« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 13.05.2011 The British invasion in Mexico


13.05.2011 The British invasion in Mexico

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Время и место:
13.05.2011. Мексика.

Участники:
Charlotte Roxford & Esther Nichols, James Moriarty

Краткое описание:
Кто сказал, что британцы не умеют за себя постоять?

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 10:49:26)

0

2

Как случилось, что Эстер оказалась за двенадцать тысяч километров от Родины, в жаркой Мексике, напичканной безумными мексиканцами, как банковский сейф банкнотами? Что потянуло ее в ту проклятую даль? И самое главное - как так, черт побери, случилось, что уже после двух дней, проведенных в Мехико, оно стала заложницей банды дона Педро Сесилио Рамиреса, крупнейшего землевладельца во всей Мексике и отнюдь не меньшего наркоторговца? Это не очень приятная история, однако, Эстер есть чем гордиться, потому удостоилась небывалой чести - редко, ой как редко случается, чтобы уважаемый дон Педро Сесилио Рамирес лично на кого-то направлял дуло пистолета.
  Эх, а как все прекрасно начиналось ...
Вообще, у всех - абсолютно всех без исключения - скверных историях из жизни Эстер есть две общие черты: во-первых, все плохие истории начинаются красиво, по-хорошему, с наилучшими намерениями, а во-вторых, все плохие истории всегда связаны с Мориарти. И эта не стала исключением.
Какого черта на переговоры с мексиканским наркобароном должна была лететь именно Эстер, видимо, и богу не известно, почему тогда не включился инстинкт самосохранения, и Николс красиво не спрыгнула, вспомнив, что у нее свадьба сестры / кот беременный / поход к дантисту - тоже загадка. Эстер согласилась и сначала даже не жалела.
Первый день прошел под девизом «углубись в культуру полностью » - Эстер даже не думала о работе, гуляла по городу, купила сомбреро, дважды потерялась и успела загореть.  На второй день проходили переговоры, и тогда информатор успела сто раз проклясть Мориарти, Мексику и свое желание покрасоваться перед боссом. Дон Педро и Мориарти никак не желали идти на компромисс, и здесь все полетело вверх тормашками.
Где-то на подсознательном уровне Николс поняла, что надо драть когти пока еще может. Под предлогом ужасной боли в голове и что организм не привык к новым условиям предложила перенести переговоры на завтра, но было поздно. Слишком поздно. Дуло пистолета к голове, просьба выполнять все условия, если не желает отправиться к праотцам и холодный подвал.

Откуда-то слышались голоса. Обсуждали Мориати и то, сколько он заплатит за свою пташечку. Называли прямо-таки заоблачные суммы. Эстер прекрасно знала, что Джим даже пальцем не поведет, чтобы ее спасти и сейчас все в ее руках. Вот только как выбираться Николс еще не придумала.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 12:11:38)

+1

3

С Доном Педро мисс Роксфорд познакомилась примерно год назад. Свели их её старые знакомые и необходимость быстро и незаметно вывезти из Мексики несколько не представляющих для самой блондинки культурной ценности предметов, за которые, впрочем, фанатичные любители майя и ацтеков готовы были заплатить немалые деньги. Дон, в чью сферу деятельности не входила контрабанда, за определенную сумму с удовольствием помог Шарлотте и обещал содействие в дальнейшем, если таковое будет. Так блондинка, сама того не ведая, вот уже в юбилейный пятый раз наведывается к врагу Мориарти, которому явно не следовало знать о её новых знакомствах.
Встреча не задалась как-то с самого начала. По крайней мере, с точки зрения Шарлотты, которой кроме низкопробного алкоголя гостеприимный хозяин ничего предложить не мог. А затянувшиеся переговоры не принесли желаемого результата – на этот раз Педро Сесилио Рамирес не мог помочь даме с Туманного Альбиона в её безынтересных делишках, зато, узнав о том, что Шарли распрощалась со своим телохранителем, активно начал предлагать подмогу в других вопросах. Настолько активно, что его правая рука оказалась сломанной о подлокотник стула, а не чувствовавшая себя отомщенной барышня была перенесена в подвал, где должна была расположиться и ожидать приговора Дона, которого в срочном порядке с открытым переломом повезли в ближайший травмпункт.
- Дерьмо мексиканское. Свернула бы в трубочку твое сомбреро и … , - дальнейшая судьба шляпки была слишком жестока, чтобы выпускать это в массы. Отметим лишь, что ругательства были на немецком, ибо остывшая от праведного гнева Шарлотта вовсе не горела желанием получить прикладом по голове, а не понимавший языка Шиллера и Гете мужлан, не обращая внимания на все это, приволок и довольно грубо скинул на пол барышню, которую во избежание ещё каких-либо эксцессов связали по рукам и ногам. Свет, что лился сверху из коридора, позволил осмотреть подвал. И удивилась Шарлотта не тому, что там отсутствовало что-либо, а тому, кого там увидела.
- Эстер? – Негромком спросила блондинка, когда дверь за верзилой захлопнулась и подвал вновь погрузился в темноту.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-05-17 12:43:07)

+1

4

Вообще, если не считать то, что в любую минуту могут пустить пулю в лоб, то все не так и плохо. В подвале прохладно, при первом же желании ей приносят воду, кормят два раза в день и не связали. Видимо, дон Педро все-таки боится Мориарти, или ему известны выдержки из Женевской конференции о том, как обходиться с заложниками.

Лежа на сырой земле и крутя в пальцах швейцарский нож, который пронесла во внутреннем кармане, Эстер разрабатывала план побега, точнее жалела о том, что не пошла на курсы самообороны еще после кровавого Рождества в Базеле, как тут дверь открылась. Николс сразу спрятала нож, и с видом: «я что? ... Я ничего. секунды считаю »приняла позу йога, заложив ногу на ногу.
« Мда ... видно Джеймс решил всех британских дам бросить к ногам мексиканского мачо».
В отличие от Эстер Шарлотте не так повезло: и связали, и грубо обращаются, может, первой и на тот свет отправят.
- Не кричи так. - Сделала замечание ей информатор, подходя и осматривая состояние пострадавшей.
По-идеи она должна была поинтересоваться, как блондинка оказалась так далеко от дома, но что-то подсказывает, что ответ будет состоять только из одного слова: «Мориати».
Николс, молча без лишних просьб и предложений, развязала Шарлотту и протянула бутилку воды, которую любезно бросили ей около часа назад.
- А вот теперь, - еще немного подождала, пока мисс Роксфорд отпустят эмоции, - можно думать и о плане побега. Идеи есть?

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 13:46:50)

+1

5

Прежде чем внять совету Эстер и помолчать, Шарлотта пропустила витиеватое ругательство, которое в определенном смысле можно было даже назвать изящным. Златовласка уселась поудобней, подобрав под себя ноги – вечер обещал быть занимательным. А затем, потирая запястья, на целостность которых столь бесцеремонно покусились мексиканские мачо со своими малоприятными, грубой работы веревками, невзначай буркнула что-то, отдаленно напоминающее: «Спасибо».
- Побег? – Переспросила Шарли, принимая бутылку с водой. Странно было слышать это от парламентера Мориарти. Если в том, что за мисс Николс король преступного мира готов заплатить Лотти не сомневалась, то вот на тему, будет ли распыляться и на сдачу от списанных миллионов заодно забирать и блондинку, её терзали смутные сомнения. Слишком в неравных положениях в его списке служак они должны были находиться. Поэтому странно было слышать от Эстер, которой оставалось лишь ждать счастливого освобождения, такое.
Только сейчас Шарлотта поняла, насколько ценным кадром был для неё Фил, и от скольких передряг успел уберечь.
«Вот он, сексизм в чистом виде! Приходишь одна, ломаешь грязные ручонки, которые тянутся к запретному плоду, а тебя ещё в подвал кидают! Возмутительно! Если я отсюда выберусь, немедленно найду себе ещё одного мальчика на побегушках.»
– А как же Босс, ценящий свои лучшие кадры? – Припоминая их недавний разговор с брюнеткой, шутливо заметила Шарли. Открыла бутылку и сделала несколько глотков. Не нектар богов, но жаловаться смысла не было. И не дожидаясь ответа, продолжила:
- Насколько я знаю этих засранцев, дисциплиной они не отличаются. Сейчас вечер, а их главарь повез этого индюка в больницу. Думаю, дону придется остаться в больнице, а значит и главному из его охраны и ещё нескольким молодцам. По сути, охранять оставшимся раздолбаям особо нечего – мы же глупые бабы и никуда от них не сбежим. А стращать их некому, так держу пари, что стоит подождать часа два, и они напьются в хлам. Вот тогда можно попробовать что-нибудь сделать.

