« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 13.02.2011 My funny Valentine


13.02.2011 My funny Valentine

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и место: 13–14 февраля 2011 года. Разные локации.
Участники: Hollie Gardner, Sebastian Moran.
Краткое описание:
Иногда женщине нужен повод, чтобы не принять приглашение.

0

2

Холли ожесточенно терла ушибленное предплечье, словно это могло снять боль.
Она знала, что легко не будет. Хорошо, это «не легко» отлично мотивировало – если бы не злость: на саму себя, собственную слабость, разочарование в глазах Себастьяна она видела бы гораздо чаще. Сейчас сама была виновата – он задавал щадящий режим тренировок.
Чтобы уколоть ее, ему не нужны были ни сила, ни оружие – достаточно нескольких слов. Их умел подбирать, как никто другой.
Вот и сейчас станет смеяться. Но лучше его смех, чем вечер в обществе человека, который полностью устраивает в роли коллеги, и совершенно не устраивает в любой другой.
Будучи замужем, миссис Гарднер считала день святого Валентина одним из самых глупых праздников, тем более что Билл неизменно вспоминал о нем, покупал цветы, бронировал столик в ресторане.
Оказалось, что для одинокой женщины 14 февраля еще более непростой день. Несколько раз за последнюю неделю ей приходилось отшучиваться, или уходить от темы, в ответ на вопрос о ее планах. Журналисты были отличными ребятами, но Холли предпочитала, чтобы рабочие отношения оставались рабочими.
Врать людям в глаза, говоря, что уже приглашена, ей тоже не хотелось. И теперь, как казалось женщине, она нашла выход.
Ей было сложно классифицировать их с Себастьяном отношения, но те точно не были романтическими. К тому же мужчина видел ее насквозь, так что можно не опасаться, что неправильно поймет, только – что откажется.
Но отказ, как и смех, она постарается пережить.
– Пригласи меня завтра поужинать. Я все приготовлю, а ты, если не хочешь, можешь не приходить. Просто пригласи.

+2

3

Себастьян надел наушники, протянул ей вторую пару, и методично выпустил всю обойму. Нажал кнопку, чтобы мишень подъехала ближе.
- Завтра четырнадцатое, - заметил флегматично.
Не то чтобы его особо заботила необходимость дарить валентинку. В конечном итоге он знал, что это такое, и даже, бывало, дарил. И ничего с ним не случилось. Господь не разделяет убийц от праведников в день всех влюбленных и ни Гавриил, ни Купидон не поражали его мстительно стрелами прямо на месте за такое святотатство.
Сегодня Себастьяном завладела меланхолия. У нее был модный дизайнерский костюм, странный взгляд, очень бледная кожа и коронная усмешка. А еще его меланхолия пустила по его следу свору пакистанских собак. Пустила еще в ноябре. Собаки подбирались все ближе и ждали когда Моран промахнется. И тогда они будут прыгать вокруг и скалиться: "Акелла промахнулся, промахнулся Акелла".
С недавних пор ему казалось, что Лондон одарила своим присутствием мода умирать. Джеймс бредил Шерлоком, высоким, черноволосым, бледным, с дыркой во лбу, или с переломанными конечностями, или с обширным внутренним кровоизлиянием, или... С недавних пор Себастьян устал слушать вариации, потому что каждый раз представлял на месте детектива себя.
Он собирал команду, тренировал команду, выслушивал планы, кивал, распускал команду и собирал новую, потому что старая не устраивала шефа по каким-то его собственным внутренним критериям, связывался с мафией и распускал слухи, собирал слухи и распускал новые, убивал команду, уничтожал слухи, и все это время пакистанская свора заходилась за его плечом сухим лающим кашлем. Но ничего не делала. Ждала промаха.
Откровенно говоря он устал. И не знал чем закончится его проверка. Ему хотелось надеяться, что он ошибся.
Мишень покачивалась в нескольких метрах. Себастьян рассматривал дырки от пуль и понимал, что ошибается очень редко.
- Какие цветы ты любишь? - спросил, снимая наушники.

