« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » In the garden of evil


In the garden of evil

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

Время и место:
Лондон, 2006 год, локации изменяемы.

Участники:
James Moriarty, Esther Nichols

Краткое описание:
Боевое крещение Эстер или "к такому меня исторический факультет не готовил".

0

31

- Значит, пари, - все тем же тоном врача-хирурга, который в n-раз за свою карьеру сообщает родственникам о смерти близкого человека, говорила Эстер: спокойно, безэмоционально, отстраненно. И только взгляд направлен на рассмотрение педикюра на собственных ногах выдавал настоящие чувства. Опять обида. Сильнее предыдущей. В голове мелькнула мысль, что Мориарти взял ее на работу не потому что увидел потенциал, о котором так долго пел во время «собеседования», а только для того, чтобы иметь на ком вымещать злость и обменивать на фишки в казино. Вслед за этим сразу проснулся прокурор, который тоном, словно, перечисляет все преступления подсудимого начал кричать о том, что барышня сама виновата в сложившейся ситуации: «А ты, думала, он тебя на руках носить будет? Ты поняла насколько он гнилой еще при первой встрече, но согласилась на его предложение и теперь не смей - слышишь? - не смей обвинять кого-то кроме себя!». И Эстер не обвиняла. Она задумалась над тем стоит ли продолжать сотрудничество с Джеймсом. Николс давно не первокурсница, которая летает в розовых облаках и искренне верит, что любой работодатель сразу, ее такую красивую, умную и пушистую, посадит в кресло, как минимум, руководителя отдела. Она осознает, чтобы чего-то добиться, надо работать, а иногда, и пахать как раб из Африки на плантациях в Америке. И она готова к этому. Но быть просто игрушкой - так не пойдет. Эстер знает, что она способна на больше, на гораздо больше и если Мориарти не способен ей предложить ничего путного, то лучше будет, если их дороги разойдутся.
- И что плохого в том, что я вернулась? Если бы ты был в реальной опасности, ты бы радоваться, что рядом с тобой такая Мать Тереза, а не какая-то самовлюбленная принцесса.
Эстер бы не назвала это самопожертвованием. Скорее всего - это просто последствия воспитания на героических одах, где возвеличивалась смерть на поле боя и осуждались измена и трусость. Одна только мысль о том, что Джеймс поставил на ее побег, вызывала возмущение и желание хорошо стукнуть чем-то тяжелым по больной макитре злодея-консультанта. Николс пожалела о том, что отдала пистолет.
- Но не будем о грустном, - информатор мягко улыбнулась, подошла вплотную, поправика воротник рубашки, - хочешь новое пари?
Пари с боссом - это очень-очень непрофессионально и ай-ай-яй так делать, но Джеймс сам сказал, что иметь его в должниках - это почти так само круто, как жениться на принце Уильяме, поэтому грех не воспользоваться такой возможностью. К тому же, мисс Николс тоже азартная и не любит проигрывать.

Отредактировано Esther Nichols (2015-07-13 00:32:17)

+2

32

- Ну что ты, это прекрасно, и я так благодарен тебе, так благодарен, - прищурился Джим, с подозрением наблюдая за приближением Эстер. В воображении тотчас возникла картина, как та, вопреки здравому желанию отвесить шефу пощечину, покушается на самое священное что есть у мужчины острым коленом.
Мориарти не пугает ничто на свете, но он едва заметно отшатнулся, не сводя с информатора прищуренного взгляда.

- Пари - это тоже чудесно, милая, но для начала нам следовало бы сообразить, как отыграть пол-империи обратно, - проворковал криминальный гений, искренне надеясь, что предполагаемое останется в мечтах Эстер и только в них. - Однако, в качестве компенсации, любой каприз за мои деньги, можно даже без пари.