+1

6

При упоминании о дорогом боссе настроение вообще скатился до нуля. Эстер не знала что ответить. С одной стороны Николс действительно ценный кадр, а с другой ... Чего тут стесняться? Рано или поздно этот день должен был прийти. Ничто не вечно, а сотрудничество тем более. Наигрался и выбросил, вот и все. Эстер ведь не Моран, чтобы ради нее разворачивать спасательную операцию с участием всей империи Зла.
- А я и не отказывалась от своих слов. - Холодно отказала информатор, завершая несвоевременное сравнение себя с полковником, в котором снова проиграла. - Просто не собираюсь ждать. Привыкла сама расхлебывать кашу, которую заварила.
Сидеть и ждать пока мексиканцы напьются - идеальный план. Хорошо. Они подождут. Несколькими часами больше, несколькими меньше, а там глядишь, и может, действительно за ними придут. Прилетит вдруг Мориарти на черном вертолете и развернет такую спасательную операцию, что ООН нервно будет курить в уголке: с выстрелами, срывами, морем крови и криками: «Мориарти стронг», а потом когда всех перебьет, зайдет к ним весь такой в рваной рубашке, потный, с грязью на лице и с винтовкой через плечо и Шарлотта с Эстер упадут в обморок.
- Насколько ты знаешь? - С недоверием спросила Николс. - То есть, ты работала ... работаешь с этим мексиканским засранцем? Ты хоть представляешь, чем тебе это может обернуться, если пронюхает мистер М? Это двойная игра.
Ну почему? Почему ее никто не слушает? Эстер просила же быть вежливой и не делать глупостей. Спасительная операция в лучших традициях голливудских блокбастеров накрылась медным тазом.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 15:51:57)

+1

7

«Да, да, да», - не без ехидства мысленно ответила Роксфорд на слова брюнетки. Это ж что надо делать, чтобы заварить такую кашу? Шарлотта почему-то сильно сомневалась, что Эстер в роли туристки смогла бы обозлить на себя всю мексиканскую мафию. Нет, конечно, было бы желание… Но в целом, деятельность с таким последствиями виделась только с подачки Мориарти, чей богоподобный образ стал рассеиваться быстрее с каждым днем.
- Не принимай близко к сердцу. Это я так… - миролюбивым тоном с толикой иронии сказала повеселевшая Лотти. Общий подвал и босс – достаточный повод, чтобы перейти на «ты» без брудершафта и поцелуев.  – Все равно по одну сторону баррикад, а принц на белом коне спасать не прискачет.
Если Эстер видела спасательную операцию, проводимую лично Джимом, который больше напоминал Рембо в таком ключе, то вот Шарли в своем воображение после их чаепития почему-то слабо верила в это. Её ещё не отпускала картина того, как Джеймс убегает от своей помощницы, держащей банку с фруктовым пюре, и воспоминание о том, что мужчина заставил хрупкую даму таскать увесистый труп. Поэтому Шарлотта было проще поверить в то, что гений преступного мира в своей пижамке с рисунком клевера, полетит в Ирландию и с армией леприконов пойдет выкашивать неприятеля. И вот тут-то точно был бы повод упасть в обморок.
- В смысле? – Самым что ни на есть удивленным тоном спросила Шарлотта. Если бы в подвале было достаточное освещение, то Эстер вполне могла бы лицезреть широко распахнутые глаза блондинки и даже приоткрытый рот. – Какая двойная игра, ты вообще о чем?
Минутная пауза, слышно было, как лихорадочно блондинка размышляла. «О нет!», - кричала её женская натура. «О да! Ты попала», - говорил внутренний голос. И почему-то говорил он голосом Эстер.
Златовласка вновь выругалась.
- Да я же не знала, что он с ними в контрах. Сложно за неделю разузнать о том, что знать тебе в принципе нельзя.

+1

8

- Незнание законов не освобождает от ответственности. - Напомнила брюнетка об одном из важнейших законов Вселенной. - Я когда-то тоже не знала кто такой Мориарти и ...
Вовремя остановилась, считая, что рано настолько быть откровенной с Шарлоттой. Пусть они теперь сестры по несчастью (и речь не только о подвале), перешли на «ты» и чуть не создали профсоюз, но все-таки есть вещи о которых лучше молчать.
- ... Ты права. Мы живем не в эпоху рыцарства, и поэтому сидеть, сложа руки - невыход.
По ту сторону двери доносились, какие-то дикие крики, казалось, как будто режут свинью. Эстер никогда не слышала предсмертные вздохи пятачка, но видимо это звучит примерно так: резкие, хаотические, режущие ухо звуки. Николс подошла к двери, прислушалась. А нет, это поют. Поют на английском. У британки сердце облилось кровью, чтобы так испортить песню «The Beatles» Come Together. Да за такое сразу на электрический стул или в петлю без суда и следствия.
- Кажется, наши мексиканские друзья успешно приближаются к стадии квашеных огурцов, и у них ужасный акцент.
Информатор вернулась обратно, села, сделала несколько глотков воды, посмотрела на Шарлотту, подумала. Ехидные замечания блондинки заставили посмотреть на Мориарти в ином свете. Неужели он действительно сподобился на такой низкий поступок. Что же, ей его жаль. Мужчина, который не способен сказать женщине прямо в глаза: «Дорогая, нам было хорошо вместе, но я нашел другую с более длинными ногами, пухлыми губами и четвертым размером груди» - не мужчина.
- Неудачные переговоры. - Выдавила из себя Эстер. - Никто не хотел идти на уступки и как результат я здесь.
Жаль, что негде не завалялась бутылка текилы, желание выпить слишком высокое.
- Мориарти нормальный. Просто не думает о других. - Сказала так, будто старалась уверить, что все пять лет делала правильно

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 18:26:51)

+1

9

- А у собаки четыре лапы и хвост, - буркнула под нос блондинка. Она считала себя жертвой обстоятельств и простой неинформированности, однако, как и Эстер, это вряд ли было бы взято в расчет Джимом Мориарти. Оставалось надеяться, что гений консалтинга все-таки снизойдет полистать её личное дело, дабы узреть, что последняя сделка оказалась такой же удачной, как и переговоры мачо с мисс Николс, а некоторые обстоятельства вроде нанесенных моральных и не только травм не позволят Роксфорд поддерживать боле связь с Доном Педро. Терзаемая этими мыслями, златовласка не предала значения заминке англичанки. А если бы и заметила, то не знала бы в какую степь податься со своей бурной фантазией: то ли рисовать картины того, как Джим, ударом ноги выбил дверь в квартиру Эстер, и предложил ей стать парламентером, то ли он беспечно гулял по Лондону, а она его случайно сбила, проезжая на машине, а потом доставила в больницу и приносила весь месяц фрукты и цветочки в палату, а он её простил/получил амнезию и даже пригласил к себе работать.
«Да к черту», - резонно решила Шарлотта, подумав, что если они не выберутся отсюда, то думать о благосклонности Мориарти будет столь же полезно, как спать после обеда. Говорят, мертвым людям кроме гроба вообще ничего не нужно, так что какая тут благосклонность.
- Отлично. Чем скорее они захрапят, тем быстрее мы сможем искупаться.
Шарли, нервно крутя возвращенное кольцо, следила за сим процессом с неподдельным интересом. Можно было бы подумать, что дама решила переосмыслить жизнь и заодно попросить прощения за все свои грехи, но на самом деле она просто приводила мысли в порядок и пыталась успокоиться. Для успокоения пыталась вспомнить сонет Шекспира. Сначала слова путали, не хотели выстраиваться в предложение, но постепенно из чертог разума просочилось одно единственное воспоминание. «They that have pow'r to hurt, and will do none. That do not do the thing they most do show. Who, moving others, are themselves as stone. Unmoved, cold, and to temptation slow…», - фразу оборвали чужие слова, вклинившиеся в плавно выстраивающуюся стихотворную фигуру. Шарлотта чуть нахмурилась и поджала губы, однако, осеклась в своих поспешных суждения – Эстер говорила на удивление интересные вещи.
- Ну, с переговорами я тебя учить не буду. Хотя, конечно, могла бы сказать, что с такими перцами лучше не спорить. Проще согласиться и сделать по-своему, уж они-то за тобой через океан точно не полетят. А про нормальность… - Роксфорд хмыкнула. Она тоже ни о ком не думала. Вернее ей так казалось, совсем до недавнего времени. И, к сожалению блондинки, её броня из цинизма и мизантропии была не так прочна как барышня думала. – Все мы в душе конченные эгоисты. Просто кто-то больше, а кто-то меньше. Я бы на его месте, не видя ни в ком себе ровню, тоже ни о ком не думала. На крайний случай завела бы собаку и заботилась бы о ней. Супруги – штука затратная.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-05-17 18:49:40)

+1

10

Самокопание - страшная штука и когда ним занимается Эстер нужно, чтобы телефона не было под рукой, она была заперта в комнате, а ключ спрятан где-то настолько далеко, чтобы, когда в крови уровень алкоголя (она не алкоголик, просто подавляет душевную боль) вырастет вдвое допустимой нормы для водителей, не было:
- Алло, Моран, я ужасный человек. Прости меня за все, я не хотела тебя доводить до нервного срыва. Ты мне родной человек и я не хочу с тобой конкурировать.
Или:
- Майкрофт Холмс, я хочу рассказать вам одну тайну. Я знаю много интересного о Мориарти.
Эстер иронизирует. Она даже в веселом состоянии умеет держать язык за зубами, но все может быть. Решит пойти в монашки, разочаруется в идеях всемирного зла, влюбится в очень-очень хорошего мальчика, сойдет с ума.
- А у него есть пес. Верный, смелый, но иногда любит порычать на владельца.
Стало подозрительно тихо. Ни тебе песен, ни дикого смеха, ничего. Затишье перед бурей? Эстер насторожилась. Засунула руку в карман кофты. Нож на месте.
- Или они вообще пить не умеют или несколько часов уже прошли.
Николс снова решила поиграть в супер героя и подойти к двери, но только брюнетка потянулась к ручке, чтобы приоткрыть и посмотреть, что там происходит, на пороге ее встретил пьяный, но до сих пор на ногах мучачо.
- Шлюха Мориарти! Пошли!
Перед полетом Эстер сбросила себе на телефон самоучитель испанского, поэтому примерно поняла, что от нее хотят.
- Простите, но я лучше останусь здесь.
Такой ответ не входила в планы амиго.
- Не сопротивляйся. - Изо всех сил потянул информатора на себя. - Тебе понравится.
« А куда делись все остальные? »
Эстер готова поклясться, что слышала как минимум три разных голоса, а тут только один.
- А где друзья?
- Тебе их надо? - Руки мексиканца гуляли там где совсем не надо им гулять и это ей совсем не нравилось. Экзотика не для нее.
- Я сказала, НЕТ!
Эстер попыталась дотянуться до кармана, где лежало холодная оружие, но любовник в грубой форме заломил руку за спину.
- Наслаждайся.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 19:54:22)