+2

4

– Не могу сказать, что у меня очень любопытные соседи… – Холли удалось заполучить в единоличное владение целый чердак (в пересчете на квадратные метры, получалось совсем не грандиозно – не больше, чем ей нужно), но жильцов на нижних этажах это не отменяло. – Мне бы не хотелось, чтобы до моей матушки дошли слухи, что ты ходишь ко мне в гости с цветами.
На самом деле миссис Гарднер знала, как коварны букеты, принесенные мужчинами. Рассматривая их, вдыхая густой, или деликатный аромат – зависит от вкусов дарителя – женщины допускали в свои глупые головы еще более глупые мысли.
Она не хотела бороться с подобным искушением.
Стала, как учил Себастьян, прицелилась…
Никогда не представляла вместо мишени живого человека, и в глубине души надеялась, что ей никогда не придется стрелять в живого человека. Изнуряющие занятия были не более чем очередным самообманом, или же Холли снова обманывала себя, убаюкивая этими словами.
Она могла лучше – позволила себе быть не слишком внимательной. Не думала, что мужчина согласиться вот так вот просто – между делом.
Его отстраненный тон не имел ничего общего с ней, но не расспрашивать же – Себастьян мог бы и ответить, после чего ему пришлось бы ее убить.
– Лучше принеси вина, я не знаю, какое ты любишь, кроме шампанского.

Отредактировано Hollie Gardner (2014-05-18 00:41:51)

+1

5

Себастьян любил белое порто. Он любил порто, козий сыр, темный с приглушенными трофяными и вересоквыми нотками мед и еще смотреть на океан. Еще он любил дождь. 
Вряд ли у нее будет что-то из этого джентельменского набора, так что он может обеспечить хотя бы первый пункт.
- То есть, - сказал он, встав чуть позади и сбоку, и кладя ладони поверх ее предплечий, направляя прицел и выравнивая стойку, - то что я хожу к тебе в гости с бутылками, твою маму побеспокоит меньше?
На секунду он задумался над тем, что будет когда, если, его убьют. Он, как светская персона исчезнет? Канет в небытие? Или будет убит уже официально, и кто-то даже придет на его похороны, и люди, много людей, включая мачеху и ее сына будут стоять и слушать о том каким он был хорошим человеком и возможно сожалеть что вот же, столько лет, а они то и не знали. И среди этой разноцветной пахнущей духами и немного благопристойной скорбью толпы затеряется Холли, и маленькая аккуратная старушка чуть позади нее повернется к своей дочери и возможно скажет: "А я всегда говорила, что если уж ты ходишь в гости с одной выпивкой, то рано или поздно, тебя прикончат."
Себастьян вздохнул и отошел от женщины на пару шагов, позволяя самой прочувствовать нужную позу. Пожалуй к вину надо захватить хотя бы шоколад. Конечно вряд ли благопристойная старушка так скажет, но все же.

+1

6

Если бы ее не похитили, она бы выдумала любую историю, чтобы убедить Себастьяна учить ее.
Если бы ее не похитили, они с Себастьяном никогда бы не познакомились.
Она не стала развивать мысль дальше, тем более что он уже отступил назад. Его прикосновения всегда были умиротворяющее-теплыми.
– В системе ценностей моей матушки, – продолжила Холли, разрядив до конца обойму, – мужчина с цветами и мужчина с вином – два противоположных символа. И если ее презрение легко игнорировать, то с ее матримониальными планами подобная тактика беспомощна.
Развернувшись на каблуках, она посмотрела в глаза мужчине.
– Поверь, это не тот опыт, который тебе хотелось бы получить.
Миссис Гарднер не хотела думать о матери – несмешная получилась шутка, зря она вспомнила о миссис Кавендиш.
Та бы пришла в ужас, узнай, чем занимается ее дочь.
– Если ты действительно собираешься прийти, – женщина наклонила голову и улыбнулась, – я, в благодарность, приготовлю твое любимое блюдо. При условии, что ты откроешь мне эту страшную тайну.
Холли перезарядила пистолет.
– Готовлю я лучше, чем стреляю.

