« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 16.06.2011 - No one's woman


16.06.2011 - No one's woman

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время и место: недалеко от Бартса, час Х.
Участники: Ирен Адлер и Годфри Нортон.
Краткое описание: когда умирает король, никто не спросит, что стало с пешкой.

0

2

Побелевшими пальцами Ирен выключила телефон. Джефф всегда был предельно осторожен, но не все зависело от него одного. Подробностей аварии ей никто не сообщил - с чего бы? - да они и не были так уж нужны. Гораздо важнее сейчас были последствия.
Вежливо-участливый голос сообщил, что человек, при котором нашли документы на имя мистера Нортона, сейчас находится при смерти. Врачи борются за его жизнь, но прогнозы пока не слишком утешительны. Не теряя времени на сборы, женщина схватила сумочку, бросила туда телефон и выбежала из дому.

Такси подъехало почти сразу. Ирен с трудом подавила в себе страх доверить свою жизнь незнакомому человеку, села в машину и назвала адрес клиники. Сказала даже, что приплатит за скорость, но тут же передумала, попросив ехать максимально осторожно.
Они ведь только начали общаться после стольких лет, намеренно проведенных раздельно. И даже если отбросить сантименты, в которых она буквально утопала последние месяцы, отчаянно таща себя на виселицу, - даже без них ей не хотелось терять бывшего мужа. Во всяком случае, уж точно не так - без права попрощаться.

И сейчас было совершенно неважно, почему они расстались много лет назад - все равно он был и оставался близким ей человеком. Близким... Женщина зацепилась за эту мысль, как за что-то неправильное, нарушающее гармонию привычного ей внешнего мира. Откуда тот человек, что звонил ей - врач? медбрат? менеджер клиники? - откуда ему было знать, что связывает политика и женщину ее профессии? Об этом не писали в газетах, да и вряд ли Джефф рассказывал о своем прошлом каждому встречному.

Что-то не складывалось. И тем подозрительнее это было, поскольку события на шахматной доске концентрировались, и каждое действие непременно грозило последствиями. Ирен достала телефон и набрала номер бывшего мужа.

0

3

Телефон засветился белым экраном – таким же белым, как и бумаги, на которых лежал. Джефф взглянул на высветившееся имя, затем снова обернулся к говорившему. Заседание продолжалось уже вечность, и конца ему не предвиделось. Они как раз перешли к вопросу, интересовавшему Нортона, и тут так не вовремя звонок.
Она – эта женщина, и по совместительству его бывшая жена – не имела привычки выходить на связь без веской на то причины. Тем более звонить посреди рабочего дня, когда он наверняка занят. Ирен всегда была осторожной, и они – по негласному соглашению – не афишировали своих отношений, пусть те и остались в далеком прошлом.

– Простите, – мужчина взял телефон, встал и скрылся по ту сторону двери зала для совещаний.
Сколько сигналов она уже успела услышать?
– Да? – Джефф старался, чтобы его голос звучал ровно, без ноток беспокойства, или раздражения, – что-то случилось?

Ирен напряженно вслушивалась в гудки, даже не совсем понимая, что она делает и зачем. Монотонный звук вводил в состояние оцепенения, позволяя мыслям лениво рассредоточиться. Поэтому, когда на том конце все же раздался голос бывшего мужа, женщина не сразу вспомнила, зачем вообще набрала его номер. Мысль вернулась резко – заставляя мозг проясниться, а сердце застучать быстрее.
– Кажется, да. – Ирен не могла полностью сосредоточиться на разговоре, больше отдаваясь попытке понять, что происходит. – И похоже на то, что меня пытаются от чего-то отвлечь.

– Ты бы не могла говорить яснее? – улыбка далась с трудом.
Джефф чувствовал, что она отвлекалась на свои мысли, словно обращалась не к нему, а вела разговор с самой собой. Не помнил, чтобы Ирен когда-нибудь так делала, если только не учила роль, но уже очень давно не выступала на сцене. И в то же время слышал беспокойство в ее голосе.
– Где ты? Мне нужно приехать?
Глупо вот так вот срываться посреди совещания ради женщины, но эту женщину когда-то называл своей женой.

– Мне сказали, что ты в реанимации, – Ирен говорила резко, обрывая каждую фразу. – Кто-то знал, как я отреагирую. Я не понимаю, что происходит. Но, пожалуйста, будь осторожен.
Женщина в который раз прокручивала в мыслях события последних дней. Где именно она не должна сейчас быть или что именно не должна узнать?

– Ты где сейчас? – Джефф напрягся. Ему понадобилось гораздо меньше времени, чтобы сосчитать, сколько человек в Лондоне располагало информацией о том, что произошло в Милане.
Если кто-то теперь использует его имя, чтобы вывести Ирен из равновесия, история, определенно, не из приятных.
Она волновалась за него… Ему это льстило.

– По дороге в клинику... – Ирен запнулась на полуслове. – Точно, в клинику.
Догадка могла быть и ошибочной, но проверить стоило. В конце концов, там был его второй дом. Джим любил ставить на этом акцент – там они впервые увиделись.
– Не нужно приезжать. Не думаю, что там что-то серьезное, – женщина искренне пыталась поверить собственным же словам. – Но мне бы не хотелось волноваться о тебе. Я позже перезвоню.
Ирен отняла телефон от уха, но ее быстрое "Разворачивайтесь" прозвучало до того, как она нажала кнопку отбоя.

– Ирен… – она уже не слышала. Тишину резанули гудки.
Клиника… Только одна больница ассоциировалась у него с именем этой женщины – госпиталь святого Варфоломея.
Пять минут спустя Джефф уже сидел в кэбе, по ту сторону стекла мелькали светофоры, фасады зданий, лица людей. Не помнил, какие лица были у коллег, когда сказал, что вынужден их покинуть. Сгреб бумаги в портфель, тот отдал секретарше – едва ли сегодня у него будет настроение работать.

