« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 20.05.2011 - Geboren um zu Leben


20.05.2011 - Geboren um zu Leben

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время и место:
20-е мая 2011, ближе к вечеру. Одна из из "штаб-квартир" Мориарти.

Участники:
Джеймс Мориарти, Эстер Николс

Краткое описание:
Когда колбу терпения переполняет слишком много каплей, взрыв неизбежен. У информатора есть вопросы и мнение эксперта по ним же. В свою очередь, у Мориарти есть всего лишь план(ТМ.)

0

2

- Ты нарочно выбрала именно это место?

Джим рассеянно покачивает ногой, устроившись в любимой расслабленной позе: откинувшись в кресло и закинув ногу на ногу. Не хватает только Шерлока, скрипки и чая, но в данный момент одетая Эстер, толстая папка с распечатками всех ее "работ" за прошедшие несколько лет и кофе тоже сойдут.
Джим рассеянно листает бумаги, гадая. Если терпение информатора лопнуло как надутое средство контрацепции, то она бы просто скрылась с горизонта. Эстер умеет это - скрываться. Как-никак, учеба у маэстро принесла результаты. Если Эстер решила похвалиться заслугами перед тем как осторожно свернуть свою карьеру, что, зная ее, довольно странный порыв, то выбрала бы другое место, не столь символичное.
- От ребра произошли к ребру и возвращаемся, так?
Мориарти громко захлопнул папку и ловким броском "отложил" ее на кофейный столик, чудом не опрокинув поднос. За всю их совместную деятельность Джим не мог припомнить случая, чтобы они изображали благовоспитанность наедине друг с другом. Они изображали парочку на людях, врагов перед "деловыми партнерами" - они много что изображали, проверяя выдержку мисс Николз на прочность и способность Мориарти выдерживать образ. Но не манеры. Не хорошее воспитание. Не...
Пожалуй, информатор выбрала самый безопасный вариант: прикинуться неинтересной. Что еще может заставить шефа махнуть рукой и забыть о подчиненной.

- Можешь считать, что твой вклад оценен. И так же легко он обнулится, как только ты решишь вернуться к истокам. Договорилась в музее? - улыбка, странная в своем спокойствии. Мориарти должен вскочить с кресла, затопать ногами, бросить папку в лицо, выкрикивая угрозы и варианты развития событий, если та, кто знает слишком много, осмелится уйти в отставку или, что еще хуже, решит вести свою игру.
Такая реакция ожидаема, но гений консалтинга, порядком взвинченный эпизодом в Мексике, уставший от отдыха на райском острове, тоже настроен удивлять.*
- Скоро туристический сезон. Всем этим баранам до жути интересно, кого кололи в Тауэре и какие инструменты использовались во время пыток. Умоляю! - сердешно прижал ладонь к груди, имитируя сердечный приступ и приступ умиления одновременно. - Скажи, что не вычеркнула это из программы ввиду того, что подобного тебе хватало и ранее.

*13.05.2011 The British invasion in Mexico

+1

3

- Ты же знаешь, что... да.
У каждого есть свои маленькие слабости и если кто-то не упускает возможности, чтобы лишний раз мировой общественности напомнить кто здесь всех прекраснее и милее, то мисс Николз обожает исторические déjà vu. Хотя, о каком там «я уже где-то это видел» может идти речь? Эстер изменилась - стала более уверенной, наглее, но не умнее, Джим закрепился в статусе короля криминального и не только мира. Лишь кислое, как кефир, ощущение неопределенности, как и тогда, летает в воздухе. Разговор между ними давно напрашивалась. С каждым днем все чаще и чаще Николс приходила в голову идея запустить у любого босса ручкой / ноутбуком / чашкой, запихнуть в багажник и сдать МИ-5 / персонально Майкрофту Холмсу / израильской контрразведке, но нельзя так с уважаемым начальством. Короля надо любить, восхвалять его подвиги и посвящать ему оды. Даже страшно представить, сколько еще продолжался этот цирк, если бы не: «Ты уволена!». Ох, и взбесило это ее. В Эстер просто в голове не укладывалось, как Джеймс мог с ней так поступить. Несколько дней пыталась понять, что она такого сделала, а потом ее осенило. Ей терять уже нечего, так почему бы напоследок не хлопнуть дверью так, чтобы Джеймс валерьянку неделю хлестал?

В этот вечер Эстер позволила себе быть на равных: села напротив, пьет чай и время от времени поглядывает на того кто еще неделю назад был ее работодателем, пытаясь понять, что на этот раз происходит в этой голове. Она спокойна, как удав. Эстер устала. И если Джим думает, что его слова заденут ее, обидят, заставят опустить голову и покориться, что же тогда он ее действительно не знает.
- Учи, учи и снова одни двойки. - Бывший информатор сделала еще один глоток чая с бергамотом, поморщилась. Все-таки не угадала с количеством сахара. - Ты же знаешь, что в истории ничего не проходит бесследно, всегда есть тот, кто знает больше и нужно только уметь найти. - Никаких намеков на причину их знакомство, просто напоминание о законах Вселенной. - В физике, кажется, это называется сохранением энергии. И еще одно, - короткая пауза, чтобы уважаемый Профессор собрался с мыслями и подготовил свой ум к еще одному научному открытию, - история это не только то, что было пять или сто лет назад, а также то, что произошло минуту назад. Да, Джеймс это я так коряво пытаюсь объяснить, что в Тауера, благодаря тебе, - легкий поклон головой, чтобы выразить благодарность от имени королевы и всего британского народа в поистине неоцененном вкладе ирландца в развитие туризма, - есть теперь более любопытная истории. Но, если ты так хочешь услышать о пытках и Анне Болей, то я готова устроить индивидуальную экскурсию. Ты же еще не удалил мой номер со списка контактов и быстрого набора?

Отредактировано Esther Nichols (2014-11-19 03:03:51)

+1

4

- Ничего не проходит бесследно, - повторил Джим, полностью проигнорировав сказанное позже, и улыбнулся.
Улыбка вышла нагловатой и многообещающей - собственно, как и всегда. Мориарти почти привык, что его чувство юмора, такта, иногда даже стиля, нечасто совпадало с мнением окружающих. Джим, хватит смеяться над походкой главы влиятельнейшего террористического клана, это несерьезно. Джим, думай, что говоришь на первом свидании, и вытащи кляп из уст этой леди.
Джим, Джим, Джим.
Эстер выгодно выделялась из ряда овечнонедовольных хотя бы тем, что держала свое мнение при себе, озвучивая лишь тогда, когда оное совпадало с мнением шефа. Нарциссизм Джеймса имел границы, кто бы что не говорил, он прекрасно осознавал, что молчание мисс Николз не всегда признак солидарности. И вот - ну надо же! - у информатора прорезался голос. Эстер позволила добавить иронии и недовольства, раскрашивая всегда ровные интонации.
Впервые в жизни Мориарти задумался: у нее вообще была личная жизнь? Любовник, свидания, встречи с семьей? Все познания о частной жизни Эстер ограничивались лишь общей любовью к шопингу да запланированными встречами с деловыми партнерами, сговорчивыми или не очень, где информатор выступала гласом совести в сторону начальства или искушающим змием на пресловутых переговорах. Нет, в силу своей гениальности Джим догадывался, что мисс Николз произошла не от святого духа и, скорее всего, не невинна в свои трид.. двадцать три, разумеется, года. Но он знал то, что ему положено знать о подчиненной. Стоит понять размер оказанного доверия, раз все эти несколько лет Джим не удосужился хоть раз проследить за женщиной, полностью опираясь на досье, которое получил до первой встречи. Оно было таким скучным и неинтересным, что гений консалтинга забыл о нем в тот момент, когда подал Эстер одежду, напоил кофе и погнал вынюхивать о главе МИ-6.

