« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » In the garden of evil


In the garden of evil

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время и место:
Лондон, 2006 год, локации изменяемы.

Участники:
James Moriarty, Esther Nichols

Краткое описание:
Боевое крещение Эстер или "к такому меня исторический факультет не готовил".

0

2

Вероятно, это не очень по-джентльменски - вламываться в квартиру женщины в половине первого ночи, но Джим, перед тем как нарисоваться у двери, соблюл, или же, по крайней мере, попытался соблюсти унылый шаблон хороших манер. Навыки управленца у Мориарти всегда были на высоте: всегда и везде, в любое время, дорогой Джим срывал с места подчиненных по первому звонку или сообщению. Они готовы натянуть исподнее и рвануть в бенгальские леса ловить тигров, ободрать, зажарить и приготовить тушу, вернуться назад в Лондон и выслушать истошные вопли "почему так долго!", чувствуя себя бесконечно испуганно и виновато - все они, но не мисс Николз, которая еще не успела прокачать исполнительность до уровня "удовлетворительно".

Несколько бледновата без макияжа, хмура (а может и взбешена, кто этих женщин разберет) со сна, разглядывать остальное у Джима не было времени.

- Добрый вечер. Не мог тебе дозвониться, ты тоже сменила номер?
Странная шутка судьбы. Все знакомые, с коими Джеймса связывало нечто, кроме заказов, периодически становились жертвами проказ операторов связи. В силу недюжинного ума стоило сообразить, что оное как-то связано с ангельским характером Мориарти или его неповторимой манерой общения, но ввиду твердой веры в свою, как минимум, сногсшибательную харизму, криминальный гений до сего откровения доходил лишь в самых редких случаях.
- Прошу... - красноречивый жест длани, прильнувшей к грудной клетке, почти шутовский почти поклон, - ..не раздевайся.
Мягко перемнулся на пороге, оглядываясь, словно кто-то преследует или он по пути к новоиспеченному информатору стал жертвой целой армии вуайеристов.
- Можно? - непринужденно осведомился Мориарти, оттискивая Эстер плечом, и бесцеремонно перешагнул через порог.

+2

3

И прискакал Молодой Король в блестящих доспехах. И посвятил Принцессу в рыцари круглого стола. И... все. Сказочка закончилась. Вернулась Принцесса в свою башню. Села дальше читать летописи. И даже продолжила делить небрачное ложе со Злым Колдуном-неудачником.

Открыть глаза с первого раза не получилось. Попытка «номер два» была немного удачнее, но и она не принесла желаемого результата. Тогда Эстер применила метод шоковой терапии: невероятными усилиями заставила себя скатиться на ноги. Несколько секунд пол казался корабельной палубой, меняя уровень горизонта, расшатывал девушку в разные стороны. Восстановив координацию движений, Эстер побежала к двери.

Эффект неожиданности был достигнут - Николс стояла как вкопанная, боясь пошевелиться.
Тысячи мыслей бросились заряженными частицами, превращая голову на експеременталний коллайдер, но одна рвалась против движения, кристаллизуя из общего хаоса слово: «проблемы».
Слова Джеймса сбили Эстер с толку, и барышня не сразу поняла, о чем идет речь и чего от нее хотят. Полностью проснулась дама только, когда криминальный гений перешагнул рубеж, и хозяйке ничего не оставалось, как провести джентльмена в гостиную.
- Что-то случилось? - С нескрываемой тревогой поинтересовалась Эстер, предлагая Джиму присесть. - Ты что-то говорил о том, что не мог дозвониться. Прости, мой мобильный сегодня попал под машину, и я еще не успела восстановить симку.
Николс солгала. На самом деле ее телефон стал жертвой очередной ссоры Эстер с Андресом. Парень перешел все дозволенные рамки и стал выносить из дома драгоценности. Сначала Эстер искренне верила, что часы, которые перешли ей по наследству от дедушки, парень отнес в ремонт, но когда пропали серьги, то Николс поняла, что дело пахнет керосином и прижала парня к стене. Мобильный полетел об стенку во время состояния эффекта, но об этом боссу знать не обязательно.
- У тебя усталый вид. Не желаешь ли чашечку чая или стакан воды?
Хорошие манеры - это то, что в Эстер заложено на подсознательном уровне и фраза о чае вырвалась, как-то сама собой.

+2

4

Мобильный похитили, разбили, утопили; адресата похитили ООН/ФБР/Торчвуд/нужное подчеркнуть, посему он не мог ответить - Джим слышал  много вариаций, но это было что-то новенькое. Ответив на реплику красноречивым и беспокойным движением брови, криминальный гений опустился в кресло. Мягкие шелест совпал с предложением мисс Николз, и оставалось надеяться, что она не воспримет столь удачное совпадение мнений слишком остро. Устроился поудобнее, заложив нога на ногу, едва заметно огляделся, оценивая обстановку. Любопытство прикрыто нарочитой заботой о внешнем виде и сдуванием невидимых пылинок. Иные считали подобные жесты неотъемлемой частью натуры Мориарти, не несущими в себе никакого подозрительного контекста, Эстер могла посчитать иначе.
А, какая разница.

- Случилось, - мелодично прошелестел Джим в тон обивке. - Я банкрот, все счета заморожены и мне придется торговать собой, чтобы покрыть долги, поверила? Чашечку виски, если можно. Потом.
Усталый вид и сопутствующая ему, странная даже для Джеймса наглость, имели все основания быть.
Джим передернулся, поморщился - вспомнил.

- Мне нужна твоя помощь. В некоторых делах необходима твердая женская рука. Ты же не откажешь мне в помощи, - промурлыкал он, не спрашивая, а утверждая. Не сможет отказать, ведь новоиспеченный шеф такой очаровашка, и стрелять умеет, почти. - Наводи марафет, я приготовлю ужин, поедим и отправимся в путь. Не беспокойся, это в Лондоне.
Засиделась совсем, пора и честь знать, из собственного-то дома. Черт знает, что Мориарти имел в виду под "приготовить" - на ростбиф с тушеными овощами не было ни времени, ни, что скрывать, желания. Сейчас не утро, Джим не чувствует приятной неги, а Эстер - жгучего стыда и ненависти к себе, как обычно бывает - словом, не налаживать личную жизнь приехал, церемонии подождут.
- Десять минут, - выразительно постучал по наручным часам Джим. Риторически: - тебе хватит?

+1

5

Джеймс вел себя так, будто он из санэпидемстанции и сейчас пришел с очередной проверкой в заведение общественного питания. По крайней мере, так показалось Эстер. Ну что же, успехов в поисках тараканов и грязи. Хотя жилье мисс Николс скромное и комната, в которую она провела гостя также еще служит для дамы кабинетом и библиотекой, но чисто здесь как в операционной. Эстер три раза в неделю вытирает пыль со стеллажей, два раза в неделю проходит по квартире с пылесосом и один раз в неделю устраивает генеральную уборку со шваброй и всеми известными и неизвестными человечеству средствами для чистки стеклянных поверхностей. Да, женщина принадлежит к тому типу людей, способных вымыть окна так, что в них потом птицы врезаются и, нет, она не страдает на мизофобию. Просто во всем должен быть идеальный порядок.

На унылую попытку сыграть роль жертвы кровожадных банкиров начинающий  информатор лишь многозначительно пожала плечами. Босс мог оценить этот жест, как: а) «конечно поверила, учитывая все тревожные звоночки из финансового сектора за последние три месяца»; б) «хорошая попытка, попробуй еще»; в) дама еще полностью не проснулась и не смогла в полной мере оценить шутку. Самой же Эстер нравился вариант «б», но Джиму же не обязательно знать несколько баллов от одного до десяти барышня оценивает его чувство юмора, правда?

И во второй раз за десять минут Мориарти сбил Николс с толку.
«Приготовлю ужин?»
Эстер уставилась на Джеймса так, как будто перед ней не он, а сам Александр Македонский забежал на чашечку чая после тяжелого дня на поле боя.
Барышня была несколько настороженная, но не осмелилась перечить боссу в желании поиграть в шеф-повара, как и не осмелилась поинтересоваться требованиями к дресс-коду на сегодняшний... Вечер? Пусть будет вечер.
- Кухня находится слева по коридору, и сразу прошу прощения за отсутствие мяса, я вегетарианка.

Водные процедуры помогли проснуться окончательно и Эстер начала собираться на... Работу? Да, пусть будет работа. Если с макияжем дама справилась за считаемые минуты, то вот вечная проблема «что одеть?» заставила прибегнуть к мозговому штурму.
«Так, уже заполночь, поэтому одеваться во что-то слишком яркое будет неправильно, - думала женщина, выбросив все возможные варианты на кровать. - Джим в костюме, следовательно, джинсы отпадают, как и платье в пол ».
После сложных умственных вычислений Эстер все же остановилась на платье до колена бежевого цвета, облегающее фигуру, но оно не делало с леди дорогую проститутку.

- Прости, пришлось затратить двенадцать минут, - Николс появилась на пороге кухни в полной боевой готовности, держа туфли в руке. - Можешь мне объяснить, в чем заключается моя роль?

Отредактировано Esther Nichols (2015-03-23 23:51:02)

+1

6

"Готовка" выразилась в мягких шагах по гостиной, в оценке обстановки, в наметках цели и, как следствие, уютном позвякивании стекла, когда Джим распахнул бар, выбирая среди, прямо скажем, не особо богатого ассортимента то, что успокоит мятежную душу или раззадорит - как знать. Бешеные гонки Мориарти не устраивал даже в приступе вида "я король дороги", а словесные баталии с таксистами наличествовали независимо от состояния, в котором пребывал криминальный гений, садясь за руль.
Словом, алкоголь ровным счетом никак не влиял на попытки Джима тащиться чуть быстрее, зато осторожность, странная для него осторожность - наше все. Ему легче разобрать и собрать автомобильный двигатель, причем вечный.

Эстер явно собралась на ночной сеанс симфонического оркестра или, на крайний случай, полагала, что по пути они заедут в филармонию, где Джим даст сольную партию во вторых сопрано. Предполагаемые ожидания ограничились мелодичным смешком на высокой ноте. Отсалютовал стаканом.