+1

7

- Хм, - глубокомысленно отозвался Себастьян, выныривая из своих мыслей при слове "матримонимальные планы". Как и у всякого мужчины у него был встроен внутренний звоночек на эту фразу, так же как и на "посмотри, какой милый ребенок" и на "давай мы немного поживем у тебя, пока у меня доделают ремонт". Матримониальные планы шли третьим звонком. После него следовало молча и в полной темноте, отдавливая ноги собравшимся и не тратя время на извинения, пробираться к выходу из зала.
- Я принесу порто, - сказал он.
На предложение приготовить что-то по его вкусу он удивленно вздернул брови и взглянул на свою визави с новым интересом.
- Улитки, - сказал  - по бургундски, в соусе из белого вина и сыра. Я чувствую себя так, будто делаю заказ в ресторане. Давай так. Ты приготовишь все что захочешь приготовить сама, не полагаясь на мой сомнительный вкус пьяницы и дебошира.
Он покачал головой и усмехнулся весело, нажимая кнопку и выдвигая на переднюю линию уже ее мишень. Внимательно изучил три  дырки в белом картоне чуть выше плеча, одну где-то в районе живота, и две, все таки, в грудь. Похоже, отдачей и угловым моментом у нее уводит прицел сильнее чем он думал.
- Ну, в принципе, он все равно истечет кровью и умрет. - он протянул руку и коснулся "раны" в животе, потом обернулся к ней, улыбаясь - точно лучше готовишь?
С дальнего конца им уже махал хозяин и Себастьян взглянул на часы: время аренды заканчивалось.
Мишень нехотя покачиваясь уехала обратно, на пересменку, и он положил пистолет и наушники на стойку, кивнул ей, подтверждая что пора идти.

+1

8

На следующий день Холли демонстративно взяла отгул на вторую половину дня.
Вчера она сказала Себастьяну, что будет ждать его к восьми, а он не стал возражать.
Вышагивая мимо бесконечных полок супермаркета, женщина боролась с желанием таки найти улиток в Лондоне в феврале, когда-то пробовала их готовить. Помниться, даже никто не умер. Но потом разум взял верх над всем остальным. Дома, пытаясь впихнуть в холодильник невпихуемое, решила, что надо было остановиться на испробованном рецепте эскарго, но было поздно.
В семь сорок пять миссис Гарднер оценила результаты своих трудов, и подумала, что ей еще только придется привыкать к мысли, что гость может быть всего один.
Нет, она прекрасно провела время, вспомнив несколько еще бабушкиных рецептов, и еще несколько подсмотренных у какого-то итальянского шеф-повара, ведущего собственное шоу по телевизору. Но кто теперь будет все это есть?
Вздохнув, Холли сварила себе какао, приоткрыла окно, впуская холодный влажный воздух в студию, и, закутавшись в плед, устроилась с книгой.
Не смотрела на часы, заставила себя сосредоточиться на тексте, который, казалось, уже выучила на память, позволила ритму слов убаюкать себя, выбросить из головы глупые мысли.
И только услышав звонок, вспомнила, что так и не назвала Себастьяну адрес. Неловко получилось.
А он действительно пришел.
– Может быть, пьяница и дебошир, но ты держишь слово, – лукаво заметила женщина, приглашая гостя войти.