- Как трогательно, - натянул усмешку, затянув ее до неприличия долго и приложился губами к чашке. Отставил, чуть облизнувшись, напоследок скользнул пальцами по горячему ободку. - Удалил отовсюду: из телефонной книги, из друзей в фейсбуке, из, о господи, прости мне это, твиттера.

Непередаваемое движение мимических мышц, включающее в себя и усмешку, и нахмуренность, и приподнятие брови, и намек на клоунские интонации как бонус. С Эстер привычное самовнушение "улыбайся и будь очаровательным" почему-то не работало, посему Джим и не пытался. Сложно драматизировать или ломать комедии с той, кто раскусит театр и цирк в одном флаконе в два счета.

- Я могу узнать причину? - риторически вопросил Джим. - Болезнь, декрет? - для Мориарти оба пункта лежат в одной плоскости, той, что ниже плинтуса. - Если первое, то я найду тебе хорошего врача.
Откинулся на кресле, закидывая ногу на ногу, задумчиво провел пальцами по подлокотнику.
- Если второе.. я найду тебе хорошего врача.
В силу своей гениальности™ Мориарти не подумал о том, что Эстер сидит прямо напротив, в руках у нее чашка с обжигающе-горячим напитком, а сам он в данный момент является очень удобной мишенью.

+1

5

Как Эстер сидела с чашкой, так и замерла, а ее взгляд с босса перекочевал медленно на живот. Шутник от Бога. Что еще высмеет? О ПМС вспомнит? Нельзя сказать, что эта фраза вывела ее из состояния равновесия, но хорошо дезориентировала. Мориарти, мать его, хорошо знает, почему она здесь и продолжает ломить комедию. Видит Бог, не она это начала. Джеймс сам навязал грязные правила игры, а скромная мисс Николз только поддержала. Как всегда.
- Неужели уже так заметно? - Бывшая подчиненная посмотрела на бывшего босса так, как смотрят на своих любимых девушки в голливудских фильмах перед тем, как показать ему две полоски на тесте, которого будущие папы так боятся. - Ну, что же придется сказать правду. - Тяжело выдохнула и отставила чашку. - Помнишь на прошлое Рождество я ездила в Базель? Там был полковник и... - отводит взгляд, рассматривает обувь Джима, - ...однажды так произошло, что... Шестой месяц! - Радостно воскликнула она, прикасаясь к животу, который никак не тянул на такой долгий срок, но неужели Джеймс в этом разбирается? - Мы хотели тебе как- то об этом совместно сказать, но ты сам затронул эту тему и... Джеймс Мориарти, будешь крестным отцом?
Эстер свято верит, что этот разговор не выйдет за пределы этих стен. А даже если Джеймс сейчас в истерике начнет названивать Себастьяну и требовать объяснений, фото- видео- и бумажного отчетов, а потом еще выкрикнет «Почему я об этом узнаю в последнюю очередь?» (Как будто это он отец), у Себастьяна хватит ума и чувства юмора (ну не может же человек быть без этой функции) довести свою роль до конца. А если нет... Что же пускай. Не сильно она и обидится.
- Кстати, ждем мальчика. - Наверное, это уже слишком, но сказала «А», говори и «В». - Себастьян хочет назвать его в честь своего отца, а я более благосклонна к древнеримским именам: Юлий, Климентий или Август. А ты что скажешь? Шарлотта предлагает Август-Юлий. Она крестная.
Николс сама не ожидала, что она такое ляпнет и еще полковника привлечет. Бедный Себастьян. На самом деле в Базеле все было спокойно (если не учитывать, то, что происходило за городом). Рождество они вместе не отмечали. Раз встретились возле бара и поговорили о погоде и самочувствие. Но Джеймсу это не обязательно знать.

Отредактировано Esther Nichols (2014-11-21 22:28:32)

+2

6

И только имя Шарлотты заставило вернуть начинающую падать челюсть на место. Моран-папочка, Эстер-мамочка, а Роксфорд и Мориарти - беспрестанно умиляющиеся крестные мама и папа, которые шатаются на семейные празднества и таскают крестнику тошнотворные сладости на день Ангела. У Джима и без предоставленных ингредиентов было достаточно бурное воображение, а возникшая перед глазами картина следом выдала не то, чтобы синий экран смерти, но собственный гроб и табличку "он умер от сердечной недостаточности, вызванной семейным положением информатора".
И, почему-то, надгробие Морана с витиеватой надписью "довыделывался".
- Моран в курсе? - это не назвать подыгрыванием, разве что не глядя на лицо Мориарти, которое все еще хранило оттенок легкого шока, надежно прикрытое выражением крайней иронии. - Не хотел тебе говорить, но ты сама затронула эту тему. Он.. как бы сказать.. его винтовка уже много лет как не стреляет, Эстер, - изящно развел руками. - Но это была очень хорошая попытка. Умница.
Последнее слово отдало странной теплотой.
- Почему Юлий и Август? - приподнял бровь, внимательно наблюдая за информатором, ломающей комедию так, что сам Мастер мог бы позавидовать. - Учитывая прошлое полковника, лучше нечто не столь старомодное. Оюшминальд* или Первомай**, к примеру. В крайнем случае Хэмиш***, в таком случае ты продемонстрируешь хоть немного! уважения к будущему крестному твоего ребенка.

Если мисс Николз ответно хотела вывести бывшего шефа из равновесия, ей это удалось. Джим сидит спокойно, но испускает такие флюиды и горячечную злость, что Везувий в период активности покажется горячим ключом. Что она о себе возомнила? Считает, что она святое и неприкосновенное сокровище, которое Джеймс пожалеет пустит в расход из-за, о да, всего, чего между ними не было, отрицая ходившие слухи?
- Должен предупредить, что у тебя много недоброжелателей, которых ты успела обуть на обе ноги за все время нашего сотрудничества, - обронил Джим, героически сохраняя лицо. - Может, я не самый лучший работодатель, но не следует отрицать, что я также - единственный, кто мог дать тебе защиту.
Она не может не понимать, как сильно засветилась. Не так уж далек тот момент, когда случится банальное ограбление с летальным исходом, по возвращении Эстер с не менее банальной работы.
Не может не понимать! Если только.
Эстер не склонна к необдуманным поступкам и "увольнение" Мориарти считал именно таковым. Ей нужны гарантии, которые, разумеется, Джеймс за все сокровища мира теперь не удосужится предоставить. Единственный вариант, в котором мисс Николз уходит, оставаясь живой и относительно целой - это опека кого-то другого, вероятно, столь же влиятельного, почти наравне с бывшим боссом.
Кто бы это мог быть?
- Или ты выбрала чужие семейные ценности? - прозрачный намек на одну из страниц в досье. - Ты же знаешь, насколько они безнадежны.

*Отто Юльевич Шмидт на льдине.
*Имя в честь праздника Труда.
*Шотландский вариант имени Джеймс.