Так и тянет сострить, мол, от такой нежности у него мурашки по всему телу, включая труднодоступные места, но сейчас даму не смутит ровным счетом ничего. В некотором смысле это трогательно, и именно это Джим хотел в ней видеть - разве что не сегодня, не этим утром, когда организм вспомнил о единственном, что попало в желудок за прошедшие сутки - содержимое бара мисс Николз перед тем, как они посетили друзей Мориарти - и остро потребовал сна. Соответственно, бдительность криминального гения ощутимо притупилась.
- Хотя, если честно, я предполагал, что это было твое последнее участие в спорах. В этой жизни, во всяком случае, - мелет языком на чистом автомате, не задумываясь о последствиях и последующих обидах, ведь здесь и сейчас рекорд обидчивости почти побит, и Мориарти делает паузу, удовлетворившись достигнутым. - У нас был бы уникальный шанс узнать, есть ли такое явление в следующей, но мы им не воспользовались, за что я приношу тебе еще одну благодарность пока что в устном эквиваленте.

Глубокий вздох, чувствуя, как женские пальцы порхают у воротника, взгляд остановился где-то в районе декольте, прежде чем подняться вверх и преданно упереться в яркие глаза информатора.
  - Если это не затея угнать машину и оставить меня с ними, - поморщился, - то внимательно тебя слушаю, Тереза.

+3

33

- Не переживай, дорогой, отвоюем мы твою империю - Все тем же сладким голоском жрицы из храма Афродиты продолжала вести диалог Эстер. - А каприз будет, о, можешь не сомневаться, и обещаю, что он тебе не совсем понравится.
Быть соблазнительной Эстер умеет, но не любит. Все это мурлыканье на ушко, стрельба глазками, случайные прикосновения и сотни других женских хитростей, призванных превратить здравомыслящего мужчину в обезьяну, управляемую простейшими инстинктами - не ее стиль работы. Не любит и не хочет быть Эстер чьей-то эротической фантазией. Добиться своего, давя на желание плотской утехи - низко, грязно и слишком легко, но, черт возьми, эффективно. Честно говоря, она никогда бы не подумала, что Джеймс клюнет на эту уловку. Ещё при первой встрече Мориарти дал чётко понять, что он многое успел увидеть за свой короткий век и размером груди его не возьмёшь. «Но сбить с толку можно», - отметила Николс, ловя блуждающий взгляд босса в своём декольте.
- Если честно, я думала, ты успел во время собеседования рассмотреть все что тебя интересует.
На смену жрицы Афродиты пришёл посол, молящийся Афине. Больше никакой кокетливости и приятного полушёпота, все чётко, официально и немного с сарказмом. Ну, любит Эстер сарказм, и ничего с этим не поделаешь.

Как бы не хотелось Николс объявить правила пари и посмеяться над тем, как босс зависнет, а потом, скорее  всего, поинтересуется ее самочувствием, но Джеймс был прав - на данный момент у них есть более важные дела.
- Нет, это не касается машины и мальчиков, святой Профессор, - она едва заметно улыбнулась, будто произносила: «Видишь, я не только умею обижаться и быть серьёзной», - но пари может подождать, а вот пол-империи надо отвоёвывать уже.
Возможно, если бы было больше времени на размышления, Эстер смогла бы сгенерировать действительно что-то толковое, но сроки уже толкают в плечи, поэтому после нескольких секундной паузы информатор выдаёт:
- Придётся заключать новое пари, или обменять пол-империи на нечто ненужное для тебя, но очень необходимо для твоего бывшего партнёра. Кстати, у нас под ногами неплохой компромат на него.

Отредактировано Esther Nichols (2015-07-19 02:50:56)

+3

34

Реплика Эстер о собеседовании отразилась подленькой ухмылкой, которую Мориарти традиционно не удержал. Гордился ли он собой тогда? О, еще как гордился. Реакция новоиспеченного информатора интересовала Джима больше, чем ее прелести, некогда укрытые покровом ткани. Куда проще выставить себя извращенцем, фетишистом, и еще черт знает кем, нежели разъяснять разницу между брачными играми самцов и играми, которые предпочитал Джеймс. Но вообще странно это, уж кому-кому, а мисс Николз было чем щегольнуть. Умные женщины - это мило и немного раздражающе, а Эстер грешно было выезжать на одной только сообразительности, посему Мориарти с энтузиазмом поддержал чужие чаяния и попытки воспользоваться тем, чем одарила природа.

