« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 30.03.2011 The corpse in the room leads to close acquaintance


30.03.2011 The corpse in the room leads to close acquaintance

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время и место: 30.03.2011, Марсель
Участники: Hollie Gardner, Charlotte Roxford
Краткое описание: Неожиданные знакомства с соотечественниками на курортах бывают очень продуктивны

0

2

Завтрак, который почему-то всегда и везде в большинстве своем, был по расписанию, Шарлотта естественно проспала. Утомленная не столь дальним перелетом, сколько его фактом, барышня предпочла погрузиться в сон, отмахнувшись от надоедливых служителей отеля, дел, звонков и прочей ерунды. И каково же было её разочарование, когда очнувшись где-то среди белоснежных подушек и тонкого пухового одеяла, кое-как найдя свой мобильник, увидела время – 11.00 было словно приговор. Стоны, ругательства, злость, холодный душ – дама почти готова выйти из своей берлоги. Легким движением руки закалывает волосы изящной заколкой в виде цветков лилии, позволяя выбившимся прядям обрамлять лицо, а самой прическе выглядеть несколько небрежно. Прикинув, что в халате щеголять по отелю негоже, надевает платье, сверху накидывает белый кардиган и, громко хлопнув дверью, спешит вниз.
В ресторане, к удивлению блондинки, было достаточно людно. Шарлотта по наивности своей надеялась, что большая часть людей либо разошлась по своим делам, либо спит после ночных гуляний, но, по-видимому, в местном ресторанчике чересчур прекрасно готовили или все поголовно проспали завтрак, как и сама барышня. Негромко чертыхнувшись, подгоняемая голодом Шарли принялась выискивать взглядом местечко для своей скромной персоны. Выбрав наиболее приглянувшееся, девушка направилась к нему. Выбор пал на одинокую мадмуазель, что сидела рядом с окном с видом на террасу. Как показалось Шарлотте, вид у барышни был несколько отстраненный, отчего блондинка предположила, что дама никого не ждет и к тому же раздражающих вежливых бесед и расспросов устраивать не будет.
- Можно к вам присоединиться? – Натянутая улыбка в попытке произвести приятное впечатление и не дать повода для отказа.
Банальные приличия и нежелание менять месторасположение, выслушивая неприятные вещи вдогонку, после собственных поспешных выводов и выдачи себе самой разрешение, присесть именно сюда, не давали златовласке опередить любой ответ женщины и, по-хозяйски усевшись за стол, подозвать официанта.

+1

3

Холли приехала в Париж на день святого Патрика, оставив в Лондоне недовольных родственников и друзей, вздохнувших с облегчением.
Раньше, когда в ее жизни еще был Билл, на день рождения устраивалась вечеринка: скучная и пресная, как прошедших год… и будущий. Но у миссис Гарднер больше не было дома, в котором проводить приемы, и мужа, наличие которого считалось неотъемлемым элементом благопристойности. Старые знакомые вежливо отклонили бы приглашение потолпиться в ее маленькой квартирке-студии, а новых друзей она так толком и не успела завести. Были коллеги, знавшие ее менее полугода, была Ирен, у которой найдутся дела поважнее, был Себастьян… женщина представляла улыбку, так часто звучавшую в его голосе, и вежливый отказ – если бы решила позвонить.
Но она не стала. Купила билеты на самолет, проторчала восемь часов в Лувре, вечером запила впечатление бутылкой вина, а на следующее после дня «д» утро взяла в аренду автомобиль, и поехала на юг.
Останавливалась в городках, бывших всего лишь точками на карте, осматривала живописные руины когда-то замков, заходила в маленькие бистро на центральной, иногда единственной, улице, слушала чужие разговоры, ловила на себе равнодушно-удивленные взгляды, ехала дальше.
Вчера вечером ее путешествие окончилось в Марселе. Завтра вечером она улетает домой.
А сегодня утром, позволив себе бесцельно понежиться в постели непростительно долго, Холли сидела в ресторане отеля, пила чай и смотрела на моросящий за окном дождь. Южный портовый город в марте был совсем не туристическим: свинцовое небо, наверняка такое же море, но ехать на Лазурный берег было бы откровенной пошлостью.
От размышлений женщину отвлек голос. Она посмотрела на незнакомку, улыбнулась, поймав себя на попытке ответить по-французски, хотя вопрос прозвучал на родном языке.
– Да, конечно, – и оглянулась на полный зал. – Столько людей, а я беспардонно заняла целый столик.