+2

7

- О, решил запугать. - Как-то уж очень насмешено прозвучала эта фраза. Наверное, потому, что Эстер ожидала прихода дамы с косой, а в ее случае джентльмена с винтовкой, ровно с того момента, как прозвучала сакральная фраза оповещая о том, что с сегодняшнего дня и навсегда пути Эстер и Джеймса разошлись как в море корабли. Что же ожидаемый шаг. В конце концов, с Ирен это сработало. Но Эстер - не Ирен! Она не боится смерти. Возможно, это из-за того, что в истории герои часто умирают не от старости, а от чьей-то руки, или она просто сумасшедшая. Скорее всего, второй вариант и это печально. Однако, как там не было, но сейчас ее больше интересует, откуда Джеймс знает такие интимные моменты из жизни Себастьяна, чем  насколько плачевный результат ожидает ее.
- Я не продаюсь, Мориарти. - А вот это уже задело ее самолюбие. - Неужели за столько лет ты и этого не осознал?
Разочарование на разочаровании. И как она могла верить, что этого человека интересует не только какие запонки из белого золота больше подходят к новому костюму и кудрявый детектив? Вот так и впадают в депрессию. Даже если разбудят Николс посреди ночи, она сразу назовет: любимого писателя, направление в художественном искусстве, марку одежды, алкогольный напиток и фобии Джеймса, а он?.. А он знает, что она историк. Если бы, не дай Бог, все, что о них говорят за спинами, оказалось правдой, и между ними действительно что-то было бы больше чем деловые отношения и наигранные на публику (только когда альтернатив не существовало) романтические отношения, то через день скандалы на тему «ты меня совсем не знаешь »не избежать.
- Я не из тех продажных собак, которые машут хвостиком перед каждым, кто бросит им кость. - Пафосно, но правда. Если бы Эстер хотела больше денег, она бы давно сбежала за океан, а Джима сдала бы власти той страны, которая больше заплатит. Он считает, что Эстер нельзя доверять, но, черт возьми, неужели то, что столько лет та кто может спокойно уничтожить все, что так кропотливо Мориарти сводил, смирилась с судьбой девушки на побегушках и даже не заикалась о каких-то процентах, надбавках или особом положении - не является высшим проявлением уважения? Что же жаль.
- Ты сам меня уволил, помнишь тот приступ истерики во время рандеву Мексикой на яхте? Или твой мозг сразу стирает информацию, где Великий Джеймс Мориарти, скажем так, не показал себя во всей красе? - Еще неделю назад Эстер не позволила себе таких острых высказываний. Она и раньше выступала в роли напоминалки, но всегда это делала мягко, в шутливой форме. Сегодня же полный разрыв шаблона.- А еще блеял о том, что запутался, и я тебе должна помочь. Так вот, - женщина лукаво улыбнулась, - я к твоим услугам. Назовем это моим последним делом перед смертью.

Отредактировано Esther Nichols (2014-11-23 13:45:06)

+1

8

Запугать! Следует признать, что дипломат из Джима так себе. То признание считают за грязные домогательства, то заботу за угрозу. Только крайности, только предельная жесткость, словно для него не существует золотой середины. Как тяжело с этими женщинами! Вечно на взводе, вечно готовые обидеться, словно шеф спит и видит, как бы посильнее задеть тонкую душевную организацию. Может, Джеймс и являлся женоненавистником, но отделять личное от делового, до поры до времени, умел. Ко всему прочему, информатор в списке раздражителей не присутствовала никогда.

- Ах, ты об этом, - скучающе констатировал Джим. - Я много чего говорю, но, как видишь, подавляющее большинство окружения все еще в добром здравии.
Не говорить же ей, что единственной целью в тот день было доплыть до берега, и ступив на землю, криминальный гений тотчас забыл о словах и кровавых планах. Боги, иногда Эстер бывает такой несносной!
- Ты злопамятная, вспыльчивая, и не умеешь держать себя в руках, - авторитетно припечатал Мориарти, вставая с кресла и оправляя лацканы. - Плохо, Эстер. Очень плохо.
При должном воображении можно заметить, как над головой Мориарти залился яркий, отдающий топазным сиянием нимб. На языке вертелся честный ответ "я солгал", но невесть каким образом проснувшееся чувство такта заставило прикусить оный. Если женщина на взводе - с ней следует быть учтивым, подсказывал опыт. Не спорить, не возражать, демонстрировать все свои таланты касательно искусства психотерапии и дипломатии. Если с последним беда, то..
- Но я понимаю, - Джим мягко улыбнулся. Короткий всплеск руками, демонстрируя всю глубину своего раскаяния. - Я вел себя отвратительно! И нет мне прощения, - пока информатор осмысливала резкое перевоплощение визави в галантного джентльмена, тот потянулся к папке, поспешно листая страницы и наконец, найдя нужную, протянул оную Эстер. Джим сам сунул листок с подробной схемой системы безопасности некоторое время назад, и велел Николз убрать его в надежное место. По понятным причинам ей пришлось изучить поданный материал, и вряд ли она ломала голову над мелким шрифтом вдоль полей.

Маловероятно, что информатор лгала о причинах. Они был настолько несерьезны в понимании Мориарти, что он позволил себе допустить вероятность банальной женской обиды на свою небольшую выходку.
- Касательно последней услуги. Тебе знакомы эти цифры?
Разумеется, знакомы, но едва ли о чем-то говорят, учитывая, что именно мисс Николз служила парламентером между Мориарти и охраной. Эстер не запудришь мозги абстрактным ключом ко всему миру. Джим и не пытается. Однако если эта встреча последняя, если он все же решит, что экс-подчиненная зажилась на этом свете, стоит извлечь из нее максимальную выгоду.

+1

9

- А ты инфантильный сексист! - Брюнетка соскочила с кресла, как с раскаленной сковородки. Дипломат сдох. О, Джим попал на минное поле. У всех есть темы, которые служат большой красной кнопкой, нажимать на которую не следует. Для Эстер такими табу являются: искривление исторических фактов, копание в ее личной жизни и безосновательные обвинения. Она злопамятная?! Да, с этим Николс не поспорит. Обиды она действительно помнит, чтобы потом нанести удар в ответ, но другие обвинения - высосаны из пальца. - Ты хотел, чтобы после того, как через твое умение договариваться, - да, именно из-за того, что Джеймс не мог согласовать с главным наркобароном Мексики прайс-лист, Эстер и попала в подвал, - я чуть не отправилась проходить круги ада, я тебя расцеловала и похвалу сочинила?! - Иногда босс просто забывает, что мисс Николз - не грозный полковник, прошедший Афганистан (или где там его носило?) и единственный вид оружия, которым она владеет - кухонный нож. Для Джеймса Эстер превратилась в робота, которому говоришь задачу, сроки выполнения и ждешь, когда придет СМС с текстом «Сделано. Хорошего дня ». Сама виновата. Сама эта допустила.
- Ни черта ты не понимаешь. - Уже на более спокойные тона перешла брюнетка.
Ее попустило. Как после бури следует ожидать на солнечный день, так и после хорошего выплеска эмоций наступает полная нирвана. Злится она до сих пор. Желание запустить чашкой в босса еще присутствует. Тем не менее, ум взял верх над эмоциями. Если уходить, то только с гордо поднятой головой.

Документы были не то, что знакомы, а изучены на память. Николс еще раз их осмотрела, чтобы через секунду развернуться к Джеймсу спиной, мол, ей не интересно.
- А какой смысл мне напрягаться? Как последнее задание меня вполне устраивает тур Мексикой. - Эстер еще тот фрукт. Набивать себе цену - умеет как никто другой. - Заинтересуй.

+1

10

- Почему "инфантильный"? - совершенно по-детски прозвучал вопрос первостепенной важности.
И снова эти упреки, капризы, обвинения. Ей не угодишь. Очень, к слову, нелогичное поведение: предложить последнюю помощь, после чего отвернуться, заявив, что оная уже была предоставлена, но Мориарти не стал указывать на вопиющее несоответствие слов и действий. Никто не безгрешен.
Легкий шаг вперед, характерное ленивое шарканье.
О, как много ей пришлось пережить. Вестимо, Эстер полагала, что будет ходить по званым ужинами, очаровывать тех, на кого не действовала харизма шефа, и все невзгоды обойдут ее стороной, ведь кому нужна дама, пусть даже приближенное лицо Того Самого, зарывшаяся в бумаги и на досуге катающая диссертацию. Можно рассчитать предел чужой выдержки и терпения, но мисс Николз была сильнее, чем пыталась казаться, и Джим, только-только залатавшийся после трогательного свидания с агентами Майкрофта на Воксхолл-кросс, априори не выносил намеков на слабость. Тем более на обманчивую слабость.
Эстер никогда не интересовалась, зачем шеф сдался властям, что с ним там было, и как часто его били по голове.
О, дорогая, слишком часто. Намного чаще, чем позволяла и без того битая и перелатанная крыша.

