрение с каждой минутой слабеет. Если бы он их сам глотал, то обязательно были бы синяки в области рта, ведь мышцы находятся в максимальной напряженности, а вот ткани начинают отмирать, поэтому синяки должны быть обязательно, но их не было. Вывод напрашивается сам по себе. Тот, кто убил этого американца хорошо разбирается в химии и умный. А еще я не удивлюсь, если он получал удовольствие, наблюдая за тем, как бедняга мучается. У меня все, теперь я внимательно слушаю вас.

Отредактировано Arthur Miller (2013-05-29 21:39:06)

+3

3

Когда ворох бумаг, отчетов и письменных констатаций становится цифрой в степени бесконечность, то невольно начинаешь задумываться о том, что теорию давно пора заменить практикой, и что прозябание в казенном, хоть и довольно комфортабельном кабинете является ничем иным, как пустой тратой времени. Доктор Кроуфорд ценил свое время - свободное время, на протяжении которого его не беспокоили судебные тяжбы или психиатрическое исследование богатого внутреннего мира очередного безыинтересного серийного убийцы. В прошлом месяце это был юноша с ярко выраженным Эдиповым комплексом, причем не в самом приятном варианте. Бедняга считал, что женщины с определенным типом внешности не имеют права жить на этой земле и успешно "восстанавливал справедливость" на протяжении полугода. Он был схвачен, а Мэтью снова мысленно порадовался, что не имеет потомства. На прошлой неделе, на позапрошлой и на позапозапрошлой - привычная рутина. Между психиатрической клиникой и тюрьмой почему-то чаще всего выбирают первое, и снова в игру вступает доктор Кроуфорд, обязанный написать исследование для суда, которое предопределяет судьбу подсудимых - настоящих социопатов с химическим дисбалансом в организме или же бездарных симулянтов, чьи жалкие потуги казаться невменяемыми в последнее время не вызывали ничего кроме легкого раздражения. Ввиду вышеупомянутых стараний, о частной практике пришлось временно забыть. Совмещать Мэтью не любил и, скажем откровенно, не умел, да и начальство хоть и смотрело сквозь пальцы на самодеятельность за пределами рабочего кабинета, но поощрять подобное своеволие определенно не собиралось.
И все же Мэтью нашли занятие. Слабые возражения, что его работа - это психопаты, а не трупы, были задавлены в зародыше, ввиду отсутствия пресловутого психопата, но наличия плодов его труда. Как психиатр, Кроуфорд являлся и врачом с лицензией, что характерно, поэтому он не нашел более причин, чтобы отказаться от визита в морг. С начальством не поспоришь. С шефом полиции - себе дороже. Не оставалось ничего, кроме как взять кейс и направиться в госпиталь святого Бартоломея, попутно прокручивая в мыслях все возможные вопросы, касаемо его визита и сопоставляя ответы так, чтобы объяснения не выглядели совсем уж бредовыми.

Морг встретил его молчанием. Нет, доктор не ожидал бурных объятиях или, возьмем шире - зомбиапокалипсиса в ту секунду, когда он переступит порог отделения, но подобные ситуации, в которых, как казалось, ему не рады, настраивали на пессимистичный лад. Кроуфорд не любил тишину, когда не был один, и в своей практике придерживался правила запретных пауз. К счастью и к его вящему облегчению, новоявленный визави нарушил эту гнетущую паузу.
- И нечасто бываю в подобных местах, - охотно подхватил психиатр, машинально оправляя белый халат, выданный на входе. Кейс с документами умостился на ближайшем стуле.
Незаметно осмотрелся. Довольно просторное помещение, продуваемое несуществующими ветрами. Холодно, даже слишком холодно, но чего ждать от этого места. К мирной трапезе оно не располагало, но Мэтту пришлось пожертвовать собственным внутренним комфортом и заставить себя притронуться к приятно горячему чаю. Сахар не любил, а печенье в горло не лезло. Психиатр спокойно относился к трупам, любое тело являло для него собой не более чем механизм, наполненный полезным набором функций - спасибо общему курсу университета, - но, как среднестатистический обыватель, он вовсе не горел желанием ознакомиться с этим механизмом, так скажем, в разобранном или сломанном виде.
- Понимаю ваше недоумение, - короткий взгляд на бейдж, приколотый к врачебному халату, - мистер Миллер. Полагаю, меня вызвали сюда не затем, чтобы изучать тело. Доктор Кроуфорд, - представился, на мгновение остановившись. Неторопливо размешал сахар в чае, все же положил.
- Разве калий действует так быстро? - задумчиво осведомился, отпивая глоток. - Он не является быстродействующим ядом, да и ядом в принципе не является. Чтобы отравить, нужен довольно большой инкубационный период. Срабатывает накопительный эффект, как у корня валерианы. Нет, дело не в уровне интеллекта отравителя.
А в том, что тот, кажется, просто мечтал попасться, подумал Мэтт. Кажется, его не обманули, когда говорили, что это исследование будет одним из самых интересных в лондонской практике. Доктор Кроуфорд отставил чашку в сторону, негромко хрустнул пальцами, оглядывая стол.
- Буду весьма признателен, если покажете мне результаты анализов, мистер Миллер.