- Ты похожа на даму легкого поведения, к которой не прикасаются, так как есть риск обанкротиться за ночь, но с удовольствием таскают на званые ужины.
Благо, мозг и умение вести беседу в наше время стоит гораздо дешевле.
- Мне нравится.
Если Эстер умна настолько, как ей кажется, то поймет, что из уст шефа излился комплимент. Джеймс отставил стакан и указал в сторону двери.


- ...Твоя роль заключается в том, что ты... - Мориарти умолк, явно подбирая определение, - свободная женщина, в стране, где имеешь право голосовать и, что важнее, имеешь право на пресловутую свободу! Я поддерживаю половое равенство, - слишком, пожалуй, патетично, заявил Джим, открывая дверь машины и приглашая Эстер в салон. Обогнул автомобиль и сел у руля, поворачивая ключ зажигания. Тронулись.
- Самое ужасное, что можно отнять у человека, в нашем случае, у женщины в расцвете сил, это право на выбор, - продолжил вещать, выворачивая руль и сворачивая на трасcу. - Я категорически против такого положения вещей и решительно настроен сломать эту систему работорговли в мире, где обесцениваются самые дорогие и ценные вещи - в нашем случае, человек - ты меня понимаешь?

+1

7

Во взгляде читалось недопонимание. Так и чесалось спросить, откуда Джеймс знает, как выглядит элитная дама легкого поведения. Неужели, злодей консультант платит за любовь? Ай-ай-яй. Теперь была очередь Эстер смеяться. Правда, сделала она это не так громко и, к сожалению, стакана в руке не было, чтобы придать всей этой постановке пафоса, но все равно получилось достаточно показательно, чтобы Джим понял ход женских мыслей.

Луна уже поднялась так высоко, что висела прямо над домом.
На улице было тихо.
С единственного окна, в котором горел свет, доносился звон кастрюль и тарелок - соседи мыли посуду после празднования рождения дочери. Остальные окна были либо полностью темными, или отражали мерцание ночников. На балконе третьего этажа курил, неторопливо собирая пепел, что летел красными искрами вниз и угасал, не достигая земли, мистер Смит. Взгляд Эстер задержался на нем более пяти секунд, а затем брюнетка резко развернулась в сторону босса, который, к слову, очень вовремя вспомнил о хороших манерах. Завтра соседи за чашечкой утреннего чая будут смаковать новую сплетню. Возможно, миссис Смит надев свою фирменную улыбку, от которой Эстер почему-то воротит и, вооружившись фирменным домашним печеньем, попытается все выяснить у первоисточника. Успехов, не факт, что мисс Николс, которая всегда держалась в стороне всех местных скандалов и интриг, пустит ее. Пусть думают, что угодно.
Села. Пристегнула ремень безопасности. Быстро помолилась, чтобы босс не поцеловал знак парковка запрещена под которым он оставил авто. Расслабилась.
Слушала Эстер босса с тем же выражением, которое у нее было на каждой паре по философии: нахмуренные брови, взгляд устремлен куда-то в даль, нижняя губа прикушена. Николс пытается проанализировать все, что сказал босс и понять, куда он ее везет, но ничего более адекватного, чем работорговый рынок в Карфагене - мозг не выдал.
- Не до конца, - честно ответила информатор. - Если бы ты пришел год назад, то я бы подумала, что мы едем голосовать, а так, - красноречиво пожала плечами.
После короткой паузы добавила:
- Джеймс, работорговля в Британии была отменена 25 марта 1807. Только не говори, что у тебя есть машина для путешествий во времени, - постаралась пошутить барышня, а потом стала размышлять: - Я гражданин Великобритании, так, что меня защищает закон. Ты не раз обмолвился о защите прав, следовательно, скорее всего речь идет о незаконной иммиграции. Сексуальное рабство?

Отредактировано Esther Nichols (2015-03-28 14:28:43)

+1

8

- Нет, но мне нравится ход твоих мыслей. Скажи, если однажды станешь готова, - секунда воссиявшей улыбки, которую честнее будет назвать усмешкой, и Джим надавил на газ, теперь смелее рассекая полупустую дорогу.
Судя по интонациям, в желание шефа сеять мудрое, доброе, вечное, Эстер не поверила ни на грамм. Зато в тот факт, что подобные благочестивые вещания Мориарти не сулят, простите за тавтологию, никаких благ - очень даже.
Спустя полчаса они притормозили у неприметного здания.


Невзирая на намеки, скрытые упреки и подозрения, мотивы Джима были чисты и благородны словно юная самка оленя пасмурным летним утром. Обогнул автомобиль, умело сымитировал джентльмена, открывая дверь Эстер, разве что шарф на локоть не навесил, подражая швейцару или официанту - не суть важно - и щелкнул брелком сигнализации, когда дама ступила на асфальт обеими ножками.
Шутовский жест, приглашая следом за собой; на этот раз дверь им открыл настоящий швейцар.

- Это закрытый клуб, который я спонсирую и, по совместительству, являюсь совладельцем, - о том, что второй "совладелец" существует только на бумаге, скромно умолчал. Дверь захлопнулась, у Эстер забрали плащ; Мориарти кивнул в неопределенном направлении и, деликатно ухватив информатора за локоток, направил обоих в сторону коридора, ища помещение со круглым столом посередине и сидящим за ним мужчиной лет сорока в окружении то ли свиты, то ли новых ду.. других партнеров.
- Нет, не думай, это не бордель, милая, и даже не наркопритон, хотя филиалов последнего, на мой взгляд, в Лондоне больше, чем "Старбаксов", - шаг назад, мимоходом потерев пальцами подбородок и скользнув по девушке задумчиво-оценивающим взглядом. - Я попал в весьма щекотливую ситуацию, Эстер, но в этом есть и хорошая сторона: можешь считать, что сегодня твое первое "полевое" задание, и в твоих интересах справиться с ним на "отлично". Видишь этого?
Мужчина за столом был увлечен игрой, и не смотрел в сторону входной двери.
- Я нечасто играю в покер, но готов поспорить на тебя и полцарства впридачу, что флэш-рояль не выпадает четыре раза подряд, - раздраженно передернул плечом Джим, дернул уголком губ. - Собственно, вас обоих я и поставил.

+1

9

«Беги!», - не прошептал, а крикнул внутренний голос, как только Мориарти заикнулся о первом «полевом» задании. Но пути для отступления отрезаны. Только вперед. Только принять удар с высоко поднятой головой. В конце концов, это когда-то должно было произойти.
«Должно было, но не так».
Одна только мысль о том, что Джеймс обменял ее на фишки, вызвала непреодолимое желание дать такую пощечину, чтобы всем за карточным столом захотелось пожалеть Джима. Нет, с таким положением вещей Эстер мириться не собирается. Это слишком. У каждого человека есть то святое, задев которое о дальнейших хороших отношениях даже не следует фантазировать. И Мориарти же знает несколько мисс Николс ценит свою свободу. О, дикая и малопонятный тяга к отстаиванию своей позиции наблюдался в Эстер с детства. И наплевать на то, что тех, кто не боится высказать свое мнение воспринимают, как выскочек. Кто-то когда-то сказал: «все в нашей жизни делается с нашего молчаливого согласия» и Николс не может не согласиться.
Эстер остановилась. Дернула плечом, освобождаясь от «объятий» Джеймса.
- Это гадко и подло даже для тебя - не прошептала и прошипела девушка. - Порадовал свое эго? Доволен собой? А у меня только начало формироваться приятное впечатление о тебе.
Эстер попустило, и она перевела взгляд на героя, который сумел ободрать дорогого босса до нитки. Он склонился над столом и чем-то напоминал хищную птицу. Николс стало не по себе. Она не могла понять, почему для этой миссии выбрали именно ее. Эстер аматор в покере, в казино она была всего один раз за всю жизнь и уж точно не относится к тем дамам, что приносят удачу своим кавалерам. Это интриговало. А вперемешку с желанием блеснуть перед боссом вообще порождало непонятное для самой Эстер и резко противоположное инстинкту самосохранения желание принять участие в этой «игре».
- Я до сих пор злюсь на тебя, - теперь информатор взяла босса под руку. - Но с подводной лодки никуда не денешься, поэтому сконцентрируйся, Джеймс.

Отредактировано Император Мира (2015-04-02 22:53:15)

+1

10

- Я предельно сконцентрирован! - рявкнул Джим и, спохватившись, наградил улыбкой обернувшихся в сторону двери.
Оная хлопнула, на минуту скрывая обоих от посторонних глаз. Джим нервно потеребил узел галстука, ставшего странно тесным. Нервозность не из разряда "я опасаюсь", но из категории "это щекочет нервы, и мне весело, так весело, что хочется орать".

То, что достопочтенный сударь - не жилец, Мориарти решил еще после второго кона. Выхватывать пистолет и пафосно стрелять соигроку в лоб не стал, разумеется, все же они не в Чикаго двадцатых годов, но мысленное разделывание на составные и усмешка, прикрытая так и не зажженной сигаретой, заметно стимулировали воображение и пробуждали фантазии различной степени здоровости касательно того, какой именно несчастный случай может с мсье произойти.
Может, послать потом Эстер его язык или глаз? Это точно должно ее успокоить.
Или наоборот - черт разберет этих женщин. Последняя вопила так, что то сердце едва не забилось, хотя уже сутки как было отделено от артерии.

- Обычно он не позволяет отыграться. Исключение сделано при условии, цитирую: "разве что твоя пташка сумеет отличить короля от джокера", и я не преминул воспользоваться возможностью сделать тебе приятное и разнообразить твою ночь, заодно избавив от перспективы находиться под началом у извращенца, у которого любовницы меняются и пропадают чаще, чем у меня - удостоверения личности.
Полупоклон. Приглашающий жест, палец ткнулся в вертикальную поверхность двери. Джим напустил в голос шарма и интонаций, означающих преданность, услужливость, доброту, заботу и прочие странные слова.
- Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю - обращайся!

Отеческий поцелуй в лоб, прежде чем впихнуть Эстер в помещение, шепнув в спину напоследок: "схожу за выпивкой", и звучно захлопнуть дверь.