- Будь душкой, - развернул женщину к себе, забирая из ее рук папку. Взгляд сосредоточен на листах, но интонации обращены прямо к информатору, тот самый беззаботный тон, предвещающий бурю. Тяжелый вздох, ладони коснулись сгиба локтей и чуть выше, не сводя с информатора внимательного взгляда, и ноша в руке ничуть не мешает. Дальнейшие интонации представляют собой смесь отеческой заботы, внушения и предостережения. - Представь, что я скоро умру, и это наше последнее дело, или ты скоро умрешь, и это твое последнее дело; или мы оба умрем в один день. - Последний подвиг имени Терпения, и Мориарти срывается, как плод с дерева, как тающий лед с края крыши, прямо на чужую макушку. Но кто обращает внимание на табличку? - Имей уважение, черт побери!
Бог свидетель, не хотелось прибегать к таким мерам. Эстер встряхнулась в чужой хватке, а Джим с каким-то странным удовлетворением отметил, как пара темных прядей выбились из идеальной укладки.

Прохладная улыбка - отпустил, опуская руки в карманы, и дальнейший тон далек от ироничного, шутливого, требовательного, истеричного.
- На особе, известной как Эстер Николз, висят как минимум два убийства, и от меня потребуется минимум телодвижений, чтобы доказать ее вину, - шаг вперед, едва не наступая на ноги, и как бы информатор не хотела, ей придется отступить назад. Смешок на высокой ноте. - Теперь ты достаточно заинтересована?
Едва ли ее испугает преследование спецслужб, но у их мексиканских друзей руки были длиннее, да и память ничуть не короче. Не добравшись до Мориарти, ввиду его исчезновения, они будут счастливы и доверенному лицу, тем паче такому миловидному. Если в благодушном настроении Джим был склонен относиться к Эстер как к красивой разговаривающей кукле, на деле отдавая должное и лишь забавляясь реакцией информатора, то в данный момент она встала на одну ступень с Мораном, которому ставились планки, а ободрение ограничивалось словами "молодец, выполняй".
Сам виноват - запустил. Однако, шутки кончились. В сексизме был определенный плюс. Пренебрежение Мориарти равнялось попыткам оградить. В каком-то извращенном смысле - защитить. Эстер оказалась довольно полезной в полевых условиях, и поверить в то, что ее сломал какой-то подвал и яхта, было сложно.
- Это такие соблазнительные понятия, не правда ли? Равноправие, "воздастся каждому по заслугам", и тому подобная чушь. Твоя взяла. Побудем на одном уровне.
Мориарти больше не трогает информатора - уже нет. Хотя, говоря откровенно, лучше бы трогал. Интонационно выделять речь, чтобы каждое слово срабатывало как отрезвляющая пощечина - один из многочисленных талантов, где Джим совершенствовался постоянно, беспрерывно и неустанно.
- Вторая попытка, - еще одна улыбка, но в глазах прежний холодок. Изящное движение, распахивая папку на нужной странице. - Тебе знакомы эти цифры?

+1

11

Отношения между Джеймсом и Эстер уже давно вышли за рамки деловых. Они позволяли себе разговор на повышенных тонах, не часто подбирали слова (особенно Джим) и уже по привычке для лучшего эффекта прибегали к физической силе. Полный хаос. Неуважение к нормам и правилам. Никакого намека на субординацию. Черт, а она за этим будет скучать. Эстер прекрасно расслышала слова о том, что жили они долго и счастливо и умерли в один день, ее это задело, испугало, сбило с толку, но клятая гордость не позволяла спросить, что за бред несет Джим. Все как всегда.
- Я тебя всегда уважала, даже, когда ты доводил меня до точки кипения. - Все на более спокойные тона переходила брюнетка, однако нотки упрека все еще присутствуют. Многое они пережили вместе и вторжение в Мексику - это лишь вершина айсберга. Были дела и более опасные, комические, непонятные, пьяные. Чего только стоит совместный поход на прием в посольство одной европейской страны, где Джим немного перебрал с народными напитками и начал брататься с консулом Польши. Конечно, Эстер как ответственное лицо забрала Джеймса с вечеринки до того, как тот начал высказывать свою точку зрения, относительно роли, которую сыграла эта страна во Второй мировой. О, и это она молчит о Национальном банке - апогей их сотрудничества. Что там не было, и как не развивались их дальнейшие отношения, но именно Джеймс Мориарти сделал ее жизнь яркой. Она может злиться на него, не понимать, иногда хотеть привязать к спинке кровати, запихнуть в рот носок и оставить так на несколько дней (для профилактики), но никогда не перестанет быть ему благодарной.

Информация о том, что Джим может сделать так, что у нее будут небо в клеточку и друзья в полосочку Эстер приняла уже не с таким равнодушием, как предостережение о чрезмерном количестве врагов. Все-таки смерть - это легкий путь в ее случае, а вот преследование, жизнь на чемоданах - не для нее. Это и отличало информатора от босса. Джеймсу, кажется, нравится вечно бегать перед носом у спецслужб, быть в одном шаге от капкана, а затем грациозно переступить, оставив МИ-5 с носом. Ему это приносит моральное удовлетворение. Другого объяснения для себя Эстер не находит, так же как и не понимает, что подвигло Мориарти на встречу с Майкрофтом на его территории. Скука? Что же глупость, как по ее мнению. Эти все дни, пока Джима не было, Николс почти не спала и не ела, переживала, попыталась выведать информацию у полковника (неудачно) и действительно была счастлива, когда "абонент Джеймс появился в сети". Хотела тогда спросить, как у него дела, но боялась разозлить, стать той на кого выплеснется весь гнев и, в конце концов, она обещала, что больше никогда не будет узнавать об боссе больше, чем ей нужно для выполнения задачи.
- Одно, если быть точным. - Шаг в сторону, будто символ того, что уступать не собирается. Забавный танец получается. - Второй сам решил, что хочет искупаться, а я не сильно и возражала, но какое это уже сейчас имеет значение?
О, большое. Если хорошо покопаться, то ей можно приписать бездействие, которое привело к смерти большого количества людей, соучастие в ограблении, шантаж и подача ложных показаний в суде. Мда, папа политолог мог гордиться свое дочерью.
- А еще там написано: "Последний станет первым", - не отрывая взгляда от цифр, произнесла женщина, заправляя выпавшую прядь за ухо. - Но о равенстве мне больше нравится. - Положила папку на стол, улыбнулась, с нескрываемым любопитиством заглядывая прямо в карие глаза Мориарти. - Так что там у нас?