+1

4

Шарлотта приятно удивилась, когда услышала чистейший английский без малейшего намека на акцент, что возвысило случайно повстречавшуюся незнакомку. Всеми фибрами души ненавидящая Францию со всеми её потрохами, барышня всегда готова была расцеловать человека, встреченного в стране лягушатников, который был бы способен изъяснятся на любом другом языке без этого препротивного увулярного «r». За сим улыбка дамы стала чуть более приветливой и искренней.
- Ну, что вы. Тут скорее мне надо было быть чуточку расторопнее, - присаживаясь, вежливо ответила Шарли, - как говорится, кто первый встал, того и тапки. Надеюсь, что не потесню вас.
Ещё одна улыбка, но плоть бесцеремонно заставила отвлечься от обмена любезностями. Блондинка всегда отмечала, что может приспособиться к любым условиям жизни, так что не боялась оказаться на необитаемом острове и жить в поистине спартанской обстановке. Однако, с одной оговоркой – без плотного завтрака Шарлотта даже думать не будет о том, чтобы бросить вызов природе или ещё кому-то. Поэтому, обретя свое место в этом ресторане, дама подозвала официанта и спешно надиктовала ему свои пожелания, после чего повернулась к окну. Наблюдая за тем, как моросил мелкий дождь. Хоть что-то радовало в этом месте и напоминало отчий дом.
- Вы из Англии? – Вопрос вырвался сам собой. Конечно, пожалуй, стоило бы представиться, но Шарлотта даже не подумала об этом, ведь позавтракать с поданной Её Величества можно и без такой мелочи. Девушка вновь повернулась к незнакомке. Обычно Роксфорд не стремилась заводить знакомств, но когда ей ещё посчастливится услышать английскую речь?

+1

5

И еще одна вежливая улыбка – на этот раз адресованная визави – в ответ на слова о расторопности. Сама никуда не спешила, особенно окунаться во влажный воздух, поджидавший по ту сторону окна, массивной двери парадного входа.
Стоило сбегать из Англии, чтобы на континенте попасть в ту же ловушку хмурой походы, нагонявшей такие же хмурые мысли. А какое солнце сияло вчера, слепило глаза, мешая вести машину, загоняя в кафе, чтобы освежиться несколькими глотками вина – демократичная к человеческим слабостям Франция позволяла некоторые вольности.
– Из Лондона, – кивнула Холли, – а вы?
Не собиралась продолжать разговор – это американцы помешаны на соотечественниках – встретив друг друга на чужбине, начинают выяснять: в каком штате родились, в каких городах бывали, что о них думают. Англичане в этом отношении, как и во многих других, куда сдержаннее.
Но незнакомке, похоже, было скучно в чужой языковой, или культурной среде.
Причина, по которой миссис Гарднер выбрала страну галлов – мелодичная речь, лишь иногда слишком быстрая для человека, лишенного ежедневной практики; близкая и понятная, и, одновременно, совершенно другая атмосфера: легкости, флирта, провокационной вседозволенности. А ведь могла бы переехать сюда, пожить год, или два, довести до совершенства произношение; влюбиться, может быть…
Но нет, уедет. Уже завтра.
– Надолго в Марселе? – настоящие англичане всегда ведут светскую беседу.

+1

6

- Правда? – Переспросила Шарлотта. – Я тоже.
Правда стоило отметить, что все-таки мисс Роксфорд не была настоящей уроженкой Лондона. Переехав туда от силы лет 6 из пригорода, она все же считала должным обозначить свои корни именно таким образом, как часто бывало у людей из провинции, оказавшихся волею судеб в больших городах, не говоря о столицах. К тому же была родом из семьи не самого среднего достатка в отличие от собеседницы, в которой угадывалась знатная порода. Для Шарли тут априори не было о чем поговорить. Поэтому, а может и потому, что не стремилась углубляться в чужую биографию, что требовало такого же рода откровений, развивать беседу в этом ключе не стала.
- Надеюсь, что нет, - честно призналась блондинка. Увиливать и врать даже незнакомке в таких мелочах, виделось ей зазорным, поэтому говорила как на духу, впрочем, сглаживая некоторые момент. – Синоптики обещали дождливую неделю, что для осмотра достопримечательностей не очень подходит. К тому же, предпочитаю в такую погоду нежиться у собственного камина, а не слоняться по чужой стране… Вы здесь отдохнуть?
«Такие в принципе не работают», - с толикой зависти могла поправить себя Шарлотта. Вот они, классовые распри. Кто-то идет к вершине годами, а кому-то достаточно родиться в нужном месте в нужное время. Но к черту предрассудки.
Наконец-то был подан завтрак, и златовласка увлеклась принесенными яствами, впрочем, не переключая все свое внимание только лишь на еду. За оперативность работы Шарли смягчилась к обслуживающему персоналу, которому из вредности и собственного дрянного характера хотела устроить взбучку.

