« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 17.06.2011 - Ghosts of the Past


17.06.2011 - Ghosts of the Past

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

- Будем строить из себя грубиянов-новичков.
У полковника зазудело в горле. Запахи, казалось, набросились на него после короткого отступления и теперь щекотали ноздри. В этом плане Морану везло - он воспринимал их не лучше, чем зверь. Без оценки и отношения. Есть запах и он что-то значит: сырость и плесень, испорченная еда, время, поток людей и явно не сливок общества... А еще был свет. Желтый внутри комнаты, такой же жалкий, как вся обстановка, и белый - он рвался с улицы, со стороны единственного фонаря на парковке. Это все собиралось в одну цельную картину, подталкивающую снайпера к действиям и, что довольно странно, мотивирующую к движению.
- Лучше всего будет проломить тебе череп. С горлом много возни, а времени, сама понимаешь, нет, - Себастьян пожал плечами, - А в густой шевелюре и не разберешь есть ли травма, или нет.
Раздался грохот снизу. За ним последовала отменнейшая брань того самого хозяина, что встретил их, и низкий женский голос. Он отдавал образом тучной представительницы слабого пола, чья молодость давно отцвела и на ее месте воцарились самые печальные отголоски разочарования в собственной жизни и в окружающих. А разочарование это несло в себе желчь и бесцельную злобу, которые перепадали любому, случайно попавшему под руку. Моран некоторое время напряженно прислушивался, едва дыша. Казалось, вся комната остановилась, улавливая невнятные клочки перебранки и остаточного грохота: гремело что-то, похожее на топот, но, если это и был он, то человек с такой походкой явился бы не иначе, как двухметровым великаном из тех, что рисуют в книжках, наделяя грузным широким телом и грубоватостью дикаря. Нет, звук был медленным - если кто и шагал, то это было замедлено и нарочито небрежно. Полковник больше склонялся к мысли о том, что там что-то передвигают или складывают. Черт их разберет.

Вопрос с тем, а пожертвует ли Николс своими волосами во имя высшей цели не стоял. Например, Себастьяну и в голову не пришла такая вероятность. Образ Эстер давно намертво впечатался, как нечто "и в огонь, и в воду, и в медные трубы". Не уходя далеко, скажем так - с точки зрения практичности, изобретательности и прочих плюшек настоящего авантюриста, полковник ее уважал, хотя, конечно, виду не подавал. Еще бы! Моран и демонстрации чего-то кроме недовольства, скуки или толики заинтересованности в какой-нибудь заварушке... Приврали, ладно. Себастьян же, в конце концов, не робот, не машина, лишенная чувств.
На данный момент полковник торопливо открывал сок. Увы, чем-то большим, нежели пакет псевдо томатной жижи, похвастать ближайший маркет не мог, но мужчина не был привередлив. Что есть, тому и рады.
Мелочиться Моран не стал - никакой тебе тонкой струйки для разгона - томатный сок хлынул на пол, на голову информатора, запачкал Себастьяну джинсы и ботинки, попал на простынь, чей застиранный край провокационно торчал почти у самых ног снайпера.
- Я, безусловно, талантлив. Осталось наполнить картину пафосным смыслом и выйдет плевок современного искусства.
И он действительно был доволен тем, что вышло.

+1

32

«Вызов пакетом томатного сока» - так экс-информатор окрестила то, что сделал с ней полковник. Есть еще другое название: «Николс под томатным соусом», но оно не очень жизнеутверждающее, по крайней мере, так кажется Эстер.
- О, да, - согласилась со снайпером, осматривая плевок современному искусству в зеркале, - ты, безусловно, талантлив. Может, тебе пора завязывать с авантюрами и податься в сферу искусства? Будешь организовывать перфомансы, ездить по миру и отбиваться от молоденьких поклонниц, а я, увидев статью о тебе в свежем номере "The Times", с ностальгией вспомню время, когда мы вместе в Эквадоре от любого босса убегали.
Если кто-то сейчас заставит экс-информатора того самого мистера М. положить руку на сердце и говорить правду и ничего кроме правды Эстер с чистой душой заявит, что она вполне таки реалистично представляет Себастьяна Морана в роли творческой личности. Есть что-то в стрелке такое... такое. Николс не может объяснить, что это, возможно, взгляд, возможно, жесты, возможно манера ведения разговора, но это делает полковника в отставке загадочным, отстраненным от реальности, немного странным, одним словом: такой себе художник в поисках вдохновения. Или Эстер разбирается в искусстве, как австралопитеки в строительстве пирамид.