- Эстер, птичка моя, - проворковал Джим снова, соображая, что такого неважного для него (из весьма обширного списка этого "неважного") можно обменять на что-то важное для этого психа. Психа, да. Джим знал толк в психах. - Только не говори, что собираешься отнять у него свободу.
Мориарти "не дорожил" ею весьма условно. Даже в камере найдет развлечение, но особо не рвется за решетку - пока не рвется. Фары моргнули, придурок за рулем многозначительно посигналил обоим, Джим сделал еще один жест: мол, пара минут, или часов, какая разница, будет тебе почасовая оплата, неугомонный.
- Знаешь, в чем загвоздка? Деньги и власть, Эстер. Власть и деньги. Даю голову на отсечение, что твой несостоявшийся воздыхатель не преминул избежать возможности заявляться сюда лично - это раз. Мы с тобой не единственные де... те, кого он едва не обвел вокруг пальца, это два, и догадываешься, что самое неприятное? Если мы перекопаем этот сад, он обязательно захочет новый, и угадай, кто станет венцом новой коллекции? Верно, - Джим поднял указательный палец и бесцеремонно ткнул перстом указующим в девушку, - ты!
Здесь Джим прекрасно понимал спорщика, так как сам бы садом не ограничился: тут вам и топор, и кирпич, и миксер, и серная кислота, приготовленная на коленке, и...
Мориарти, закрученный в смерче фантазий, как именно бы оторвался на потенциальном обидчике, едва не отвлекся от темы.
- Ну не я же, согласись, - наставительно закончил он, заранее осуждая Эстер за возможное "почему сразу я?". - Поэтому подумаем об этом завтра. Так что насчет пари?
Мисс Николз знала, какие игрушки по нраву ее извращенцу-боссу. Или думала, что знала.

+1

35

Чем дальше, тем меньше Эстер понимала Джеймса. Сначала он рвал на себе рубашку и хотел, как говорил Mr. Khrushchev показать всем what's what *(и чем эта фраза стала культовая?). Затем он осудил Николс за то, что она бросилась ему на помощь. Через некоторое время осознал, что проиграл пол-империи и начал кричать, как в такой черный день Эстер может думать о пари. А теперь говорит что пол-империи - не волк, в лес не убежит. Это все заставляет задуматься над тем, действительно ли Джеймс Мориарти - столб на котором что-то там держится, или он просто при первой встрече навесил даме лапши на уши. Есть еще одно предположение. Довольно неприятное. Резкое изменение взглядов и настроения - один из признаков употребления наркотиков. И здесь уже совсем не до пари и даже не до пол-империи. Но кто такая мисс Николс, чтобы указывать злодею-консультанту на нестыковки в его действиях и словах, а тем более предлагать пройти курс лечения в клинике? А с другой стороны, перспектива быть Мартином Нимеллером криминального разлива не радует совсем.
- Знаешь, как когда-то сказал Наполеон: «Генерал, вы выше меня как раз на одну голову, но если вы будете грубить мне, то я немедленно устраню это различие», - улыбка коснулась лица, а пальцы руки пробежали по шее намекая Святому Профессору то ли на то, что Эстер хочет новое колье, то ли о желании получить голову своего неудавшегося поклонника на серебреном подносе, в качестве компенсации, или и то и другое.
И, нет, причина таких радикальных действий не в боязни стать удобрением для растений. Как говорил Цезарь: «Люблю измену, но не изменников». Простыми словами: давать второй шанс тому, кто уже раз показал, что может быть Брутом – это, как минимум, необдуманное решение.