+1

11

- Как показывает практика, псы не такая уж преданная животинка, - невесело заметила Шарлотта, совершив последний оборот кольца и вернув его на прежнее место. Эстер бы тоже не мешало вернуться на место, однако, живая натура или так называемый стержень где-то чуть ниже поясницы мешал ей спокойно наслаждаться жизнью детей подземелья. И это сыграло с ней злую шутку. Пока Николс кралась к двери, чтобы прояснить хоть что-нибудь о складывающейся обстановке, Лотти согнула ноги в коленях и устало прислонилась лбом к коленным чашечкам. Резкий удар тяжелой ступней по двери, и та с грохотом стукнулась о стену, описав дугу и чуть не слетев с петель.
Испанский Шарлотта знала на скромное «удовлетворительно», но даже если бы и обладала нулевым словарным запасом, то с первого раза поняла, зачем увели Эстер. Удивил не сам факт, который для Роксфорд был вполне закономерным, но то, что взяли именно Николс, которая должна была быть важным пленником, а не златовласку, которая их боссу кости поломала. Воистину странности творит с людьми алкоголь.
- Надеюсь, это потому, что он не любит блондинок и Мориарти. И поиметь врага своего босса, перенося психологический портрет с главаря на подчиненную.
Нервы всегда толкали Роксфорд на философствования. Но сейчас было не до того – дело принимало куда более серьезный оборот, чем сидение в подвале. Благо она сидела спиной к двери, и верзила не заметил, что путы, сковывающие англичанку давно валялись в темном углу. И как же удачно он забыл закрыть дверь, пытаясь укротить строптивую Эстер.
Шарлотта осторожно поднялась, машинально отряхивая подол платья от грязи. Дама не слишком спешила – она слышала слова брюнетки о друзьях, сама знала о том, что охранников было несколько и напороться на парочку поддатых мужчин с автоматами наперевес, ей не улыбалось. Что-то подсказывало, что те просто в отключке, а оставшийся на ногах решил себя развлечь, иначе пошлые шуточки и голоса резали слух. Не самое лучшее утешения для помощницы Эстер, но иного Шарли придумать не могла.
- Сначала ввяжемся в бой, а потом посмотрим, - подбадривая себя, негромко произнесла Роксфорд, крадучись идя по коридору.
Голоса раздавались совсем близко. Дверь в соседнюю комнату оказалась приоткрытой, горячий хлопец расположился к ней вполоборота. Тихо ликвидировать не получится, но попытаться стоило. Извлекла небольшой кортик из ножен, крепившихся выше колена, и, поудобней обхватив, завела руку за спину. Другой же вальяжно толкнула дверь.
- Эй, кулек мексиканского дерьма, - почти что ласково, словно звала по имени любимого, произнесла англичанка, - ничего не попутал?

+1

12

Эстер продолжала вырываться в надежде, что горячему мексиканскому мачо надоест играть с ней, его стошнит, или все-таки ворвется Мориарти или Шарлотта, ей сейчас безразлично. Но все происходило с точностью наоборот: чем больше англичанка брыкалась, тем больше разжигала желание и тогда Николс перешла в психологическую атаку.
- Я президент клуба воздержания, я бревно в постели, я лесбиянка.
Все бесполезно. Мексиканец настроен решительно и совет расставить ноги и получать удовольствие казался уже не таким плохим. Новые эмоции, опыт.
«О чем это я?» - Николс еще раз попыталась вырваться из объятий мачо.
- Ты можешь лежать ровно? -Сильный удар по щеке, в голове засеяли звездочки и спели птички, Эстер потеряла связь с миром.

Вкусное, а главное точное сравнение горячего испаноязычного джентльмена с последней стадией процесса пищеварения заставило брюнетку вернуть к реальности. Шарлотта! Хвала всем новым и древним богам.
Мексиканец переключился на блондинку, охотно приглашая ее присоединиться к любовным играм, Эстер вздохнула с облегчением, окончательно пришла в себя, поняла, что надо действовать радикально.
Схватила мужчину за волосы, приставила к горлу нож, а что дальше делать она не в курсе.
- Пикнешь, и я тебе сонную артерию перережу.
Очередной ляп. Эстер скривилась, вопросительно посмотрела на коллегу, с надеждой, что подскажет.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-17 23:50:23)

+1

13

Эстер была умницей, не зря же её к себе взял Мориарти. Сумела правильно воспользоваться паузой и повернуть ситуацию в свою пользу – пока мужчина хотел сообразить на троих, его неудавшаяся дама сердца перешла в активную контратаку, завершившуюся весьма плачевно для их мексиканского визави.
- Прикончи его, - беспечно и с должным пренебрежением к шестерке Дон Педро ответила Шарлотта. Правда, блондинка сомневалась в том, что мисс Николс способна на хладнокровное убийство, но опять же, не просто же так её к себе гений криминального мира взял. Тем более при самообороне, защите собственной чести не считается, а просто душкам вроде Шарли и Эстер вполне себе даже разрешается. И тот факт, что Роксфорд сама себе сегодня выдала лицензию на убийство, нисколько даму не смущал. Правда, с участью горячего мачо она погорячилась. И осознала это ровно тогда, когда послышались шаги и в комнату ввалились новые лица. Подручный многоуважаемого Дона, услышав о своей незавидной участи принялся горланить на весь дом, отчего его пьяные дружки мигом проснулись. Протрезветь, конечно, не успели, но переполошиться - переполошились и достаточно шустро вторглись в тоже помещение, где разворачивались душещипательные действа.
Златовласка едва успела скрыться за распахнутой дверью, когда двое собутыльников неудавшегося героя-любовника переступили порог комнаты. Действовать надо было немедленно, но как? Неискушенная в области ведения боевых действий, которые целиком и полностью были на совести удравшего Филиппа, Шарлотта осознала свою несостоятельность в области самообороны вот уже во второй раз за день. Но утешив себя тем, что какой-то парламентер и просто посетитель светских приемов справился с этой проблемой, то и она сможет. Резкий выдох и шаг вперед. Непреодолимая разница в росте сократилась за счет удара под коленную чашечку – первый друг рухнул на колени, и Шарли не слишком быстро и умело провела лезвием по горлу боевика.
«Ну, вот уже второе платье, заляпанное из-за Мориарти!», - в сердцах подумала Шарлотта. Что ни говори, а девушка всегда останется девушкой, даже когда на неё идет суровый мексиканский мужик под градусом. Последнее играло немаловажную роль, давая фору хрупким леди. Ещё один удар, правда, чуть выше колена на этот раз и по более мягким и важным тканям – второй согнулся пополам и после ещё одного взмаха кинжалом упал на пол, заливая доски собственной кровью.
Златовласка брезгливо вытерла лезвие кортик о подол своего платья, резонно решив, что последнему уже ничего кроме помойки не светит. А между тем во дворе зазвучали звуки мотора, и оттуда донеслись голоса ещё пары-тройки знойных мексиканцев.
Роксфорд оглянулась на Эстер.
- По-моему, пора делать ноги.
Пистолет у одного из убиенных был бессовестно присвоен английской леди. И пока Эстер расправлялась со своим «довеском», Шарлотта шустро распахнула окно и, не сомневаясь в том, что Николс уже на подходе, переправилась на ту сторону – благо они были на первом этаже типичной усадьбы.
И англичанкам сегодня неимоверно везло. Домик Дона находился не в городе, а в безлюдном местечке, окруженный не самой густой лесной порослью. Да ещё одному из подручных страсть как захотелось зайти не с главного входа – беглянки оказались замечены. Выпущенная пуля не заставила смолкнуть обнаружившего пропажу мексиканца и тот, не переставая изрыгать испанские ругательства и призывать товарищей на помощь, схватился за бок. 
Кажется, сейчас начиналось самое интересное.

+1

14

Прикончить? К такому Эстер не была готова. Максимум - это морально унизить, а вот физическая расправа - не по ее части. Эстер миролюбива.  Да, иногда программа сдает сбой и в головке вырисовываются ярко - красные картинки, где Николс периодически выступает в роли Джека Потрошителя или Фредди Крюгера, но не более. Если личный информатор Мориарти еще спокойно, без побочных эффектов вроде: угрызения совести, трехнедельного запоя и желание пойти из чистосердечным в ближайший участок, могла еще выпускать кишки, то, какого черта, ему нужен был Моран?! Нужно провести переговоры, выведать информацию, взломать банк, отправить кого-то на дно океана, поплакать в жилетку - звоните Эстер Николс. Эстер Николс - универсальный боец.
Двое мучачо кричащие, не то ли что-то на испанском, не то ли на английском с ужасным акцентом,  ворвались в комнату, как раз когда информатор преодолела страх, совесть и уже была готова отправить Ромео-неудачника к праотцам. Вовремя. Ничего не скажешь. Видимо, верховные вожди все-таки против того, чтобы Эстер заняла нишу полковника.
Пока Шарлотта довольно хладнокровно расправлялась с джентльменами, которые так беспардонно нарушили их " интим ", Эстер прикрываясь своим « любовником » играла роль террориста, как могла. Приставив нож к шее, медленно продвигалась к двери за которой, судя по звукам, прибывало подкрепление.
- Людей много там? - Кивнула в сторону двери, и ни на грамм не ослабла хватку. - Оружие?
- Десять. Да. Тебе не прорваться. - В голосе чувствовалось презрение, аля: «суши весла,  девка. Тебя сейчас превратят в паштет ».
- Посмотрим. Топай, давай. - Толкнула в плечи.
Наша жизнь не похожа на кинофильм, но иногда хочется верить, что эпизод из боевика, где главный герой бежит, а за ним десять амбалов с автоматами и никто не попадает  был правдой. По крайней мере, Эстер верила, что ей удастся проскочить незаменимой, а если даже и попадет в поле зрения мексиканских мучачо, то они не смогут ничего сделать, ведь у нее заложник. Ах, эта наивность. Если выживет, больше никогда не будет на нее полагаться.
Только мисс Николс открыла дверь, на нее сразу нацелили восемь дул пистолетов. И тогда Эстер поняла, что шансов проскочить у нее нет.На этот раз мексиканцы были более осмотрительны: завязали руки и ноги, на голову надели мешок и уже ни о каком ол инклюзив речь не шла.
- Молись святой Марии, чтобы твой босс был разумен и перечислил деньги до захода солнца. - Проинформировал охранник и закрыл дверь с той стороны.
Эстер снова оказалась там, откуда так  пыталась сбежать

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-31 11:42:27)

+1

15

Опыт общения с мексиканцами у Мориарти был. В первый раз их с Мораном высадили на каком-то острове в самой зад.. завалящей территории, которая условно считалась обитаемой; второй раз закончился интригующими посиделками под дулами дюжины боевиков, щекотливым емейлом главарю и окруженным Себастианом, не возжелавшим сменить босса на почетном посту заложника. С ними всегда так - кроваво и трогательно. Душевные ребята, хоть и любят распускать лапки не по делу.