+2

4

Миллер начал искать свой отчет среди кучи бумаг, что валялись у него на столе.  Для Артура было наихудшим наказанием - это возиться с бумажками.
- А вот он. - Наконец он вытащил худую, помятую папку. - Не обращайте внимания на то, что она так выглядит, будто ее корова пожевала. На самом деле все написано очень разумно.
Артур внимательно наблюдал, как Мэтью снова и снова перечитывал его отчет.
- Я с вами не согласен. - Артур сделал паузу. - Калий является сильнейшим мышечным ядом, поражающим сердце. Токсический эффект внеклеточного калия проявляется на ЦНС, мышцах и сердце. Большие дозы почти мгновенно вызывают паралич сердца. Смертельная доза для человека 140 мг. Я нашел 180 мг.
Все, что говорит Артур, Мэтью не слышал, он был полностью занят отчетом.
«Да что ты там такое нашел?!» - Миллер едва сдерживал себя, чтобы не отобрать у коллеги папку и не выбросить ее в окно.
- Закройте отчет и слушайте меня! - Выкрикнул Артур.
Он немного переборщил с силой голоса, так как Кроуфорд, даже подскочил в своем кресле.
- Калий всасывается в организм и легко выводится из него, но если нарушена работа почек то все ... капут, сушите весла, финита ла комедия, играйте марша! При нарушении работы почек он выводится в три раза медленнее из организма. Давайте предположим, что этот человек не знал о своей проблеме и жевал все подряд, кстати, я нашел частицы рыбы. - Артур даже в таких ситуациях умудрялся шутить, что не очень понравилось коллеге. - Калий накапливался, и когда доза стала критической, организм сдался. Судя, из клеток сердца и печени они отмирали быстро. Поэтому я настаиваю на том, что убийца был умным и еще у него был доступ к Цибору 3000. Я и его нашел, а вот он применяется только для пациентов после хирургического вмешательства, и его не купишь в аптеке.

Отредактировано Arthur Miller (2013-06-05 19:41:49)

+1

5

Мэтт полностью углубился в отчет, время от времени вставляя свое глубокомысленное "угум", "да", а иногда и размениваясь на "да, конечно". Бумага пестрела нелицеприятными подробностями, Кроуфорда принципиально не интересовал внутренний мир объекта, могущего быть пациентом, в прямом смысле. Он предпочитал копаться в чужой голове не прибегая к лоботомии, в отличие от Артура, который прямо-таки осыпал его деталями и домыслами. А домыслы доктор Кроуфорд не любил. Беда с этими судмедэкспертами, они мыслят широко, и даже слишком широко. Мэтью мыслил узко и ограниченно, и совершенно не собирался избавляться от этой черты в угоду сомнительным теориям.
- Закрыл, - машинально послушался Мэтт, не без удовольствия захлопывая результаты вскрытия. От чужого вскрика едва заметно подлетел на месте, тут же разозлившись на собственную выдержку, которая подвела в самый неудобный момент, когда он практически увлекся отчетом. - Почему вы говорите это мне, Артур? - Кроуфорд приподнял густую бровь. - Не потому ли, что полиция отказывается слушать ваши доморощенные теории на этот счет?
Психиатр отложил папку на стол, предварительно отодвинув опустевшую чашку на самый край. Похоже, Миллер был из той когорты людей, которые считают себя экспертами во всем. Мания величия, или комплекс гения, как назвал бы это Кроуфорд - не суть важно. Важно то, что догадки и все эти безумные в некотором роде теории утомляли и без того усталый мозг.
- Меня позвали сюда не препарировать трупы и выслушивать ваши догадки, а составить психологический портрет.. - Мэтт неожиданно замолк, тут же осознав всю бредовость ситуации.
Чей психологический портрет он должен составить? Трупа? Из потенциальных объектов исследования здесь были лишь Миллер, который, кажется, не нуждался в оценке собственных действий, да сам психиатр, который не испытывал ярого желания разбирать себя на кусочки. В переносном смысле.
Пришло время догадок.
- Собственно, я считаю, что теории даже помогут нашему делу, - попытался выкрутиться психиатр, судорожно соображая. - Расскажите поподробнее, кем был наш покойник? Чем занимался?
Это могло что-то объяснить.
Хоть что-то.