+1

11

- Теперь даже не знаю радоваться или плакать от того, что среди всех твоих птичек только я одна способна отличить короля от туза.
Эстер предпочла не думать о том, что Джеймс поступил, как истинный трус, спрятавшись за хрупкими плечами дамы.
Женщина уверенно зашла в зал, наградив улыбкой мужчину, сидящего слева от головной боли босса. В ответ джентльмен даже оторвал свою пятую точку от стула и предложил выпить. Главный герой сидел прямо напротив информатора, но на даму он даже не взглянул.
За столом сидели пятеро: Эстер, парень, который предложил выпить, мужчина которому удалось обыграть Мориарти и двое джентльменов, о которых мисс Николс ничего не знала. Играли покруппому. Ставки достигли заоблачных величин. После флопа на столе лежали червовая девятка, крестовая дама и червовый валет. На момент открытия четвертой карты (терн) в банке уже набралось фишек на двести тысяч фунтов, но это Эстер не интересовало. Единственное о чем думала женщина - как исчезают любовницы в джентльмена напротив. Четвертой выпала червовая восьмерка; пошел предпоследний круг торговли, в результате которого двое сбросили карты, выйдя из игры. Пятой на стол легла пиковая девятка. Джентльмен напротив оторвался от карт и посмотрел на птичку, которая отличала короля от джокера. Эстер выдержала его холодный взгляд. После последнего круга торговли в игре осталось двое: Эстер и незнакомец напротив. Пора открывать «карманные» карты, розданные во время префлопе. В джентльмена были червовая десятка и король, вместе с тремя со стола дало флеш.
И это выглядело ничто себе, мужчина уже потирал ладони, готовясь прибрать несколько сотен тысяч фунтов, полцарства и даму, которая попыталась отыграться. Эстер почувствовала на себе пристальный взгляд Джеймса и невольно потянулась к стакану с напитком, который стоял неподалеку от нее. Николс уже попрощалась с жизнью. Шансов на победу у нее почти не было, так как комбинация, которая лежала на столе была близка к стрейт-флешу.
Если бы вместо пиковой девятки выпала червовая дама, мужчина выиграл бы, как говорят в футболе, с разгромным счетом.
Но и без этого червовый флеш был серьезной заявкой на победу.
Тем не менее, судьба распорядилась иначе...
Критики буквально сходят с ума, когда подобные моменты случаются в голливудском фильме (например, в каком-то вестерне или очередной серии из бесконечных приключений Джеймса Бонда). Они растирают в порошок сценариста, рвут на куски режиссера, отчаянно доказывая, что во время настоящей игры в покер - партии в реальной жизни - ничего подобного никогда не произойдет. Потому что это нереально!
В книге «История Лизи», разглагольствуя на эту же тему, Стивен Кинг вспоминал газетную вырезку о колли по кличке Ральф, который потерялся, когда хозяева отдыхали в штате Флорида (восточное побережье). Как же они удивились, когда через три года увидели на пороге своего дома в Юджине, штате Орегон (западное побережье) похудевшего, но в то же время окрепшего Ральфа. Пес прошел по диагонали США, вернувшись домой дорогой, которую никогда не знал и не мог знать.
Еще один злободневный пример - катастрофа рейса AF447 компании «Air France» на пути из Рио-де-Жанейро в Париж. Новенький (четыре года на службе) и полностью исправен «Airbus АЗЗО» разбился, упав в океан. Пересекая Атлантику, лайнер попал в бурю, в результате чего отказали, покрывшись льдом, сенсоры, определяющие скорость движения воздушного судна. Без точных показаний скорости отключился автопилот.
Обычно в такой ситуации пилоты не принимают никаких мер - просто продолжают полет и ждут, пока оттают сенсоры.
Однако Пьер-Седрик Бонин, один из трех пилотов, которые вели рейс AF447 той злополучной ночи, неизвестно почему решил потянуть джойстик на себя, задрав нос самолета. 330-й набрал высоту, вскарабкался выше, чем позволяли его технические параметры, стремительно потерял скорость и свалился в плоский штопор. Даже в этом случае не все потеряно. Лайнер на двенадцатикилометровой высоте; все, что требуется от Пьера-Седрика Бонина, - наклонить джойстик вперед, опустить нос самолета, дать ему набрать скорость и вернуться к нормальному полету. Но нет, месье Бонин, имея рядом с собой очень опытного 58-летнего капитана месье Дюбуа, слыша, как кабина разрывается от сигналов о том, что самолет в сваливании, продолжает неутомимо отклонять джойстик назад. Вскоре сигналы прекращаются, поскольку компьютер просто не понимает, что, черт возьми, происходит с самолетом.
Через три минуты борт AF447 валится в океан (о, да, Пьер-Седрик до последнего не отпускает джойстик), в один миг отправляя на тот свет двести двадцать восемь жизней...
А теперь представьте, что было бы, если бы какой-то писатель решил написать роман об авиакатастрофе, в которой самолет разбивается из-за того что трое исключительно опытных пилотов сваливают лайнер в штопор, и держат его в штопоре, и не делают ничего, чтобы вывести его из штопора, так как тупо не въезжают, что происходит? Писаку забросали бы дерьмом, критики оплевали бы его с ног до головы, с пеной у рта доказывая, что такого быть не может, потому что это нереально.
Нереально? Да неужели? Как же часто люди забывают, что такое реальность.
Потому реальность - это Ральф.
Реальность - это Пьер-Седрик Бонин с тремя тысячами налетанных часов за плечами, который дергает джойстик на себя и держит его так в течение трех минут падения, со скоростью более 600км / ч, загоняя себя и двести двадцать семь других пассажиров в водяную могилу.
Реальность - это ... фулл-хаус, который оказывается на руках, когда у твоего соперника, который выложил на покерный стол все до последней копейки, сложился червовый флеш (в этой ситуации, пожалуй, лучше сказать: всего лишь червовый флеш).
...На руках у Эстер Николс оказались крестовый валет и бубновая девятка, что вместе с тремя картами со стола сформировали симпатичный фулл-хаус - три девятки и пара валетов.
Эстер выиграла. Птичка, которая умеет отличать короля от туза, в один момент утерла нос четырем (!) джентльменам и Мориарти.
На лице женщины не дернулся ни один мускул. Молча поднялась за стола, подошла к Джеймсу, чтобы приказать ему отвести ее домой и, не дождавшись ответа, направилась к выходу. Эстер надо было побыть наедине. Переварить все, что с ней сегодня произошло. Попробовать найти объяснение действиям босса. Подобрать слова для объяснений Джеймсу, что это все не для нее.
Недолго даме пришлось скучать.
За спины послышались чьи-то шаги. Эстер обернулась - это не был Джим. Крепкий мужчина с сигаретой в зубах подошел к ней и стал рядом. Он сказал, что видел, как женщина утерла нос мужчинам. Николс промолчала. Незнакомец не планировал отступать и предложил подвезти барышню домой. На этот раз мисс Николс выжала из себя фразу о том, что она здесь не одна.
И тут что-то пошло не так...
Вместо того чтобы отстать, незнакомец схватил Эстер, закрывая рот рукой, чтобы женщина не подняла тревогу. Николс брыкалась, пытаясь освободиться. Ничего не получилось.
Ее затолкали в автомобиль. И единственное, что удалось сделать Эсер в этой ситуации - выбросить кольцо на асфальт и молиться, чтобы Джеймс не наслаждался звездным небом, а смотрел под ноги.

Отредактировано Esther Nichols (2015-04-06 20:53:15)

+1

12

Джим молча потирал подбородок, изредка посмеиваясь удачной шутке чужой свиты. Эстер молчала вообще. Не игра, а похороны! Или игра в похороны. Веселее надо быть дорогая, не каждый день тебя проигрывают в карты, не каждый день даму пропускают вперед, так как для продолжения партии Мориарти размером бюста не вышел. Информатор предпочитала играть и только играть, разве что изредка Джим чувствовал исходящие от женщины флюиды нездорового характера в свой неповторимый адрес. Действительно обиделась? Пожалуй, это одна из первых вредных привычек, от которой отучались подчиненные криминального гения, после гадкой манеры иметь собственное мнение.
Джим ведал границы. Мнение запрещалось лишь высказывать.

Джим беззвучно отмерял по паре шагов туда-сюда, время от времени прикладываясь к стакану и перекидываясь с присутствующими остротами. Спустя некоторое время так увлекся, что почти забыл о цели визита, самозабвенно упражняясь в красноречии с одним из придворных. Отвлек его неприличный возглас и звук шлепнувшейся о стол колоды. Умей Мориарти читать мысли, его, несомненно, покоробил бы факт того, что Эстер, ничтоже сумнешеся, поставила его особу и понятие джентльмена в полярных диапазонах.

- Сокровище, - с чувством произнес Джим, добавив в голос чуть больше торжества и неприлично много патетики. Но мисс Николз выскользнула из-за стола прежде, чем шеф успел душевно пожать хрупкое плечо, оставив Джима озадаченно смотреть вслед. - О ставках договоримся позже, - отсалютовал он стаканом главарю, передавая оный недавнему собеседнику. - Полагаю, я должен догнать, и извиниться перед дамой, пока она не начала строить коварные планы касательно удаления жизненно важных частей тела. К слову, тебе, - дружески похлопал проигравшему по плечу, просиял - эта перспектива более не улыбается. Всего хорошего!

Мориарти сделал шаг вперед, вслед за информатором, но оказался остановлен не менее дружеской рукой, ухватившей за локоток. Приподнял бровь. Остальная часть свиты двинулась в сторону выхода.


Он пытается меня поцеловать! - запаниковал Джим, наблюдая за стремительно приближающейся физиономией к собственной физиономии. Но костяшки пальцев, благополучно встретившиеся с точеной скулой мгновенно снизили шансы Мориарти на то, чтобы стать объектом поклонения недавнего оппонента по остротам.
- Не могу поверить, - горько вымолвил гений консалтинга, напустив на лицо странное выражение, нечто вроде грустной фальш-улыбки и справедливого негодования, - что я поделился с тобой адресом любимого паба.
Прозвучало так, словно отдал свою честь-невинность, причем в том самом пабе.
- Здравствуй, милая, - сощурился, выглядывая из-за чужой спины. - Третьей будешь?.. оу!.. - залился смехом, немного нервным, стоит заметить; сощурился снова, чувствуя, как противно дергает разбитую бровь. Грохот захлопнувшейся двери больно отдался в виске. По голове бить не стоило, с этим у нас и так непорядок, хотя что взять с того, кто не умеет проигрывать.