Дон на букву П был, пожалуй, одним из отвратительнейших экземпляров, которых Джиму посчастливилось встретить. Дело вовсе не в сорванных переговорах, где он даже трезвым лыка не вязал, и не в надоедливых ночных бабочках, снующих туда-сюда, пока Мориарти пытался изобразить делового человека. Сколь косноязычным он был в дипломатии, столь же безответственным в операциях. Джим почти решил, что тучный неудачник - одно из подставных лиц, ровно до того момента, пока не перевернулся катер, унесший на морское дно остатки нервных клеток консультирующего преступника, да пару миллионов заодно, тщательно упакованных в пластиковые пакеты. Душу грел тот факт, что вместе с ними кормить рыбок отправился и недокапитан судна. "Снежок" можно достать в другом месте. Нервные клетки не восстанавливаются.
Неудивительно, что в этом плане Мориарти медленно, но верно приобретал все замашки расиста.

- Человек десять, не больше, - небрежно бросил Джим, не отлипая от зеркала. - Трое на минус первом этаже, если это можно так назвать, остальные... - неопределенный жест рукой, беспечно дернул плечом. - Надираются наверху, наверное.
Настроение криминального гения скакало на плюсовой отметке. Что мы делаем с теми, кто причинил нам боль? Педро, заботливо расфасованный по черным пакетам для мусора и отправившийся на корм морским обитателям, еще долго будет сниться Мориарти в сладких снах. Подобных "партнеров" Джим в грош не ставил, но подобное завершение их союза он находил весьма логичным. Оставалась еще одна проблема. Небольшая, но стоящая внимания.
Черт разберет, что это - очередная пьянка или всамделишная перестрелка. Пока мальчики послушно вырубали несговорчивых террористов, Мориарти, следуя по расчищенному пути, спустился вниз, рассеянно скользя взглядом по отсыревшей штукатурке. Как он и предсказывал, святая троица уже наблюдала свет в конце тоннеля. Знак пальцами - тела сдвинуты к стенке. "Носильщики" покинули помещение, а Джим легонько стукнул костяшками пальцев по двери, подергал за ручку. Поморщился, оборачиваясь, склоняясь и вытаскивая ключи из чужого кармана. Больше они ему не понадобятся.
Поворот. Скрип.

- Какая жуть! - подвел Мориарти красноречивый итог, чуть щурясь и обрисовывая уровень ужаснувшего горизонтальным движением ладони. - Не думал, что тебя будут держать в таких условиях, - брезгливо пнул несуществующую пылинку на полу. - Крыс нет, надеюсь?
В подобном случае сюжет мог фатально измениться, и Эстер пришлось бы тащить на себе шефа, бьющегося в истерике имени чистоплюйства, самостоятельно. Несколько шагов вперед, все также болезненно щурясь в попытках разглядеть информатора.
- Прости, милая, пришлось задержаться, - еще пара шагов, теперь уверенных, отеческий поцелуй в висок, - думал, они хоть соломку подстелят... как хорошо, что переговоры не затянулись еще на пару дней, не хотелось бы хоронить тебя в таком месте, - неодобрительно покачал головой он. - Засиделась ты с ними, пора и честь знать, раз папочка вернулся.
Моргнул; недоуменный взлет брови.
- Что ты так на меня смотришь?

+2

16

«Не день, а дерьмо какое-то», - грустно подумала Шарлотта, сидя на полу с закрытыми глазами, подпирая спиной стену. В подвал её вернули быстрее, чем она успела мысленно пообещать Эстер вернуться с подмогой, ну или хотя бы выжить, а после почтить светлую память информатора Мориарти бокалом Шардоне. Но надо отдать дань блондинке, преследователям пришлось изрядно попыхтеть и растрясти свое пивное брюшко, чтобы поймать беглянку. Та, (беря в оборот самые непафосные, но приближенные к реальности сравнения) словно горная козочка брала препятствия и, скрываясь от преследователей и успешно раздирая кожу ветками кустарников, петляла между не столь многочисленных деревьев, покуда банально не запнулась и не рассекла до мяса многострадальные колени и повредила ладони. Убежать в лес и идти пешком до ближайшего населенного пункта, было вполне отличной идеей, на первый взгляд. Однако ещё один гадкий мучачо сломал барышне всю малину своими воплями. А ведь Роксфорд могла бы выиграть для себя время… Шарлотта вздохнула, а её внутренний голос усталым тоном посоветовал заткнуться и перестать рассусоливать на темы «если бы да кабы», «почему Фортуна показала мне не самую свою лучшую часть», «где мои лучшие годы», «как же я хочу пожрать». Разбитые колени нещадно саднило, в животе кто-то мурчал, а головная боль после не слишком джентльменского «подзатыльника» (подумаешь Шарлотта укусила его) остро отдавала в виски да и на светские беседы с Эстер тоже не тянуло, хотя та, наверное, могла бы много интересного рассказать.
Усталость и физическая, и моральная сказывалась на поведении англичанки. Та обратилась не в меру бесстрашную и полностью не заботящуюся о своей судьбе даму, так что ворвись сюда сам Люцифер на радужном единороге, она бы и бровью не повела. Мориарти, так эффектно и так внезапно вырисовывающийся на фоне освещенного дверного проема, не производил должного впечатления. Шарлотта, предававшаяся до сего момента унынию и праздной лени, медленно приоткрыла глаза, когда в подвале раздался знакомый голос и стало ясно, что это не мексиканские злоумышленники пришли поглумиться или ещё чего-нибудь такого гадкого сделать двум беззащитным представительницам слабого пола. Щурясь от болезненного света, после долгого пребывания во тьме, блондинка не сразу поверила тому, что предстало взору её голубых глаз. Сначала она подумала, что её хорошо приложили головой. А потом залилась звонким с нотками истерики смехом, сквозь который послышалось несколько ругательств, самое порядочное из которых было «сожри меня горгулья!». Вдоволь посмеявшись над чувством юмора старушки Судьбы, Шарли небрежно выдала:
- Смотри-ка, Эстер. За тобой не просто принц на белом коне, но король с целой гвардией приехал. Завидую-ю-ю… - мечтательно протянула Шарлотта и вновь хохотнула. - Если встретишь ещё одного незанятого всякими мелочами рыцаря, пошли за мной, будь другом.

+2

17

Засранец! При всем уважении, субординации и нормам этикета, иначе Эстер охарактеризовать босса на данный момент не могла. О, он знал, когда постучать в дверь, как себя подать в этой не слишком приятной ситуации и что сделать, чтобы Николс перестала дышать пламенем. Джим снова все просчитал, и это выводило из себя больше чем всегда. Этот его тон, шутки, пафос вызывали у нее лишь легкий приступ тошноты. И кто ему позволил прикасаться к ней, а тем более, вновь перейти святую границу между деловыми отношениями и черт знает чем? Дурацкие вопросы. Он сам себе и позволил, а в Эстер, как всегда, забыл спросить. А зачем? Она его собственность, девочка на побегушках, кукла к которой мальчик слишком сильно привязался, но не индивидуум, которого следует уважать и считаться. Его фраза о том, как ей повезло, что фондю во Франции отменили и уже, если самолет арендован, то почему бы не полететь в Мехико и не поиграть в прекрасного принца бесила больше всего. Она словно еще раз доказывала насколько Эстер бессильна. Теперь по закону жанра Николс должна наброситься на него с объятиями, поцелуями, криками «мой герой» и дать Шарлотте новую почву для развития теории любовница - Эстер, этого же он ждет? Не суждено.
Пощечина - вместо тысячи слов. И пусть еще радуется, что так легко отделался.
- Да, ты прав, - слишком резко ответила Николс, освобождая ноги от веревок - надо и о чести вспомнить. - Резко поднялась, бросила недовольный взгляд на сокамерницу, сдерживалась чтобы не закрыть ей рот. Нашла время, когда надрывать живот от смеха. – И крыс здесь нет, а вот - поймала таракана, который как раз пробовал залезть под футболку - кукарача водится. - Бросила в сторону Джеймса. Хотела Шарлотта шоу, пусть получает спектакль с участием одного актера «Джим в истерике» и да, при постановке  животные пострадали, Гринпис может сжечь Мориарти на святом огне.

Послушные мальчика (кажется, так их называет мистер М.) выкатили на Эстер круглые глазищи, не понимая где их босс, но никто даже слова не осмелился сказать, чувствуя, что Николс сейчас в таком состоянии, что спокойно может запустить кроссовком в голову. От леди осталось ничего.
Прошлась по периметру, оценивая масштабы катастрофы и подсчитывая жертвы, но желание поставить свечку и помолиться за упокой душ не было. Подошла к окошку, полюбовалась видом, взяла в руки бутылку недопитой текилы, открутила и прямо из горла залила ее в себя. Плевать она хотела, как выглядит со стороны. Сегодня можно. Сегодня ее довели.

Отредактировано Esther Nichols (2014-06-25 20:50:16)

+2

18

Первый порыв - развернуться назад с видом "меня тут не было, вам показалось". Если Мориарти и добило наличие Шарлотты, что мгновенно обесценила момент трогательной встречи после разлуки, то сейчас он, осмысливая происходящее, не отреагировал, хотя нервный тик, выражающийся в мгновенно затормозившейся жестикуляции и беспрестанно хмурящимся мимическим мышцам выдавал отношение к происходящему. И после того, как Джим набрал в легкие воздуха и вдоволь поразил мисс Роксфорд лингвистическими познаниями (это соревнование!) обозначив свою позицию, касаемо их внезапной встречи...
Если Джеймса оскорбляют, можете считать, что данный смельчак попросту не успеет выйти из помещения. Если Мориарти оскорбляют в лучших чувствах, которые, к слову, проявляются только под кайфом или в редкие моменты хорошего расположения духа, означающие удачную партию в покер, или в "сапер" 3D, так сказать, все совпадениями с реальными странами не являются случайными, или томительную поездку во Францию - даже кровожадные озабоченные мексиканцы покажутся гостеприимными хозяевами. Хорошо, что мальчики успели вернуться, вышло бы очень неудобно.
Эстер + ярость= Шарлотта. Везде чувствовалось ее влияние, оно пропитало воздух и Мориарти, вдохнувший отравы, слегка кивнул ей, отдавая должное. О том, что информатор действительно обиделась Джим даже не задумывался, традиционно оседлав Бафомета и несясь на баррикады, не размениваясь на здравый смысл и попытки понять. Считал ли Джим это предательством? О да, само наличие Шарлотты намекало на предварительный сговор! и молите небо, дамы, чтобы это оказалось паранойей.
В иной ситуации вспыльчивость Эстер могла повеселить, пусть это и дурной тон - избивать шефа перед его скоропостижной кончиной.