+1

6

Как Миллер не старался, но Кроуфорду было наплевать на всю гениальность его теории смерти. И его можно понять - задача Мэтта найти психопата, а не выслушивать лекции. Но все же можно было это сказать в более мягкой форме он же психиатр и его точно учили, как надо правильно говорить.
- Разве вы не проходили курс правильного общения с клиентами? - Серьезным тоном, глядя прямо в глаза коллеге, спросил Артур. - У меня в университете это называлось медицинский этикет и нам там говорили, что для каждого человека очень важно выговориться. Вот я сейчас хотел удовлетворить свою потребность в общении, а вы этого мне не дали сделать. А относительно полиции, то они в мой кабинет никогда не заходят.
В Скотланд-Ярде Артура не слишком рады видеть, а все из-за его характера, хотя сам Миллер трактовал это по-своему. Он довольствуется теорией, в основу которой положил то, что его просто боятся. Частично это была правда. Артур всегда подходил нестандартно к своей работе, строил безумные теории и никогда никого не слушал.
- Ну, все, - Артур сделал последний глоток чая и успокоился. - Вернемся к нашему пациенту тире подопытному. Итак, вас интересует, кем он был? Ну что же, придется почитать отчет полиции.
Эксперт снова встал и подошел к шкафу, где хранил отчеты полицейских. Здесь, в отличие от стола, царствовал порядок. Каждый отчет нашел свое место на определенной полке и папки. И все было хорошо, если бы не подписи: «Идиотизм», «Больший идиотизм», «Меньший идиотизм», «Шедевры мировой криминалистики» и тому подобное. У Миллера был свой пунктик, он очень внимательно относился ко всему, что ему присылают из Ярда. Идея создания такой библиотеки пришла к Артуру давно и сейчас насчитывала около двухсот экземпляров.
- И куда я его пихнул? - Он пробежал глазами все полки. - Черт, кто ведет это дело? А точно! «Идиотизм»!
Это была самая толстая папка из всех. В ней насчитывалось шестьдесят шесть отчетов, а также она была особая для Миллера, ведь именно здесь хранился шедевр, с которого началась коллекция.
- Итак, слушайте. - Артур снова уселся в кресло. - Маркус Брэдли. 33 года. Холост, теперь ясно, почему проблемы с пищеварительной системой. - Опять не удержался Миллер, чтобы не всунуть свои пять копеек. - Отец американец, мать британка. Гражданин Великобритании. Бывший военный. Работал на ... - Артур не смог это выговорить, он еще раз пробежал строку, где пишут место работы жертвы. - ... Прочитайте это сами. - Он протянул отчет психиатру.
Вот тебе и поворот. Кто-кто, а агенты МИ-5 к нему на стол еще не попадали, странно, что у него под кабинетом еще не дежурит наряд.
- Ну, есть идеи? - Судмедэксперт взглянул на коллегу. - Как будем этого психа искать?
В кабинете воцарилась тишина. Миллер начал складывать паззлы в одну картинку. МИ-5, калий, Цибор 3000. У него в голове не укладывалось, что кто-то додумался до такого. Возможно, он так еще так долго сидел, но тишину прервал звонок.
- Артур Миллер слушает. - Это звонили из лаборатории, чтобы сообщить, каким именно видом калия травили агента. - Вы уверены? Подождите, вы уверены? Спасибо.
Дело набирало очень интересный оборот, можно сказать, оно была самым глупым и самым-самым интересным делом, которое попадало в руки Миллера.
- Если вам интересно, калий был хлористый. Его что, отравил садовник?

0

7

- Вы не мой пациент, и мы не на приеме, - устало произнес Мэтт.
Ему тоже иногда необходимо выговориться, но Артур явно не желал слушать никого, кроме себя.
Кроуфорд приподнял бровь, наблюдая за коллегой. Приди в его голову присваивать делам пациентов какие-то особенные название, то а) психиатра просто-напросто замучила бы совесть и б) он бы дисквалифицировался в собственных глазах. Все же хоть какие-то понятия о "медицинском этикете" у доктора существовали, в отличие от судмедэксперта, умудрившегося запротиворечить самому себе за какие-то полминуты.
Мэтью внимательно выслушал то, что говорил Миллер и потянулся к пухлой папке, в очередной раз неодобрительно покосившись на ее название. Название подразделения сказало хоть и мало, но суть его была доходчива. Не сказать, что Кроуфорд не желал связываться.. но вовремя вспомнив о своей основной профессии, он подавил неконтролируемое желание схватить свой кейс и вылететь из неуютного помещения.
- Мне кажется, - завел Кроуфорд своим любимым занудным тоном, - этим делом должна заниматься полиция. Перед нами поставлена четкая задача, и она не сводится к поиску убийцы.
Он склонился над отчетом, прижав к переносице дужку очков указательным пальцем.
И снова эта тишина. Миллеру было удобно в ней думать, но  Кроуфорда паузы, как было сказано ранее, довольно сильно смущали.
- ..Хлористый? - он оторвался от очередного отчета, теряя из вида строчку, подчеркнутую красной ручкой со столь же красноречивым комментарием "БРЕД", расположившимся на полях листка. - Вы уверены? - взгляд на телефон. - Это звонили из Скотланд-Ярда?
Дело действительно принимало любопытный оборот. Минута на размышления.
Кроуфорд не устоял.
Очнись, Мэтт, не дай этому странному объекту заинтересовать себя и втянуть в сомнительную авантюру. Всем своим существом психиатр ощущал, как под толстым слоем скепсиса, недоверия и оправданной осторожности, пробивается тонкий росток интереса, граничащего с азартом. За поимку убийцы могут выдать премию..
А у Миллера могла быть интересная аномалия, имеющая научную ценность.
От обилия возможностей у Мэтта на секунду случилось краткое головокружение.
- Перезвоните им и закажите пропуск, - Мэтт захлопнул папку с отчетом, передавая ее Артуру. - Полагаю, нам нужно съездить в Скотланд-Ярд. Я буду лично присутствовать при вашей беседе с детективом.
Неудивительно, что судмедэксперту могли не поверить, учитывая отношение того к полицейским.
- К моим рекомендациям могут прислушаться.