Автомобиль еще раз сигналит. Эстер берет босса под руку и медленно, словно влюбленная пара с восемнадцатого века прогуливаются садом загородной резиденции, они направляться в сторону джентльменов.
- О, пари состоит в том, чтобы ты на один вечер побыл мной. Нет, дорогой, тебе не надо будет красоваться в платье с глубоким вырезом. Ты просто должен хорошо выглядеть, быть вежливым, внимательным, не шуметь, не слишком присасываться к бокалу с виски, не высказывать радикальных мнений относительно... всего, уметь поддержать разговор в обход темы, как ты зарабатываешь на жизнь и, конечно, никакого расизма, сексизма и шовинизма. Сможешь?
Пойти на свадьбу к самым заклятым врагам с боссом в роли кавалера - плохо, очень плохо. Эстер вообще не планировала идти на этот слет молодых и перспективных представителей консервативной партии под прикрытием брачной церемонии. День назад она даже открытку с пожеланиями долгой семейной жизни не планировала отправлять. То ли до сих пор адреналина слишком много в крови, то ли хочется покрасоваться, или Джеймса проучить, или еще какая-то фигня, но Николс решилась на очень непрофессиональный,  но смелый поступок.
___________
*"Мы вам покажем кузькину мать!" перевели, как: "We'll show you what's what!"

Отредактировано Esther Nichols (2015-07-23 03:25:44)

+1

36

- Так я, по-твоему, расист, сексист и шовинист? - мгновенно взвился, но произнес без крика, скорее прошипел, беря Эстер под руку.
Джеймс всегда умел слышать главное.
Первая мысль, конечно же, о том, что его неоспоримое умение договариваться и очаровывать с полуслова, полувзгляда и одного стакана, подвергли жесточайшему и неоспоримому сомнению. В словах Эстер было что-то рациональное и, что скрывать, заслуженное, но Джим, вместо того, чтобы прислушаться к гласу разума ака Эстер, предпочел обидеться - ненадолго, правда, буквально на пару секунд, пока изобретательное воображение не подкинуло пару идей, каким образом повернуть ситуацию в свою пользу. Хочет она тихого и спокойного босса - получит тихого и спокойного босса.
Но Джим не обещает, что окружение, которому его точно вознамерилась продемонстрировать мисс Николз, сохранит это спокойствие.
Вторая мысль несла в себе красочную картину оргии, что выйдет из чужой затеи. Не в прямом смысле, уймите пошлые мыслишки, или не унимайте - этот план D Мориарти реализовал бы, провались предыдущие три. Или нет.

- Знаешь, как говорил один парень? "Мсье Бонапарт, у вас запасная голова в наличии"? - поддержал Джеймс милую беседу, открывая перед дамой заднюю дверь автомобиля и устраиваясь рядом, на том же заднем сидении. - Просто вывезете нас в город, - бросил Джим джентльменам на переднем, прежде чем снова вернул взгляд информатору. Воплощением серьезности: - Мне точно не надевать платье?
Если джентльмены и переглянулись, то Мориарти не обратил внимания.
- И что будет, если я выиграю? - осведомился он с неподдельным интересом.
Откинулся на спинку, с нарочитой беззаботностью оправляя рукава вконец испорченного костюма. "То, что захочешь" - так предсказуемо, так ожидаемо и так бесполезно. Все, что хочет Мориарти, он может обрести по первому щелчку, куда интереснее, что может предложить сама Эстер, окроме плохой выпивки, вялой готовности сорваться с места в час ночи и, собственно, себя.
Ах да, без сексизма. Пора привыкать.
Машина тронулась с места, Джим достал собственный мобильный, о котором якобы забыл некоторое время назад.

