« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 07.06.2011 Better Of Two Evils


07.06.2011 Better Of Two Evils

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время и место:
07.06.2011. Лондон.

Участники:
Kitty Riley, Charlotte Roxford, James Moriarty

Краткое описание:
Это неловкое чувство, когда подготовку твоего эншпиля может сорвать одна очень докучливая блондинка из обычной женской вредности.

0

2

Привычный день закончился, на удивление, быстро: сумерки окутали город своей непроходимой паутиной тьмы. Рабочий день был уже давно завершен, однако, на этот вечер у Китти были грандиозные планы. Это должно было быть чем-то особенным, чем-то таким, чего никогда не было у Райли прежде. Наконец-то они с Ричардом могут выйти в люди и, возможно посетить кинотеатр или даже ресторан, а потом немного прогуляться по ночному Лондону, наслаждаясь ночной прохладой и воздухом. Это всё больше было похоже на какой-то сон, но щипать себя на людях было бы, по меньшей мере, странно, поэтому, журналистка просто наслаждалась этим моментом.
Летний вечер был свеж и бодрил, в общем, настроение у журналистки отчаянно стремилось к отметке «Замечательно, только попробуйте мне его испортить». Кажется, что жизнь начинала налаживаться: успешная статья, наладившаяся личная жизнь, теперь у Китти появилась привычка употреблять местоимение «мы», а не «я». Теперь ее квартира приобрела нового жильца, а в голове самой журналистки появилась навязчивая идея познакомить своего новоиспеченного жениха с мамой. Мысленно она уже давно это все сделала, плюс познакомила его с доброй половиной родственников, чего уж там говорить о свадебной церемонии, которую она проводила в закромах своего сознания каждый день с тех пор, как они сблизились.
Неспешно прогуливаясь по улочкам района Вестминстера, женщина весело щебетала о каких-то милых пустяках, посвящая Ричарда Брука у которого отчаянно сжимались почти что упругие ягодички во все тонкости подковерной борьбы в редакции, последних слухах о том кто с кем, зачем и почему. Закончив cвой монолог, Китти положила голову ему на плечо, еще крепче обхватив руками плечо мужчины, и блаженно закрыла глаза, полностью доверившись своему спутнику. Но затем, резко их распахнула, будто бы собираясь вновь что-то сказать, но потом резко передумала. «Черт, мне кажется, что я слишком много болтаю, судя по всему, - она осторожно подняла взгляд на лицо своего кавалера, - его все устраивает, но вдруг моя бесконечная болтовня угнетает? Все-таки, весь день работал, а я не даю даже и шанса, чтобы прийти в себя и насладиться тишиной».
- Эм, Ричард, - осторожно начала она немного неуверенным голосом, - всё в порядке?

+2

3

В битве болтливости Джим мог составить опасную конкуренцию любому вьетнамцу и - любой женщине. Мориарти способен работать языком безостановочно, двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, в том числе и во сне (уймите ваши пошлые мыслишки, подразумевалась только разговорная речь). И те дни, когда было необходимо если не молчать, то болтать поменьше, криминальный гений воспринимал как черную полосу на зебре своей жизни.
- Да уж, мда, да ладно, с ума сойти, а он что, а она что, - проявлял Мориарти чудеса косноязычия, отмеряя неспешными шагами влажный городской асфальт, наслаждаясь красотой опостылевшего города и неугомонным обществом Китти. Профдеформация, сказала бы мисс Адлер. Когда рабочие привычки вползают в жизнь вне офиса, истинный журналист всегда в кадре, всегда в курсе событий, всегда старается осветить их. Всегда...
Вечер можно было считать удавшимся: прогулка, после которой они пойдут домой, выпьют горячий крепкий сладкий чай или нечто покрепче крепкого чая и Джим рухнет в кровать, отсыпаясь за прошедшую неделю. Все же тихий мирный сон без постоянно трезвонящих телефона и ноутбука он мог позволить себе только дома у Китти.
- Невероятно, - произнес он напоследок, добавив патетики и останавливаясь у кафе, украдкой вычленив паузу в словесном потоке избранницы.
И застыл на месте.
Эти блондинистые кудри, вечно вздернутый носик, узнавающий и наглеющий в считанные секунды взгляд, проигнорировать было сложно, но Мориарти справился с этой задачей на двести процентов, учитывая выдержку, которая обычно отсутствовала как класс.

- Дорогая, - решительно отвернулся от мисс Роксфорд Джим, обхватывая мисс Райли за плечи и разворачивая лицом к себе и к Шарлотте заодно. - Я нагулялся.
Требовательно, с наездом, разве что не встряхнув, чтобы посыпались невидимки из прически сегодняшней спутницы.
- Нам нужно пойти домой. Боюсь, я не выдержу и минуты не_наедине с тобой.
Можно сымитировать африканскую страсть прямо на месте, дабы приступ неземной любви выглядел убедительнее, но неподалеку маячил полицейский и потенциально могущая согнуться в истерическом хохоте Шарлотта.
Узнала-не узнала, узнала-не узнала.. кажется, узнала.