+1

7

– Сменить обстановку, – обтекаемо уточнила Холли.
Не стала бы рассказывать незнакомому человеку причины и обстоятельства, побудившие в самом начале весны – еще даже не межсезонье – уехать туда, куда обычно рвутся летом: к теплому морю и жаркому солнцу, крикам уличных торговцев, шуму туристического города.
– Да, с погодой не повезло, – миссис Гарднер волевым усилием заставила себя не развивать тему: слишком много разговоров о погоде было в ее жизни.
Сколько можно прятаться за избитой темой?
Хотя о чем еще говорить с чужим человеком? Можно извиниться, пожелать хорошего дня, встать и уйти, но женщине было так уютно: сидеть, пить чай, пусть французы ничего не смыслят в том, как его следует заваривать, смотреть на дождь за окном, пустую террасу – летом туда, должно быть, выносят столики, чтобы постояльцы отеля, завтракая на свежем воздухе, любовались открывающимся видом.
Дальше, если уж она решила не рассуждать о состоянии природы, логично бы поинтересоваться, что привело в Марсель визави. Едва ли отдых – не сезон, и погоду в любой точке мира можно узнать заранее – оставались работа, или личные мотивы. И то и другое мало подходило для продолжения беседы.
– У французов может быть множество недостатков, но, стоит признать, кухня у них выше всяких похвал. Не чета нашим традиционным английским блюдам, – заметила Холли, наблюдая, как блондинка отдает должное позднему завтраку.

+1

8

Шарлотта даже немного опечалил подобный исход. По обыкновению блондинка судила людей по себе, но сегодня почему-то невидимый мостик между ней и собеседницей сооружен не был, поэтому Роксфорд несколько удивилась подобной отстраненной манере разговора, не позволяющей пока развить тему ни в одном из направлений. Она совершенно не подумала о том, что общество её скромной персоны может утомлять и быть далеко не в радость, поэтому ни укола совести, ни стремления прервать новые контакты не проявлялось. Ко всему прочему могло быть добавлено и то, что Шарли не обладала особым умением красиво говорить обо всем и ни о чем, предпочитая изъясняться по существу, изредка приправляя свой рассказ чисто женской гиперболизацией и драматизмом.
Темп беседы, пока в большей степени напоминавшей обрывки фраз, был задан – плавная, размеренная, с продолжительными паузами, во время которых дамы погружались каждая в свои мысли. Подобное развитие событий нисколько не напрягало англичанку, увлеченно разрезающую глазунью.
- Считаете? – Вопросительно изогнув бровь, поинтересовалась Лотти. – Пожалуй, я с вами соглашусь, хотя я далеко не гурман. Правда от мысли о лягушачьих лапках меня бросает в дрожь. Говорят, что очень даже сносно и по вкусу напоминает курицу, но я так и не решилась попробовать. Мясо животных покрупнее мне боле по душе… А вы пробовали лягушачьи лапки?
Вопрос был задан с почти детским любопытством. Шарлотте действительно было интересно узнавать от первых лиц их мнения по самым разнообразным предметам.