+1

8

-Маркус, - пробормотал Майкрофт наскоро просматривая дело. - Маркус Бредли. Отец американец, мать англичанка.
Он бы выругался, если бы позволило воспитание. Но воспитание в образе Антеи сидело напротив и настойчиво указывало на непреложный факт: при женщинах такие слова не говорят.
Маркус, чтобы его… хм.. впрочем его уже наказали и так сверх меры, был бы более уместен в МИ-6, где часто практикуют практику по обмену. Там бы он смотрелся более уместно и его смерть не вызывала бы таких.. осложнений. Майкрофт проглотил еще одно ругательство и резко захлопнул папку.
В МИ-5 Маркус был как бельмо на глазу, проще говоря, Маркус был, что-называется, открытым тройным агентом. Ну вы знаете, из тех что перекупает контрразведка, а они патриотически, рискуя собой, продолжают играть за свои ворота. Впрочем, соответствующие лица о таком положении дел все же прекрасно осведомлены. И лиц этих совсем совсем немного. Смерть Бредли застревала костью в горле сразу у трех структур. Во-первых у национального управления воздушно-космической разведки США, которое собственно со дня на день ожидало пакет с данными по Skylon. Во-вторых собственно у начальства МИ-5, которое только недавно отчиталось перед министерством финансов за произведенные расходы, среди которых немалую часть занимали затраты на контрразведку, где Бредли провели как удачный пример двойного агента. И наконец у самого Майкрофтра, чей отдел курировал деятельность недавно утвержденного Космического агентства и состряпал грамотную дезинформацию на основе бумаг, с которыми работал Бредли. К сожалению, весь пакет бумаг пропал, включая и тщательно сфабрикованные отчеты и технические обрывки, которые Бредли был должен вернуть в агентство. Стоит достаточно грамотному специалисту получить в руки всю совокупность, как тут же станет ясно, чем именно Британия кормила США последние два года.
Дело Бредли должны были закрыть в скорейшие сроки, с удовлетворяющей всех пометкой самоубийство. Конечно те, кто в  курсе сумм, проходивших через его руки, ни на минуту не поверят в этот диагноз, но тут люди Майкрофта подсуетились наскоро сфабриковав ему просто грандиозный ворох долговых расписок. И лучше бы это дело замять. Собственно еще с утра все было хорошо. Его уверили, что отчет составлен в полном соответствии с требованиями национальной безопасности. Но после обеда выяснилось что досадная рассинхронизация в службах судмедэкспертизы и криминальных расследований ведет к полнейшему провалу, то есть к успешному раскрытию дела. Не дай бог успешному. Нет, Майкрофту и самому хотелось узнать, кто подложил  ему такую жирную свинью, но у него были свои, неофициальные, каналы. Он отложил папку с материалами по агенту и взял с кожаного сиденья другую.
- Кроуфорд. Специализация - серийные маньяки. - задумчиво хмыкнул он. - Ну что же серийные маньяки вполне уважительная причина. По-крайней мере гораздо лучше чем внутренние разборки спецслужб, не так ли, Антея?
Легкий щелчок закрытого телефона был ему ответом.
- Мы приехали, сэр, - произнесла девушка.
Несколько минут спустя тишина коридоров госпиталя уже дробилась мягким шелестом шагов двух человек. Впрочем, как убедился Майкрофт, галантно раскрывая перед дамой двери отделяющие одну часть коридора от другой, идти до самого морга не понадобится. Один из той пары, что шла навстречу, до боли походил на глянцевую фотографию в деле, которое он небрежным жестом отправил обратно на сиденье, прежде чем выйти из машины. И это был не труп. Простейшая дедукция позволила, не прилагая особых усилий следовать законам этикета:
- Антея, позвольте представить Вам доктора Мэттью Кроуфорда, - глухо сказал Майкрофт, расчетливо останавливаясь так, чтобы перекрыть подступ к дверям, - он как раз помогает в следствии по делу, которое мы с Вами обсуждали.