+1

9

Себастьян отряхнул пальто от снега, и шагнул вперед, протягивая ей пакет. В пакете было, как он и обещал, белое порто и еще бутылка шампанского. Обещал с бутылками - явился с бутылками. Сказал - сделал и все такое. В другой руке у него была небольшая  черно-серая полосатая коробочка, снабженая для идентификации аппликацией шелковым сердечком по центру и не менее шелковым котенком в углу. Фантазия автора коробочки настаивала на Купидоне, но слава богу он просто там не поместился. К сожалению ничего другого в этот день в магазинах не продавали и котенок с пришпиленным сердцем,  по мнению Себастьяна был все же лучше чем многочисленные порнографические картинки с полуголыми ангелочками.   
- В честь дня святого Валентина, - сказал он глухо, передавая ей коробку, и выпутываясь тем временем из пальто и шарфа.
После некоторых колебаний между девятимиллиметровым Спрингфилд Армори и ЗигЗауэром, он все же выбрал последний, хотя израильский вариант ему лично нравился больше. Но модель P239 тоже была хороша, прежде всего облегченным корпусом, достаточно узкой рукояткой и возможностью установки лазерного прицела. Вот последнее и послужило для него достаточным аргументом в конце концов. В конце концов, если она продолжит тренировки, то со временем сможет выбрать себе еще что-нибудь по руке. А лишний пистолет в доме не помешает.
- Хотя учитывая штрафы на кухонные ножи я бы не советовал тебе его кому-нибудь показывать.
----
* Штрафы на кухонные ножи - в 2006 году в Великобритании был введен запрет на использование кухонных ножей в качестве средства для самообороны. До этого был введен запрет на использование разделочных ножей в сферах массового обслуживания. Хранение и ношение огнестрельного, холодного или любого другого вида наступательного оружия в общественных местах является нарушением закона и предусматривает соответствующую ответственность. Оружием может служить любой режущий или заостренный предмет. Максимальное наказание совершеннолетнего лица за ношение оружия является лишение свободы на срок до 4-х лет с наложением штрафа в размере 5000 фунтов стерлингов.
** SIG SAUER P239 - Считается одним из самых надежных среди огнестрельного оружия самообороны. Состоит на вооружении Агентства национальной безопасности США, используется в качестве дополнительного пистолета у полицейских.  Рукоятка достаточно узка для женской руки, имеет опцию по установке лазерного прицела.

+1

10

– Ты слишком близко к сердцу воспринимаешь этот глупый праздник! – Холли обняла гостя и поцеловала в щеку. – Спасибо.
Она, как любая женщина, любила получать подарки, и не обязательно, чтобы в коробочке был только один бриллиант. И от котенка – спасибо, что не принес живого – и от сердечка избавилась одним движением, открыла коробку и расхохоталась.
– Ты идеальный мужчина.
Погладила пистолет, а потом взяла, оценивая, как тот ложиться в руку. Себастьян снова помог ей сделать выбор – она еще только думала, что глупо учиться стрелять, если не будет, из чего выстрелить. И откладывала на потом, на завтра, которое никогда не наступит.
– Знаешь, я рада, что ты не пригласил меня в ресторан.
Положив оружие обратно в коробку, достала бутылки, вручила гостю штопор, стала расставлять на столе приборы.
– Я немного увлеклась, потому у тебя есть выбор: попробовать, все, что я тут наготовила, или можем ограничиться сыром, фруктами и вином. А еще… – Холли остановилась и посмотрела в глаза Себастьяну, – раз уж ты так любезно исполняешь все мои капризы, улыбнись, пожалуйста. Если хочешь, я спрошу, что у тебя случилось, что ты ходишь чернее тучи, только, пожалуйста, перестань вести себя, как приговоренный к смерти.
Коснулась его руки. Пожалуй, их отношения больше всего походили на отношения брата с сестрой, которые каким-то чудом умудрились не рассориться в детстве.
– В мою картину мира не вписываешься хмурый и угрюмый ты.

+1

11

Себастьян мимолетно улыбнулся, выполняя этот каприз, сегодня в конце-концов ее праздник, а не его похороны и прошел в комнату. Остановившись на пороге он оглядел поле битвы и невольно сглотнул.
- Эм... Холли, - с тихим ужасом спросил он, - а сколько обычно ел твой муж?
Тут было блюд как минимум перемен на пять, и наверняка еще несколько перемен подстерегали незадачливых любителей покурить на кухне, не говоря о том, что где-то как венец всего этого кулинарного действа притаился десерт.
И все это не только выглядело красиво, но еще и пахло одуряюще вкусно, так что желудок Себастьяна, который за всеми хлопотами забыл пообедать, выразил свое отношение к происходящему с неуместным для романтического вечера энтузиазмом.
- Вино, - смутился он, - еще то мясо и сыр, если ты не против. О, и фрукты конечно. Все это очень вкусно, наверняка, но так я умру раньше времени.
Шутка вышла довольно неудачной, особенно учитывая маленькое приключение, которое предстояло ему через несколько дней и он неловко замолчал.