- К слову о чести, - Джим издал миролюбивый смешок, мимоходом потерев щеку и делая пару шагов, замыкающихся в круг; поднял голову, убирая руки в карманы, дернул уголком губ в несостоявшейся улыбке. - При всех недостатках, я не бью женщин. Стив?
Эстер осталась стоять с бутылкой как и стояла, только покачнулась от резкой пощечины в ответ. Стиву она всегда нравилась, эта прохладная британка испанского разлива, должен считать за оказанную честь, учитывая как Джим не любил делиться своим или тем, что считал собственностью.
- Обеих наверх, если там успели прибрать. Живо! С блондинкой осторожнее, она сильнее, чем выглядит.
Мориарти, не удосуживаясь вытаскивать ладони из карманов, легко покачнулся на мысках ботинок и вышел из подвала, неторопливо поднимаясь наверх.
В отсутствие Джеймса едва ли Стив станет лишний раз распускать руки в адрес мисс Николз. Криминальный гений справедливо полагал, что информатор оценила его благодушный уход, оставляющий ей право выбора - сопротивляться или обернуть ситуацию не в свою пользу; симпатии симпатиями, но служебный долг - превыше всего. Второй лакей был куда менее воспитан.

...Прибрать успели. Всех и все, кроме пары бутылок текилы и на удивление аккуратно нарезанных ломтиков лайма.

+2

19

Сказать, что Шарлотта удивилась, значит, ничего не сказать. Переводя с языка грязных до неприличия ругательств на язык культурных представителей человеческой расы, получилось нечто вроде: «Ох, уж этот несносный Джим Мориарти! С виду такой милый мужчина, а ведет себя так плохо. Очень плохо. Таких мальчиков надо обхаживать кожаным ремнем по их филейным частям». Состязание в сквернословии было продолжено мысленно, ибо Шарли почему-то не решилась встрять в развернувшуюся драму. Чужая пощечина фантомной болью отозвалась в её собственной щеке, отчего девушка непроизвольно поморщилась. И сия мера, кажется, в некоторой степени послужила толчком к тому, чтобы дама сбавила обороты своей спеси и неуемной истерики и поняла, что дело приняло серьезный характер. Но разве Шарлотта была бы Шарлоттой, если бы просто взяла и стала здравомыслящей и тихой девочкой? Роксфорд недовольно поджала губы. Ситуация сложилась крайне пренеприятная, да и изрядно возмутительная. Шарли никогда не отрицала того, что дам бить можно, более того – некоторым эта процедура была необходима перманентно, однако, бить надо за дело, иначе это не форма воспитания подрастающего поколения, но простое проявление садизма и самоутверждения за счет более слабых. В воспоминаниях всплыла их первая с мистером Мориарти встреча. Она уже тогда хотела смачно размазать его профиль по столешнице. И, по всей видимости, надо было-таки сделать это, ибо тогда король вся криминального мира был без охраны, а сейчас окружил себя мальчиками в таком количестве, сколько игрушек на иной новогодней ели не встретишь.
К слову, один из таких мальчиков направился к Шарлотте, исполняя приказ своего босса.
- Я сама, - рявкнула блондинка, угрожающе ткнув перстом указательным в приближающегося солдатика. Тот явно не был настроен обращаться с дамой соответственно кодексу настоящего джентльмена, а получать удовольствие от грубых заламываний рук и прочих прелестей Роксфорд не была намерена. Но избежать контакта не удалось – барышню цепко схватили за плечо чуть повыше локотка, а между лопаток, оголенных каплевидным вырезом платья, ощущалось прикосновение холодного металла.
- Когда я утрясу все с твоим боссом, выпрошу дарственную на тебя. И знаешь, что я сделаю с тобой? Я тебе дуло твоей пукалки засуну так далеко, как ты своей даме сердца в порыве страсти не вставляешь.
Не то чтобы сия почти пустозвонная угроза внушила благоговейный трепет у бойца невидимого фронта, напротив, дама почти услышала хруст своей кости, однако, хоть немного выговорившись, Шарлотта почувствовала себя лучше.
- Господин Мориарти, - ласково-ласково, но с едва отдающим привкусом издевки, - только не делайте вид, будто боитесь, что я убегу, уложив голыми руками весь ваш спецназ. Мы, кажется, с самого начала условились, что я не Лара Крофт. У меня даже оружия нет, - она свободной рукой приподняла подол платья ровно настолько, чтобы показать общественности пустые ножны (все в рамках приличия, господа! Шарлотта Роксфорд - великий блюститель приличий), - так что будьте так любезны, скажите вашему костолому, чтоб он отпустил меня и не упирался своим стволом мне в спину.

+2

20

Она смотрела на него глазами полными зла и боролась с желанием объяснить, что только импотент способен ударить женщину, но в Стива был один аргумент, который неплохо стимулировал Николс держать язык за зубами - штурмовая винтовка М16, да и сам «мальчик по вызову» пугал ее. Высоченный, почти под два метра, относительно худой (по крайней мере, он казался таким на фоне других головорезов), с очень крупными костями. Плечи, локти и колени выпирали, как шарниры грубо собранного механизма. Длинные пальцы с выпуклыми суставами напоминали манипуляторы японских роботов. Глаза серо-синие, волосы светлые. Чувствовалась скандинавская кровь. Когда он стоял и не двигался, то напоминал опору высоковольтной линии в человеческом обличье, но как только он начинал двигаться, неуклюжесть удивительным образом исчезала. Движения были стремительными и ловкими. В отличие от коллег из «службы безопасности», он был жилистый, как столетний дуб. Не раздутий на стероидах в тренажерном зале, а по-настоящему мускулистый. Симпатичный, но от этого холодного скандинавского взгляда даже стыла горячая испанская кровь в жилах Эстер. «Лучше вообще на него не пялиться», - твердила себе информатор, каждый раз, когда на Джеймса нападала паранойя, и он начинал кругом с собой таскать «милых мальчиков».
Приступ пренебрежения ко всему мужскому роду постепенно отступал, Эстер даже нашла оправдание такому поступку Мориарти, вот только то, что Джеймс отдал приказ, а эта дылда послушала, не давала ей с гордо поднятой головой пройти по коридорам, аля «у меня амнезия». Николс была бы не Николс, если бы что-то не стрельнула:
- Вижу, ты действительно не различаешь, когда надо применять силу, а когда - нет. - Заложив руки в замок, кося под учительницу младших классов, которая рассказывает первоклашкам, что такое добро, а что такое зло произнесла информатор, ловя во взгляде головореза заинтересованность, - что в 2004  четыреста мирных иракцев расстрелять, что в 2011 женщину ударить - тебе все равно. Ты - машина.
Кажется, Стив и до того, как начал работать на Мориарти был наемником. "Blackwater", если она не ошибается.
Убийца не стал терпеть таких танцев на его прошлом, и уже через минуту информатор корчилась от ужасной боли, которая от руки разбежался по всему телу, а затем  вернулась к центру раздражения. Эстер едва сдерживалась, чтобы не закричать и не начать угрожать.
- Все, все, все, - прошипела Николс. - Я свою ошибку поняла.
Стив снова начал напоминать огромную статую, а Эстер лежала на полу, ощупывая руку и в мыслях бичуя себя за длинный язык.
- Тебя ждет босс. - Соизволив наполнить обидчик. Информатор только кисло улыбнулась, и направилась наверх, насвистывая гимн Британии и потирая руку. Не было в Эстер хлопот, решила напомнить человеку худший момент из его жизни. Браво. Если босс узнает, то умрет от счастья.
- Oderint, dum metuant. - Бросила взгляд на Мориарти, села напротив.
"Интересно, Джим знает, как закончил последний, кто взял эту фразу за девиз?
На языке тогда крутился другое высказывание: «Qualis rex, talis grex», но опять чувствовать насколько Стив хорош в рукопашной желания не было, как и не хотелось давать Мориарти еще одну причину для сомнений в ее профессиональной пригодности. Как говорили когда-то: «Si vivis Romae, romano vivito more». Эстер ее немного перефразировала: «если назвалась личным информатором Мориарти, то будь добра, закрой рот и терпи».
____________
пусть ненавидят, лишь бы боялись
какой царь, таковы и подчиненные
если живешь в Риме, живи по римским обычаям

Отредактировано Esther Nichols (2014-07-04 21:30:40)

+1

21

Стоит ли говорить, что просьба Шарлотты осталась без ответа? Пока охрана выражала мнение Мориарти посредством "унижай и властвуй, пока не опомнились и не залепили чем-нибудь похлеще пощечины", Джим задумчиво разглядывал бутылку текилы, попутно дегустируя дары почивших данайцев. Лайм покрылся иссушиной, но братия успела раздобыть чистые рюмки, решив вопрос с уборкой легко и просто: утащив столик и поставив вместо него другой, журнальный, ранее находящийся у забитого бара. К крови было куда более спокойное отношение, чем к горам немытой посуды, хоть и отметил что ее здесь явно многовато. Кровавые подробности - дело рук мисс Роксфорд, Эстер морщилась даже от фото из полицейских отчетов, с которыми порой приходилось работать, когда Мориарти цеплял крупных рыбок, а возиться с документами не было желания.
Он успел продегустрировать дважды, прежде чем Шарли и Эстер появились в помещении. Окровавленное платье Шарлотты Джеймс заметил только сейчас, ровно как и порванное по швам одеяние информатора, недвусмысленно намекающее на попытки мексиканцев во что бы то ни стало показать даме все прелести половой жизни.