+2

4

То был обычный непримечательный вечер обычного рабочего дня. В такой вечер иной трудяга, насытившись пресным ужином своей жены и выписав подзатыльник нерадивому школьнику-сыну, усаживается поудобней в свое любимое кресло перед телевизором и портит свое и без того небезупречное зрение вплоть до самого отбоя. Шарлотта Роксфорд была таким же трудягой, с той лишь разницей, что не имела ни жены, ни ребенка, ни привычки отдыхать подобным образом. Да, собственно, и офисным планктоном, о котором шла речь, её назвать было сложно. Но вместе с тем скучный серый вечер Лондона распространил свои сети и на неё. Отчего дама так же, как упомянутый трудяга, оккупировала любимый диван, в излюбленной манере положив ноги на журнальный столик и утомленно откинувшись назад. Но это было вовсе не от усталости, скорее от снедающей изнутри моральной измотанности и навалившихся разом проблем. Блондинка бездумно смотрела в окно, совсем позабыв о книге, которая так и осталась лежать раскрытой в её руках, что покоились на девичьих коленях. И пусть следующая страница уже подцеплена пальцем и, кажется, вот-вот будет перевернута, что могло бы сказать, что ещё мгновение назад девушка увлеченно читала, то задумчивый, непривычно «тусклый» взгляд наводил на мысль, что Шарли уже давно позабыла о фолианте в своих руках. Роксфорд предавалась этой гнетущей скуке, которая привела вместе с собой какую-то странную тоску, что в совокупности выливалось в весьма гнетущую атмосферу. Никогда прежде не страдающая от одиночества Шарлотта постепенно начала понимать цену того, что на протяжении всей её жизни никогда не оставалась одна, будь то в буквальном или переносном смысле – незримая поддержка чувствовалась сначала от маман, потом под боком был Ромео, а затем его сменил Фил. Она всегда знала, что есть кто-то рядом, есть кому работать белым шумом вместо телевизора на заднем фоне, а сейчас всего этого не было. Но если первая покинула златовласку по естественным причинам, второй не сумел найти подход к своей даме сердца, то вот, что случилось с третьим, уже навевало печальные мысли. Казалось бы, отличный повод, чтобы что-то переосмыслить в жизни, сменить сферу деятельности, найти друзей – в общем, в корне изменить свою жизнь, но единственное к чему пришла Шарлотта так это к необходимости обновить гардероб и завести себе собаку. А сейчас стоит совершить вечерний моцион, дабы проветрить светлую головушку от совсем не светлых мыслей.
Шагнув за порог, Шарлотта отдалась на милость случая, надеясь, что слова Бильбо о том, что опасное это дело, ступать на тропинку, окажутся всего лишь милой присказкой. Сегодня ей совершенно не хотелось сражаться с драконами, уворачиваться от метящих в висок черпаков и убегать от разъяренных мексиканских наркобаронов. Даже желание ругаться и хамить кому-то не было – это ли не чудо. Хотя все же скорей не чудо, а предвестник если не снега, то апокалипсиса в ближайшее время. Окунувшись в толпу, привередливая дама с тонкой душевной организацией все-таки испытала облегчение. Вечерний ветерок приятно холодил, заставляя вскипевший от обилия мыслей мозг налаживать свою работу. От мелочей вроде «у меня кончилась помада, надо бы новую» извилинки переходили к более сложным вопросам, которые не стояли на повестке дня, а просто-таки висели, словно дамоклов меч. Причем образное сравнение никоим образом не отменяло вполне осязаемых последствий, которые могли наступить, прими Шарли неверное решение. Будет ли таковым то, что она сейчас вцепиться во внезапно выпавший шанс, - покажет время. А пока можно лишь наблюдать то, как Джим Мориарти пытается воссоздать вид пылкого любовника, старательно прячась от Шарлотты, как неправильный подсолнух от солнышка.
Погруженная в свои мысли Роксфорд, поначалу даже не предала значение тому, что увидела. Знаете, как это бывает? Вот идешь, думаешь о своем, мимо проезжает Аттила на гнедом скакуне, машет тебе рукой, ты машешь ему в ответ и только спустя минуту-другую понимаешь, что сейчас произошло на самом деле. Вот так и тут блондинка не смогла оценить внезапную встречу, пока гений консалтинга не стал резво крутить вокруг оси свою спутницу и прятаться за ней же, что привлекало внимание куда больше, чем он сам. Все это озадачило Лотти ровно настолько, что она даже остановилась, буравя взглядом знакомый затылок с несколько секунд, а потом в той же беззастенчивой манере внимательно всматриваясь в незнакомку. Злопамятность, любопытство и банальный женский интерес на тему «что это ещё за барышня такая?» выливались в весьма неутешительные последствия для мастера конспирации – Шарлотта словно Коперфильд материлизовалась возле парочки.
- Какие люди, - лениво протянула златовласка с той противной интонацией, в которой читалась откровенная насмешка и подтрунивание, и гадкой улыбочкой, - тоже дома не сидится?

+2

5

Прежде чем журналистка успела опомниться и сообразить, чем же связанна такая внезапная перемена настроения ее мужчины, она испытала разочарование. Ведь они только недавно вышли на улицу и она еще не рассказала ту самую гениальную шутку, которую случайно услышала в офисных коридорах редакции… Но, когда будто бы из под земли выросла длинноногая красотка с хитрым и даже наглым выражением лица, всё резко переменилось.
Как говорится, самые сильные чувства, что когда-либо мог бы испытывать в своей жизни человек, так это любовь и ненависть. Но, как правило, ни одно, ни второе чувство не может возникнуть из ничего. Они рождаются, эволюционируя из какого-либо букета других чувств. К примеру, из симпатии или ревности.
Ревность – крайне неприятное чувство и именно оно поселилось в душе журналистки, когда невесть откуда появилась странная молодая особа, которая, судя по всему, знала ее спутника. А поведение Ричарда выбели ее из колеи, зародив в душе сомнение. Почему он так хочет уйти отсюда? Неужели всему виной не очень теплый ветер или всё-таки его и эту девушку связывает и/или связывало что-то. Недоверие, немного злобы и хитрый изучающий взгляд в сторону блондинистой красотки. Сказать, что та была прекрасна – ничего не сказать, она была безупречна во всем, начиная от туфель (а в них женщина разбиралась весьма и весьма хорошо и даже страдала из-за них обувным шопоголизмом. Чего стоит недавняя история с теми прекрасными красными лодочками, которые были на два размера меньше ступней Китти. Ей приходилось вжимать пальцы в себя, кряхтеть, но, в туфельки нога так и не вошла. Да и сам продавец сообщил ей, что если она влезет, то сломает себе ноги, как только сделает хотя бы один шаг. В крайнем случае, ее пальчики будут смотреть в разные стороны, и тогда точно она никогда не сможет носить не только красивую классику, но и босоножки), заканчивая кончиками ногтей. Все идеально и аккуратно, придраться к внешнему виду никак. Разве что, в самом поведении, но, скорее всего, имей журналистка такую же внешность, скорее всего, вела бы себя абсолютно так же.
Ее тон нисколько не понравился, более того, она услышала в ее голосе вполне не радужные нотки, отчего ситуации начинала накаляться еще больше. Такие люди, как эта наглая особа чертовски раздражали рыжую. Будь сейчас темнее, а рядом не было бы Брука и кучки людей, Райли бы точно повела бы себя, как учил ее отец. Но, всё-таки, она сейчас поднялась из этих шахтерских низов, а значит, есть надежда на большое и светлое. Да и личная жизнь как нельзя кстати наладилась, она не позволит какой-то там пигалице просто так всё сломать.
- Ричард, милый, а кто это? – сузив глаза в маленькие щелочки, поинтересовалась Китти, пытаясь унять бушующий внутри нее шторм ненависти. Подумать только, ее мужчина знает таких невоспитанных красоток, которые имеют наглость вот так вот просто подходить к нему, когда он гуляет не один. Как минимум, это некрасиво, как максимум – вызывает много вопросов. А еще лучше, всё это действует одновременно на разум Китти и она начинает путаться в паутине собственных мыслей, не понимая, что ей именно делать и кому врезать первым, если ее подозрения действительно имеют место быть. – Вижу, кого-то мама не учила манерам в детстве. – Как бы невзначай сообщила мисс Райли и под стать собеседнице, криво усмехнулась.

+2

6

Джим развернулся медленно, надеясь, что видение тут же исчезнет, а неизвестная блондинка, смущенно пробормотав "извините, ошиблась", сольется с толпой, высыпавшей в вечернее время на улицы Лондона словно мухи на разлагающееся тело.
- Како.. ие люди, - сымитировал удивление. - Радость-то какая.
"Радость" сымитировалась не так удачно. Был вариант, что мисс Роксфорд оценит ситуацию, испытает чувство неудобства, пожелает приятного вечера и уйдет, но он еще более нереален, чем первый.