Отредактировано Mycroft Holmes (2013-07-24 20:15:12)

+5

9

Последний раз Миллер находился в состоянии эйфории, когда получил такой желанный диплом. От эмоционального опьянения он сделал то, о чем мечтал все студенческие годы - открыл двери кафедры ногой и высказал преподавателям все, что думает. После этого это состояние ему пережить не удавалось, были другие ощущения, но ни одно не было похоже на то, что он почувствовал на вручении дипломов. Так было и должно било быть дальше, но мысль, что он заставил этого спокойного и немного скучного психиатра подняться с кресла, и присоединиться к его команде грела самолюбие, и Артуру вновь хотелось танцевать и петь. Только то, что он здесь не один, а с особой, которая спокойно может вручить ему справку с надписью: «опасный для общества» сдерживала от проявления чрезмерных эмоций.
Несколько звонков, несколько неприятных разговоров, огромное количество отмерших нервных клеток и вот у Миллера и Кроуфорда есть такие желанные пропуска. Артур не сильно рвался в Скотланд-Ярд, ведь прекрасно понимал к чему приводят встречи работников правоохранительных органов и эксперта-криминалиста (последняя закончилась для Миллера строгим выговором и беседой с руководством). Но на этот раз он не один, а с психиатром! Возможно, его послушают.
- У нас пропуска действительны в течение всего рабочего дня, - проинформировал коллегу Артур, запихивая на ходу папку с отчетом. - И если мы хотим, чтобы нас выслушали, то нам следует поторопиться. Чем ближе к окончанию рабочего дня, тем меньше им хочется работать.
Вот если бы Кроуфорду попался нормальный судебный эксперт, то они спокойно шли и обсуждали бы падение курса евро и дефолт у Греции. Но ему попался ненормальный эксперт. Миллер как опаленный бежал по лестнице, изредка останавливаясь чтобы подождать своего коллегу, и еще умудрялся поставить ему кучу ненужных вопросов: а как он стал психиатром, почему именно такая область и даже задал несколько вопросов личного характера. Ну что сказать из Миллера мог получиться хороший журналист, если бы у него не было маниакальной тяги к вскрытию человеческих тел. Однажды он прочитал, что хирурги и патологоанатомы - это маньяки которые смогли правильно себя реализовать. Это был первый случай, когда Миллер не стал перечить. Еще несколько минут и Артур даже знал, когда у Кроуфорда выпал первый молочный зуб, но к счастью от таких откровений психиатра спасли двое незнакомцев, они перекрыли экспертам выход из помещения.
- Простите, а вы кто? - Переводя дух, спросил он. Миллеру сразу в глаза бросилось красивая женщина. Она молча стояла рядом с мужчиной, который собственно и перекрыл выход. - Мэтью, почему ты не сказал, что ждешь гостей я бы поднос с чаем и круассанами захватил. - Теперь его взгляд перекинулся на Кроуфорда. - Как там не было у нас мало времени поэтому, если можно не задерживайте нас. Меня кстати зовут Артур Миллер. Я судебный эксперт.
Миллер не очень хорошо чувствовал себя в компании этих чудаков. Один психиатр еще куда ни шло, но три! Возможно, это знак с неба? Видимо так Бог ему намекает, что пора обследоваться.
- Знаете ... не буду вам мешать. Мэтт, я тебя буду ждать снаружи. Не задерживайся.

Отредактировано Arthur Miller (2013-07-25 16:34:30)