+1

12

Холли ткнулась лбом в плече мужчины. Ей правда было очень-очень стыдно. Глупо получилось, и его поставила в неловкое положение.
– Прости, пожалуйста, – посмотрела взглядом нашкодившего котенка, а потом беззаботно улыбнулась. – Может, это ты так плохо на меня влияешь... В конце концов, исторически способы убийства достаточно четко делились по гендерному признаку.
Себастьян, определенно, способствовал тому, что женщина, вопреки привычке, не выверяла каждое слово перед тем, как произнести. Ни с кем другим не позволила бы себе подобные несмешные шутки.
– Но, мир знает достаточно прекрасных отравительниц. Мне едва ли удалось бы пробиться хотя бы в десятку, так что и пробовать не стоит.
Она махнула рукой и пошла освобождать стол от всего лишнего.
– Ты думаешь, я для него так старалась? – в голосе зазвучали иронические нотки. – Но иногда приходилось устраивать вечера, угощать гостей. Ужасно!
На столе прибавилось свободного места. Миссис Гарднер подумала, что завтра по дороге на работу надо бы отвести все лишнее в какой-нибудь приют. Благотворительность тоже входила в обязательную программу людей ее круга, и от этой привычки Холли даже после развода не спешила избавляться.
Все же ей было приятно, что старания были не совсем напрасны.
– Знаешь, я иногда думаю, что, несмотря на выбор профессии, ты слишком совершенный, чтобы быть настоящим, – попробовала принесенное вино, улыбнулась, но взгляд оставался серьезным.

+1

13

- Возможно я компенсирую это выбором профессии, - отшутился он, наливая ей еще и поднимая свой бокал.
- За искусство убивать скуку, в котором ты достигла непревзойденного мастерства. В конечном итоге убийство всего лишь навык, а умный человек всегда найдет как применить имеющийся навык к новому объекту. Так что, если не в десятку самых прекрасных отравительниц, то в десятку самых прекрасных киллеров ты точно вошла.
Он улыбнулся ей и качнул бокалом, приглашая присоединиться к полу-шутливому тосту.
Нет, у него не было ощущения, что Холли будет применять полученные умения где-нибудь еще кроме как в тире, да и киллером вот так сразу, выучившись стрелять, не становятся. Но женщинам нравится опасность, и им нравится чувствовать защиту от этой опасности, пусть даже в себе. Иногда Себастьян думал, что если бы в мире не было мышей, женщины бы их непременно изобрели.
Он сделал глоток, отрезал кусочек мяса, положил его на язык и подавил порыв блаженно застонать, что явно было бы неприлично. В конечном счете, несмотря на холостяцкий быт, он ел. Да, ел. С утра вот например. Он точно помнил что выпил кофе и съел бутерброд. Какое все же чертовски вкусное мясо.

+1

14

Он пытался ее уколоть? С некоторым сожалением Холли отметила, что ей не обидно, нисколечко…
Мистер Кавендиш рассказывал, что в последние полгода любимым восклицанием миссис Кавендиш стало: «зачем подменили мою дочь?!». Коллеги не знали ее прежней, со старыми знакомыми она общалась мало, и только в глазах Себастьяна, наверное, осталась все той же жалкой напуганной женщиной, которую он когда-то пожалел.
Она отсалютовала гостю бокалом.
– Прекрасная компенсация. Смотря на тебя, хочется, чтобы половина города стала профессиональными киллерами, – Холли сделала еще глоток.
За последние век-полтора общество многое приобрело, но и потеряло не меньше. Вспомнить хотя бы такие качества, ставшие практически атавизмами, как честность, искренность, порядочность, вкус в конце концов.
Визави – сам словно сошел со страниц романа: Уэллса, или Голсуорси, сориентировался во времени, и теперь – такой прекрасный – сидит перед ней.
Что полагается делать в подобных ситуациях? Расспрашивать о жизни – не работе, но, например, детстве… или флиртовать, рассчитывая на увлекательное потом.
Миссис Гарднер вздохнула в ответ на собственные мысли – сейчас ее абсолютно устраивало.