- Это моя коллега, милая, - с довольной искренней убедительностью сообщил Джим, посылая в сторону Шарлотты пристальный взгляд и такие безмолвные флюиды, что кто-нибудь другой на месте мошенницы давно бы провалился под землю. Дважды! Преодолев земную кору и достигнув ядра планеты. - Точнее, партнерша на последней премьере. Там тоже были пара забавных случаев, включающих травму дублера посредством чужой меткости и пепельницы. Так бы и повторил, - с нажимом. Улыбка в адрес Китти: - Потом расскажу.
Задумай Шарлотта, - а она это совершенно точно задумала! - тонко отыронизировать над новым образом Мориарти, отпустить пару намеков и покинуть их поле зрения, Джим бы не обеспокоился. Но Китти, крепко сжавшая его ладонь своей, совершенно точно не забудет случайную встречу. Да и факт существования мисс Роксфорд в частности. Шарлотту, вестимо, беспокоило лишь отсутствие неизменного пижонского костюма, присутствие рядом с Джимом женщины в полном биологическом понятии этого слова и неосторожная попытка Мориарти слиться с асфальтом. И отнюдь не в чужих страстных объятиях.
Что говорить, если откинуть веселье, которое мелькнуло в неловком моменте (немного истеричное веселье, правда), то оставалась лишь мрачная решимость проводить Шарлотту до ближайшего леса и, черт побери, в этот раз оставить ее там! С комарами, трупом и отсутствующей сетью.

- Не обижайся, Китти. Ты же знаешь, все творческие люди немного не от мира сего. Шарлиз просто репетирует новую роль охотницы за сокровищами, которая погибнет из-за своей болтливости во втором акте. Какой образ! - закатил глаза, имитируя пресловутый творческий экстаз. - Рад был увидеться! - выдал все с тем же нажимом, обвивая мисс Райли за талию, четким уверенным движением обтекая Шарлотту и направляясь куда глаза глядят: в кафе, что находилось прямо перед ними.

+2

7

Мимические потуги Джима одновременно послать Шарлотту далеко и надолго, словно за ландышами 31 декабря, и симулировать дружеское отношение к ней же, вызывали на лице девушки разве что улыбку, которая расцветала подобно цветку, расправляющего лепесточки под тёплыми лучами небесного светилы, ранним утром. Правда, улыбка больше смахивала в конечном итоге на издевательскую усмешку, которая при этом сопровождалась утвердительным кивком. Дважды. Именно столько фактов из своей только что выдуманной биографии подтвердила мисс Роксфорд. Амплуа актрисы ей всегда, по мнению самой блондинки, было чуждо, но играть так играть! В конце концов, не она определила себе эту роль. Да и вряд ли у Китти появится что-то кроме немотивированных и легко опровергаемых подозрений на счет рестовратора. К тому же Шарлотта была уверена, что Джеймс Мориарти не допустит того, что мисс Райли сможет узнать о том, что все-таки в действительности связало этих двоих, которые, казались, обменивались понятными только им фразами и телепатическими сигналами.
- Китти! – Звучно позвала блондинка новую знакомую, с которой по сути так и не успела даже толком познакомиться, тем самым привлекая её внимание к себе и лишний раз подчеркивая, что отдает предпочтение при общении журналистке. Вернее было сказать, что сделано то было лишь из желания подтрунить над Мориарти, который совершенно выпал из своего образа в меру коварного, немного изобретательного, но безмерно властного мужчины. Однако, с другой стороны, все вполне могло сойти за обычную вежливость, которую решила проявить мисс Роксфорд к новоиспеченной даме сердца короля преступного мира (или кем он сейчас прикидывался, томно растягивая слова и закатывая глаза, дабы симулировать, словно среднестатистическая женщина в постели с приевшимся мужем, внезапно его настигший творческий экстаз), ибо это какой-то немыслимый моветон вот так нарушать чужое свидание. А Шарлотта же воспитанная дама!
– Можно я к вам присоединюсь? До другого кафе ещё топать и топать, да и одной не очень-то хочется потягивать чай, - грустный вздох и печаль всего еврейского народа во взгляде сопровождались эффектной паузой с расчетом на то, что сработает пресловутая женская солидарность, жалость и что-то в этом духе, - но, конечно, если у вас свои планы, я не буду нарушать вашу идиллию!

+2

8

Ситуация нагнеталась, а Китти продолжала злиться и ревновать. Потому как девушкой она была очень и очень ревнивой. Конечно, она могла допустить тот факт, что это только подруга и она действительно репетировала какую-то там роль для чего-то там. Но. Существует миф о том, что актеры одной труппы часто имеют друг с дружкой связи. И вообще, часто меняют партнеров. А еще, все это было так глупо и так походило на какой-то мексиканский сериал. Вот если бы Ричард сказал, что это его сестра, тогда бы Кэт точно почувствовала бы себя какой-нибудь Луизой Фернандо де ве Лерас.
- У вас что-то было? – подозрительно поинтересовалась Райли, включая все свои журналистские чувства и личную чуйку, которая как раз таки верещала громче всего остального: тут что-то не так, Китти, смотри внимательнее!
Женщина принялась рассматривать наглую собеседницу. Молодая, красивая. Разумеется, лучше чем она сама. Но с другой стороны Ричард сейчас гуляет с ней, а не с как ее там…Шарли?
При детальном рассмотрении, Шарлотта показалась Китти не такой уж и ужасной, как в первый раз. Тем более, она, кажется, была заинтересована не Бруком, потому как оказывала большее внимание Райли. Может, Ричард говорит правду? Ну как он вообще может врать? Если посмотреть на его милую мордашку, то сразу можно быть уверенной в том, что он – сам ангел, и грех подозревать таких людей.
Вздохнув Китти перевела дух, стараясь, настроиться на другую волну и отбросить это ревностное чувство в дальний ящик. Но пока это слабо получалось, но зато удалось перевести дыхание.
Но когда Шарли заговорила снова, Райли не поверила своим ушам. Она в своем уме? Перед ней практически женатики, у которых, может быть сейчас самый прекрасный период в отношениях…Свидание и прочее, а она хочет составить компанию. Это просто уму не постижимо.
- А зачем тебе идти с нами? Мы скоро пойдем домой, - неуверенным тоном начала она. – Так что лучше с нами не ходить.
И почему женщине казалось, что с этой миловидной блондинкой лучше вообще не разговаривать? Почему опасность так резко чувствовалась? И почему, наконец, создавалось впечатление, что каждое сказанное слово  вполне могло быть использовано против нее же самой? Может, стоит занять такую же позицию и попробовать сыграть в кто кого уделает? Глупо, но зато весело. Вот это встреча, как говорится.