- Кому не понравилось в конечном счете - вам или им? - растянул губы в скупой улыбке.
Это риск заполучить еще одну пощечину, но положение охранялось выражением лица, четко говорящим "ох уж эти несносные мисс Николз и мисс Роксфорд, могли бы загладить свою вину, да гибкости не хватит!". И широты моральных принципов, что уж скрывать, но в данный момент Мориарти не волновали пошлые во всех смыслах мыслишки, и он не видел необходимости выдавать что-то похабнее того, что уже произнес.
- Оставьте нас, - бросил охране Джим. Пока одна осторожничает, вторая взяла себя в руки, и едва ли начнет их распускать, невзирая на свои агрессивные сравнения с небезызвестным правителем Рима. Чутье подсказывало, что только ими все и ограничится.

Мориарти вновь смотрит на расположившуюся в кресле информатора сверху вниз, а текила отчего-то резко отдает хлороформом.
- С тобой все понятно, - неопределенно дернул плечом, - ни дня без потопа, ни часа без ожога, и, видимо, забыла что твоя работа: разнюхивать, улыбаться и быть эффектной. Моего человека схватили какие-то.. - поморщился, выбирая приличный эпитет, - дикари! Если об этом кто-то пронюхает, бог свидетель, я потеряю половину клиентуры! Как ты могла? Разве за это я тебе плачу - чтобы ты прохлаждалась в подвалах, пока срывается важная сделка?
Эстер может говорить что угодно - с точки зрения Мориарти все логично, а единственная проблема минувших дней - собственная репутация, за которую Джеймс убьет, не задумываясь.
- Но ты! - бесцеремонно указал рюмкой на Шарлотту, - подозрительно часто мелькаешь у меня на пути и каждая встреча оканчивается трупами. Должен сказать, - широкий жест вниз, демонстрируя окровавленный пол, - сегодня ты превзошла саму себя, дорогая. Дом придется сжечь, не иначе. Еще одно забавное совпадение, не так ли?

+2

22

Когда достопочтенный наемник, которого ласково можно было бы сравнить с мясорубкой или того хлеще – с дробилкой, наконец-то убрал свои загребущие сильные ручища, Шарлотта облегченно бросила какой-то проклятье ему вслед. Не передать словами как ныло её плечо, многообещающе сначала покраснев, а затем постепенно приобретая синеватый оттенок, так контрастировавший с бледной кожей. Тут, мисс Роксфорд даже задумалась, стоит ли покровительство Мориарти таких жертв. Если испорченное вином или/и кровью платье ещё можно без зазрений совести, лишь со сжимающей душу ностальгией выкинуть на помойку, то вот от синяков, которые легко могут перерасти в прочие увечья, не слишком просто отделаться. Вот жила же себе спокойно, никого не трогала, но надо ж было в её характере развиться такому честолюбию.
Минутка самокопания сопровождалась тем, что девушка аккуратно потирала плечо, словно бы таким действием могла нашаманить себе +10 к здоровью. От подобного волшебного исцеления Шарли сейчас не отказалась, сколько бы за него не просили. И дело было даже не в такой мелочи, как синяки. Пока кто-то вспоминал знаменитые изречения на латинском, наглядно показывая, что занимался пищей духовной, златовласка была как всегда близка к грешной земле и думала о насущном: усталости, жажде и собственной шкуре. Но вопрос о последней, кажется, откладывался на неопределенное время. Как бы сударь Мориарти не кричал, а убивать он вездесущую Шарлотту не собирался. «Если бы хотел, то сделал бы это сразу. И мальчики тут, и сжечь всех заодно, да и зачем тянуть кота за его детородные органы в принципе», - заметила про себя блондинка. Заметила и расслабилась. Правда, позволить себе полностью выйти из режима напряжения ровно настолько, чтобы предложить искупаться в море, раз уж все они сегодня здесь собрались, Шарли пока не могла, но вот присоединиться к коллективному испитию текилы – вполне. Тем более рюмочку-другую она сегодня точно заслужила.
- Я же не виновата, что в моем присутствии вы только и делаете, что убиваете и сжигаете кого-то, - завела ответную блондинка, после чего неспешно подошла к столу, неспешно плеснула в стакан и также неспешно, словно её тут вообще никто не ждал, сделала пару глотков, от которых тут же поморщилась, - если бы это было намеренно, я бы решила, что у вас такой способ производить на подчиненных впечатление. А так, могу лишь предположить, что это лучший способ избавляться от следов, или лень заморачиваться, или туго с фантазией.
Она в неопределенном жесте развела руками, мол, я тут абсолютно никаким боком и ничем помочь не могу.
- А так спасибо, я старалась - Несколько вяло ответила на подобие комплимента Роксфорд с неизменной улыбкой а устах, в которой на этот раз не виделось ехидной усмешки. В усталом тоне проблеснула-таки толика самодовольства, о, Шарлотта была весьма довольна своею деятельностью на сегодня. Сегодня она доказала, что даже хрупкие британские барышни могут задать жару парочке крепких мексиканских мачо. Сейчас они с Эстер выпьют ещё немного текилы, и может даже сумеют вытащить Мориарти на пляж, а затем схватить своего босса за ноги и за руки и с улюлюканьем швырнуть в соленую воду. С этими мыслями девушка взглядом провожала разбивающиеся о стенки стакана волны текилы, которые сама и вызвала мерным раскачиванием стакана из стороны в сторону. А что, искупаться сейчас было совсем недурно. Она одним махом допила содержимое, после чего отставила от себя стеклянную посудину. Шарли кинула косой взгляд на информатора и, не сумев сдержаться от нарисовавшейся в её воображении картины, хохотнула. Кажется, текила была крепковата для её хрупкого организма.

+2

23

Эстер изо всех сил пыталась понять, почему босс так на нее оскалился. Получалось не очень. Да, попала в ловушку, да, могла сдохнуть и, нет, не из-за нее сорвались переговоры, а потому что два упрямых амиго вместо того, чтобы выслушать друг друга, раскаяться и закопать топор вражды, решили помериться сомбреро. Джим знал насколько Педро упрямый осел, что Эстер не носит с собой оружие, а ее боевые навыки сводятся к удару между ног и быстрому бегу. На что он рассчитывал, когда посылал ее?! Если хотел фантастического экшна с элементами грубого насилия и колье из зубов отца мексиканской мафии, то точно не Николс надо было отправлять на переговоры. Как правильно заметил Мориарти в ее обязанности входит: вынюхивать, улыбаться и быть эффектной, а не играть в универсального солдата. Эстер вовсе не считает себя виновной в этой ситуации ровно настолько насколько боссу не надо переживать за свою репутацию. Все кто могли рассказать внукам, как когда-то их дед в далеком 2011 взял за яйца самого Мориарти давно на том свете занимают очередь в ад, а Шарлотта не станет таким хвалиться, правда? Информатор медленно повернула голову в сторону подруги по несчастью и посмотрела на нее так, будто пыталась просверлить взглядом дыру в девушке. Нет, не будет. Таковым не хвастаются. Ситуация не столь уж катастрофическая и сейчас главная задача информатора - успокоить босса. И не бить по морде. Не бить.
- Прости, я должна была найти выход из той ситуации, - спокойно, без лишних резких движений, но и без ноток паники, продолжила Николс. - Но когда ко лбу приставляют пистолет, торговаться о скидках, - пожала плечами, - не очень хорошая идея.
Только теперь информатор подняла глаза, взглянула на босса и не удержалась, чтобы не улыбнуться. Интересно, Мориарти уловил момент дежавю? История повторяется. Вот только на этот раз Николс все-таки пожелает остаться одетой.
- Если тебя так волнует товар, то следует задуматься о Перу. Там дешевле, перуанцы не столь наглые и качество не хуже. - Рука невольно потянулась к бутылке и уже через секунду информатор снова заливала в себя горюче, вот только на этот раз решила не отказываться от традиционной системы «Лизнуть - Опрокинуть - Куснуть», и не доводить мексиканцев, которые и так уже не с ними к инфаркту. Воспоминания об экспедиции, которая случилась восемь лет назад, всегда вызывали у нее желание выпить. Если когда-то Джеймсу станет интересно, почему Эстер так много знает о Перу, то она ему расскажет о Паитити, о странном шифровальщике  и о том, как собирала листья коки, но он не спрашивал. Возможно, знает, а возможно, неинтересно. Неважно. Паитити в прошлом.
Алкоголь начал делать свое и Эстер начала плыть. Уже не дуется на Джима, уважает Шарлотту и душа требует ... пляжа? Черт возьми! Они в Мексике и напиваются в каком-то задрипанном доме? Такое могут только британцы.
- Хочу на пляж. - Скорее размышления в слух чем предложение бросить все и свалить в Кабо-Сан-Лукас снимать рекламу для «Баунти».

Отредактировано Esther Nichols (2014-07-06 23:18:44)

+2

24

- Это у меня туго с фантазией..? - возмущенно зарокотал криминальный гений, с какой-то странной завороженностью наблюдая, как лихо дамы опустошают бутылку текилы не самой слабой крепости. - У меня?!
Шарлотта, самая того не подозревая, ткнула в больную точку Джима - точнее, в предмет его гордости. Он мог сомневаться в чем-угодно: в цвете галстука, в подлинности греческой скульптуры, что обосновалась в гостиной, в мыслительных способностях окружения, в гибели Джона Кеннеди, но никогда - в собственном изощренном криминальном воображении, которое тут же подкинуло парочку животрепещущих картин в духе Босха с мисс Роксфорд в качестве натурщицы. Алый абстракционизм в духе позднего Пикассо прилагался. Смешок Шарлотты добавил кровавых пятен.
- Ну ладно, - смягчился Джим неожиданным превращением трезвой и разъяренной Эстер в миролюбивое и, похоже, откровенно нетрезвое создание. - Обсудим твой проступок позже.