...Это было первое знакомство, так сказать, кулаком к лицу, которое сегодня устроили Джиму - во всяком случае, когда он пребывал в сознании. Последняя запомнившаяся вспышка металла на асфальте намекала на то, что отделывать его будут на радость Эстер, которая точно теплых чувств к Джиму не питала. Сейчас уж точно.
Ну давай - начинай.
"Какого рожна ты полез на рожон? Почему тебе не сиделось в Дублине и не сочинялось книжки? Зачем играть в карты, если не умеешь? Хоть раз в жизни будь мужчиной и придумай, как освободить нас отсюда, мне не нравится быть привязанной к стулу!"
Тоска зеленая, а поза еще скучнее.

Мориарти вяло пошевелил запястьями, оценивая силу узлов. Челочку не поправить, конечно, но и руки не особо затекают.
- Основная проблема, преследующая твоего шефа на допросах, - проникновенно начал Джим. - Сначала его бьют, чтобы он заговорил, потом - чтобы заткнулся. Премного благодарствую за след из хлебных крошек. Это для того, чтобы я точно знал, где находится место, в котором мы, наконец, обретем вечный покой, верно? Не скажу, что особо стремился бы. При всей любви.

+1

13

Воспоминания вырисовывались медленно ... как пузырьки, что всплывают на поверхность из темноты бездонного колодца.
В помещении было светло и Эстер смогла разглядеть Мориарти, который мыло сопел в нескольких метрах от нее. В воздухе висел острый запах влаги и мышьяка. Эстер попыталась пошевелить руками, но те оказались связанными. В затылке пульсировала тупая боль. Эстер закрыла глаза, пытаясь воспроизвести все в хронологической последовательности.
Она вспомнила как выиграла, парковку, то, как пыталась укусить своего похитителя и все... Темнота.
Эстер снова напрягла все нейроны в мозгу.
Но все равно только темнота.
В помещение поспешно вошел мужчина. Эстер повернул голову, чтобы разглядеть его, но это движение пронзило ее резкой и острой болью, которая разошлась по всей черепной коробке. Она несколько раз глубоко вдохнула, ожидая, пока боль пройдет. И начала потихоньку, методично изучать свою новую окружающую среду.
Комната с бетонными стенами. Вместо паркета была просто сырая земля. Дверь в комнату из металла. В Эстер такая обстановка ассоциируется с бункером или подвалом.
Затем очень медленно Николс повернула голову в сторону где сидел Джеймс. Кажется, он постепенно приходил в себя.
___________________________
Странный этот коктейль из обиды и сочувствия. Эстер еще ненавидит Джеймса за то, что тот поступил с ней, как с ненужной вещью, но смотреть спокойно, как с Джима выбивают всю дуростью Николс тоже не может. Она отводит взгляд в сторону и пытается абстрагироваться от всего этого психоза. Ничего не получается. Как не слова Мориарти, то боль в голове возвращают девушку к суровой реальности. На момент, когда боль достигает порога чувствительности, а Джим подбирает слишком точную фразу, чтобы разрушить то, что осталось от спокойной и уравновешенной мисс Николс, она сцепляет зубы, считает до десяти, пытается утешить себя тем, что безвыходных ситуаций не бывает. Еще одна насмешка (а по другому Эстер это уже воспринимать не может) и Бастилия терпимости упала.
- При всей любви, - Николс выплюнула эту фразу. - О какой любви может идти речь, Джеймс? Я для тебя никто. Несколько часов назад ты без колебаний проиграл меня в карты. Знаешь, ты жалкий!
Такие душевные высказывания не остались без внимания. Эстер получила такую пощечину за то что открыла рот без разрешения, что чуть не перевернулась вместе со стулом  к которому была привязана.
- Только импотент способен ударить женщину.
Это была та самая капля, которая переполнила чашу терпения. Убийца подошел к Джиму, развязал, приставил к его голове дуло пистолета и вручив ирландцу нож, толкнув Мориарти в сторону информатора.
- Он перережет тебе горло, а я убью его, - проинформировал напоследок

Отредактировано Esther Nichols (2015-04-13 08:13:49)

+1

14

Тирада Эстер удостоилась патетичного закатывания глаз - благо, шевелить глазными яблоками Джим был еще в состоянии.
- Истеричка, - авторитетно припечатал он в ответ. - Отвратительно, когда человек не может держать себя в руках. Знаешь, ты - жалкая!
И вновь распинательства Мориарти прервала тупая физическая сила. Наемник, которого пререкания пленников порядочно достали, ровно как и завуалированные в комментариях намеки криминального гения касательно умственных способностей "третьего лишнего", встряхнул Джеймса за шкирку, выбив из груди еще один довольный смешок, прежде чем Мориарти за пару тычков в спину нарисовался у стула Эстер. Несчастный надзиратель был из разряда тупых, как нож для масла, но глубоко чувствующих особей. То, что он не понимал разумом, ему твердила интуиция, позволяющая в нужный момент уворачиваться от пуль, но оказавшаяся совершенно недейственной в средних классах.
Милый мужчина. И в школе явно не учился, все же решил Мориарти, с улыбкой наблюдая за приближающимся к физиономии дулом.

- И как тут отказаться, - заерничал Мориарти, немного мрачновато, правда, брезгливо вертя в пальцах острый нож. - Обязательно горло? - обратился он к надзирателю, - уверен, есть менее... грязные способы сладить с ситуацией, - тут откровенно поморщился. - Яд там, кислота, знаете ли, сверн..

Еще один удар в висок, заметно пошатнувший и без того рассеянную координацию, и Джим - о чудо! - умолк снова. Не сводя взгляда с убийцы, поднял обе руки вверх, демонстрируя отсутствие дурных намерений, разве что в отношении информатора, которой суждено окончить свое первое задание таким бесславным образом и переместился за чужой стул, вставая сзади.
- Эстер, - промурлыкал криминальный гений. - Не могу лишить тебя права последнего слова, - лезвие аккуратно легло на изгиб шеи, холодя кожу и предупреждая начинающуюся у мисс Николз дрожь. - Можно? - приподнял бровь, глядя на наемника. Тот кивнул. - Подумай как следует, дорогая, и выбирай слова тщательно.

+1

15

Эстер не чувствую ничего: ни жалости, ни страха. Она поджала губы, с шипением втянув в горло воздух, но так ничего и не сказала. В мозгу воцарился чувственный вакуум, эмоциональная зима. Николс не ожидала, что Мориарти так легко согласится прервать ее жизнь. Она надеялась, что все будет развиваться по сценарию голливудского фильма: эмоциональный диалог, драка и главный герой спасает прекрасную даму. Но это не кино. Мисс Николс пора раз и навсегда понять, что в реальной жизни прекрасные дамы обязаны спасать себя сами.
Информатор-неудачник молчала еще несколько секунд, уткнувшись ненавидящим взглядом в стену. Она думала. Пыталась понять, что босс подразумевает под «тщательно подбирать слова». И какой смысл вообще что-то говорить? Им что так, что иначе гайки. Правильно?
Прошли еще несколько секунд вечности, и теперь мысль о том, что лучшая тактика – молчать, не кажется Эстер правильной. Теперь ей хочется верить, что Джим не такой уж идиот, как кажется на первый взгляд, и о том, что его похитили должен кто-то знать, а прощальные слова - способ затянуть время. О да, мысли из области голливудских фильмов, но мозг человека удивительно устроен, и в моменты наибольшей опасности даже лауреат Нобелевской премии в области физики начнет верить в фей, если это спасет ему жизнь.
- Я расшифровала те пароли, что ты мне передал три недели назад, - Эстер сделала паузу, она ожидала, что сейчас прозвучит команда и все для нее закончится, но ничего не произошло. Информатор сделала еще один глоток воздуха и продолжила: - Это обычная восьмеричная система счисления зашифрована в шумерские знаки, - и снова пауза, и снова ничего. - Джеймс, а я тебе говорила, что это не просто дневник археолога, а ты мне не верил. Согласитесь, джентльмены, очень разумно адаптировать системы писания древних народов под современность. Никто не заподозрит, что непонятные каракули - на самом деле пароли от ячеек в банках по всему миру, а если даже заподозрят, то не смогут расшифровать. Джеймс, ты только что увеличил свой капитал на несколько миллиардов, но это уже не так и важно, правда?
И только закончив лекции о том, как можно использовать шумерские цифры мисс Николс вспомнила, что эта цивилизация пользовалась шестидесятеричной системой. Проклятие. История древних цивилизация - никогда не была ее сильной стороной.

Отредактировано Esther Nichols (2015-04-22 23:57:51)

+2

16

- Я так не могу, не могу, не могу, - заерничал Джим, предусмотрительно нацепив на лицо жалостливое выражение и не убирая ножа. - Ну кто убивает гонцов с добрыми вестями?
Эстер поставила под сомнение упертость и неподкупность профессиональных мстителей. Таких важных гостей не оставят кому-попало, посему светлая мысль о подкупе (что скрывать, она мелькнула и у Джима на пару секунд) так и осталась светлой, чистой и неосквернившей чужой слух. Нет, мысль хороша, но если у наемника мозгов побольше, чем умещается в чайной ложке, с него станется маленько попытать обоих (ну, или только Эстер) перед безвременной кончиной, выбивая мифические пароли от банковских ячеек.
Этого варианта мисс Николз не учла. Едва ли ее отпустят на пару часов, сгонять за дневником археолога - разве что с сопровождением, на которое не подействует женское очарование.

- Хватит болтать, - убийца звучно передернул затвор, заставив Джима с наигранной обеспокоенностью поднять руки вверх, - мне все равно кого уделать первым - эту дамочку или тебя, клоун.
- Так может сам ее и уделаешь? - взвился Мориарти, сцепив пальцы свободной руки на спинке стула. - Хорошо! - предупредительно добавил. - Никогда не думал, что умру мультимиллиардером.
И вновь чувство брезгливости победило чувство жалости.