+2

9

Мориарти едва не расхохотался, надежно скрыв улыбку за потиранием губ, глядя то на Шарлотту, то на Китти. "С нами лучше не ходить" - можно подумать, Шарли это остановит. Да это, вашу матушку, чистейший зеленый свет, и Китти сейчас сама дала старт активным действиям. Насколько Мориарти знал мошенницу - данный вопрос был жестом вежливости и не более. Один шаг в направлении кафе, одно неосторожное "да" - и дамочка сядет на шею, свесит очаровательные ножки и поедет, отдавая команды, которые, по ее мнению, все обязаны исполнять, а неугомонный Джим - главным образом.
Стоит признать, с Китти в этом плане намного удобнее.
- Да.. у нас планы. Попить кофе, - обоснуй так себе, но мисс Райли охотно его поддержала. Правда, несколько неубедительно. - И конечно, мы будем рады, если коллега составит нам компанию, - властный захват за талию, мрачная решимость.
Кажется, журналистка едва не переломилась пополам, но Мориарти, заведенный и разозленный такой наглостью, не заметил дискомфорта дамы. Загладить вину можно и в спальне.
Первый вопрос Джим пропустил мимо ушей, оставляя Китти мучиться подозрениями, а Шарлотту - наслаждаться ситуацией. До поры до времени, моя сладкая, - тут Джим не менее сладко улыбнулся; улыбкой, пугающей своим многообещанием.

- ...Мы познакомились в ресторане, - вдохновенно поехал Джим по чужим ушам, бесцельно листая меню. Китти и "Шарлиз" сидели рядом, Мориарти, недолго думая, выбрал столик в самом углу кафе, где их не доставали громкие пересказы последнего матча, несущиеся примерно с середины зала. - Потом с удивлением узнали, что участвуем в одной и той же постановке, представляешь, Китти? Я играл мафиози, а Шарли - влюбленную в меня мошенницу. Так реалистично!
Мориарти-Брук просиял, жестом подзывая официанта. Негромкий заказ. Жест в сторону Китти, призывая последовать примеру. За Шарлотту не беспокоился, уж кто-кто, а мисс Роксфорд своего не упустит, будь то чашка кофе или яйца Фаберже.
- Помнишь сцену у ручья, Шарлиз? Так бы и повторил!
Вся мощь и сила немецкой армии отразились в скорби еврейского народа, когда Джим, продолжая улыбаться, заглянул в невинные голубые глаза Шарлотты.

+2

10

- У вас что-то было?
Забавный вопрос, на который хотелось забавно ответить. «Да-да! У нас ЧТО-ТО было! О, помню как будто это было вчера, как я, скромно потупив взор, теребила пуговицы его рубашки, а затем уже более смело запустив свои хладные ручонки прямо… Кхм… И все это на фоне ночных светил и пустой дороги! Ох, а как же он кричал в тот вечер…» - немного приврать тут, немного приукрасить здесь, немного поменять факты местами, и вуаля, прекрасная история для одной дамы сердца готова. Но ревность, пусть и проходит как мотив, не несущий в себе отрицательных признаков, при вынесении наказания, однако является качеством слишком непредсказуемым и чаще всего несущим телесные повреждения как минимум средней тяжести. Пока Китти не создавала впечатление импульсивной дамы, но чужая душа потемки, так что лишь проведение знает, на что способна эта скромная журналистка в порыве чувств. Склонная судить по себе Шарлотта резонно заметила, что сама принялась бы выцарапывать чужие глазки уже в начале подобной тирады. А так как реставратору невинные голубые очи нужны не только для того, чтобы привлекать не очень хорошо разбирающихся в искусстве клиентов, то лучше было перебдеть, чем лезть на передовую. Поэтому Шарли сочла, что тактика  Джима «игнорируем все неудобные вопросы» наиболее приемлема в данной ситуации. В конце концов, с блондинки взятки гладки, а вот кавалеру мисс Райли потом явно придется многое объяснить.

Кафе чуть более скромное, чем хотелось бы. Скептичный взгляд, немного даже брезгливый – Шарлотта успела избаловать себя заведениями несколько иного уровня, где нет этих ужасных матчей, где нет этих отвратительных болельщиков и остальных смертных с их заботами и проблемами тоже нет.
Закинув ногу на ногу и сплетя пальцы в замок, с улыбкой и искоркой в глазах не без удовольствия слушает всю ту лапшу, что Мориарти принялся с удвоенное энергией развешивать по чужим ушам.
- О, конечно, помню! – Восторженно подхватила Роксфорд. А затем склонилась к Китти и доверительным тоном продолжила:
- Это, пожалуй, был один из немногих спектаклей, когда я очень переживала за своего персонажа… Обычно как бывает? Прочитаешь сценарий, свыкнешься с ролью, отыграешь и забудешь. А тут прям за душу взяло, Ричард в этом отношении прав – все было так реалистично. А какие диалоги, какой накал страстей… Бедная девушка совсем голову потеряла от своей большой и чистой любви, а он её использовал как хотел. Нахал, не правда ли?
Шарли хотела ещё добавить что-то про «немужественность», но решила, что все свои попытки задеть эго короля преступного мира на ближайшие минут 10-15 исчерпала.

+1

11

Мориарти, от избытка чувств чуть не ляпнувший "какой такой Ричард?", энергично закивал, мысленно закрыв рот на замок, и проделав ту же операцию с Шарлоттой, разве что ключик заменил на кляп и скотч - для надежности. Но только мысленно, ибо продолжение слушал с нарастающим негодованием. Это она-то переживала..? Мориарти пришлось преодолеть путь от ее дома до своего, наткнуться на патрульных, три часа искать права, примерно столько же объяснять почему на пресловутых правах и удостоверении личности одинаковые фотографии и разные имена; причину "я такой непостоянный" полиция в расчет не приняла. Мориарти попытался рассчитаться другим образом - наличка оказалась спущена - благодаря мисс Роксфорд! - на взятки в ресторане.
Пришлось в срочном порядке вызванивать Морана, который выслушал очень внимательно, был "безмерно счастлив" забрать шефа около пяти утра из полицейского участка, так как "всю жизнь мечтал об этом моменте, Джим" и, соответственно, послал Мориарти прогуляться лесом еще раз, памятуя об их последней беседе. О, как Джим кричал той ночью! Обозлившись на бывшего снайпера, в ту секунду гений консалтинга практически забыл о Шарлотте. И вспомнил о кредитке.
Он был готов простить былое, после долгих и мучительных пыток, разумеется, но наглость, с которой мисс Роксфорд подыгрывала Мориарти, явно забавляясь ситуацией, выводила из себя. Китти нужна ему. Без журналистки план рухнет, словно карточный домик, а эта мошенница раскачивает стол.
Джим любит веселиться. И очень не любит, когда некие особы, в попытках последовать его примеру, не понимают, что творят. Логичнее было умолкнуть, позволив Шарлотте отточить остроумие и умение смолвить метафорой, но самообладание, что и без мисс Роксфорд расшатанное и держащееся на чем-попало, пало под тяжестью воспоминаний.

Джим придвинулся ближе.
- Не хочу говорить ничего плохого про отыгранный образ, Шарлиз, но твоя героиня сама виновата, - все еще жег память тот вечер, лес, покушение на жизнь, покушение на тело, унижение, едва не испорченный костюм; Мориарти снова начал курить, а блондинке хоть бы что. Еще и до дома подвез! - Не люби она деньги так сильно, и будь чуть предусмотрительнее, сдержаннее, умнее.. о, какой мог сложиться союз! Но куда там, за цацки сомнительного происхождения родную матушку на органы пустит. Как тебе такой взгляд?
Заулыбался, не забывая пододвигать к Китти чашку, куда в процессе тирады заботливо насыпал сахар, пять ложек, и вдохновенно помешивал, делясь своим творческим подходом к сей занимательной ситуации.