Твари они дрожащие от присутствия босса, или все же имеют право надраться до невменяемого состояния от пережитого - над этим можно поразмышлять потом. Итак, кого имеет Мориарти? Информатор и мошенница, которых он, как истинный джентльмен, обязан выпроводить из сей обители разврата, полной мексиканских трупов, ароматного лайма и безвкусной текилы. Судя по затуманенному взгляду мисс Роксфорд и ненавязчивым порывам мисс Николз затащить всех на пляж, где они будут кормить местных комаров и глотать смертоносные бактерии, которыми кишат мексиканские воды, выводить их следовало сейчас же, пока в ход не пошло хихиканье и попытки защекотать непривычно хмурого Мориарти до смерти.

- Пляж так пляж, дамы! - поиграем немного в доброго самаритянина, тем паче в таком состоянии едва ли они поймут всю тяжесть сваливающегося на них правосудия имени Джима Мориарти. Он беззвучно потер ладони, отбирая у информатора почти убитую бутылку текилы и старательно игнорируя волнительные взгляды. - У вас несколько часов, пока мы прибираем за вами. Знаю, это сложно, но постарайтесь никого не утопить.
В ином случае будет не хватать только медных труб.

+2

25

Как мало порою надо даме для того, чтобы придти в кондицию. Как показала практика, Эстер и Шарлотте нужна ненавязчивая беготня, пара крепко сложенных бравых ребят и немного текилы, которую к слову реквизировал Джим, мать его, Мориарти. Который, опять же к слову, божился меньше двух недель назад, что стенки его гортани смеет осквернять лишь лучший виски. Второсортное мексиканское пойло как-то не ассоциировалось с дорогим шотландского производства алкоголем. Шарлотта вопросительно изогнула бровь, пытаясь сложить дважды два, и дважды три, да хоть что-нибудь уже наконец-то сложить. Но дедуктивные выводы проплывали мимо неё, как возмущения короля преступного мира мимо её ушей. Нет, это было решительно не… Не… Но что же было «решительно не» мисс Роксфорд понять не смогла, как соответственно и подобрать верного выражения.
О, они с мисс Николз явно были на одной волне. Или же эта далекая и до сих пор неизведанная женская душа. Или, как гласит народная мудрость, у дураков гениев мысли схожи. От того, как тонко Эстер подметила желание простых пролетариев, Шарлотта даже щелкнула пальцами – слова благодарности словно фейерверк промелькнули целым градом в её голове, но исчезли прежде, чем блондинка сумела подобрать что-то наиболее подходящее.
- Прекрасная идея! Но черт… купаться в платье?
Немой вопрос повис в воздухе. Или в сознании Шарлотты, чье внутренне наполнение головы представляло сейчас хаос со звенящей тишиной вакуума. Она беспечно воспользовалась своим непосредственным руководителем как подставкой, вальяжно облокотившись на его плечо и перенеся вес не такого уж и тяжелого тела на гения консалтинга, положила подбородок на кисть своей руки, которая так бессовестно марала модный костюм.
- Пупсик… - о, Шарли была не только чрезмерно заносчивой, но и злопамятной. – Ты же помнишь, что твой неудавшийся убийца испортил мое платье. Кажется, я нашла отличный повод для тебя загладить свою вину.
Притяжательные местоимения, как и полагается, эффектно выделены интонацией, взгляд томный, вид ласковый, но черт разберет этих дам. Какие-то непонятные мысленные переговоры меж двух барышень, перемигивания, перехмыкивания… Итог один – Джим Мориарти был взят в кольцо из женских рук и отправлялся глотать мексиканские бактерии,  пачкать костюм и устраивать песочницу в ботинках. Право слово, не будет же он сейчас вырывать и кричать, показывая свою несостоятельность перед собственными вояками?

+2

26

Личный информатор Джеймса Мориарти посмела пить в присутствии босса? Да, но стоит заметить, что несмотря на стеклянный взгляд и странные идеи, которые всплывали мыльными пузырями в ее голове до состояния в котором мисс Николс сможет прямо в глаза высказать дорогому ирландцу все что думает, как до Лондона на четвереньках. А вот для того, чтобы перекинуться с Шарли несколькими понятными только им взглядами, жестами, а затем запихнуть босса в вертолет и с третьего раза произнести название места будущей дислокации - как раз идеально.
Канкун, столица штата Кинтана-Роо, - город довольно интересный и нестандартный даже для Мексики. По сути Канкун - это одна сплошная магистраль, авеню Тулум, которая простирается с севера на юг вдоль побережья Карибского моря более чем на тридцать километров. Справа от авеню, один за другим, как солдаты в колонне, поднимаются модерновые отели с белого армированного бетона и блестящего синего стекла (Zona hotelera), в верхней части находится El Centro - несколько кварталов нормальных жилых домов, а слева, кроме юкатанских кустов, больше ни хрена нет. Но Эстер не туда закомандувала. Канкун - это банально и туда Джим может спокойно вырваться в любое время, а вот о Куземели, Эстер уверена, что босс, как и мисс Роксфорд не слышал. Когда-то, хотя Николс уверена, что и сейчас, эта местность использовалась пиратами, а позже мексиканской мафией в качестве тюрьмы. Сюда привозили тех, кто перешел дорогу и оставляли. В бедолаг было несколько вариантов развития событий: первый, сдохнуть от обезвоживания, второй, быть съеденным местными животными или попробовать добраться до Канкуна. Последний вариант из области фантастики.
- Ну как? - Поинтересовалась Эстер, сходя с катера арендованного в Канкуне. - Ради этого стоило потерпеть час болтанки в море?
Остров с идеально белым песком, голубой чистой водой и если бы не странные крики обезьян и попугаев, то можно сказать, что они нашли рай на земле.

Эстер сняла кроссовки, прошлась по теплому песку, заплела волосы в косу, сняла футболку, которая еще с утра была белой, шорты, бросила взгляд в сторону босса, а потом побежала в воду и уже через минуту исчезла с горизонта, нырнув под воду. Если и сходить с ума, то полностью. К тому же, кто знает, что имел Мориарти под этим: "поговорим позже". Возможно, доживает последние часы в этом грешном мире.

Отредактировано Esther Nichols (2014-08-04 22:35:28)

+2

27

Если Эстер и Шарлотта добивались именно этого, то у них получилось.
Мориарти затрясло. Что он ненавидел пуще высоты, долгих путешествий, сильнее желтого цвета и Шерлока - так это неизвестность. Беспрестанно подмигивающие друг другу Шарлотта и Эстер, первая разве что азбуку Морзе не выстучала на плече, что было обтянуто не далее как час назад чистым пиджаком, вызвали смутное чувство, слабо поддающееся характеристике. Знакомое, но не постоянное. Вероятно, Джим испытывал его раньше, лет двадцать назад, например когда умыкнул у матери с кухни кусок пирога, а после выслушивал наставления, что воровство - это очень плохо, все поделено поровну, и отец с братом были бы очень недовольны его поступком, если бы узнали. Ты хочешь, чтобы они узнали?
Сомнений не было: знакомый ворочавшийся сгусток в желудке, чуть подрагивающие кисти рук, невероятная способность, можно сказать "сверхспособность", к заиканию и абсолютная не_способность придумать достойный вариант ответа. Гений консалтинга определенно испытывал испуг.
Второй причиной был неоспоримый факт того, что отправлять Эстер выгуливать Шарлотту - вещь настолько же неразумная и недальновидная, как и битье стекло на Пикадилли в рождественскую ночь. Оставлять с охраной - о небо, совершенно не вариант, одна охмурит, вторая обставит, трижды поменяются ролями, и усвистят в неизвестном направлении, оставляя его мальчиков вертеть головой, в попытках сообразить, что случилось, где они находятся и куда запропастились брюки и бумажник.
- "Пупсик" вырежет тебе печень, замаринует ее и скормит мексиканским акулам, - произнес он, чувствуя, как плечо освобождается от такой непосильной сейчас моральной ноши, и почти физически ощущая, как на хорошенькое, но безнадежно наглое личико Шарлотты наползает обиженное выражение.
На взгляд Мориарти, если этот инцидент если не отпустит грехи обеих сторон, то сравняет в количестве.

Если убрать сослагательное "какого" и еще одно, не самое распространенное в приличном обществе существительное, то даже так можно было понять всю глубину удивления мистера Мориарти, начиная от того, что он сам не понял, каким образом его запихнули в этот [прилагательное] вертолет, завезли [существительное] знает куда (уж Эстер знает, как босс боится высоты, знает!), после чего посадили на не менее [прилагательное] борт не менее [прилагательное] яхты и еще час тщательно подавляемой морской болезни, попыток не упасть в обморок от негодования и звучные возгласы вида "чем я вас заслужил?".
К концу путешествия медитативные всплески морских волн таки возымели действие. Джим был тих и безмятежен, как океанский бриз на необитаемом острове, почти не бледен и почти молчалив, выдавая свое отношение к происходящему высокомерными приподнятиями брови и прочим арсеналом богатой мимики, на деле опасаясь, что текила на голодный желудок сыграет с ним коварную шутку. Забившись в каюте и благоразумно минуя бар, гений консалтинга изо всех сил пытался насладиться устрицами и крабами в вине, уговаривая треть бутылки виски и себя заодно. Совсем скоро они доберутся до места назначения (Мориарти подавил нехорошее предчувствие), дамы протрезвеют, мисс Роксфорд, вероятно, перестанет дуться - а если не перестанет, то Эстер с успехом выступит парламентером, они искупаются в теплом море и, при определенной доле везения, не постараются утопить босса (или не подать на ланч акулам, версия Шарлотты).
- Не хочу показаться занудой, но в этом средстве передвижения чертовски мало топлива.
Мориарти бесцеремонно ткнул пальцем в направлении пристани, наблюдая, как информатор рассекает волны. Запутали, споили, обхамили, похитили - как только голосовые связки и самодостоинство криминального гения придут в норму, он сумеет донести до мошенницы и информатора печальную истину в полном объеме. В данный момент он репетировал на Шарлотте, которая еще не успела последовать примеру одной из правых рук Мориарти.
- И знаешь, кто в этом виноват? Ты.