+2

37

На вопрос о том, считает ли она босса расистом, сексистом и шовинистом, Эстер красиво промолчала.
Ну допустим ответила бы она «да» и что? Крики, просьба привести подтверждение вышесказанного, а потом истерика депрессия, переосмысление жизни и как результат Джеймс Мориарти в костюме за несколько сотен фунтов с венком из ромашек на голове разъезжает по миру на «Порше» и пропагандирует заниматься любовью, а не войной - это один вариант развития событий. Другой также предусматривает крики, истерику и депрессию, но вместо хиппи Джима Мориарти Эстер Николс переезжает жить на дно Темзы. Как и первый, так и второй вариант не устраивает информатора, а одно из правил дипломатии говорит: в случае, когда ляпнули что-то не то и что-то не то может вылиться в большое «Ой!» - включите окуня. Будем считать, что в момент, когда босс спрашивал о сексизме и т.д. информатор любовалась природой, размышляла о смысле жизни и выводила новую теорию всемирного заговора одновременно.

- А кто так говорил? - Нахмурилась Эстер, пытаясь вспомнить весь курс по истории Франции. - Не могу вспомнить, но есть хороший ответ: «Кто стоит высоко и у всех на глазах, не должен позволять себе резких движений».
Краем глаза Николс заметила, как джентльмен, сидящий рядом, скрутил забавную гримасу, будто спросил сам себя: «Они что там курили травку?», а когда Джеймс ляпнул о платье - бедняга совсем завис. Наверное, если бы Эстер в тот момент провела перед глазами рукой, мужчина даже не моргнул бы.
- Нет, платье и подборы будут лишними, поверь мне. И что нам сейчас делать в городе?
Эстер заметила мобильный в руках босса, но никакого «все это время ты мог вызвать спецназ?!» не прозвучало. Мисс Николс слишком устала, чтобы читать морали. Единственное от чего она бы сейчас не отказалась - массаж и тёплая ванна, но все спа-центры ещё закрыты.
- Может, лучше ко мне: выпьем чаю, поговорим? Кстати, если выиграешь пари, я отдам обратно твоё казино.
Джима никто за язык не тянул, он сам ляпнул о капризе.

Отредактировано Esther Nichols (2015-07-29 02:36:23)

+1

38

- Я, - емко ответствовал Джеймс, скромно возведший себя на один уровень с Бонапартом, а то и выше.
Мсье, стало быть, мог быть польщен.

- В городе нам сходить и ехать к твоему дому, - Эстер так легко сдала контору, что Джим не видел дальнейшего смысла в увиливании и попытках скрыть от спутников их конечную цель пути. - Или моему. Или куда-нибудь в клуб утянемся, как смотришь на это?
Эстер смотрела бы на это круглыми, как у панды, глазами - через ладонь, перекрывающую лицо - учитывая, что клубы Джим предпочитал специфичные, и ориентирующиеся на идею восхваления... всего, что укладывалось и не укладывалось в рамки закона. А что, зато почти всегда открыты.
Но информатор, после богатой на события ночи, едва ли согласится составить компанию Мориарти, который после мгновений сонливости вновь был готов ворочать горы и взрывать города.

- И с чего ты взяла, что оно мое, - недовольно произнес, открывая окно. Немного, самый верх, оставляя место для себя. - Может, когда-то и было мое, но это было еще до тебя, и отыгрывать его назад - совсем не твоя священная обязанность, как бы не было приятно ее на тебя возложить.
К шести утра Джим потянуло на патетику и высокопарность - чуть сильнее, чем обычно.
- Не торопись, - ветер мягко дунул в салон, разгоняя аромат автомобильного освежителя, Мориарти прильнул виском к свободному участку стекла, и блаженно прикрыл глаза, давая отдых чуть воспаленной роговице. Скоро они приедут и Джим всем покажет. Всем... им. Усталость, всего лишь физическая, но все же усталость, снова взяла верх. - Подумаем об этом через час.
Двадцать минут через одинокое шоссе на высокой скорости, примерно сорок минут по городу, минуя надвигающиеся пробки.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » In the garden of evil