Моделью Николс никогда не мечтала стать, считая, что это профессия для девочек, страдающих острой нехваткой серого вещества в черепной коробке, и после импровизированной фотосессии мнение только укрепилась. Первые две фотографии новоиспеченная топ-модель заставила без пяти минут фэшн-фотографа сразу удалить из-за слишком жизнерадостных выражений на лице модели. Далее Эстер попыталась изобразить смирение со своей страшным участием, но получилось так, словно размышляет о вечных философских темах. Только после того как барышня отключила мозг и уставилась стеклянный взгляд куда-то вдаль удалось добиться нужного эффекта.
- Довольно таки неплохо, как для новичков.
Фотографии некачественные, темные, но тело страшного сна мистера Джейсон разглядеть можно. Увидев такие фотографии своего смертного врага - Эстер бы согласилась на встречу с добрым лесорубом.
- Теперь приправ все это злостным текстом, а я в...
Что-то тяжелое снова бухнуло в холле. Никос замолчала, прислушалась. На смену стуку пришли крики. Владелец мотеля, не боясь разбудить жителей, начал громко выяснять отношения с женщиной с очень писклявым голосом.
- ...Лучше, я в таком виде ответа дождусь.

Отредактировано Esther Nichols (2015-10-09 19:18:27)

0

33

Защемленный нерв, чем-то отдаленно напоминающий ухмылку, дал понять, что полковник оценил шутку.
- В этом что-то есть. Сидишь себе в вонючей мастерской, меланхолично залипаешь в ноутбук большую часть времени, а оставшуюся тратишь на потуги как можно эффектнее запачкать холст. Да и юные инфантильные девицы раздеваются перед тобой с первой просьбы.  А перформанс-перформанс, - бормочет Себастьян, глядя сверху вниз на свою первую и пока что лучшую работу, - Тоже сплошные приятные ассоциации. Это случайно не то дивное действо, когда женщины в краске дерутся на раскинутом по полу полотне, а потом это продают втридорога?
Как и большинство непросвещённых обывателей, Морану богема виделась кучкой озабоченных бездельников, которые в лучшем-то случае просто озабоченные, а не вставшие на свой верный путь шизофреники, наркоманы и алкоголики. Полковник был бесконечно далек от всего прекрасного, так что едва ли имел представление, что это такой же монотонный и нелегкий труд, как работа врача, бухгалтера или экономиста. И художественной чуйки в нем тоже не было ни на грош. А если и была, то давно зачахла от тоски под гнетом жизненных обстоятельств.
Себастьян еще раз посмотрел на пиксельную мутную Эстер, а потом на ту, что hd-качестве раскинулась на полу. На экран, на пол. Мысленно отчитал себя за промелькнувшую идею по-настоящему вырубить горе-напарницу.
- С таким довольным лицом ты можешь пройти кастинг на рекламу макдака. Или это нервное? – Моран покрутил пальцем у собственного рта, недвусмысленно намекая на выражение лица Эстер.
На самом деле, он сам знал парочку занимательных людей, которые начинали слепить вас приветливым оскалом в самый неподходящий момент. Кладбище, по закону жанра дождь, по праву руку от тебя улыбается мать, потерявшая ребенка. И, ведь, ничего с этим не поделаешь. Кто-то рыдает и заламывает руки, у кого-то организм дает сбой, выплескивая нервное напряжение по-своему. Или трусоватый сослуживец. Если бы Себастьян собственными глазами не видел, как у Тома трясутся руки, мог бы головой поклясться, что это один из самых дерзких и самоуверенных солдат на его опыте.
- Подумай о чем-нибудь неприятном, м? – полковник притормозил, старательно подбирая что-нибудь достаточно мерзкое, но его собственные варианты в большинстве случаев как-то не очень подходили Эстер, – Романтика, утописты, роялисты, ножницы для левшей? Можно, конечно, представить, что в случае плохого фото, с тобой будет беседовать Паскуаль Акоста – дело вкуса. Кому-то достаточно вспомнить ужин, кому-то нужен специалист по пыткам. Переломы, ожоги, запах кожи, - понесся было перечислять снайпер, но передумал, оборвав миниатюрный монолог на середине.
Не прошло и трех минут, а на руках у них было что-то сносное. Себастьян (почти) собой и Эстер гордился, но виду не подавал, мысленно переставляя слова так и эдак, выбирая наиболее благозвучный вариант. Был у Морана знакомый… Был да всплыл. Буквально. Утоп «лесоруб», а полковник сейчас не без задора воспроизводил обрывок его самодовольной речи, которую норвежец толкнул часа за два до падения. На его фоне Себастьян выглядел утонченным интеллигентом.