Стул мягко качнулся вперед, но не упал; секунда - и резко, с противным скрежетом, поехал навстречу, сильный рывок в обратную сторону - оставалось надеяться, что информатор поймет замысел и не попытается освободиться сейчас же, тем самым сводя на ноль обстоятельства непреодолимой силы. Джим успел лишь пригнуться сам, когда над макушкой прогрохотал выстрел, прежде чем стул врезался в наемника, а нож - в его солнечное сплетение, дернувшись наверх и пропоров брюшину.
Мориарти аккуратно вытащил из чужих ослабевших пальцев пистолет и произнес самое важное:
- Фу, кровь! - поморщился, наблюдая за падающим телом и его художественно расплетающимся внутренним миром. - Никогда - поняла? - никогда не заставляй меня заниматься этим.
Влажное лезвие распороло веревки на запястьях женщины и Джим отбросил нож в сторону, лихорадочно озираясь в поиске чего-нибудь, обо что можно вытереть руки. Выбор пал на одежду убийцы, отрезок, не залитый кровью. Мориарти брезгливо вытер руки, оставшись совершенно неудовлетворенным результатом и выпрямился, опустив ладони в карманы. Покачнулся вперед, наблюдая за последним этапом освобождения Эстер.
- Восьмеричная? - позднее зажигание.

+1

17

Когда-то во время лекции по мифологии состоялась дискуссия по поводу того, является ли естественным для человека убийство другого человека. Большинство студентов, конечно, отстаивали мнение, что забирать жизнь другого человека - это за пределами любых моральных и природных законов. Кто-то пошел дальше и утверждал, что любое убийство несет неестественной характер и противоречит общей концепции человеческого существования. Но были и такие, которые считали убийство человека человеком - вполне нормальным явлением и на стороне таких индивидуумов выступал профессор. Он привел множество фактов из мифов, истории и подтвердил все перечисленное, какими-то исследованиями ученых-генетиков из Штатов. Все это возмутило студентов, выступавших за идею, что призвание человека - работать на земле, а не перековывать серпы на мечи. «Как вы можете считать, что это нормально? - Возмутилась тогда Эстер. - В мифологии есть множество и примеров того, как убийство другого человека приводило к деформации внутреннего мира убийцы, превращает его в животное. Вспомните о Каине и Авеле». В ответ профессор привел примеры из Ветхого завета, где евреи шли войной на другие народы и Бог это одобрял.
Спор длился тогда целую пару, но ни одной стороне так и не удалось убедить оппонента в своей правоте. И вот через несколько лет Эстер стоит перед трупом человека к смерти которой имеет прямое отношение и она ничего не чувствует, тот самый эмоциональный вакуум, никакого угрызения совести, только легкая тошнота от чрезмерного количества крови. Она понимает, что Джеймс что-то у нее спросил, что-то приказал, кажется, он взбешен, но Эстер это не волнует. Все ее мысли о том, как выбраться отсюда.
- Как думаешь, где мы находимся?
Николс посмотрела на Мориарти. Голова оставалась на удивление ясной, будто и не было этой смерти, и пули не свистели, наполняя воздух шепотом смерти.
Девушка подошла поближе к телу. Осмотрела, присела на корточки рядом. На мгновение показалось, что мужчина сейчас проснется и схватить ее за руку. Она стряхнула головой, прогоняя дурные мысли.
- Вот, попробуй поймать сеть, - достала из кармана мертвого убийцы телефон и передала его боссу.
Еще несколько секунд Эстер молча сидела, уставившись на тело, а затем так же молча подошла к массивной железной двери и прислушалась. Вроде тихо.
- Читал «Падение дома Ашеров» Эдгара По?

Отредактировано Esther Nichols (2015-05-01 21:59:13)

+1

18

- Полагаю, что в Англии, - самым сволочным тоном проговорил Джим. - Предположительно Лондон, графство и точный адрес не назову.
Открыто признаваться в том, что Джима Мориарти, абстрактно выражаясь, только что поимели географическим атласом, первый не собирался - и ясно почему. В таких ситуациях криминальный гений действовал на удивление топорно, рубил с плеча, не размениваясь на азарт мыслительного процесса. Джим умеет расставлять приоритеты и главное сейчас - понять, как выбраться, а блеснуть перед Эстер можно и потом. Мориарти крутанул в пальцах мобильный. Важной же его считали птицей, раз поместили в такое... место, отрезанное от цивилизации. Это польстило. Телефон полетел в сторону, всхлипнул, встретившись с поверхностью стены, а Джим, беззаботно опустив руки в карманы, прошествовал к двери и потеснил Эстер, прикладываясь ухом к двери и силясь уловить хоть пару звуков.

- Идея прекрасна, даже если мы погибнем под обломками. Это будет запоминающийся конец, - одобрил он, отходя в сторону. - Один вопрос: откуда в тебе такое трогательное стремление умереть во цвете лет? - укоряюще поцокал языком.
Эстер выдает отличные идеи, но, как обычно, не оценивает риск в полной мере. Прямо-таки генератор отличных идей, как погибнуть громко, красиво и без регистрации гражданина Ирландии в местных правоохранительных органах.
Вот это патриотизм и верность Короне!

- А теперь слушай мою идею! - иронично поднял вверх указательный палец. - Берем этого джентльмена...
Присел на корточки, брезгливо оглядывая плоды трудов своих, поморщился, скривился.
- Переворачиваем.
Будь разрез чуть больше - можно праздновать Рождество прямо здесь. Алые гирлянды, могущие расстелиться по полу при одном неверном движении, огни медленно умирающего мобильника, малиновый джем течет по линолеуму.
- Оп! - жестом фокусника выдернул из чужого кармана ключи и приподнялся, все так же брезгливо стряхивая невидимую грязь с кончиков пальцев. - Думаю, он как-то сюда зашел и как-то планировал выйти. Логично? - просиял криминальный гений, осторожно ковыряя ключом замочную скважину.
Дверь бесшумно отворилась и свежий утренний воздух пахнул в лицо, едва не заставив закашляться.

Утрудись Мориарти оценить склонность Эстер к романтике, смог сказать точно, нравится ей здесь или нет.
- Зимний сад под открытым небом, - едва не прослезился Джим. - Готов поспорить, их тут штабелями укладывают.

+1

19

Он слишком буквально понял ее слова. Он слишком пренебрежительно относится к ее персоне. Он ничего не знает об административно-территориальном устройстве Англии. Он словно тот павлин, что распушил хвост перед самкой, демонстрирует Эстер всю свою гениальность. Для чего? Николс так знает, что она с ним и близко не стоит. Ее устраивает роль второй скрипки. Она без проблем отдаст ему все лавры. Нет, не во славе проблема. Джеймсу просто нравится быть сверху. Сейчас у него полное доминирование. Он, кажется, вот-вот запищит от эмоционального оргазма. Что же Эстер терпела, сколько могла, но быть жертвой морально-эмоционального изнасилования барышня не собирается. Она сжимает руки в кулаки, хмурит брови и опускает взгляд вниз. Джеймс умеет устраивать буря в стакане, от которой даже стенки с самого крепкого стекла пускают трещину.
- Говорят, что гениальность - это умение видеть легкий способ решения проблемы, самый короткий путь. Джеймс, я не гений. Я обычная.
Вообще-то это не то, что хотела сказать Эстер. На самом деле ей хотелось впечатать ирландца в стену, высказать ему все, что сейчас развивает ее изнутри, научить хорошим манерам, а затем сдать в миграционную службу. Но совершенно неправильно бросаться в босса туфлями, даже если твой босс Джеймс Мориарти, даже если он проиграл тебя в карты, а после этого еще смеет обзывать истеричкой. Эстер выбирает тактику, которая когда-то принесла ее известной тезке звание защитницы Иерусалима. Николс планирует быть толерантной и ждать. Интересно, Джеймс знает историю о Эстер и как эта еврейская звезда обвела вокруг пальца и царя, и его советника? Хочется верить, что познание Мориарти в Библии закончились на Книге Бытия. О, Эстер приятно, когда ее сравнивают с историческими личностями, но не в этом случае. Здесь если хорошо прочитать историю царицы Эстер и вдуматься, может разыграться страшная паранойя. А Джеймс Мориарти - это бомба замедленного действия, Джеймс Мориарти с паранойей - бомба с ускоренным обратным отсчетом. И чтобы Джим не говорил, но в мисс Николс нет маниакального желания умереть в самом расцвете сил.

Свежий утренний прохладный воздух помогает собрать мысли в одну целостную картину и посмотреть на все под другим углом. Кажется, вот он этот момент, когда можно выдохнуть и выкрикнуть «ура! мы это сделали», но что-то на подсознательном уровне шепчет, что игра продолжается, что это лишь затишье перед боем. Эстер отходит на несколько метров от Джеймса, оглядывается вокруг, пытаясь найти нечто, что поможет вычислить их местонахождение. Все бесполезно. Мозг упорно не хочет сконцентрироваться на местности после слов о том, что здесь кого-то штабелями укладывали. В голове, словно картины из кинофильма, возникают отрывки с экскурсию в концлагерь Аушвиц. Экскурсовод рассказывал, что дым из труб шел круглосуточно, а в Польше были высокоурожайные годы. Эти слова врезались в память Эстер кровавыми буквами и теперь всплыли неприятными воспоминаниями. Эстер тряхнуло головой, будто таким способом можно было выбросить проведенную параллель с зимним садом под открытым небом и с полями пшеницы в Освенциме. Потом резко обернулась и посмотрела прямо в глаза Джеймса, будто спрашивала: «Ты пошутил? Ты пошутил.».
- Кого укладывают? Господи, Джемс, с кем ты, черт возьми, связался?
Это не приступ паники и не истерика цель, которой почитать морали. Это обычная осознание реальности, которая оказалась слишком жесткой. Сейчас в голове Эстер полный хаос. Она закрывает глаза, пытаясь абстрагироваться от мысли о том, что, возможно, они сейчас стоят на одной огромной неизвестной человечеству братской могиле. Открывает глаза. Опять оглядывается вокруг, но теперь медленно, будто искусствовед, который пытается расшифровать послание да Винчи на Джоконде. Должно быть... Должен быть хоть что-то. Есть!
Откуда-то доносится рев мотора. Будто где-то поблизости остановился автомобиль. Эстер подбегает к боссу. Сейчас у нее на лице вся палитра эмоций: страх, радость, озарение, неясность, азарт, , угнетение, жалость.
- Хаверинг. Дым, - пальцем показывает на небо, куда поднимается черная туча. - Кажется, это Хаверинг. Это должен быть он.
Эстер хотела рассказать гостю из Ирландии, что в этом Лондонском боро собрано, кажется, все заводы города, но на это не было времени. Не может быть, это не логично, чтобы такую птичку, как Джеймса Мориарти оставили под наблюдением одного убийцы.
- Пойдем, - кивнула в противоположную от дислокации шума сторону.