+1

12

- Ты права. Пока мы оба молчим на счет друг друга, некоторые детали прошлого не имеют значения.
Наградил одобряющей ухмылкой, проследив взглядом за папкой. Круто развернулся на каблуках, огибая информатора - шаг, второй, третий - и устроился в кресле, привычно закинув ногу на ногу.
- Что там у нас, что там у нас.. у нас! - поднял вверх указательный палец в нарочито поучительном жесте, и едва не подпрыгнул в кресле от накатившей волны энтузиазма. - ...У нас проблема, Эстер.
Слишком быстро пошла на попятную, но Мориарти списал это на проснувшийся глас разума, который дремал в женщине последнюю неделю. Джиму требовалась от нее одна услуга, всего одна. И если Эстер решила извлечь из ситуации какую-либо выгоду личного свойства, это не особо заботило, разве что выгода не состояла в том, чтобы неделикатность шефа обернулась неблагоприятным последствиями.
- Я ухожу в отпуск, - мимолетный жест в воздухе, устраивая беспокойные руки на подлокотниках, и машинально выстукивая сбивчивый ритм. Любопытно, как воспримет информатор этот факт, когда осознает, что ради избавления от неустанного контроля работодателя от нее не требовалось ровным счетом ничего. Кроме.
Он считал, что ему хватило выражения лица мисс Николз, когда Джим сменил гардероб, обновил косметичку и устроился на работу. Им обоим будет о чем вспомнить на склоне маразма.
- Хватит разбирать этот город по кирпичикам. Конечно, Шерлока это обрадует больше всех, а может и сильнее всего расстроит, я не задумывался, но считаю, что все вы, и особенно я, заслужили отдых.
Пару мгновений, дабы насладиться реакцией женщины, еще один нервный ритм по подлокотнику. Вполне понятное и естественное желание, но не для Джима, который мог выдать нечто наподобие только в контексте шутки и только после трех стаканов родного ирландского.
- Разумеется, неустойка будет выплачена в полном размере, - мягко раздвинул губы в намеке на улыбку, отведя бегающий взгляд в сторону. - Я и сам планировал повеселиться подольше, но так сложились обстоятельства.
Не выносил это слово. Ограниченное, двусмысленное, втискивающее в рамки, о которых Мориарти предпочитал не ведать.

- Это определенная последовательность цифр, способная вывести из строя любую систему безопасности, - резко перешел к делу, - Я планировал использовать ее в наше последнее дело, - и разговор не о киднепинге, участвовать в котором Эстер не горела желанием, а Мориарти, по ведомым лишь ему причинам, не стал настаивать, - но решил, что пока не следует светить перед тобой открывшимися возможностями. Я тебе не доверял.
Уверенно, плавно, не моргнув глазом.
- Все познается в сравнении. Теперь я считаю, что только ты и сможешь распорядиться им разумно.

+1

13

Джим никогда не был для Эстер сверхчеловеком. Она видела, как он переживает, раздражается, устает и даже искренне верила, что где-то в душе ему не чужды такие чувства, как уважение, сочувствие и даже любовь. Для Николс Мориарти - человек, который слишком преданный своему делу и все. Именно эта черта заставляла им восхищаться и в какой-то степени бояться. О, скорее Земля сойдет со своей орбиты, чем Джеймс откажется от очередного хаоса, думала информатор к этому моменту. Теперь Эстер в полном дисбалансе. Она не понимает босса. Она смотрит на Джима широко открытыми глазами, повторяет в голове каждое его слово и не может понять. Устал? Заслужил отдых? Что за черт?! Почему именно сейчас? Она не могла понять. Хотела, но не получалось.
- Проблема, отдых, Шерлок... - меланхолично перечислила Эстер, измеряя комнату шагами. - Почему мне эти три слова хочется объединить в одно предложение? - Несколько шагов и вот Эстер, смотрит на босса сверху вниз. - Не догадываешься, Джеймс?
Допрос? Да, но оправдан. Если Мориарти хочет, чтобы Николс продолжила работать и рисковать своей шкурой, пусть объяснит все до конца. Они слишком многим перешли дорогу, слишком много накрутили дел, и многие считают, что отомстить Moriarty & Co - делом чести. «Я устал, я ухожу» - на этот раз не прокатит.
- Это как-то связано трехнедельным отсутствием в марте?
В голове крутилась тысяча и одна мысль, где, как и кто мог поймать Мориарти за руку, но только пять были более или менее реалистичными и только одна вызывала в информатора опасения. Видимо, джентльменам с Воксхолл-кросс 85 настолько понравилось общаться с Джеймсом, что они мечтают о еще одной встрече.

Разговор о наборе цифр способных послать ко всем чертям любую охранную систему не воспринялся Эстер на ура. Он вызвал у нее бурю очередных вопросов. Возможно, если бы Николс не работала лично над операцией по проникновению в Национальный, и не знала о современных системах охраны чуть больше чем нужно рядовому британцу, она бы и поверила, а так... Все это скорее напоминало сюжет романа Дэна Брауна «Цифровая крепость», где при помощи зашифровано в циклический код сообщения сломали суперкомпьютер Агентства национальной безопасности.
- Что-то я тебя не понимаю, - все так же продолжила нависать над боссом, как черная туча и все так же продолжает играть в крутого следователя. - Если ты мне не доверял, то почему в ограблении участвовала именно я? Почему, например, не тот же Себастьян? Я с ним сотрудничала, когда ты... - прикусила губу, задумалась, стоит ли вновь напоминать о МИ-5, - ...не смог выполнять свои обязательства в связи с некоторыми неотложными делами. - Мягкая ухмылка. - Он совсем не глуп. Или почему не сделал это сам? Глупо, глупо использовать такие глобальные ресурсы, все усложнять и полагаться на людей, если можно было обойтись несколькими строчками компьютерного кода.

Отредактировано Esther Nichols (2014-12-07 22:11:12)

+1

14

- Наконец-то ты начала задавать правильные вопросы.
Одобрительно протянул он, глядя на маячившую перед глазами информатора.
- Что касается людей: если все упростить, будет не так интересно. Видела статью о докторе Уотсоне? Давно я так не смеялся, - смешок на высокой ноте в качестве подтверждения. Мориарти слегка передернул плечами и сосредоточил внимание на отвороте рукава, поправляя чуть выбивающуюся ткань рубашки. Часы показали ровно восемь часов вечера. - Может, я не эксперт в отношениях, - подался вперед, изящным движением ладони загладив выбивающиеся пряди назад, по направлению к затылку, - но все сработало как нужно. Это намек, который останется между мной и Холмсами.
И пусть Эстер не утруждается попытками вникнуть в личную жизнь шефа. Мориарти и из интеллектуального романа умудрился устроить сущий балаган со взрывами, перестрелками, грабежом и киднепингом.

- Что касается моего отсутствия, - продолжил мысль. Чуть помолчав. - Да, оно непосредственно связано. Злая мачеха пытается разлучить нас, но оно к делу не относится, поэтому предлагаю сосредоточиться на другом. Код...
Он снова щелкнул пальцами.
- Фальшивка! Приманка для Майкрофта и МИ-5. Ты верно рассудила: будь у меня в руках такая власть, я бы избегал необходимости разговаривать вообще. Но данный факт не отменяет моего решения передать его тебе. Он - гарантия нашей с тобой безопасности.  Майкрофт пойдет на все, лишь бы ключ не был уничтожен или унесен со мной в могилу. Ми-5 уверены, что код взлома настоящий. Я позаботился об этом.
Эпизод с мисс Адлер четко показал отношение старшего к чужим тайнам. Ох уж этот комплекс власти и неуемное стремление контролировать всех и вся - глава британской разведки готов оставить в живых главного злодея сказки, лишь бы выпытать секрет вечной молодости.

- Отвечая на вопрос "почему не Себастьян", - Мориарти отвел бегающий взгляд в сторону, притворный вздох. - Ты действительно считаешь, что мы команда? - мягко осведомился Джим. - Ты настолько наивна? Думаешь, хоть кому-то в этом мире можно доверять? Себастиан никогда не был мне верен. Он вольная птичка. Захочет - пойдет в охрану Ее Величества. Захочет - купит себе домик в Шотландии, и бросит все. Но я рад, что удалось поддержать легенду нашей с ним неразлучности. Даже в твоих глазах. Сядь ты уже на место.
Слегка раздраженно кивнул на кресло напротив.
- Когда начнут искать мое доверенное лицо, первым делом пойдут к Себастиану. И, пожалуй, найдут у него нечто, что уведет их прочь от тебя. Напомни, чтобы я его навестил.