0

15

- Увы, я скорее за монополию, хотя конкуренция повышает качество услуг, - усмехнулся Себастьян  и решил все же перевести тему, - Ты прекрасно готовишь, - он взглянул на свое блюдо и улыбнулся еще раз, более мягко.
Перевел взгляд на женщину напротив и задумчиво сказал:
- Расскажи мне о себе, я по сути не особо много знаю. Нет, - он досадливо дернул уголком рта, - я знаю много, в силу профессии, в силу того что мы знакомы, но я не знаю тебя. Как ты будешь жить после того как я... - он задумался ненадолго и сделал еще один глоток, - после того как мы закончим. Все же, - он криво усмехнулся, - я несу за тебя ответственность в некотором роде.
"Да", сказал сам себе Моран, "перед тем как уйти составь завещание и позаботься о родных". Она конечно не была ему родной, еще нет, или уже нет, но в каком-то роде они были связаны прочнее чем могут быть связаны муж и жена, одним молчанием, одним убийством на двоих, совместными уроками и морозными утренними разговорами когда они сталкивались перед тиром на несколько минут.
Да и завещание он никак не мог на нее составить, потому что тогда после того как закончат с ним, придут к ней, хотя на кого-то все же составить надо, и этот кто-то был у него на примете.
Было иррационально жалко оставлять свой маленький бизнес, пусть он и был скорее хобби, чем настоящим источником дохода. Но вот его как раз оставить было и некому.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-06-01 10:33:51)

+1

16

– Спасибо, – Холли знала, что умеет готовить, когда у нее случалось для этого вдохновение.
Улыбнулась. Себастьян задал вопрос, который она, наверное, меньше всего ожидала от него услышать.
– Ты знаешь основное, – миссис Гарднер пожала плечами.
Никогда не любопытствовала, но понимала, что мужчине несложно было собрать воедино ее биографию: училась, вышла замуж… по сути эти незамысловатые факты – все, что могла бы рассказать о себе.
– Едва ли тебя интересуют, какие шпалеры были у меня в детской, – она рассмеялась, поставила бокал на стол. – Мне всегда казалось, что ты понимаешь меня лучше, чем кто-либо другой. Лучше, чем я сама. Но если тебя интересуют шпалеры, то они были в пионы – кудрявые багровые пионы.
Она всегда догадывалась, что когда-нибудь эта тема будет затронута. Прислушалась к себе и поняла, что не станет устраивать драму.
– Tu deviens responsable pour toujours de ce que tu as apprivoisé?* – чуть склонила голову вправо, не отводя взгляда от лица мужчины, от глаз.
Хотела бы она чуть хуже угадывать выражения, понимать недосказанности.
– Знаешь, я, наверное, смогу жить почти с чем угодно. Теперь смогу.
Ему не о чем волноваться.
– Себастьян, – сама не заметила, что коснулась его руки, – я хочу тебя попросить…
«Последний раз» – не произнесла, не было необходимости уточнять.

*

Та самая цитата из «Маленького принца». Ничего оригинального.

+1

17

- Лис устал ждать чужих никогда не взрослеющих принцев,
он открыл магазин, там торгуют вином и корицей,
лис читает стихи, он объездил, наверно, полмира…
И уже ничего, не зовет, не болит - отпустило.