Отредактировано Esther Nichols (2015-05-17 01:40:06)

+1

20

- Ты всегда так забавно злишься, когда неправа? - просиял Мориарти, явно упиваясь реакцией на свои слова и действия.
Негодование Эстер сродни похвале, причем высшей марки. Юпитер, ты злишься, значит ты неправ. Эстер явно борется с желанием закопать Мориарти живьем прямо на месте, значит, она к нему глубоко неравнодушна. Глубоко в душе.

- Связываюсь я с тобой, дорогуша, а с ними работаю, - Джим широким жестом объял необъятное, то бишь сад. - Ну, работал. С ними, - беспечно передернул плечами, поковыряв носочком землю, и скромно добавил: - когда-то.
Теперь ясно куда девались все существующие посредники между Мориарти и тем извращенцем. Перекапывать грядки Джеймс уж не стал бы, из природной брезгливости, но сам факт наличия этакого сада зла, пустил внутри нехорошие корни. Подууумать только, работали почти год, а Джим не догадывался, что у внешне стабильного "компаньона", которому не чужд сопутствующий ущерб, хоть и казался заурядным, целый огород трофеев. Минус за саму идею, зато плюс за реализацию.
Сами виноваты, уверился он. Умные люди не умирают в таких местах. Умные люди не станут удобрением для цветочков. Они...

Ярость накатила так же внезапно, как и приступ скромности. Этот... альтернативно одаренный "коллега" собирался сделать из Джеймса Мориарти корм для земляных червей! Как просто - пуля в голову, и Джим покоится в земле, как прочие. Год, два, и кто вспомнит криминального гения, некогда стоявшего у истоков жанра? Верно, только потенциальный преемник в минуты ностальгии. Любопытно, кто его заменит. Наверняка Моран. Тот же спит и видит, как занять место шефа, приватизировать себе маленькое королевство, что начал отстраивать Джим, претендуя на главу возникающей империи. Он ни разу не говорил об этом, да и держится от всех "изысков" деятельности Джима подальше... но мы-то знаем, как хотят кушать жертвы диет.
Джим задохнулся от негодования.
Неважно, что мог замышлять Моран - Мориарти обиделся на него заранее. И твердо решил наказать, когда они с Эстер выпутаются из этой передряги.

- Никуда мы не пойдем, - отрубил Джим. - Он должен понять, что никто из покусившихся на мою жизнь - и твою честь, так и быть, - не останется безнаказанным.
Мориарти поморщился, когда на руки попала кровь, но сейчас был готов свернуть шею заводиле голыми руками.
Он развернулся на каблуках, словно не слыша звука затормозивших по гравию шин.
- Сожжем или закопаем?

+1

21

«А ты действительно искренне верила в то, что тебе удастся не испачкать рученьки?» - заговорил внутренний голос и почему-то он говорил голосом Мориарти. Вот теперь Эстер не знает, что ответить. Она лучше других понимала, кто ее босс и чем он занимается, но продолжала тешить себя иллюзиями о том, что "о, нет, она только будет собирать информацию и все". Теперь Николс по-настоящему осознала, в каком болоте погрязла. Работать на мистера Мориарти и оставаться при этом святой, о, Господи, она действительно считала, что у нее получится. «Ну, что попыталась поесть из двух столов одновременно?», - все так же продолжала сыпать соль на рану совесть.
Николс прикусила губу пытаясь собраться с мыслями. Ее взгляд невольно скользнул на Джеймса. Он был (по крайней мере, пытался быть) таким спокойным, слоов каждый день ему приходится вручать каким-то бессовестным "коллегам" билеты в один конец. «А может и приходится?». Сейчас ей больше всего на свете хотелось спросить в мистера М., что он чувствует, неужели, его не грызет совесть и спокойно ли он спит. В какой-то мудрой книге по психологии она читала, что восемьдесят процентов солдат, которые были на настоящей войне, каждую ночь видят лица тех, кого они убили. Эстер так не хочет. Она не выдержит. Это слишком для нее.
- Джеймс, я не говорю о побеге, - ее голос дрожит, а слова льются сплошным потоком без пауз и расставленных акцентов, - мы двое против нескольких убийц - это верная смерть. Я понимаю, что ты чувствуешь, но сейчас отступление - это единственный правильный выход.
В качестве аргумента она могла привести сотни примеров из истории, сказать, что и Юлию Цезарю и Наполеону приходилось отходить, чтобы затем перейти в наступление с удвоенной силой. Могла попробовать достучаться к инстинкту самосохранения. Даже расплакаться. Но на все это нет времени. Она попыталась объяснить свою позицию и теперь все зависит от Джеймса. Эти несколько секунд затишья перед бурей Николс использует для того, чтобы успокоить свои нервы и абстрагироваться от всего этого. Эстер пытается думать о чем-то положительном и светлом. И как это ни странно звучит, таким бальзамом для души стают слова босса о том, что она очень милая, когда злится. «Парадокс на парадоксе».
- Я не смогу. - Стены Иерихона рухнули. - Джим, я не смогу убить.

Отредактировано Esther Nichols (2015-05-25 00:12:37)

+1

22

В кои-то веки решил проявить мужество, защитить прекрасную даму (пусть даже при непосредственном участии прекрасной дамы), и тотчас оказался обвинен в неразумности, поспешности или что там еще ему предъявила Эстер.
- Никто не собирается лезть на баррикады, дорогуша. Максимум, что мы сейчас можем себе позволить - заныкаться в кустах и отстреливать их по одному. Если бы у нас был пистолет, мы бы так и сделали, не сомневайся. Зато у нас есть нож! - резко, без переходов и пауз, нравоучительно подняв указательный палец вверх, словно он профессор по выживанию в нестандартных условиях, а мисс Николз - нерадивая студентка. - Соображаешь перспективы? Верно, их нет.

Мориарти может пушить хвост сколько душа пожелает, но было бы глупо отрицать, что новоиспеченный информатор права. И пока криминальный гений привычно чешет языком, давя на собеседницу с обеих сторон выводами, что отличались один от другого, поддерживает, отрицает каждую ее фразу, принимает в расчет их же, одобряет их, безмолвно кличет умницей и камикадзе одновременно - гений думает, оставляя Эстер разбираться в том, что от души нагородил и аккуратно оттаскивая с местного огорода прочь с зоны видимости.

- Должен сказать, в этом мы похожи, - проникновенно начал Джим, ухватив информатора за локоток. - Я не способен убить - мне брезгливо, а я парень чистоплотный и рук не пачкаю, - в интонациях скользнул яркий оттенок самодовольства, щедро сдобривший многочисленные "я" и "мне". - Считай это мои правилом жизни и кодексом чести, - не без удовольствия распробовал на вкус Мориарти столь новые для себя слова.
И пока мисс Николз с удивлением вкушала это новое блюдо, Джим без всякого изящества, что предшествовало действиям в момент самовосхваления, резко дернул ее на себя, уволакивая в близлежащие кусты. Костюму и платью терять нечего, Мориарти с Эстер - очень даже. Джеймс деликатно приложил палец к губам, переводя взгляд на трех человек, выскальзывающих из машины и ступающих в сторону халупы, что совсем недавно едва не стала их последним пристанищем на этой грешной земле.

+1

23

«Мистер Мориарти, вы поддались панике? О да, мистер Мориарти, вы поддались панике », - выразила свои наблюдения Эстер (правда, только мысленно). Надо быть глухой и слепой, чтоб не заметить, как Профессор застрял между двух крайностей. Но надо также болеть на  какое-то психологическое отклонение или действительно гореть мечтой умереть молодой и красивой, чтобы высказать свои наблюдения в голос. Несмотря на католическое воспитание и веру в то, что человек - идеальное творение, мисс Николс не откидывает теорию эволюции. Более того, она ее поддерживает. В отличие от тех романтиков, идеалистов и верующих, которые считают, что теория Дарвина приземляет человека и вообще идея происхождения человека от обезьяны - это лишь оправдание греховности, Эстер придерживается абсолютно противоположного мнения. Теория эволюции во многом объясняет поведение человека, особенно это касается сильной половины Homo Sapiens. Тот, кто видел брачные игры животных по «Animal Planet» поймут ход мыслей барышни. Достаточно самке какого-то бабуина, павлина или оленя посмотреть в сторону другого самца, как в тут же минуту альфа-самец (он же вожак стаи) сразу бежит демонстрировать чужаку свою красную задницу, роскошный хвост или меряться рогами. И то же делают самцы Homo Sapiens. Достаточно бета-самке Homo Sapiens бросить взгляд в сторону другого самца или неосторожным словом заставить альфа-самца сомневаться в его превосходстве над другими, как самцы Homo Sapiens начинают мериться... раздутым эго, уважаемые. Забавно, но факт. Прошли тысячи лет, человечество перешло от собирательства до генной инженерии, от первообщиного строя до формирования государств, от мечей и луков до ядерного оружия, но инстинкт альфа-самца остается. И именно этот инстинкт приводит к массовому сокращению популяции самцов Homo Sapiens. Поэтому Эстер и промолчала. Насколько было бы приятно сказать: «я вижу, что ты растерян» и наблюдать, как Джим побежит доказывать, что дома ошиблась, но жить хочется больше.

В кусты мисс Николс полезла сразу, не ставя никаких вопросов, без нареканий и сидела тихо, словно охотник, который вот-вот должен подстрелить кабана. Сейчас она была благодарна всем богам за то, что Джеймс все же отложил обезглавливание врагов до лучших времен, но несмотря на это вытирать пот со лба не спешила. Эстер пыталась предугадать действия мужчин после того, как поймут, что заложники сбежали. Разумнее всего будет отцепить периметр и обыскать сад вдоль и поперек. То, что их найдут - лишь вопрос времени. Им надо воспользоваться этой ситуацией.
Эстер спокойно запускает руку в карман брюк Джима и достает ключ. Все так же молча кивает в сторону откуда пришли джентльмены, а потом начинается самое интересное. Мисс Николс никогда не играла в театральном кружке, ее с детства учили, что кривляться перед зеркалом - это плохо и дама полный ноль в язык жестов, но она все-таки постаралась донести Мориарти свой «гениальный» план, который сводился к тому, что Эстер замыкает убийц в темнице, а Джим в то время пытается открыть и завести машину. И единственное, что грызло Эстер в этот момент: а что делать, если в машине кто-то есть? «У нас есть нож!», - успокоил даму внутренний голос и почему он это сделал голосом Джеймса.