+2

15

«Я так и знала!», - Хотелось крикнуть Эстер и задрать нос так высоко, как это вообще возможно. Но воспитанные, серьезные леди так не поступают, поэтому информатор только скромно пожала плечами и, сделав вид, будто все так и должно быть, села в кресло напротив. План Джеймса хотя и казался ей слишком затуманенным, но его гениальность под сомнение не ставилась. Как всегда. Сыграть на чужой слабости - в этом Мориарти нет равных. Гениальный. Гениальный настолько, что почти сумасшедший. Интересно, он когда-то перестанет ее удивлять? Видимо, нет. Месяц назад Эстер была уверена, что Джеймс достиг своего пика, что прыгнуть выше головы не получится, а теперь... А теперь Николс понимает, что видела лишь вершину айсберга. И, черт возьми, у нее руки чешутся узнать больше. Опять это профессиональное любопытство, которое всегда преодолевает инстинкт самосохранения взяло верх над скромным информатором.
- Умно. Это чертовски умно. - Без скрываемого восхищения произнесла брюнетка, глядя прямо в глаза королю преступного мира. - Можно только представить, какой кипишь ты там поднял.
О, Эстер действительно жаль сейчас Майкрофта. Если информация о том, что существует ключ, способен открыть любой замок, просочится в массы, то скандала не избежать. Международное сообщество попросит в Великобритании объяснений, а правительство ничего лучшего не сможет придумать, как спихнуть проблему международникам. Для Холмса Старшего, при таком раскладе, уйти на заслуженный отдых будет оптимальным вариантом.
- Что мне с этим «ключом» делать? Закрыть в сейфе? Спрятать под матрас? И что ты планируешь сделать с Себастьяном? Насколько бы он не был свободомыслящим, но он сослужил тебе прекрасную службу и послать к нему агентов - это несправедливо.
Николс поймала себя на мысли, что о шкуре полковника она переживает больше чем о своей. Видимо, Себастьян действительно хорошо накосячел, если Мориарти пошел на такие радикальные действия. Как там не была, но информатор перед стрелком в долгу и должна хотя бы постараться исправить положение.
- У него хорошая репутация, его боятся! Джеймс, ты хоть представляешь, что здесь будет твориться после того, как ты отправишься на ГОА?
Эстер знала, о чем говорит. На Джима работают отбросы (большинство) и как только они поймут, что Великий и Ужасный позволил им отправиться в свободное плавание, то первым делом, они попытаются примерить корону короля. Эстер это больше пугало, чем визит МИ-5. Она одна из самых доверенных лиц прежнего владыки, а таких в плен не берут, таких - убивают.
- Ты обязан кого-то назначить доверенным лицом. Ты считаешь, что в этом мире нельзя никому доверять кроме себя, я в этом вопросе придерживаюсь противоположного мнения. Я действительно наивна.
Вот и главное различие между ними. Эстер не страдает паранойей, пытается видеть в каждом что-то прекрасное и понять, а Джим... Она не знает, когда он стал таким. Скорее всего, эта болезнь является обязательным приложением к безграничной власти: надо быть всегда готовым к удару в спину.
- Джеймс, ты вообще, когда-то полагался на кого-то полностью? Без запасных вариантов.
Минутка лирики? Да. К тому же, Джеймс сам сказал, что это их последнее дело, то почему бы не сделать разговор не столь официальным? Эстер, считает, что заслужила это.

Отредактировано Esther Nichols (2014-12-27 23:37:08)

+2

16

- Да, я представляю, что будет здесь твориться. Я рассчитываю на это, Эстер! - все эмоции, что тщательно сдерживались остаток вечера, заставили Мориарти воспарить, выражаясь фигурально, в то время как буквально он лишь подпрыгнул в кресле, словно мальчишка, наконец-то получивший от Санты железную дорогу на Рождество, и разве что не захлопал в ладоши. - Только представь, как Правительство устроит гонку с твоими коллегами, и все ради случайного набора цифр. Обхохочешься!
Информатор хохотать не спешила.
- Ты знаешь, что будет, если я назначу тебя, - красноречивое пиф-паф пальцами, - и ты знаешь, что будет если выбор падет на кого-то еще. Нет, дорогая, мы должны удивить. Мы должны напугать.
Теперь настала очередь Мориарти соскользнуть с кресла и начать беспокойно отмерять шагами комнату.
- Отдай ключ.. тому, кого мне не жалко, - равнодушно дернул плечом. - Засунь в бутылку и запусти по Темзе, спрячь в нижнем белье, в побрякушки любой из твоих подружек. Я сказал Майкрофту, что он разбит на части, мы не рискуем, даже если код найдут. Словом, включи фантазию.
Эстер обязательно ее включит. Если Джим возьмет на себя этот труд, лишних жертв не избежать, а информатор, как понимал Мориарти, признавала их лишь отчасти. Один, два, три - в человеческих единицах, но не в десятках случайно мимопроходящих.
Временами мисс Николз становилась жуткой занудой.

- Никто не тронет твое сокровище, - Мориарти повернулся к ней лицом, чутко подмечая реакцию на собственные слова. - Во всяком случае, за себя могу ручаться. - Звучит сомнительно. - Но ради собственной уверенности и твоего спокойствия, я могу попробовать уломать полковника включиться в дело. Признаться, мне даже интересно посмотреть на него, когда он узнает, что шеф умрет через две недели. Так вышло, что здесь я могу положиться только на тебя и моих собственных убийц.
Невесомо качнулся с пятки на носок.
- Впрочем, теоретически ты можешь подвести меня, Эстер. Они - нет.
Пожалуй, самая искренняя улыбка за вечер.
- Это было к вопросу о полном доверии.

+1

17

Информатор уставилась на дорогого босса, чуть ли не пропекая его гневным взглядом. Он бросает ее под колеса танка и еще имеет наглость смеяться? Именно так. Иначе фразу о «золотце», кроме как очередной насмешки Николс даже не рассматривала. Желание попасть в Джеймса чашкой подпрыгнуло с отметки «терпимо» до «прячьтесь! сейчас будет Варфоломеевская ночь», но не хочется, чтобы их сотрудничество завершилась на такой грустной ноте. Скрипя зубами, Эстер наступает в сотый раз на горло собственному достоинству и делает вид, что все ее устраивает. Точнее выражаясь, пытается сделать вид, но чрезмерная раздражительность все еще присутствует во взгляде.
- Буду признательна, если ты с ним поговоришь. - Фраза прозвучала слишком наигранно, неискренно и сразу выдала всю ту бурю эмоций, которая разрывает информатора изнутри. - Я, надеюсь, твое поведение во время налаживания диалога с полковником будет взвешенным, и ты дважды подумаешь, прежде чем обозвать его идиотом.
Это вовсе не упрек в сторону дипломатических талантов Джеймса. Это, скорее всего, совет. Эстер знает Себастьяна не так давно, но может поспорить, что только аргументами, фактами и уважением можно полковника заставить включиться в игру. Мориарти, конечно, об этом известно, но ему так неинтересно. Довести до истерики, спровоцировать драку, насыпать соль на рану - это его методы. И после этого он еще удивляется, почему партнеры из Италии не желают с ним общаться без посредников. Эстер успела пожалеть о том, что заставила босса и снайпера сесть за круглый стол. Внутренний голос так и орет, что ничего из этого диалога хорошего не получится и будет замечательно, если вообще две стороны останутся живыми. Сегодня мисс Николс обязательно попросит в Творца, чтобы даровал Джеймсу благоразумие, а Себастьяну - терпение.
- А что касается фантазии, - выждав удачной момент, брюнетка схватила босса за запястье, тем самым заставив его остановиться напротив нее. - Мне нужны ресурсы. – Более спокойным тоном продолжила дама. - Я знаю, кого дёрнуть и на что давать, но кто станет меня слушать после того, как ты отправишься в мир иной?
Признавать свою беспомощность Николс не любила, но сейчас это единственный шанс защитить тылы и его информатор не собирался упускать.
- Ты спас меня от незваных гостей с МИ-5, но сможешь ли ты защитить меня от бывших «коллег» по цеху? Джеймс, ты хоть представляешь, что со мной сделают твои головорезы после того как поймут, что волшебный ключик фальшивка?
Джим прекрасно все понимает и если он считает, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, Эстер придется отказаться от последнего общего дела.
- Я глубоко ценю твое доверие, но если ты не гарантируешь мне полную безопасность... - информатор театрально развела руками.