Заметил невысокую фигурку на тротуаре и попросил притормозить. Сунул водителю купюру явно большего номинала, чем было необходимо, хлопнул дверью и поспешил к одиноко стоявшей женщине.
– Ирен…

*

Вместе с Ирен

+1

4

Ирен стояла, глядя на крышу и вслушиваясь в бесполезный сигнал телефона, сообщающий о занятости абонента. Они ни разу не звонили друг другу. Женщина смотрела, все так же не зная точно, что происходит, и только предчувствие скорой беды давило в груди, сковывало сердце железными тисками.

Этот силуэт был слишком узнаваем, чтобы спутать его с другим.
Но никто не хотел, чтобы она вмешивалась. Это была не ее история.

Услышав свое имя, Ирен резко обернулась.
- Джефф, - ее голос был совсем растерянным, как будто она была не здесь. - Ты... я же просила. Не приходить...
Вылетевший из ниоткуда мальчишка пулей пронесся мимо, ловко выхватив из рук женщины ее сумочку. Ирен не успела даже вскрикнуть - только беспомощно взмахнула рукой - как воришка запрыгнул в проезжавшую мимо машину, и та исчезла вдали.
- Там же паспорт и... - женщина от досады чуть было не оступилась, поворачиваясь обратно.

Вовремя, чтобы увидеть финал пьесы.

Ее отчаянный крик замер в горле, мешая дышать.
Она проиграла. В этот самый момент. Он сказал бы, что ее погубили сантименты, и снова оказался бы прав. Лишь глупец повторяет собственные ошибки. Ирен поставила все на Белого короля. И свою жизнь тоже. Но думала она сейчас не о ней.
На месте трагедии стало шумно, а женщина, прикоснувшаяся к ней, стояла неподвижно.

Он ушел. Горько и бесславно.
И это была не ее история.

+1

5

Да, она просила, но он не послушал. Он волновался за нее, а она…
Проследил за взглядом Ирен до силуэта на крыше здания. Не настолько хорошо был знаком с младшим братом мистера Холмса, чтобы узнать, тем более с такого расстояния.
Скорее вспомнил разговор с одной очаровательной мисс – помощницей Майкрофта, и собственные слова, что сказал об этой женщине.

Как сложились бы линии вероятности, если бы та беседа не состоялась, если бы ответил на вопрос Антеи по-другому? Возможно, точно так же стояли бы теперь – разделенные не расстоянием, но собственным выбором.

Легко относился к профессии мисс Адлер – все те мужчины и женщины, что платили за час наслаждения, ничего не значили. Клиенты, только и всего.
Но Шерлок был чем-то большим – она примчалась сюда из-за него. Ради него.

Джефф смотрел на бывшую жену и взвешивал варианты.
Мог развернуться и уйти – Ирен сделала выбор, в этом не приходилось сомневаться.
Мог сделать вид, что произошедшее – такая ужасная трагедия, конечно – ничего не значит.
Не любил быть вторым.

Но ведь помочь – не обязательно означает простить.
Обнял за плечи, разворачивая спиной к зданию госпиталя святого Варфоломея.
– Пойдем. Нужно заявить о краже документов.

+1

6

- Да-да, нужно, - Ирен двигалась послушно, как марионетка, с той же деревянностью в суставах.
Документы. Меньше полугода она жила под чужим именем. Мисс Льюис, американка, иногда с дурацким немецким акцентом. За те пару месяцев, что она провела за пределами Соединенного королевства, никто ее не узнал - да и с чего бы? Прошло столько времени - даже на Миланской сцене давно позабыли ее имя.

Сейчас же нужно было решить, что проще: сделать еще один фальшивый паспорт или восстановить настоящее имя. Джиму без разницы, как ее зовут, и если он захочет с ней расправиться, то достанет даже из-под земли. Хотя, после того, что случилось, объявлять на нее охоту - все равно, что ловить бабочек после собственноручно убитого кабана.

- Но не сейчас. Сейчас отвези меня, пожалуйста, домой. Все там же, - уточнила женщина.
Ирен нужна была отсрочка. На то, чтобы собраться с мыслями. Они никак не хотели ни во что складываться. Разрозненно витали в голове, даже не пытаясь зацепиться. Только ощущение трагедии пылало внутри, погружая в бездну.

Он слышал ее. Точно слышал. Но ничего не смог сделать.
Джим победил. Она проиграла. Но сейчас это не имело никакого значения.

+1

7

Она была далеко. Гораздо дальше, чем та дерзкая молодая актриса, с которой познакомился в Милане столько лет назад; дальше, чем женщина, которую оставил ради карьеры, все в том же Милане. Одну.
Тогда она смотрела на него.

Теперь же рассматривала фасады домов, мимо каких проезжали. Сидела рядом с ним за заднем сидении кэба, но мыслями была не здесь.
Назвал адрес ее дома в Белгравии, как она и просила. Дома, с которым у него не было никаких ассоциаций – просто адрес, место, где можно ее найти, и куда бы сам никогда не поехал. Три года они жили в одном городе, делая вид, что их разделяет половина мира.

Их разделял один человек. Теперь уже мертвый человек, и это было приговором. В том, кто ушел, нельзя разочароваться, с ним нельзя поссориться. Воспоминания странная штука, плохое забывается, хорошее с каждым прошедшим днем кажется только лучше.
Живой Шерлок был меньшим злом.

Джефф вспомнил, как обнаружил бывшую жену у себя дома зимним вечером. Она пряталась, ждала чего-то.
Что из того, что она делала, было ради него – ради Холмса?
Он не хотел знать.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 16.06.2011 - No one's woman