Отредактировано Esther Nichols (2015-05-31 17:28:30)

+1

24

Эстер не задавала лишних вопросов, полностью оправдывая мнение, которое Джим о ней составил. Пантомима нашла отклик - глаза криминального гения расширились, губы растянула улыбка, и он приложил к ним палец, куда более умело нежели Эстер имитируя тираду "иди заводи машину, а я запру этих недоумков в бункере, пока они не вышли, сообразив, что происходит". "Объяснив", что от нее требуется, Джим выдохнул, давая себе пару секунд отдыха от бурной жестикуляции, едва не помявшей кусты и сжал чужую ладонь, вкладывая в нее почти вытертый нож.

Три, два...

До камеры было недалеко, слава небу никто из них, пав жертвой воображения, - фантазируя о братских могилах, которые Джим потенциально бесцеремонно подпирал некогда идеально вычищенными ботинками, - не успел отойти далеко. Вот оно - то, чего так не хватало. Мориарти строил грандиозные планы, но сколь редко участвовал в них сам, оставляя изыски воображения на подчиненных, выполнявших грязную работу и клиентов, желающих выйти из щекотливого положения чистенькими и невинными. В обыденной ситуации Мориарти ни за что на свете не замарал бы руки, но когда от этой грязи зависит жизнь, которую не особенно ценишь, черт знает, какую жемчужину в пресловутой грязи можно откопать.

...один.

Дверь камеры оказалась распахнута. И осталась таковой. Неделикатно пихнув Эстер под бок и указывая взглядом в сторону одиноко стоящей машины, Джим выскользнул из-за кустов и, не останавливаясь, направился в сторону камеры. Оставалось надеяться, что у мисс Николз хватит ума не оставлять босса с людьми, могущими стать или уже ставшими убийцами, умчавшись на край света на сером Шевроле. Собственно, почему бы и нет. Иной бы так и сделал.
Несколько секунд - и дверь захлопнулась, оставляя Мориарти наедине с тремя хмуро молчащими наемниками. Внутри.

+1

25

Когда-то давным-давно, когда Эстти была маленькой девочкой, носила розовое платье и верила в драконов, она осмелилась спросить у бабушки, что такое любовь и как понять, что перед тобой именно твой принц на белом коне. Бабушка тогда посадила внучку перед собой и сказала, что одним из признаков настоящей любви есть понимание друг друга без слов. Тогда Эстер не согласилась с бабушкой: «Ну, как это без слов? А как же серенады под окнами? Как же я пойму, что он без меня жить не может, если он об этом не скажет? », - размышляла она. Шли годы. Эстер перестала носить розовое платье, верить в драконов и начала все больше задумываться над словами бабушки о понимании без слов. Нельзя сказать, что за свою короткую, но яркую жизнь в барышни было много парней, скорее даже наоборот, но те, что были точно не относились к тем, кто способен понять ее без слева. О, святые Олимпийцы, они даже со словами ее не всегда понимали. В конце концов, она разочаровалась в бабушкином совете. И вот, когда Эстер перестала искать того кто поймет ее без слов – он сам ее нашел. Правда, наверное, не совсем это имела бабушка, говоря о понимании без слов, и кандидатуру Мориарти на роль принца из сказки точно не одобрила бы, но факт остается фактом: Эстер и Джеймс прекрасно поняли друг друга на языке жестов. Наверное, если бы кто-то увидел эту парочку со стороны, то хорошенько посмеялся: размахивают руками, кивают головами, прикладывают пальцы к губам, а иногда и закрывают рот руками, чтоб не засмеяться в голос. И кто скажет, что это взрослые люди? Дети. Дети, которые планируют свистнуть банку с печеньем из кухни и не более. И только нож навевал на плохие мысли.

Барышня сбросила неудобные туфли, вышла из кустов и направилась к машине.
Подул легкий ветерок, с чуть слышным шорохом он коснулся деревьев. Серое Шевроле по-прежнему стояло у дороги и в нем никого не было. От Эстер его отделяло несколько метров. За автомобилем тянулась длинная, правильная по форме тень.
Информатор довольно улыбнулась и замаршировала вперед, по привычке широко размахивая руками. После первого же шага она обернулась назад… Джеймс до сих пор был в ее поле зрения.
Приближаясь, Эстер была вынуждена отметить, что героизм ее быстро выветрился. По спине опять забегали мурашки. Что-то, черт возьми, было не так. Что-то неладное с этой всей историей. Она не могла сообразить, что именно — пережитый стресс сбивала с мысли. Мисс Николс не страдала агорафобией, но осознание того, что бежать в случае какой-нибудь угрозы некуда (не потому, что действительно некуда — весь сад твой, беги куда хочешь, — а потому, что бежать не имеет смысла: спрятаться негде), заставляла ее сердце учащенно биться.
Вопреки этому дама, не сбавляя темпа, продолжала приближаться к машине.
Когда расстояние сократилось до десяти шагов, Эстер почувствовала еще большее замешательство. Она снова обернулась назад... Джеймса видно не было. Оглянулась вокруг и тоже никого.
А потом — еще несколько шагов — и и Николс оказалась в машине. Как она и думала головорезы не закрыли ее. А зачем? Неудобно же тянуть два трупа, снимать автомобиль с сигнализации, открывать багажник, а потом еще руками по локоть в крови ковыряться в замочной скважине. Оно открыла бардачок, нашла запасную пару ключей, но не спешила заводить Серую леди. Она снова посмотрела в строну бункера. Джима видно не было. Постучала пальцами по рулю. Подождала. Опять посмотрела в сторону бункера. Задумалась.
Инстинкт самосохранения привел примерно двадцать аргументов, почему не стоит ждать босса. Некоторые из них были довольно таки соблазнительны. Но так нельзя.
Эстер начала рыскать автомобилем. Заглянула под сидушки, в места хранения вещей в панели дверей, но то, что ей надо было, хранилось в отделении рядом с коробкой передач. Эстер даже не знала заряженный ли этот пистолет и вообще рабочий ли он. Но лучше с ним, чем без ничего.
«Если что, его можно будет использовать, как биту или как камень», - порадовала себя барышня, заходя в бункер.

Отредактировано Esther Nichols (2015-06-21 11:27:37)

+1

26

Когда Джим был молод и юн, раз уж мы снова возвращаемся в прошлое в поисках ответа, что именно могло привести их к этому дерьму, он посещал психотерапевта. И психотерапевт помог ему понять, что не стоит отрывать крылья мухам и бабочкам, помог понять, что в мире есть более интересные существа для почесывания исследовательского зуда. Джиму помогла терапия, он точно знал, что лучшие объекты для исследований - собственные сверстники, которые дергались не менее забавно, нежели животные, или насекомые, или родители, не понимающие, что с драгоценным чадом не так.

Всю жизнь Джима преследовала уверенность единственного ребенка в семье - любимого и почитаемого, пользующегося популярностью и уважением... в узких кругах. Не то, что у родного братца. Повзрослев и поумнев, поднабравшись опыта, что позволил еще сильнее увериться в собственных безнаказанности и интеллекте, Мориарти не свернул с пути, играючи удаляя с экрана тех, кто был не столь доволен его выдающимися качествами. Совсем как в детстве.

Это не тот случай, когда один невинный емейл в нужную минуту спасет ухмыляющегося Джима от террористов, уже наставивших ружья, и последнее слово его, перед тем как покинуть здание - "поиграли и хватит". Не предсмертное слово, как задумывалось теми мальчиками. Для них - вероятно, учитывая, что третий этаж пробил оба верхних, прежде чем обрушиться безобразной грудой бетона и кирпичей на два нижних, погребая под собой незадачливых похитителей, когда Джим находился в добрых нескольких километрах от места действия.
Это случай, когда... открывается дверь бункера, обнаруживая на пороге Эстер, сжимающую пистолет. Когда Мориарти состраивает мину - одновременно одобряющую и недовольную и поднимает руки вверх, характерным движением брови указывая собеседникам сделать то же самое. Другое дело, что один из не спешит последовать совету, посему Джиму остается только прикрыть глаза, оказавшись едва ли не между двумя направленными друг на друга пушками, и терпеливо-мысленно сосчитать до десяти.

- Перед тем, как вы откажетесь от мысли сделать нечто грязное и непоправимое, - бархатно прошелестел Мориарти, опуская руки и уголки губ, впрочем последние ненадолго, и имитируя бесконечно усталый вид, - должен сказать.
Сказать это лучше после того, как обогнуть мисс Николз и выйти из бункера, после того, как двое из компании выходят следом, а третий, самый недоверчивый, все же опускает пистолет, но остается внутри.
- Чур я на переднем, - безаппеляционно закончил Джеймс и уверенно направился к одиноко стоящей машине.