Отредактировано Esther Nichols (2014-12-28 17:49:44)

+1

18

Иногда мисс Николз напоминала мисс Адлер. Показушно готовая кинуться на баррикады, обставить спецслужбы, Правительство и Шерлока впридачу, но с единственным условием - защита и гарантии. Возникало ощущение, что в этом адском балагане, только Джим являлся тем, кто готов работать за идею и интерес. Остальным подавай награду: деньги, положение, новый стек или новое платье. Мориарти расчетлив, но совсем не жаден. До новых идей, афер и удовольствий - пожалуй - но скор как в расправе так и в благодарности. И если Эстер вступила в ряды тех, кто внезапно начал бояться за свою жизнь, Мориарти мог ответить на это только одно:
- Дошло, - выдал с заметным негодованием. - Как, позволь спросить, я смогу тебя защитить, находясь на небесах и слушая райский щебет?
Замахиваться на рай - это уже слишком, но так хочется верить. Умереть ради того, чтобы не видеть опостылевшие лица, и спуститься вниз, чтобы узреть те же рожи, от которых когда-то сбежал - что может быть глупее.

- Тебя попытаются убрать в любом случае. Думаешь, раньше никто не пытался? Ха! - он смахнул со своей руки чужую, передернув плечами. Сегодня вечер озвучивания очевидного? - Ключ и есть твоя безопасность. Пока часть его у тебя, никакой идиот не посмеет тебя тронуть, а если и посмеет - тотчас найдется другой идиот, желающий перехватить инициативу. Тебе лучше знать схему хорошего и плохого "полицейского", поэтому могу посоветовать только не продаваться слишком дешево.
"Тонко" разрешил Мориарти. Спектакль - это хорошо, да и постановка обойдется в кругленькую сумму, но овации зрителей - бесценны. Осталось лишь донести до Эстер всю глубину оказанной чести. Как никак, у нее одна из главных ролей под предводительством и покровительством одного из гениальнейших режиссеров в этом театре. Но только в начале пьесы.
Он подсказал ей слова.
Он рассказал ей о расстановке приоритетов, а также о том, кому суждено погибнуть в первом акте.
Эстер должна понимать, что более суфлера не будет. Никто не будет опекать, подбадривать, требовать, приказывать, кричать и топать ногами. Информатору давно пора пуститься в свободное плавание, благо, она достаточно умна для этого, но Эстер по привычке требует приказов, пресловутых подсказок. Мориарти совершенно не радовала возникшая связь, хоть и далекая от романтической, но все же делающая их обоих уязвимыми.

- Я глубоко ценю твою любовь к деталям, но.. - криминальный гений театрально развел руками, по привычке передразнивая. - Сначала "волшебный ключик" надо собрать. Чем дольше он у тебя, тем дольше ты живешь. Чем дольше ты живешь, тем больше у меня времени. Чем больше у меня времени, тем лучше сумею подготовиться. Теперь ясно? - с плохо скрываемым недовольством. Вот возьми и выложи ей все самое интересное. - Не беспокойся. Потом ты умрешь. Не по-настоящему, конечно, в нашем кругу это дурной тон, но личную студию, оригиналы древних манускриптов и временный покой - это я могу тебе гарантировать точно.

+1

19

«По минному полю с флагом в руках», - вот так мисс Никокз поняла слова Мориарти о том, что ключик - это ее все. Хорошо. Она уже давно поняла, что лозунг корпорации: «надейся на лучшее, но готовься к худшему» и думать, что босс действительно позаботится о ком-то кроме себя любимого - глупость. Даже вся его горячая речь сводилась к тому, что Эстер - это лишь спусковой механизм: «... Никакой идиот не посмеет тебя тронуть, а если и посмеет - тотчас найдется другой идиот ...». И это, по мнению Джеймса должно было ее утешить, убедить? Промах. На этот раз дорогой босс добился совершенно противоположной реакции.
- Итак, продержаться. - Грустно подытожила Эстер. - Хорошо, я продержусь столько, сколько тебе нужно, устрою здесь шекспировские страсти и соберу твой проклятый ключ, но даже не думай после возвращения лезть в мою жизнь. Ни ты, ни твои люди. - Информатор вскочила на ноги и, наклонившись к уху собеседника, шепотом пригрозила: - У меня тоже есть запасной план.
Между Джеймсом и Эстер было что-то вроде джентльменского соглашения, и еще год назад она даже не подумала, чтобы идти на шантаж, то сейчас... Николс устала, Мориарти изменился и чем дальше, тем больше отношения между ними превращаются в их личный извращенный вид взаимного самоуничтожения. Идя на эту встречу Эстер еще надеялась на какой-то компромисс, и она ошиблась. Им надо попрощаться.
- Ты меня многому научил и я тебя уважаю, но если по возвращении ты надумаешь меня убить, посадить, отправить в инвалидное кресло или еще каким-то способом наделишь чрезмерным вниманием - в Правительства менее чем через пять минут будет на тебя содержательное досье и не только. И я не блефую, Джеймс.

Отредактировано Esther Nichols (2015-01-02 20:28:07)

+1

20

- Чудно, - вымолвил Джим. И улыбнулся. Эстер предсказуемо вычислила самые предсказуемые варианты развития событий, словно забыла, что речь идет о боссе, которого предсказуемость выводила из строя и равновесия. Словно забыла, что мистер Мориарти - благородный и благодарный человек, не скупящийся на награду. - Можешь считать, что я согласен.
Подобная улыбка Мориарти традиционно не сулила ничего хорошего. Если Джим потерял голову от очередной идеи - молитесь о своей, благо, если на плечах останется, когда Мориарти, движимый приступом вдохновения начинает творить, тварь такая.
- Не убивать, не сажать, не калечить. Я тебя понял, - слишком охотно поддержал он нехитрые пожелания Эстер. Конец пустой болтовни. Они уже успели переругаться, помириться, снова поругаться, да и в принципе узнать друг о друге много нового. Идеальные отношения. - А теперь слушай меня.

- Я позвоню тебе четвертого числа, около двух часов дня, и скажу, что делать дальше, - проговорил Мориарти, на удивление неторопливо перемещаясь к окну. Пошевелил жалюзи, скользнув взглядом в просвет, сощурился от включившихся фонарей, прежде чем снова задернул их, оставляя комнату мариноваться в томном полумраке электрического света. - Однако, обстоятельства могут сложиться так, что я не успею добраться до телефона или каким-либо еще образом окажусь отрезанным от цивилизации. В этом случае ты должна позвонить в полицию. Помни: от этого зависит наша безопасность.
То, как сдалась ему собственная, Джим показал еще в Тауэре, восседая в короне, пока рядом беспокойно суетилась чернь, но едва ли Эстер поверит, что шеф так радеет за физическую и моральную сохранность информатора. Поэтому Мориарти привычно напустил туману и сымитировал общность - в последний раз.

- Полиции ты назовешь адрес, который я тебе скину чуть позже, и скажешь, что подозреваешь владельца квартиры в хранении и распространении наркотиков. Посоветуй мальчикам пошариться в чужом нижнем белье, они должны найти там кое-что интересное, - Джим раздвинул губы снова, но улыбка отдавала прохладой. - Разумеется, звонок должен быть анонимным.