+1

12

- Я решительно не согласна с такой оценкой! - Картинно возмущенно в сердцах воскликнула Шарлотта, как и подобает оскорбленной актрисе, чью любимую роль только что оплевал не самый притязательный зритель. Проблема была лишь в том, что в действительности принижали не роль, а целую личность. Что больно задевало самолюбие и тонкую душевную организацию а целом. Джеймсу почти удалось сыграть на натянутых струнах души, в ответ на легкие уколы получая звонкие крики. Или пощечины, тут как случится. Шарлотта уже было набрала в легкие побольше воздуха, чтобы разразится тирадой в защиту "униженной и оскорбленной барышни", выкладывая всю подноготную вплоть до первой любви и первого трупа, но вовремя осеклась, прикусив в почти буквальном смысле язык. Не стоит вытаскивать на свет божий тайны покрытые мраком, как не стоит и намекать на наличие таковых, давая козырь в руки посторонним.
- Мужчины, - как бы обращаясь к Китти, с чувством произнесла Шарли заместо всего, что так и не слетело с ее уст, - дорогой мой, Ричард... - выделяя каждое слово, проворковала блондинка, и когда официант поставил перед ней заказ, Лотти, последовав примеру неудавшегося босса, принялась усиленно переносить содержимое сахарницы к себе в чашку. - разве ж может по природе хрупкое и нежное создание превратиться в такого алчного монстра просто так? У нас не было истории персонажа, но я верю, что таких изменений не случилось бы с бухты-барахты. Это в чем-то похоже на фразу о кирпиче - он просто так никому на голову не падает. Вот и здесь явно сплелись тяжелые условия жизни, да и работы, пожалуй тоже. Вспомни Скарлетт О'хара! Мир изменился, и она изменилась вместе с ним, и ты помнишь как... Ох, Ричард, если пропали истинные джентельмены, то откуда взяться нежным и ранимым дамам, которые вынуждены пробивать себе места под солнцем самостоятельно, расталкивая мужчин своими локотками? Вот тут-то и оно, - победоносно ткнув в сторону Джима чайной ложкой, которая до сего момента совершала променад вдоль стенок чашки.
Казалось, Китти была в некоторой растерянности, столь стремительно все кроме нее позабыли о неудобных вопросах, перейдя к жарким дебатам. Извинившись, она отправилась в комнату маленьких принцесс, опасливо поглядывая в сторону оставленной ею парочки, словно боясь, что такую драгоценность как Ричард Брук могут умыкнуть едва отвернешься.
Шарлотта напряглась. Если страхи журналистки были безосновательны, то вот мошеннице было чего бояться. Оставалось надеяться, что сейчас Джиму не подвернется под руку такой же половник, которым король всея британского криминала полюбил покушающегося на самое ценное, что есть в Лондоне после Королевы. Вполне в духе Мориарти убить кого-то за пару минут, затолкать тело под стол, а по возвращению благоверной продолжить симуляцию заботливого и милого молодого человека, незаметно запинывающего случайно показавшуюся из-под белоснежной скатерти руку покойного.

+1

13

Джим кивает Китти. Джим улыбается - понимающе и нежно, аж зубы скрипят, - провожая взглядом до того узкого коридорчика, в конце которого, предположительно, находится дамская комната, и возвращает этот взгляд на притихшую Шарлотту. Деликатно стучит ложкой о край емкости, очень аккуратно откладывая прибор на салфетку, и теперь улыбается в адрес мисс Роксфорд, соображая, какой именно несчастный случай мог бы с ней произойти.

- Я не проткну тебя ложкой только потому, что слишком многое придется объяснять свидетелям. Но будь здесь хоть один твой знакомый, защита обзавелась бы неплохими аргументами в мое оправдание. Ты что творишь, Скарлетт? - после "Скарлетт" едва не последовало определение оной, прилагательное, не самого лестного характера, но утонченная натура Джима не вынесла самой перспективы, что с языка слетит подобное выражение.
"Что ты делаешь?", "зачем ты это делаешь?" - то, что у Шарлотты спрашивать не следует, едва ли она сама знает ответ.
"Потому что могу, - ответит она, если будет предельно честна. - Правда, это единственное, что я могу".
Мориарти откинулся назад, скрестив руки на груди, выпадая из образа оскорбленной невинности, и смерил мошенницу потяжелевшим взглядом.

"Нежная и ранимая дама" не выглядела притихшей, но продолжать оттачивать остроумие тет-а-тет явно остереглась. Истинный джентльмен Джим Мориарти был близок к воплощению порывов, которые отсутствовали в кодексе джентльменов как класс, разве что отсутствие журналистки заставило немного расслабиться и выдохнуть, постепенно сводя на нет желание истерически плеснуть в лицо собеседницы чайный сироп, что нервно намешивал криминальный гений в процессе приятной беседы. Приступ острого недовольства мягко отступал на второй план, и в безумной головке завитали вопросы, рвущиеся быть озвученными.

- И что ты здесь забыла? - без паузы озвучил Мориарти второй вопрос, более определенный, без намека на риторику. Влюбилась, что ли? Ясное дело, факт не терпит отрицания. Любое возможное подтверждение неотразимости Джима является фактом. Тогда почему вместо страстных признаний и молчания в трубку, Шарлотта ловит его на улицах Лондона? Хотя, стоит заметить, попытки разлучить возлюбленного с соперницей вполне укладываются в поведенческий шаблон фанатки.