легко рассмеялся Себастьян в ответ, - прости это не мои стихи, но мне нравятся.
Он вздохнул, на секунду искривив рот. Принцы и впрямь были опасны. Ты думаешь что они тебя приручили, а они посылают за твоей шкурой своих ручных убийц. Принцы думают что они тебя приручили, но на самом деле ты слишком параноик, чтобы спать спокойно, оставляя без прикрытия спину.
- Ты сможешь, - он кивнул, окидывая ее взглядом. Она действительно стала другой. Более уверенной, более открытой. Без недомолвок и оправданий перед собственной совестью. Посмотрим. - Конечно.
Это было и подтверждением того что он видел и согласием ее выслушать.

+1

18

– Хорошие стихи, – согласилась Холли.
В устах мужчины они ожили, наполнились дыханием и пульсом – обрели смысл.
Жаль, она не была Лисом. Быть Розой ей просто не хотелось.
Женщина поняла, что отвлеклась, между тем, то, что хотела сказать, казалось ей сейчас чрезвычайно важным. Глупым, наивным, но едва ли этим она удивит Себастьяна.
– Пообещай, что ближайшие пятьдесят лет ты будешь жить, – да, именно так: не «оставаться живым», или «не умрешь» – всем известно, загадывая желание нужно быть очень внимательным с формулировкой. Потому жить, даже не так – Жить, во всех смыслах.
Миссис Гарднер никогда не была суеверной, недемонстративно осуждала чужие предубеждения, но сейчас – после того, что не сказал визави – ей необходимо было верить. За восемь месяцев их знакомства еще ни разу не случалось так, чтобы Себастьян не сдержал данного ей обещания.
Словно договор – с судьбой, или… какая разница, каким именем назвать Айсу.

+1

19

Он застыл в кресле, глядя на нее. Нет, беспардонно разглядывая даже. Так, наверное, троянцы смотрели на Кассандру в те дни, когда песок под стенами их города напоминал выжатую красную тряпку, с серым налетом пепла от погребальных костров.  Делили взглядами знание о своем будущем с кем-то еще. Произнесенное слово - ложь, и не смея ослушаться Апполона, они делали это втайне, как заговорщики. Идет Кассандра по древней от пыли улице Трои а ей взглядами, взглядами: три коротких как высверк ножа, три длинных, как томная ласка рассекающая кожу, и три контрольных. И так по кругу. Спаси наши души, Кассандра. Спаси наши... Говорят они же ее и убили, когда Троя стонала и корчилась в огне. Неудобные люди, пророчицы и красивые женщины первыми попадают под раздачу.
Он моргнул, избавляясь от видения, и склонил голову, дергая собственный взгляд за поводок приличий: "фу, взгляд, кому я сказал".
- Я вообще надеялся умереть гораздо старше восьмидесяти восьми лет, - бокал в его пальцах высверкнул насмешливо красным, - но раз ты просишь только пятьдесят...
Он улыбнулся.
Самое простое - это сделать вид что ты чего-то не понял. Самое сложное это продолжать удерживать этот вид. Так недолго и Пигмалиону довериться своей Галатее ненароком. Он задумчиво искривил губы. А может и стоит довериться. Теперь, когда он был очень ограничен в своих действиях, люди, которым можно доверять, пригодятся. Но вот с доверием у него всегда были проблемы. Посмотрим к чему приведет встреча в Базеле. Сначала посмотрим к чему она приведет, а потом будем думать о дикой охоте. Человек из Базеля молчал уже третий день. И третий день Себастьян искал запасные пути, проклиная время, которое неслось вперед со скоростью экспресса, расшвыривая шансы быстрее чем неопытный игрок теряет пешки в игре с профессионалом. Он слишком расслабился за последний год, упустил из виду то, что творилось за спиной и теперь платит за это. Ну же, полковник, сукин ты сын, соберись, не сиди в гостях у дамы как на собственных похоронах. Вряд ли на твой обряд наберут даже шесть человек, если ты будешь настолько скучен.
И он встряхнулся, улыбаясь, подливая ей вино, нахваливая ужин и вспоминая вбитые классическим воспитанием навыки легкой застольной беседы.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 13.02.2011 My funny Valentine