Телефон задергался от вибрации, как сопротивляющаяся ласкам кошка. Видимо, фотографий на том конце «провода» ждали, нетерпеливо ерзая на стуле – ответа ждать долго не пришлось.
- Слишком все гладко идет, тебе не кажется? – Моран предусмотрительно не подает руку информатору, чтобы помочь подняться, опасаясь растревожить плечо. Мужчина, конечно, не сахарный, но чем целее он будет завтра, тем больше вероятность это завтра прожить.
Точные координаты пообещали передать по прибытии в Бразилию, когда "лесоруб" (вот привязалось) ступит на священные дикие земли своей белой кровавой ногой. Ну, на самом деле, не такой уж наш ирландец был и кровавый - всего-то пара брызг томатного сока, упомянутые ранее - но щедрость до метафор сильнее прозы жизни.

+1

34

Себастьян Моран и искусство. Себастьян Моран, полковник в отставке, душегуб и творческая ранимая личность... Эстер ни в коем случае не осуждает стрелка за тягу к прекрасному. Как говорится, не стоит лезть в чужую душу, ведь там такие логарифмы, но Николс даже не ожидала, что Морану после ее слов, сказанных просто так, настолько припадет к душе роль художника. Качество не устраивает, лицо слишком веселое и вообще все не то, все не так. В голове экс-информатора пролетела мысль, что с таким подходом к делу полковник в отставке мог сделать неплохую карьеру фэшн-фотографа. Вот только на этот раз озвучивать умственные потуги Эстер не спешила. Еще не хватало, чтобы Себастьян крикнул: «А это идея!» и побежал среди ночи покупать фотоапарат, чтобы сделать портфолио для Vogue. Зато Эстер попыталась вжиться в роль модели и не ответить «комплиментом» на «комплимент». Например, сказать, что с такими зубами он мечта любого дантиста. МакДак. Сравнил, так сравнил. Фу-фу-фу, такое говорить домочке, которая следит за своим здоровьем и фигурой так же, как Майкрофт Холмс за одним детективом-самоучкой в черном пальто. Хотя, с тем, что у нее это нервное снайпер попал в яблочко. Если бы, не дай Бог, Джеймс Мориарти на самом деле вынес себе мозги, и пришлось устраивать похороны, Эстер на слова соболезнования от коллег реагировала бы примерно так: «Да ничего страшного. Ты лучше скажи, тебе все нравится? Кажется, вооот тот венок не подходит к цвету гроба» и все это спокойным тоном и с улыбкой мисс Мира. Николс не может понять, в чем причинна такой реакции. Она пыталась с этим бороться, даже с психологами консультировалась (в Интернете статьи читала). К сожалению, ответ так и оставалась для нее загадкой.
Сообщение отправили, ответ не заставил на себя ждать. Экс-иформатор уже хотела вздохнуть с облегчением и вытереть со лба реальный  пот, как Себастьян снова заставил ее сердце биться в ритме польки.
«Все слишком гладко», - повторила себе Эстер и, сжав губы в ровную тонкую полоску, кивнула снайперу. Сейчас она должна была выдать какую-то гениальную стратегию, но в голове не было ни одной адекватной идеи. Николс не знала, что ответить Морану. Джейсон умный, а еще он параноик одержимый поисками фонтана молодости. От такого типа можно ожидать все что угодно, даже попытки лизнуть электрического ската.
- Будем надеяться на лучшее, но готовиться к худшему, - попыталась успокоить полковника экс-информатор, даря ту самую нервную улыбку, направляясь в ванную, чтобы смыть творческие потуги. - Да, чуть не забыла, - остановилась на пороге, развернулась. - Скажи свой размер одежды и сладких снов, а еще спасибо тебе.
Если бы Эстер и Себастьян снимались в фильме, то сейчас оператор показал бы крупным планом их физиономии, а на заднем плане заиграла бы какая-то лирическая, еле слышная музыка, но они не в кино и вместо музыки из соседнего номера донеслись стоны. Николс нахмурилась, пытаясь вычислить источник звуков, а затем пожала плечами, будто говорила полковнику: «Хоть у кого-то ночь удалась» и закрыла за собой дверь.