+4

10

Антея не привыкла выражать свои чувства публично, тем более, в присутствии начальника. Это была корпоративная этика, которая для женщины была столь же важна, как библия для верующего. Но если бы ее вдруг кто-нибудь, ради общего образования, вдруг спросил, что она думает по поводу дела Маркуса Бредли, то Антея, неизменно вежливо поинтересовалась, почему эта сволочь не самоликвидировалась еще в колыбели. О мертвых, конечно, либо хорошо, либо ничего. Но это правило не касается тех товарищей, которые и после своей смерти причиняют порядочным людям серьезные неприятности. Поэтому Антея злилась, нервно крутила в руках телефон, дважды чуть не разломав его. Шеф тоже нервничал, не мог не нервничать, и женщина искренне восхищалась его самообладанием. Ей до такого еще расти и расти.
У них на работе всегда небольшой дурдом. Антее это даже нравилось. Рано или поздно все закончится, все наладится, но пока что… пока что небольшой дурдом переходил в клинику, на руках у них имелся один очень неприятный труп, который не должен был добраться до стола эксперта. Труп, даром, что мертвый, все-таки добрался до стола эксперта с громадным шилом в заднице. По крайней мере, так можно было судить по какому-то излишне перевозбужденному виду джентльмена, который был рядом с доктором Кроуфордом.
Значит, труп уже открыл ему свой богатый внутренний мир. Миленько. Дважды миленько. Антея бы завизжала от умиления, да воспитание не позволяло.
– Хороший вечер, господа, – она приветливо улыбнулась, чтобы никто из них не допустил и мысли, насколько паскудно этот день начался, как мерзко продолжается, и как, если ее расчеты верны, отвратительно закончится, - рада знакомству с вами.
Ага. Что там рада, просто в полном восторге! Безудержное веселье так и хлещет изо всех дыр. Еще немного и устроит групповые объятия, будущие залогом долгого и успешного сотрудничества.
Только куда же вы, мистер Миллер, так торопитесь? Бежать, сломя голову никуда не надо. Так ведь можно оступиться, упасть, а потом похороны со скидкой, как работнику заведения… 
– Артур, подождите, – она хотела было вцепиться в руку эксперта, но вовремя передумала, интуитивно догадавшись, что этому парню в грубой форме ничего запрещать нельзя. Пойдет и всем, включая себя, сделает назло все иначе. Меньше же всего Антее нужно было, чтобы в это дело включались какие-то лишние стороны, кем бы они ни были. Пальцы лишь скользнули по запястью и резко отдернулись назад.
– Я бы не отказалась от чашки чая и беседы в более располагающем для этого месте, – улыбка потеплела на несколько градусов, – а без вашего участия расследование может зайти в тупик.
Небо упадет на землю, позвоночник ссыплется в трусы, а беременные будут рожать монстров прямо на улице.
– Вы же не откажете даме в столь незначительной просьбе? Тем более, покойник уже точно никуда не убежит.

Отредактировано Anthea (2013-07-30 18:58:00)

+5

11

Позвольте представить вам доктора Мэтью Кроуфорда - пронеслось в голове звучным эхом.
Доктора Мэтью Кроуфорда - с грустью осознал Мэтт.
Его, Мэтта, знал этот мужчина и теперь знала и его спутница. Секретарь? Любовница? Все сразу? Эти мысли не волновали, когда в руках гипотетически возникли гипотетические пропуска. И даже невольно слитая личная биография, включая несколько вопиюще интимных моментов, которые выпытал у Кроуфорда пронырливый патологоанатом по пути, тоже почти не волновала, когда неизвестный пригвоздил несчастного психиатра к месту пытливым взглядом, а от взгляда.. как ее.. Антеи? - у Мэтта и вовсе проснулись все детские комплексы разом. Словно ты мальчик двенадцати лет, слишком мелкий для своего возраста, и тебя треплет по затылку красивая взрослая тетя.
- Собственно, мы спешим, - обреченно проинформировал Мэтью, бросив в сторону Артура негодующий взгляд. - В Лондоне пробки, - зачем-то сообщил он второму мужчине.
Судмедэксперт явно собрался ретироваться и оставить нового знакомого на растерзание незнакомцу. Кроуфорд и рад бы не задерживаться, но непреодолимые обстоятельства в виде невесть зачем упомянутых пробок и мистера, перекрывшего выход, были с Мэттом не согласны.
И зонт мистера поистине внушал. Едва ли не сильнее, чем сам мистер.
- И Артур тоже спешит, - добавил Кроуфорд, спасая узника чести, хотя сам Миллер не особенно спешил помогать спутнику какую-то минуту назад.
До чего ж отвратительный день.
Впрочем, если конкретно от Мэтта (все же тлела сия надежда, пусть и слабым огоньком) им ничего не потребуется, то судмедэксперта вполне можно сдать в оборот этой Антее, а самому ретироваться куда-нибудь в сторону.. собственной квартиры, к примеру.
- Но если у вас какие-то неотложные дела, - оптимистично ответствовал Мэтью, даже слишком оптимистично, пожалуй, - я подожду до завтра. Или до послезавтра, - перед внутренним взором мгновенно возник манящий призрак отчета с сухой констатацией "осмотр результата не дал". - Приятно было познакомиться, Артур, - уважительный кивок в сторону упомянутого и ненавязчивая попытка протиснуться к двери.