+2

28

Мориарти умел утомлять. Просто своим присутствием и лекторским тоном, который, по всей видимости, так и не выветрился даже после смены сферы деятельности. И пока его голосовые связки не позволяли вещать о своем непомерном недовольстве во весь голос, ещё пока действующий король ада преступного мира практически монотонно беспрепрерывно бубнил. Может, правда, не совсем бубнил, да и не совсем монотонно, в голове Шарлотты это отдавалось мерным «бу-бу-бу… бу-бу-бу!... бу-бу-бу…» (что, смею заметить, дословно преподнесено!), как удары по ритуальному барабану – также глухо и немного напоминая раскаты грома, что раздавались в ответ на каждое «бу». Роксфорд и без того была утомлена, чтобы придавать значение таким мелочам, как недовольство Джима, которое бесследно пройдет меньше чем через полчаса. И выбирая между криками обезьян и криками одного из дальних сородичей обезьян, она выбрала звук волн, подгоняемых теплым ветерком к берегу.
- Все? – Простой вопрос, на который Джиму не требовалось отвечать. Шарли подвела черту за него, и дальнейшие препирательства были недопустимы. Туфли были оставлены на борту, отчего барышня без зазрений совести могла тыкать носком в песок, не боясь испортить дорогую обувь. И Шарлотта самозабвенно, даже, можно сказать, с некоторым остервенением предавалась сему развлечению, уткнувшись взглядом в землю. Импровизированная ямка, которая вполне в дальнейшем могла стать и местом захоронения, не желала углубляться – песок, что секундой ранее от очередного пинка разлетался во все стороны, скатывался вниз, что начинало раздражать неимоверно. Выглядело это несколько странновато, словно дама осознала глупость содеянного и сейчас находилась под давлением всего осознанного, общественной морали и собственного внутреннего голоса, который почему-то заводил речи праведника. Что, по правде говоря, не слишком соответствовало действительности. И несправедливо забытая всеми текила не замедлила отозваться.
– А знаешь, я теперь поняла, почему ты не женат. Я-то сначала списывала все на то, что ты слишком гениален для таких банальностей, и сколь бы женщина не была умна, тебе будет с ней все равно скучно. Да и имидж тебе поддерживать не надо, ведь тебе все равно будут доверять себя, свои деньги и прочую канитель, не смотря на треп психологов о том, что женатикам верят больше. А о гейской натуре просто побоятся шептаться… Я даже берусь предположить, что тебе чужды такие человеческие слабости как жажда иметь наследника, моногамия, влюбленность. Но по сути, даже если бы ты захотел завести себе жену, ну или целый гарем, что уж там, то ни одна баба бы тебя не выдержала. Ты такооой зануууда… - дабы вселить большую уверенность в свои слова Шарлотта картинно скорчилась. И, сочтя профилактическую беседу завершенной, принялась раздеваться. В конце концов, она приехала купаться! Ловко сняв практически единственный предмет своего гардероба и гордо закинув его на плечо господина Мориарти со словами «Все равно не пойдешь плавать», Лотти ободряюще похлопала босса по щечке и с умилением произнесла:
- Ты такой лапочка, когда куксишься. Но от этого будет много морщинок. Если доживешь, конечно, с таким напряженным графиком работы.
И ускакала плескаться, глотать бактерии и приманивать акул вместе с Эстер.

+3

29

Беда тай только с этими гениями. Вот почему им всегда хочется испортить всем настроение, трогательность момента и  ткнуть пальцем на чужую ошибку? Ну, да, действительно топлива мало и что? Если бы Джим был чуточку более внимательным, то заметил бы в сундуке, стоящем рядом с мотором еще одну канистру, но даже если бы ее не было, то есть такая штука как весла, а Эстер негордая и может примерить на себя роль раба на галере. Но Джим - это Джим. Не царское это дело вникать в бытовые темы. Его величество предпочитает размышлять на высоко-этические темы, такие как глобальное потепление, голод в Африке и Эстер дура. Ох, и крутилось на языке несколько теплых слов, которые  в популярном стиле объяснили бы королю преступного мира, что не надо недооценивать женщин, особенно Эстер, особенно, когда она что-то планирует. Но мистер Сноб, твою мать,  платит так неплохо, что Николс готова стать на горло своей гордыне и не обращать внимание на такие мелочи. В конце концов, она умная женщина, а умные женщины никогда не будут спорить с самовлюбленными джентльменами, которые считают, что умнее всех, даже умнее самих себя.
Прохладная вода взбодрила тело и ум. Эстер перестала себе накручивать и рисовать картины, в которых главная роль отведет боссу, точнее его богатому внутреннему миру, еще точнее, одной части - кишкам. Да, иногда Мориарти бесит Николс настолько, что она представляет, как прямая кишка дорогого босса висит на люстре. В такие моменты на лице информатора появляется самодовольная улыбка, которая больше подошла бы Гарфилду. Но такие моменты бывают редко. Настолько не часто, что Эстер не помнит когда был предпоследний раз и о них, конечно, не догадывается босс. Джеймс вообще, если подумать, то считает, что мисс Николс - эталон доброты, порядочности, законопослушности (в особом смысле этих слов) и вообще главная номинанта на премию «Работник года». Самовлюбленность? Нет, прогнозируемость. Не Шарлотту же ставить всем в пример. Вот она точно уже успела нагрубить Джеймсу. И точно сказала лишнее. И точно задела одну из трех тем, на которые говорить нельзя. И если она ляпнула о чем-то личном - это вообще беда. Шансы на то, что в Лондон, даже в Куско, вернутся только двое, резко возросли.
- Что ты там ему ...
Ее прервал контрастирующий с шумом воды звук двигателей. Эстер повернулась в сторону источника и заметила, как в сторону острова приближается еще один катер и это не береговая охрана.
«До полного счастья еще нам сцены из "Пиратов Карибского моря" не хватает».
Лодка остановилась возле дам, один из парней улыбнусь на все тридцать два, хотя, скорее на все двадцать, наводя на одну из них пистолет.
- Они? - Спросил капитана водного транспорта. - Дамы, добро пожаловать на борт Черной жемчужины. - Парень слишком переиграл и на капитана Воробья был похож только ... ничем.
Эстер вопросительно посмотрела на пирата - любителя.
- Что уставились? - От пиратской галантности оставалось ничего. - Залезайте на борт, если не хотите, чтобы ваши мозги стали деликатесом для местных акул.
Перекинувшись взглядами и пожав плечами женщины полезли на борт. Как не крути, а уж очень не хотелось быть ужином, а Джим умный, он что-то придумает.

"Черная жемчужина" пришвартовалась у берегов Райского острова, вся "команда" вместе с пленниками ступила на землю, самодоволньо улыбаясь, задирая носы, бросая непристойные шутки в сторону женщин.
- А это, как я понимаю, знаменитый дон Мориарти. - Лениво сказал тот самый парень, который еще минуту назад скалил зубы двум неместным русалкам. - Джентльмены.
Такое Эстер видела только в кино. По команде на Джеймса навели пять пистолетов. Вот теперь точно должен,что- то придумать.

Отредактировано Esther Nichols (2014-09-19 16:21:35)

+2

30

Пока Джим осмысливал открывшиеся, то бишь закрывшиеся волей Шарлотты перспективы семейной жизни (а что это?), обе мисс уплыли от своего благодетеля, радостно плескаясь в соленой воде, и Мориарти, постепенно начавший оттаивать и даже прекративший дуться, почти расстегнул пуговицы рубашки, почти взялся за ремень, почти.. план был прост и незатейлив - доплыть до мисс Роксфорд и задушить ее собственным платьем под негодующие возгласы информатора.
- ...Ну **** ****, - отчетливо выдал Джим глядя на приближающуюся яхту, чуть - позже на наставленные дула пистолетов.
Не нужно быть криминальным гением, чтобы понять что мексиканцы - народ злопамятный и стрелять умеет.
Русалки, вытряхнутые с борта на грешную землю, путь и выглядели как начинающие и неопытные модели октябрьского выпуска Playboy, вызывали только одно желание - оставить их тут, сесть на свою яхту и уплыть куда подальше, оставляя утихомиривать осиное гнездо, в которое мисс столь неосмотрительно тыкали палкой. Нет, временами это было весело, и Джим, примерно раз в месяц устраивающий сам себе Ад и Израиль в лице несговорчивых партнеров, мог понять дам, но не сегодня.
Кислый взгляд на "Черную Жемчужину".
- Без обид, мальчики, но на вашей развалюхе я не поплыву. Где вы ее взяли, в музее Джека Воробья?.. Ауч! - "мальчики" были грубы и критику в адрес своей посудины явно воспринимали очень болезненно. - Я всего лишь хотел предложить воспользоваться нашим судном, - убедительно вымолвил Мориарти, демонстративно выворачивая карманы и указывая подбородком на причал, - пара часов в комфорте и когда мы все утрясем с вашими боссами, я буду щедр - "на расправу" - на благодарность.

Был на яхте Мориарти один уголок, на самой нижней палубе, куда скидывали неугодных, дабы они в полной мере могли насладиться шелестом воды у окна и подступающей морской болезнью. Слава небу, захватчики решили, что два судна лучше чем одно, а желание дона Джима можно выполнить с парой небольших поправок. Здесь недоставало солнца, открывать окно - себе дороже, учитывая риск быть обрызганным с ног до головы противно пахнущей водой. Эстер и Шарлотта, сидящие на койке в то время, пока Джеймс нервно маячил, отмеряя шагами узкое пространство, выглядели.. да черт знает как они выглядели, в данный момент Мориарти был слишком занят глобальной трагедизацией положения.
- Почему я не остался во Франции? - вопросил Джим, пиная невидимые камешки на полу каюты и потирая травмированный затылок, - с чего я решил, что поедание жаб хуже вашего общества?
Пикантную подробность, касательно того, что весь сегодняшний день - один сплошной сюрприз и ни каком выборе даже речи идти не могло, он благополучно опустил. Четверо на яхте, на считая Джима, Эстер и Шарлотты, плюс неизвестно сколько на соседней посудине, ушедшей далеко вперед.
- Ты, - указал перстом на Эстер, - уволена! Ты, - указ на Шарлотту, секундная заминка, - а тебя я даже не найму. Ну? - приподнятие брови, уголка губ; поворот на каблуках, взирая на дамочек. - Кого из вас мы оставим в качестве залога?

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 13.05.2011 The British invasion in Mexico