Отредактировано Esther Nichols (2016-03-03 22:42:12)

+1

35

Просыпаются они - метафорически - уже в лапах солнца, солнца и еще раз солнца. Слепит, но не греет должным образом. Моран напрягает память (параллельно напрягая мускулы, плавно заводя руки за голову и потягиваясь), потому что Бразилия отзывается где-то далеко. Остатки старых воспоминаний настолько труднодоступны, что полковник и вовсе не уверен, что бывал здесь прежде. Внутренне чутье, похожее на компас, сумасбродно вертелось вблизи этого огромного магнита. Раздражитель размером в целую страну. Язык упирается в щель между передними зубами, имитируя ностальгию о несуществующем завтраке. Был, определенно был, но все впечатление сводятся к большегрудой смешливой девушке - подружке удивительно похожего на Марлона Брандо товарища Себастиана. К слову, он звонил всего неделю назад. Такой же пьяный, такой же веселый и, кажется, совершенно неубиваемый, как и пятнадцать лет назад. Снайпер усмехается своим мыслям и уголок его губ лихо скачет вверх, будто полковник действительно отличный парень. Такой же улыбчивый, как этот "Брандо", с которым они торчали в трущобах Рио трое суток, балуясь травкой и отличной компанией.
Ностальгия ни в коем случае не мешает Морану спускаться по трапу. Он собран, внимателен и до умопомрачения фальшив. Вместе с серенькой пленкой, надорванной в нескольких местах (ладно, от нее осталась одна труха и пара кадров), на заднем фоне звучит отчетливое: "Полет нормальный". Медитация после самолета. Себастьян внушает себе, своему организму и желудку персонально, что все просто прекрасно. К слову, это было достаточно веской причиной, чтобы остаться голодным. Он выжил, он молодец, он справился. Бесовская машина доставила их в пункт назначения целыми и невредимыми. Полковник в очередной раз клянется себе, что обратно-то уж точно доберется вплавь. Клястись клянется, но в итоге, когда вопрос возвращаться встает ребром, Моран понуро всегда ставит на экономию времени и физических сил. Моральные силы пусть берегут любители психиатров, психологов и психотерапевтов, а Себастиан гордая птица двадцатого века, которая смотрит на все с опаской, принюхиваясь и пробуя на зуб. Да, брат-братишка, жить ты будешь... Мужчина косится на Эстер с мимолетной завистью по отношению к счастливой части человечества, которая не бьется в конвульсиях от одной только мысли о полетах. Нет, он явно не Блерио и не Линдберг. Корыстная часть Себастьяна осторожно скребет лапкой дверь, предлагая набросить чаевых поверх счета, который можно будет выставить в финале - это его успокаивает. Не сам факт денег, но скорее материальная компенсация морального, потому что моральным отплатить подобное не представляется возможным. А просто так растрачивать себя снайпер ох как не любил. У всего должна быть причина. Или это должно быть весело, до сведенных судорогой мышц.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 17.06.2011 - Ghosts of the Past