+1

14

Шарлотта не спешила отвечать. Кокетливо улыбнулась, притянула к себе пирожное. Мужчины же любят, когда в дамах есть загадка, а Джиму Мориарти мужское начало не чуждо. По крайней мере, внешне.
Но на самом деле все было куда тривиальнее – Лотти просто тянула время, хотя заткнуть за пояс гения консалтинга было слишком соблазнительной перспективой. Куда соблазнительней чем перспектива очередного вжимания своей скромной персоны тушкой главного криминального гения в холодный металл авто прекрасной звездной ночью посреди пустого шоссе, окруженного лишь темным лесом на многие километры. Не то чтобы Шарлотте не нравился сам факт подобного действа, просто непосредственное участие Джеймса во всем этом как-то отравляет заведомо романтическую обстановку. Да, ему определенно надо учиться искусству, не портить момент.
Блондинка не слишком аккуратно, варварски нарушая целостность маленького произведения искусства, подцепила ягоду, что красовалась на самом верху. Все-таки лето хорошо лишь тем, что клубника в пирожных самая что ни на есть свежая.
- Жду момента, когда у тебя кончится терпение, и ты попытаешься привести свою угрозу в действие. Хотя, - мошенница на мгновение умолкла, словно бы в серьез что-то обдумывала, приложила чайную ложку к губам, - вспоминая нашу первую встречу, более реалистично звучит версия о том, что я специально тебя выслеживала, а теперь просто жду удобного момента, чтобы ударить такую важную персону по голове чем-нибудь тяжелым, а потом взвалить на плечо и отнести в ближайшее отделение полиции. А нет, лучше домой. Думаю, куда выгоднее устроить аукцион, и заставить твоих врагов раскошелиться за право получить Джима Мориарти живым и невредимым.
В каждой шутке есть доля правды. Есть ли она в бессвязном бреду? Кто знает. Но, во всяком случае, кажется, Джим любит выдумывать истории сам, пусть послушает и чужую версию событий. Шарлотта сделала глоток и продолжила серьезным тоном, отдающим приторно-сладким официозом:
- Ну а теперь серьезно, месье Мориарти. Не будьте таким эгоцентричным и просто поверьте, что Лондон, будучи мегаполисом, может быть настолько тесен, что мы встретились абсолютно случайно. И единственное, что я здесь делаю, скрашиваю досуг в приятном обществе за чашечкой чая… Возможно, попутно ломая чью-то постановку.
Нахальная улыбка. Тончайший намек на то, что одна вздорная блондинка может обеспечить неимоверное количество проблем, для чего даже напрягаться не надо – стоит лишь выйти вслед за Китти и зажать её в углу без свидетелей, по секрету рассказав какую-нибудь выдуманную ерунду, что распалит ревнивую журналистку на скандал или иные, куда более внушительные последствия.
Роксфорд незачем было переходить дорогу Джиму Мориарти, ей было интересно насколько высоко он ценит свою фальшивую связь с этой девицей. Желательно в материальном аспекте.

+1

15

- О...! - Джим издал высокий мелодичный смешок. - И кому же ты потом будешь врать про мое покровительство?
В иной ситуации можно покидаться взаимными обидками и задержаться здесь на сутки; Мориарти хоть и любит почесать языком, однако действия - превыше всего. Джеймс вполне в подходящем расположении духа для действий - обстановка не располагает. Шарлотта понимает это и пользуется на полную катушку.
Проглотив очередной творческий выпад, вертевшийся на кончике языка, консультирующий преступник отодвинул от себя чашку - от греха подальше и благожелательно воззрился на Роксфорд, сцепив пальцы в замок.
- Я уже был в заключении, моя радость, - сладко улыбнулся он. Знай Шарлотта, как часто его били по голове, что и без того - слабое место - она бы так не шутила. - Если тебе и заплатят, так только за то, чтобы забрала обратно.
Не солгал. Мориарти даже молчащим умудрялся доставать до печенок, будь то нефтяной магнат или специальный агент МИ-5.

- У тебя два варианта. Первый: ты уходишь и я забываю твое лицо. Второй: ты остаешься - и вечная тебе память.
В своей злопамятности они до скучного схожи. Джиму почти обидно делить это прекрасное чувство с пронырливой мошенницей.
- Ты можешь все сорвать, не спорю, - едва заметно приподнял локти в намеке на беспомощное разведение руками, - и останавливать тебя здесь - не самое разумное решение. Поэтому вот третий вариант: ты делаешь то, что хочешь, я делаю то, что впоследствии захочется сделать мне, и мы в расчете. - Еще один высокий смешок. - Почти честно.
Поорать и побиться в истерике они еще успеют. Шарлотта успеет обвинить его в мужском бессилии, он ее - в вульгарности и алчности, и во множестве иных смертных грехов (в представлении религии имени Джима Мориарти, разумеется). Ему интересно, сможет ли мисс Рокфорд хоть раз повести себя как деловой человек, и сможет сам ли не кинуть сахарницей вслед антиквару.
- Ну же, - дернул уголком губ, вновь подавшись назад и беззвучно пройдясь кончиками пальцев в беспокойном такте по столешнице. Китти возвращаться не спешила. Не иначе как перенеслась в Министерство Магии. - Иди! Ты же не любишь упускать шанс.

+1

16

Очень любопытен тот факт, что чай по сути своей относится к наркотикам. Естественно, не в том обывательском понимании, в котором мы воспринимаем это нехорошее явление, но никто же не будет отрицать особого воздействия этого отвара на организм людей. Минимальная ежедневная доза для Шарлотты литр крепкого черного чая – благо, что чай можно пить и одному, а то бедную мошенницу уже сдали бы в клинику как чайного алкоголика (чайкоголика?).
Говорят, единожды употребив ЛСД можно словить кайф в любой момент жизни – хоть пару дней спустя, хоть 10 лет.
Кажется, сегодня у мисс Роксфорд по венам стал циркулировать этот ароматный напиток, приведя в действие в женском организме какие-то механизмы, последствием которых являются необратимые изменения.
Кажется, сегодня у мисс Роксфорд отказал инстинкт самосохранения. Иначе просто не объяснить, откуда взялось у блондинки то чувство вседозволенности, которое испытывают хозяева положения. А она чувствовала себя здесь и сейчас как минимум скромным вершителем судеб, как максимум… Впрочем, неважно. Важно было то, что Джим Мориарти обладал бесспорным талантом читать людей как раскрытые книги, использовать каждую их слабость, легко манипулируя ими, приводя к тому финалу, который сам пожелает. Шарлотта не могла понять, да собственно и не силилась делать этого, что же движет сейчас Джеймсом, к чему все эти витиеватые речи. Бессмысленно вникать в слова, выискивая блеф, двойной, а то и тройной блеф, двойное дно и прочие уловки. Простым обывателям не понять Джима Мориарти. Простым обывателям остается лишь шарить по поверхности.  А для Шарли на самом верху виднелась провокация, такая явная и дерзкая, что захотелось взреветь от злости. Но то самое чувство, которое превозносило свою хозяйку едва ли не на Олимп, вдруг разыгралось не на шутку, отзываясь щемящей болью в груди – обидчика надо наказать, но не своими руками, а пользуясь сложившимся положением. В конце концов, ей дали свободу действий.
Роксфорд покосилась в ту сторону, куда несколькими минутами ранее устремилась Китти. Пожалуй, самое время.
- Хорошо, - почти весело парирует Шарли, поднимаясь со своего места. Да только никуда не уходит, вопреки чужим ожиданиям.
Блондинка подается вперед, и от непринужденного взмаха руки со стола уже летит вся столовая утварь, разбиваясь вдребезги, чем привлекает внимание окружающих. Зрители? Да плевать.
Шарлотта хватает бывшего профессора за ворот его совершенно безвкусной кофты и рывком заставляет подняться вслед за ней. И казалось, что в этот момент они поменялись местами – движения девушки были полны той энергии и живости, выплескиваемой в истерично-хаотичном порядке, тогда как мужчина перенял какую-то медлительность, леность в движениях, которые так присущи всяким манерным личностям, что скорее было в виду непредвиденного (не предвиденного ли?) развития событий – хозяйка положения позволила себе положить левую руку на шею Мориарти и, качнувшись вперед, поцеловать его с присущим ей напором, не терпящим сопротивления. Но сложно было ожидать податливости и покорности от того, кто буквально пышет властью, которую можно ощутить каждой клеточкой тела. Знание того, как легко гений консалтинга может этими самыми руками свернуть мошеннице шею или играючи набрать на клавиатуре несколько стран, которые надобно взорвать, несколько… Будоражило.
Но здесь не было того пыла, которого испытывают влюбленные подростки, да и холодным расчетом, согласно которому в конце этой сцены разобьется сердечко одной журналистки, застывшей посреди зала, тоже не пахло. Скорее самоотдача, присущая не только конченным трудоголикам и которая вдруг проскользнула в эти незамысловатые действия, являлась констатацией одного печального факта.
Правая рука Шарлотты скользнула вверх и довольно болезненно вцепилась в глотку Сами-Знаете-Кого, дабы тот не рыпался слишком сильно. Им ведь многого и не нужно – пара секунд, за которые воспаленное ревностью воображение творческой натуры дорисует все само. И пусть Джеймс скорее наотмашь ударит Роксфорд по лицу, чем в продолжении банкета взгромоздит её на стол, но разве Китти это будет важно? Сейчас даже истеричные выкрики, состоящие из одних бранных выражений, покажутся словами вроде «Хочу тебя… Здесь и сейчас…», сказанными томным шепотом слишком сбивчиво, сопровождаясь ежесекундным дразнящим касанием губ…
Кажется, так себя должны вести фанатки?