+1

21

Джим подозрительно быстро принял предложение информатора. Эстер это не могло не насторожить. Эстер всегда настораживает момент, когда на смену Великого и Ужасного Джеймса приходит Милый и пушистый Джимми, который настолько сладкий и послушный, что даже если скромный информатор пожелает, чтобы босс одел фартук и приготовил ей блюдо из икры белуги - он это выполнит. Дело не просто пахнет керосином. О, нет, оно уже на том момент, когда стоит вызывать пожарных.
- Что значит: «отрезан от цивилизации»? Джеймс, что за туристический поход ты планируешь на этот раз? - От злости, которая еще минуту назад раздирала информатора ничего не осталось. Николс искренне переживает за босса. Господи, как она себя ненавидит за то, что Мориарти достаточного чихнуть, пожаловаться на плохое самочувствие или день не выходить на связь, чтобы Эстер включила режим «чрезмерной заботы». Интересно, психологи уже знают, как это лечить? - Ты собрался покорить Эверест, или прогуляться мангровыми лесами, или снова наведаться в гости к Правительству? - Все эти три объекта, по мнению информатора, идеально подходили под описание «отрезаны от цивилизации». - ...Или умереть? - На долю секунды Эстер задумалась о том, как босс планирует попрощаться с этим безжалостным миром. Планирует ли он это сделать быстро и тихо? Или наоборот, так хлопнет дверью, чтобы штукатурка обсыпалась? Зная о слабости босса к масштабным постановкам, информатор ставит на второй вариант.
- Джеймс, я все поняла и все сделаю. Скажи еще, когда стоит тебе напомнить о встрече с Себастьяном и... - информатор закусила нижнюю губу, пытаясь предугадать реакцию босса на следующие ее слова. - Джеймс Мориарти, несмотря на все скандалы, интриги и расхождения во мнениях мне было приятно работать с вами все эти годы.
Возможно, прозвучало слишком официально и пафосно. Возможно, босс оценит это как подхалимство или проявление слабости. Пусть. Это, скорее всего, их последний разговор, последнее общее дело, то почему бы не завершить ее на приятной ноте?

+1

22

Рассмеялся, мимолетно потерев бровь. Повернулся к Эстер, привычно перемнулся на каблуках.
- Все сразу! - Мориарти широко развел руками и убрал их в карманы, оставаясь на месте.
Почти не солгал - и покорять, и прогуляться, и умереть. Эстер всегда умела видеть главное.
- Не стоит, милая. Поставлю напоминание на мобильный, - и неясно, ирония это или криминальный гений говорит всерьез. - Чтобы про него забыть, нужно очень сильно постараться.. удариться головой, к примеру. Или выстрелить в нее же. Пожалуй, последний вариант самый верный.

..настала очередь Джима растолковывать, что имела в виду информатор под последним вопросом. Говорила она о смерти всерьез, справедливо полагая, что боссу вполне хватит безумия добровольно отойти в мир иной, или же догадывалась гораздо лучше, нежели выказывала внешне. Девочке надоело быть хвостом и вечным сопровождением - Мориарти не винил ее, хоть и искренне недоумевал, с чего информатор решила отказаться от Великой Чести. Опасения за жизнь и здоровье, ясное дело, Джим за причины не считал.
Впрочем, неважно.
Пинать высокие материи и этические ценности находилось занятием весьма нудным и утомительным, наравне с клиентами, желающими уйти от налогов нетрадиционными методами.

- Эстер Николз, несмотря на все скандалы, интриги, расследования, я был счастлив работать с вами эти шесть лет, - неспроста уточнил, пусть знает, на кого ушла ее моло.. лучшая часть жизни, разумеется. Такой официоз, что зубы сводит, но Джим демонстрирует их в широкой улыбке. - Еще полгода и счастливая цифра, ты же помнишь? - просиял, словно ребенок, радующийся удачному трамвайному билетику.
Сильнее всего на свете хочется заныть. Но ныть Эстер о том, как он сожалеет, что ушла Эстер, даже на взгляд Мориарти немного нагло. С другой стороны, кому еще за эти годы Джим мог всласть поездить по ушам на темы, касательно несовершенства мира, деградации мира, уничтожения мира? Правильно, только ей.
- Предашь меня - и это будет последний проступок, который ты совершишь в этой жизни, - проинформировал он, убеждая обоих. - Ничего личного. Со своей стороны даю обещание, что не при каких обстоятельствах не стану вредить тебе, или же каким-либо образом вступать в личный контакт. Идет?
Не так часто Мориарти чувствовал медленно, кирпичик за кирпичиком, выстраивающуюся стену между собой и визави. Что уж, это первое ощущение подобного рода в его жизни. Не будь Джим Джимом, происходящее можно было назвать разрывом отношений или окончанием дружбы. Но в данный момент он рвал долгосрочный контракт. Точнее, его уже порвала Эстер.

+1

23

Счастливое число? Полгода?
Эстер нахмурилась, пытаясь понять, на что намекает Джеймс. Признаться, она была больше удивлена тем, что босс помнит такую незначительную дату, чем тем, что дорогой Джим, скорее всего, планирует всадить себе пулю в лоб. Семь лет... Невольно информатор вспомнила ту роковую встречу и те не совсем формальные переговоры. На какую-то долю секунды стало стыдно за то, в каком виде тогда она предстала перед боссом и опустила взгляд. Забавно, но при всем своем ужасном характере и умении задеть за живое Мориарти никогда не вспоминал (по крайней мере, в присутствии Эстер) о том, что предшествовало подписанию контракта. Возможно, понимал, что это тот момент, который мисс Николс предпочитает не афишировать публике, а, возможно, ему нравится иметь секрет, о котором знают только он и она. Как там не было, но это еще раз подтверждает, что не такой уж криминальный гений бесчеловечный, как кажется на первый взгляд.

«Подходит» - не то, что хотела в этот момент сказать Эстер. Она не может представить свою жизнь без Мориарти. Николс прекрасно понимает, что спокойная жизнь точно не для нее. Она втянулась. Подсела. Все эти грандиозные аферы, переступание через собственные принципы, выслушивание лекций на тему «Тысяча и один способ уничтожить мир вокруг нас» стали для нее личным видом наркотика и расставаться с ним, ой, как сложно, но надо. При всей любви к своей работе Эстер понимает, что рано или поздно с этим надо будет распрощаться. Так почему бы это не сделать сейчас, когда достаточно сил для того, чтобы суметь реализовать себя в другой сфере? Чем будет заниматься после выхода на заслуженный отдых, Эстер пока не знает, но это точно будет легальное дело. Никакой перевозки оружия, торговли органами и шантажа. Да, скучно, но безопасно.
- Сам веришь в то, что пообещал? - Риторический вопрос. Информатор кивнула, тем самым ставя свою «подпись» под новой договоренностью. Ну вот и все. Текст мирного меморандума обсужден и подписан, стороны конфликта пожали друг другу руки в знак взаимопонимания, а то, что присутствует ощущение, что все где-то пошло не по сценарию и есть желание пересмотреть некоторые пункты договоренности об этом Николс пытается не думать.
- На этой ноте наши переговоры предлагаю завершить. - Уже более живым тоном продолжает Эстер, отбрасывая желание повиснуть на шее и умолять, чтобы босс продолжал беспокоить ее в любое время суток. - Береги себя, Джеймс и... - она резко развернулась, всматриваясь, возможно, последний раз в глаза босса. - Я тебя не предам, можешь даже не надеяться. Всего наилучшего тебе, Джеймс Морирти.

Отредактировано Esther Nichols (2015-02-21 14:14:47)

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 20.05.2011 - Geboren um zu Leben