+1

27

Эстер никогда не нравились девичьи компании. То есть такие, где дамы собираются за чашечкой кофе с коньяком чтобы поболтать о том о всем, пожаловаться на мужчин, порадоваться за успехи подруги на работе, а за спиной приписать роман с боссом.
Нет, товарищи! Со всей ответственностью заявляю: вся эта дурня совсем не для Эстер! Такой, мягко говоря, скучноватый и малоинтересный вариант проведения досуга ее совсем не устраивает. Зато ее постоянно тянет в мужские компании. Сначала можно подумать, что в этом нет ничего удивительного, на что мисс Николс ответит: я тут ни причем, это все жизнь виновата. Иными словами, в таком выборе компании есть вполне объективная, абсолютно независимая от Эстер причина.
Как писал Карл Маркс? «Бытие определяет сознание». То есть, способ существования, жизнь и быт человека целиком и полностью влияют на его мировосприятие. Так вот, дело в том, что Эстер с самого детства окружают только одни мужчины. Сначала дедушка и отец, потом ребята из кружка дебатов, а во время учебы в университете это вообще жесть - на историческом факультете почти не было девушек, а в клубе археологов мисс Николс оказалась первой и единственной девушкой за четыре последних года.
Надеюсь, вы уже схватили, что к чему. Ежедневно она общалась с одногруппниками. Ежемесячно ездила с клубом на раскопки, где целыми днями рылась в песке или грязи, а по вечерам пела песни под гитару и смотрели матчи Английской Премьер Лиги, конечно в мужской компании. Страх да и только!
Такое вот нелегкое бытие сформировало сознание Эстер. На общение с девушками в нее просто времени не было. А Николс и не сильно переживала по этому поводу. Ей хватило семестра в закрытом пансионате для девочек, чтобы понять: женщины - самые подлые твари в мире. Только представительницы слабого пола могут сладко улыбаться тебе в лицо, петь о том какая ты хорошая, а за спиной пихать иглы в куклу Вуду. «К женщинам, как и к медведю - никогда не стоит поворачиваться спиной», - прочитала Эстер в одной книге и не смогла не согласиться.
Когда Николс согласилась на сотрудничество с Мориарти, весомым аргументом в пользу ирландца было именно то, что он мужчина. Да, немного с нестандартными вкусами, импульсивный и слишком эмоциональный, но мужчина. От него Эстер ожидала стабильности, взвешенности, уважения. Господи, как она могла быть такой наивной? За один день Джеймс Мориарти разрушил все приятное впечатление о представителях мужского пола. Браво! Аплодисменты и цветы нашему победителю!

Информатор опустила пистолет и провела взглядом босса и компанию, но сама не спешила идти к машине. Она сейчас чувствовала себя так... так... будто ее катком переехали, будто она застукала мужа в постели с другой женщиной. Мало сказать, что Эстер была возмущена или разгневанная. Она была разбитой. Ее обесчестили. В глубине души было осознание того, что разумнее будет не подливать масла в огонь, натянуть на лицо улыбку и сделать вид будто ничего и не было. Однако та часть мозга, которая отвечала за самооценку шептала совершенно другое. Перед глазами предстало то сволочное выражение лица Мориарти, когда Эстер проснулась в чем мать родила, тот дерзкий тон, которым он разговаривал с ней, отправляя за карточный стол и то возмущение, царившее на его лице минуту назад, когда Эстер зашла в бункер.
Выстрел оказался громче, чем ожидала Эстер. Нет, информатор не подстрелила босса, а тем более не убила его. Стреляла в воздух и лишь для того, чтобы привлечь внимание.
- Мориарти, стоять! - Такому приказному тону позавидовал бы и сам полковник.
Эстер сделала глубокий вдох и выдох. От генерала в юбке не оставалось ничего. Она уже пожалела о том, что совершила таковой не обдуманный поступок, но как говорил Цезарь: «Рубеж перейден, отступать некуда». Николс уверенно замаршировала к боссу.
-Тебе понравилось? Насладился сполна? - Тон разговора напоминал тот, которым родители ведут беседу с непослушным чадом после разговора с учительницей. - Молодец. Продолжай в том же духе. Далеко пойдешь, вот только жертв осторожно выбирай - не все способны выдержать танцы на собственном достоинстве, кто-то может и пулю в лоб всадить. - Не угроза, а только предостережение.

Отредактировано Esther Nichols (2015-06-23 02:32:37)

+1

28

- Мориарти, стоять!

От такой наглости у Джима на пару секунд перехватило дыхание, и в горле вязким комком заворочался ответ, которым негоже было оскорблять тонкий слух прекрасной дамы, попутно расширив словарный запас компании, видавшей виды и слыхавшей выражансы, но не хлеще тех, коими чуть не одарил Эстер Мориарти.
- Эстер, стоять! - резкий взмах ладонью, всеми богатыми переходами мимики давая ей понять, что очень глупо и недальновидно приближаться к шефу с пушкой наперевес.
Вот что не любил Джим в женщинах. Дай малейший повод, хоть единую, малюсенькую и невинную причину, и они тотчас хватались за возможность лишний раз потренировать голосовые связки. Мисс Николз не оказалась счастливым исключением, зато Мориарти практически знал, как ее успокоить, да без ущерба для собственной лощенной шкурки. Правда, еще никто из дам не размахивал пистолетом у самого его носа.

- Ну чего ты завелась, дорогуша? - всплеснул руками Джим. - Женщины, - веско присовокупил, поворачиваясь к мужчинам. Те понимающе переглянулись.
Отмашка, кивок - и они зашагали в сторону машины, а Джим остался на месте, благоразумно держась от мисс Николз на небольшом расстоянии. Она может сколько угодно обвинять шефа, оправдывать, искать в поведении хоть жалкие крохи исконных мужских качеств, обязывающих оберегать даму, защищать ее, кормить и вовремя покрывать, но Джим бесконечно далек от первичных инстинктов, кроме того, что диктовал полигамность.

Мориарти легко шагнул вперед, сжав губы в тонкую линию и опуская взгляд - якобы вина; потер висок, взъерошил затылок - удрученность; тонкая линия расплылась в улыбке - ох, не удержаться, слишком уж грозно выглядела информатор в перепачканном платье, с оружием и негодованием на миловидном личике. Лара Крофт: бета-версия, ни дать ни взять. Слегка качнулся на каблуках, вдавливая подошвы неприлично дорогих и почти убитых ботинок в мягкую почву. Стало быть, Джеймс тоже выглядел не ахти, но запредельно самоуверенный вид компенсировал временные внешние недостатки. Все могло быть намного хуже: ублюдок мог их кинуть, бункер мог быть заминирован, они могли украсить сад зла новыми клумбами с удобрением из собственных останков.

- Наверное, ты считаешь, что это розыгрыш и из соседних кустов выскочат ребята с камерой? - нацепил улыбку, добавив в голос бархата. - Или полагаешь, что это очередная проверка. О, спешу уверить: ни то, ни другое. Я все объясню, даю слово - только будь умницей и отдай мне пистолет, - Мориарти протянул руку дружбы, дабы Эстер опустила в нее топор войны.
Где девица успела надыбать пушку? Далеко пойдет.

+1

29

Эстер смотрела на Джеймса тем самым взглядом, которым смотрит полководец-победитель на остатки от армии противника: свысока, злостно и с вопросом «что мне теперь с вами делать?» ровно до того момента пока на лице босса не воцарилось улыбка. Все, больше она не может играть роль великого и непобедимого Цезаря, который только что одолел Помпея. Эстер расплывается в улыбке и готова последовать примеру короля Роберта Баратеона, который только что прибыл во Винтерфел, но дружеские объятия - это все же слишком. Вместо этого информатор осматривает босса с ног до головы, подмечая, что сейчас он напоминает Робинзона Крузо, очень стильного Робинзона Крузо. Она уже вовсе не дуется и без всяких там ненужных финтифлюшек передает оружие Мориарти. Возможно, это неправильный ход и стоило продолжить играть разгневанную барышню, демонстративно насупить брови и сложить губки в «бантик» не забыв прочитать лекцию о том, сколько стресса она пережила, а для лучшего усвоения сказанного помахать перед носом пистолетом. Возможно, стоило сделать так, как родители поступают с непослушными детьми - игнорировать пока не поймет свою ошибку и не попросит прощения. А, возможно, стоило прострелить колено, чтобы даже больше не думал втягивать ее в такие аферы. Можно еще долго и нудно перебирать варианты и разговаривать на тему «Как Эстер должна была поступить в данной ситуации». Можно также проанализировать, как бы каждый поступок повлиял бы на дальнейшее развитие их отношений, но все это никому не нужна полемика. История не терпит слово «если бы». На тот момент Эстер не имела желания набивать себе цену, проводить воспитательную работу или тупо убить босса. Она хотела поскорее закончить с этим всем, а любой посол / консул скажет, чтобы урегулировать конфликт нужно только вовремя кивнуть. Сейчас как раз наступил момент того самого кивка.
- А что я должна думать, Джеймс? - сладко, словно любящая мать объясняет непослушному ребенку, почему конфеты можно есть только после того, как съест овсянку, начала дама. - Объясни. Я готова выслушать и понять. А еще передай своим джентльменам, чтобы оружие лучше прятали.

Отредактировано Esther Nichols (2015-06-28 00:20:33)

+1

30

Последняя фраза удостоилась мимических потугов не закатить глаза. Джим взял пистолет, деловито опуская его за пояс и смерил машину мимолетным взглядом.
- Не проигрывал я никакие полцарства, - подытожил он. - Только тебя. Это была не моя идея! - предостерегающе изрек, на пару мгновений приподняв руки в обезоруживающем жесте, прежде чем привычно опустил в карман и покачнулся на каблуках. -
Почти не его, но не стоит отрицать, что Мориарти пришел в восторг от данной затеи. Он мог спустить всю наличность и даже пресловутые полцарства, он мог спустить собственную жизнь в русской рулетке, если того требовала адреналиновая зависимость и заядлого наркомана до острых ощущений начинало ломать без дозы.

- В какой-то момент я подумал, что ты того не стоишь, - снова поджал губы. - Но со мной не согласились, потому предложили устроить краш тест и посмотреть, как далеко ты убежишь, если переместить нас в более агрессивную среду. Для этого требовалось отыграть тебя обратно, и мой коллега изъявил желание взглянуть на объект, прежде чем заключить новое пари. Я вел себя скверно, очень скверно, - мягкий смешок, крохотный шажок по направлению к информатору. - Но это было обосновано необходимостью выиграть. Кто же знал, что ты такая мать Тереза, - осуждающе закончил Джим.

Что она сделает? Оскорбится на то, что шеф явно поставил на ее побег? Возмутится недоверию? Уже неважно.

- Когда мы оказались в бункере, я подумал, что ублюдок решил меня кинуть, - Джеймс дернул уголком губ. - И до сих пор не уверен, что нам не вспороли бы глотку при первом удобном моменте, несмотря на танцы, которые устроил недоумок, вместо того, чтобы прихлопнуть сразу. Как только мы доберемся до места, я уточню, приехали джентльмены забрать нас или закопать наши тела.
После последних слов криминальный гений остро осознал необходимость затащить Эстер в машину.
- Но ты не беспокойся, в нашем кругу, пари - это святое. Им выгоднее иметь должника в моем лице, нежели удобрение для сорняков.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » In the garden of evil