Шарлотта улыбнулась широко да искренне, но не на тираду, которую выдал гения вся Великобритании, а своим размышлениям. Воистину, сегодня с крепкими напитками пора завязывать.
Хорошо, что Джеймс не умеет читать мысли, а то блондинку бы убили ещё в день их первой встречи, когда она мысленно уронила на криминального гения рояль. А потому заставила захлебнуться его любимом виски. Ещё была идея закрыть его в комнате с такими же сорванцами, как и он, только в возрасте от трех до шести лет в количестве штук десяти, но это было бы слишком жестоко.
- Джииим, не будь таким вредным, - ложкой отламывает ещё один кусочек и перед тем, как отправить его в рот, добавляет, - это даже не интересно.
Запить чаем, покоситься в сторону дамской комнаты в надежде, что журналистка решила там либо всплакнуть, либо вздремнуть, дабы дать двум старым приятелям поговорить без неё. Ворваться к Китти было чертовски соблазнительно, но сколь запретный плод сладок, столь же безынтересно то, что разрешено. Если Мориарти хотел отвратить Шарлотту от задушевных бесед путем от противного – ему это удалось, также как и вселить уверенность, что вся авантюра ему куда важнее, чем он хочет показать.
- Хорошо, что я такая отходчивая душка, и таки не требую с тебя испорченного платья. Но думаю, сейчас нам стоит договориться о равновесном обмене. Маленькая услуга от злодея-консультанта на безвозмездной основе, и Ричард может продолжать миловаться со своей благоверной сегодня без чужого вмешательства, а то ещё чего похуже.

+1

17

Джеймс был готов - всегда готов - к любой гадости, которую преподнесет ему судьба, начиная от тупых подчиненных и заканчивая глобальными планами, сорванных из-за проколов этих же подчиненных. Джим был готов и неизменно обращал редкие неудачи в позитив, ставя домик из помятых рухнувших карт, возвращая королевству гордое звание империи; обставляя чужую кончину театрально, делая несчастный случай забавным до невероятия и пополняя мировой список самых абсурдных смертей пунктов этак на дцать. Он готов ко всему - но не к этому, хотя оное вполне укладывалось в теоретическую схему, мысленно признанную фактом минут пять назад.
Когда полетели столовые приборы, Мориарти закатил глаза в безмолвном "истеричка". В списке "самые абсурдные действия в неудобных ситуациях", мисс Роксфорд стала бы главным редактором, а то и первооткрывателем пресловутых позиций в мировом рейтинге, благо титул "мисс-главная-заноза-помимо-клана-икс" находился практически у нее в кармане, который она по жизни держала широко и не скупилась на возможность лишний раз его пополнить.

Вот только жизнь - скупа и несговорчива. Ей нужны жертвы и мольбы, прежде чем она соизволит дать то, чего объект, по его нескромному мнению, заслуживает, благодаря своему недюжинному уму, способностью обставить, сделать неожиданную подножку на ровном месте и, что скрывать, способностью неплохо целоваться. Невзирая на все ухищрения, весь этот маскарад и единственную крупицу правды в карнавале лжи - Китти жертвой не была. Если Джеймс Мориарти начнет писать мемуары, то имя "Китти Райли" едва ли станет эпицентром изложения событий, потому что ее роль - скучна и безынтересна. До этого момента. Ясно, что движет Шарлоттой и ясно, что она вовсе не планировала отводить журналистке пресловутую особую роль, однако теперь значимость последней подскочила до небес, а возвысившая "соперницу" Шарлотта далека от интриг криминальной паутины и затяжного романа с Шерлоком. Ослепленная жаждой наживы и желанием вставить Джеймсу палки в колеса - идеальная жертва. Ей много не нужно - паника, вопли, попытка отцепиться - насколько можно судить по острому захвату, того и гляди проткнет ногтями артерию - абсолютно безуспешная, поэтому ладонь Мориарти зарылась в светлые волосы на затылке, резко дернув на себя, собственническим движением руки притягивая за талию и превращая отчаянную попытку в бесстыдный факт - и да, плевать на зрителей и деревянную преграду. Наслаждаться секундной ошарашеностью Шарлотта будет недолго, но как сладки эти мгновения - Джим знал по своему опыту. Слаще только мгновения осознания, к чему эти фокусы ведут, а этого десерта мисс Роксфорд не испробовать даже сейчас. Посему - бесстыдное движение губ в ответ, выхватывая из цепких лапок Шарлотты инициативу и главенствующее положение в ситуации, а из ее легких - остатки кислорода, что Джим бесцеремонно и с беззастенчивым напором забрал себе, прежде чем дернул рукой вниз, размыкая контакт и заставляя мошенницу открыть взгляду шею.
Должно взбесить.

- Разделять работу и личную жизнь. Тебе это знакомо? - можно прокусить ей вену, если начнет нагло улыбаться и пытаться парировать. - Может, я куплю тебе новое платье и никто не пострадает? - тепло проворковал Джим в изгиб шеи, зачерпывая в ложку пирожное и поднося к губам. Он кормит с рук всех важных шишек этого города, почему бы не покормить и Шарлотту. Она не станет благодарно тереться носом и вилять хвостом, зато есть шанс, что временно оставит Мориарти в покое. Но будет просить еще, ненасытная стерва.
Кормить ее расхотелось и Джим вернул ложку обратно в десертницу, а мисс Роскфорд - в исходное положение. Наиболее интересным развитием событий будет безвременная кончина последней прямо на месте и очередной суд, где Мориарти легким движением пульта припаяет детективу еще и странное убийство антиквара, но столь же интересно, что так сильно нужно Шарлотте... или кому она перешла дорогу. При всем желании занизить значимость мошенницы, Мориарти полагал, что у нее на пути встать не рискнут. А вот нарваться на неприятности так, что даже буддист возжелает ее долгой и мучительной смерти - о, это вполне в духе мисс Роксфорд. Вникнуть в проблемы, попутно вызнав слабое место - вполне в духе Джима. Этот спектакль она не сорвет. Если и сорвет - что ж, Джим знает, как утешить журналистку. Учиться готовить кофе не придется, и в гомосексуализме его тоже теперь никто не обвинит.
- Хорошо, - совсем нехорошо улыбнулся Мориарти, - считай, что я тебя услышал, дорогуша. И послушаю несколько минут вдобавок, если ты не предпримешь еще одну попытку.