Отредактировано Matthew Crawford (2013-08-03 02:29:01)

+5

12

За Миллером никогда не замечалась безудержная любовь к своей работе. Когда он только поступил, то думал, что все будет как в фильмах: интересные случаи, маньяки - психопаты, бесстрашные полицейские и дальше по сценарию. Но самый интересный случай за все годы его работы - это человек, у которого толстый кишечник вместо пяти метров имел-три. Как оказалось, джентльмен где-то услышал, что все болезни человечества из-за того, что кишечник на два метра длиннее, чем надо. Вот бедняга и сделал себе апгрейд. А внукам что-то не очень хотелось рассказывать о таком, поэтому Артур так и вцепился в это дело. Даже Антея, которая оказалась совсем не психиатром была менее интересна, чем агент МИ-5 с калием внутри.
- Простите, - он еще раз внимательно осмотрел джентльмена с зонтиком и его коллегу. - Но мой рабочий день еще не закончился. Если вы хотите выпить чаю и поговорить со мной на философские темы, то мы можем сделать это в свободное от работы время.- Артур говорил эти слова, а сердце болело. Вот что мешало прийти им вчера, когда у него на приеме был бомж? Конечно, это риторический вопрос. Скорее всего, эта парочка как-то связана с сегодняшним пациентом.
Вообще вся эта ситуация начинала дурно пахнуть. Кто эти двое? Коллеги Мэтта? Нет. Кроуфорд сам, кажется, не до конца понимает, что происходит. Хотя он психиатр и должен с первого взгляда определять, кто, чем дышит. Как там не было, а Миллер не хотел задерживаться и терять такое драгоценное время.
- Завтра или послезавтра? - Удивленно посмотрел он в сторону психиатра. Столько ждать это дело точно не могло. - Простите, но нас ждут. - Всем своим видом эксперт показал, что психиатру даже не стоит мечтать о том, что сейчас он поедет домой. До финиша остался метр и если надо, то Миллер силой затянет Мэтта в Скотланд-Ярд.
- А вы вообще кем будете? - Наконец он задал тот вопрос, который по инструкции он должен задавать всем посторонним лицам. - Можно мне увидеть ваши пропуска? - Он протянул руку. Обычно Артуру безразлично кто ходит этими коридорами. Даже если здесь начнут устраивать пикники мумии и зомби, он будет спокойно делать свою работу. Но в данной ситуации даже Артур старается быть более серьезным. Он прекрасно понимал, что убийство агента Ми - 5 - это серьезно и ему премию не выпишут, если узнают, что он не попросил предъявить пропуска. И эта парочка вовсе не напоминала горем убитых родственников, как и работников Скотланд-Ярда, поэтому просьба Миллера является нормальной .

Отредактировано Arthur Miller (2013-08-03 17:20:12)

+3

13

Майкрофт задумчиво наблюдая попытки Кроуфорда вывернуться из капкана неизбежности по имени Миллер, думал о том, как именно выворачиваться самому, и поэтому еле удерживался если не от сочувственного похлопывания по плечу, то от подмигивания точно. Собственно, возможно, это был зарождающийся нервный тик. Говорят, после классического возраста Христа он наступает у всех политиков, которым не повезло нести свой крест дальше.
Кем он будет? Этот философский вопрос всегда приводил его в уныние. Вопрос был в том, что Майкрофт со всеми признаками классической лени понимал, что в принципе может, при должном старании, быть кем угодно, но вот хочет ли. А если начинать думать о том, кем он хочет быть… О, вот такие вопросы и приводили обычно к наполовину опустошенной бутылке коньяка на ночь. Впрочем, здесь и сейчас он будет, спасибо Антее, коллегой злополучного мистера Бредли. Или, точнее, он будет консультантом МИ-5, а Антея будет коллегой.
- Нет, - обаятельно улыбнулся он Миллеру (ну с собственных позиций обаятельно, как это смотрелось со стороны он задумывался редко, хотя та же Антея, например, почему-то всегда вспоминала про лис), - к сожалению тема нашей беседы далека от философии, как это ни досадно. Собственно, мы навестили вас по делу мистера Бредли, как его коллеги из бюро внутренних расследований. Нам нужны материалы дела и Ваше экспертное заключение,  так что, боюсь, мы никак не можем подождать, пока Вы с доктором Кроуфордом закончите свои дела. Кстати, как я понимаю, судя по присутствию доктора, в деле замешан маньяк? Странно, ведь нас известили что это было банальное самоубийство. Ну может быть более идиотское чем обычно. Так сказать бытовое самоубийство по неосторожности с отягчающими последствиями в виде посмертно выданного заключения об идиотизме.
Нет, его никогда не смущала фраза: "О мертвых либо хорошо, либо никак". В конечном счете, они же умерли, верно? Где еще перемывать им косточки, как не у них за спиной. Ну то есть, поймите правильно, шанса высказать в лицо то уже не будет...
- Впрочем, полагаю, - он понизил голос, - обсуждать подробности в коридоре как-то излишне легкомысленно. Все же, в определенном ракурсе, работа в МИ-5, или с МИ-5, как в этом случае, подразумевает определенную секретность. Хотя интересно конечно, интересно…
Судя по азарту, с каким Миллер рвался к дверям главную проблему его жизни, так же как и жизни Майкрофта составляла скука. Вряд ли его способны понять в Скотланд-Ярде.