+1

18

… Должно взбесить? Взбесило. До дрожи во всем теле, до покалывания в кончиках пальцев, до сорванного от бессильного гнева голоса. Ярость пронизывала каждую клетку женского организма, злоба опутывала и без того запятнанную душу. Хотелось рвать и метать, хотелось в ответ вцепиться в чужую глотку только уже с совершенно иным намерением, но отнюдь не обстоятельства или ещё какие-то абстрактные материи сковали тело, что даже обычное движение было затруднительно – почти болезненная хватка не могла быть прервана, тряхни Шарлотта головой, словно гнедая кобыла, тоже возжелавшая скинуть излишне упрямого ковбоя.
Обижено кривятся губы, как у капризного ребенка, не получившего того, чего он так страстно желал, за свою глупую выходку, а собственные руки машинально ложатся на мужские, оставляя глубокие царапины от бесполезных попыток высвободиться. Ещё мгновение, и появляется оскал, что так небрежно стирает различие между разумными homo sapiens и прочей дикой живностью. Осталось лишь картинно зашипеть за неимением способности, издавать громогласный рык, и торжественно пообещать откусить ухо. Хотя бы попытаться.
Проявление грубой силы всегда пленит и заставляет склонить колени – множество раз доказанная истина, как и та, что более эффектные фокусы, на которые затрачивается меньше умений, пугают гораздо больше, нежели иные, более сложные. Об этом твердят историки, тряся перед неверующими древними манускриптам, где описаны деяния давно канувших в забвение личностей, на этом основываются многие политики, об этом говорят даже писатели-фантасты на своей манер, вырисовывая на страницах своих рукописей великих магов и прорицателей. Однако современность со своей гуманностью и цивилизованностью, казалось, совсем позабыла об этом. Везде все ищут работу ума, кричат на всех углах о власти информации над миром. И твердят, что физическое превосходство ничто по сравнению с моральным гнетом. Его не недооценивают те, кто был уже единожды сломлен, кто без удовольствия подчиняется чужой воле. Все на перебой заявляют, что дух силен, забывая, столько же слаба плоть. Много ли человек способны вынести дыбу, упиваясь способностями своего ума, спасаясь в чертогах своего ещё пока ясного разума? Единицы, ну может быть пару десятков. О чем же говорить с такой статистикой, когда речь заходит о существах более слабых как морально, так и физически, к которым относятся… вернее, из которых складывается весь женский род? Джим Мориарти, судя по длительному отсутствию после своей знаменитой «поимки», наверняка, прошел все моральные истязания, на которые только способно британское правительство, и не повредился рассудком (насколько это возможно), за что ему честь, хвала, аплодисменты и билет в Вальхаллу. Пусть забирает себе свое умственное превосходство, пусть заявляет о праве собственности как таковом, но вот фактического обладания ему никто не уступит. Нет здесь твоей власти, Саруман ни с облачением в вествуд, ни без такового.
Оплеуха такая, что удар прозвучал громче, чем от звона битой посуды, а рука горела сильнее, чем от осколков, впившихся в кожу. Надо быть предусмотрительнее – упрямым бестиям следует сразу отсекать пути к нанесению тяжких травм. И не надо думать, что упрямые бестии дадут лишать себя кислорода, - вернейший способ довести дело до того, что ответят сполна, доводя не только до темных всполохов перед глазами, но и до необходимости купить что-то вместо тех лоскутов, в которые может превратиться одежда.
Ещё один замах – не корысти ради, а так, для порядка…

- Но это было мое любимое платье, - такой логичный женский ответ, где не фигурировало и капли правды. Да кому она, собственно, нужна?
Главное было не дернуться в сторону от столь внезапного вторжения в личное пространство, которого бы так хотелось избежать, и не поморщиться от предложения испробовать собственный десерт, словно в нос тыкали ложкой с манной кашей с такими смачными комочками. Улыбка с лица Шарлотты постепенно испарилась, но лишь за тем, чтобы дама в полной мере соответствовала выделенной роли – хотят немного раболепия и реализации собственных эксцентричных идей? Любой каприз, лишь бы помог убрать конкурента.
- Я обещаю, что не буду гладить тебя по коленке под столом, когда Китти придет.
Последний глоток, и чашка отставлена в сторону. Пара фраз до расставания – больше Шарлотту здесь ничего не держит сегодня.
- Питер О’Брайан, гнусный америкашка, который, по всей видимости, решил оставить без штанов всех британских коллег по цеху. Кого не может усадить за решетку, отправляет на импровизированную бойню. Уже есть несколько жертв с аккуратной дыркой во лбу. Под меня уже начали потихоньку копать, но в оборот пока взяли кого-то другого, - пауза для нагнетания атмосферы, хотя едва ли  Мориарти заботят такие мелочи, как жизнь одинокой мошенницы, - вряд ли тюремная роба или лишнее отверстие в моей голове будут смотреться на мне лучше, чем ты в паре с этой восторженной рыжей … - Шарлотта вовремя подумала, а вдруг все это по любви, и вместо заявленного продолжила несколько иначе, - барышни.
Барышня тем временем уже семенила обратно, взором прощупывая оставленное «имущество», видимо, на наличие посягательств. Шарли вновь приветливо улыбнулась, симулируя невиданный восторг от общения с мистером Бруком, и продолжила уже в другом ключе:
- Прискорбное недоразумение выйдет, если этот наглец будет играть роль первой скрипки на нашей сцене… К слову, нам это стоит обсудить отдельно и не утруждать прелестную Китти закулисными интригами.
И уже через секунду раздается щелчок автоматической шариковой ручки, а сама Роксфорд размашистым почерком выписывает какие-то цифры на салфетке, которая почему-то отправляется к журналистке.
- Совсем забыла сказать, что сменила номер. Как позабыла и о том, что через сорок минут у меня должна состояться беседа с одним постановщиком, - несколько купюр небрежно ложатся на стол, а сама дама спешно поднимается с места, сокрушенно продолжая, - ох, уж эта девичья память! Друзья мои, ещё раз дико извиняюсь, что так внезапно вклинилась в ваш милый вечер, так что удачно его завершить. Китти, была рада познакомиться, заглядывай на чай, расскажу много интересного, - заговорщицки подмигнула и исчезла так же быстро, как и наглым образом втиснулась получасом ранее меж двух влюбленных особ, по собственным разумениям, оставляя за собой неприятное послевкусие от столь неожиданной встречи.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 07.06.2011 Better Of Two Evils