Отредактировано Mycroft Holmes (2013-08-07 19:38:37)

+4

14

Антея беспомощно посмотрела на босса. «Майк, ну скажи же им!» Отказ беседовать с Майкрофтом Холмсом женщина воспринимала, как оскорбление всего Соединенного Королевства, не забывая про Ирландию, Шотландию и остров Мэн.
Плохо сработала, надо было все-таки практиковать психологию, а не право. А еще лучше – телепатию. Тогда не пришлось бы стоять здесь, изображая перепуганную лань.

Майкрофт сказал. Антея вновь обрела почву под ногами. Самым строгим тоном приказала себе собраться и прекратить лыбиться, как дешевая…ну…кукла.
- То есть вы настаиваете на том, чтобы все происходило официально? Чудненько, - женщина извлекла пропуска из сумки, в которой при желании и известном упорстве, можно было найти Кольцо Всевластия, Чашу Грааля и Бузинную палочку. Господи! Как же она ненавидела всю эту бюрократию! Да, это противоречило ее профессии, где одной нужной бумажкой можно было изменить мир. Все равно ненавидела. Женщина еще отлично помнила свою работу в конторе, где удачной неделей считалась та, когда уничтожить документы особо извращенным способом хотелось раз шесть. Иногда документы действительно приходилось уничтожать, но стоит ли говорить, что и это ее совсем не радовало?
С мыслью о том, как же все-таки сильно она ненавидит бумаги, пришла другая, более полезная в данном случае. Как-то работали они с одним экспертом. Дедуля предмогильного возраста, милейший человек, который в каждом трупе искал убийство, попутно возбуждая всех – и своих коллег, и следователей… Его энтузиазм распространялся даже до секретных служб. Никому не было до него дела. Старичок страдал. Матерился на студентов, приходящих на практику, ругался с коллегами и, когда уровень маразма в крови превысил страх перед законом, начал добавлять себе работы неестественным путем. Его так и не оправдали, а жаль. Антее он даже понравился.

Женщина с трудом удержалась от ехидного смешка, представив Миллера лет через тридцать в таком же образе. А что, вполне возможно, если его энтузиазм со временем не успокоится. Или, если он действительно не нарвется на интересное убийства кого-нибудь менее значимого, чем агент МИ-5. Вместо этого она снова улыбнулась. На этот раз сочувственно. Все матери, смотрящие на собственное чадо, вернувшееся домой с разбитым носом и коленями, искусали локти от зависти. Девушки, подбирающие голодных котят на улице, выкинули их обратно, и пошли торговать собой.
- Артур вы, наверное, с детства мечтали раскрыть убийства. Романы Эдгара По вместо «плейбоя» под подушкой и секретный язык, придуманный на пару с таким же… - упоротым? Нет, это не годится, - заинтересованным другом. Но, как верно подметил мой… -
Еще один быстрый взгляд в сторону Майкрофта. Все-таки нужно планировать речь заранее. Даже если приходится импровизировать. Начальником называть нельзя, легенда не позволяет. Антея нашлась быстро, решив польстить женскому самолюбию, втоптанному в землю адовой работой.
- …муж, наша информация в корне противоречит вашей. Вы рветесь в Скотланд-Ярд, где сидят смешные унылые ребята, гоняющие мышкой мух с монитора, чтобы внести красок в их жизнь. Безусловно, они будут в восторге. А теперь подумайте вот о чем: что будет стоить ваше слово против слова коллег покойника? И о том, в каком неподобающем месте окажется ваша репутация, если этот разговор кто-нибудь услышит. По закону вы не имеете права разглашать информацию о вскрытии посторонним лицам, а я вижу как минимум одно. Доктор Кроуфорд, у вас есть разрешение на участие в деле? Могу ли я на него взглянуть?

Как много слов. За один этот вечер Антея исчерпала весь недельный лимит. Ненависть к долгим беседам, которые можно было бы сократить, была чуть сильнее, чем ненависть к бумагам. Переговоры, споры, обсуждение проблем, решение поставленных задач – вот что интересно. А уговаривать двух взрослых мужиков, словно девственницу на сеновале – скука и пустая трата времени.
- Ну, так как, вы все еще настаиваете на официальности, или мы, наконец, можем пройти и посмотреть на заключение?
И выпить чаю, да. В горле пересохло, к щекам подступала предательская краска. Дожидаться ответа женщина не стала, двинувшись вперед по коридору. Хотят они того или нет, а она посмотрит на это злосчастное заключение, на этот еще более злосчастный труп и постарается придумать, как сделать убийство самоубийством, не привлекая к этому третьи стороны.
http://s8.uploads.ru/tcfOZ.png

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 16.05.2011 Untouched