+1

9

– Кулинарные диковинки – первое, что приходит на ум при упоминании чужой кухни? – рассмеялась Холли.
К местным деликатесам, о какой бы местности не шла речь, нужно привыкнуть – научиться ценить необычность их вкуса, аромата, или способа подачи. Предпочтения человека, обычно, достаточно консервативны, и нужно время осмыслить чужие традиции, способ жизни.
– Нет, не пробовала, – пожала плечами миссис Гарднер, – а вот вино, сыры, хрустящие багеты… Хотя, в отеле вам скорее предложат эскарго. Но ведь душа народной кухни не в том, что подавали при дворе. Попробуйте пообедать в каком-нибудь ресторанчике, основанном еще прадедом нынешнего владельца.
Если бы не дождь, она бы предложила поискать такой – сама загорелась идеей, раньше не бывала в Марселе, не знала укромных мест, которые обязательно стоит посетить, но полагалась на вдохновение. Когда что-то настойчиво ищешь, оно обязательно находится.
Но едва ли визави скоро снова проголодается, да и Холли пока не спешила покидать удобное кресло. С другой стороны, не сидеть же в отеле целый день, ведь у нее даже нет с собой книги, чтобы скоротать дождливые часы.
– Если вас не пугает прогнозируемая непогода, вечером можно проверить, чем Марсель может удивить.

+1

10

Улыбнувшись, Шарли, как бы извиняясь, развела руками.
- Всего лишь стереотипы. Франция у меня ассоциируется с лягушками, французскими мужчинами и Людовиком по прозвищу «Солнце». Не самая понятная ассоциативная цепочка, но… я же девушка, мне простительно.
Консервативная во всем и даже в выборе обеда Шарлотта никогда не задумывалась о таких вещах и не придавала им особого значения. Отдавая должное кухням разных стран, она отмечала для себя что-то особенное, что стоило отведать каждый раз по приезду туда. Мисс Роксфорд даже готова была признать приготовление и подачу блюд целым искусством, которое, увы, был не слишком достижимо для неё. Но почему бы не попробовать? Не останавливаться же на одной глазунье и не самом лучшем чае из ресторана местного отеля. Тем более день обещал быть свободным – дела, что заставили покинуть насиженное место, почему-то не спешили разрешаться и лишь грозили затянуться на неопределенное время. К тому же, один день погоды не сделает.
- О, нисколько. Признаюсь, что даже рада такой погоде. Меньше туристов и обывателей – не будет проблем найти свободное местечко.
Шарлотта искоса глянула на не расходящуюся толпу, чей галдеж мог быть слышен в самом Париже. Все же она не любила всю эту шумиху, гулом отдававшуюся в голове. И теперь предложение сходить в небольшой ресторанчик казалось как никогда соблазнительным.
- Так что, если это было официальное приглашение, я с превеликой радостью соглашусь прогуляться по местным улочкам с вами.
Прозвучать могло несколько беспардонно не в пример сдержанной и вежливой собеседнице, но вырвалось оно само собой, когда блондинка приступала к чаю.

+1

11

Что за импровизация? Если бы Холли вспомнила, что она теперь журналистка, что ей полагается быть настойчиво и бесцеремонной, приглашение можно было бы объяснить, но дождь навевал меланхолию, когда хотелось отгородиться от мира за вежливостью и незаинтересованностью.
Может дело в этой стране, о которой собеседница отзывалась так нелестно, и которую миссис Гарднер любила всем сердцем – за певучий язык, самобытную культуру, непростую историю; за то, как чувствовала себя во Франции – всегда, не только в нынешнюю поездку – свободной. За возможность дышать полной грудью, даже если вдыхаешь водяную пыль, бродить по улочкам города, не задумываясь, кого из знакомых можно встретить. За то, что никто не указывал, куда идти…
– Чай у них не очень, – поделилась наблюдением женщина. – Но я не уверенна, что мы сможем найти где-то лучше.
Подумала, с чем еще ассоциируется у нее страна по ту сторону Канала, и поняла – с зонтиками. С чудесной музыкой Мишеля Леграна, и грустной историей о сути человеческого страха.
– Если хотите, можем начать поиски прямо сейчас, и первое время не очень стараться найти желаемое, – еще один задумчивый взгляд в окно, – нам понадобятся зонты.

+1

12

Дождь на многих навевал меланхолию, но Шарлотта к такой категории людей не относилась. Она напротив словно просыпалась от долгого сна. Прохлада и свежесть действовали упоительно, а прикосновения холодных капель пробуждали приятные воспоминания и заставляли девушку ненадолго смягчить свой нрав. Поэтому в противовес незаинтересованности и вялости Холли, златовласка готова была противопоставить живость и энергию, которой готова была поделиться с визави.
- Это хотя бы напоминает чай, - весомо отметила Роксфорд, - однажды я была в Черногории, так там такового вообще нет. Никогда до того момента не думала, что придется довольствоваться травками и соком.
Было это относительно давно, но те 10 дней она до сих пор вспоминала с содроганием. Кто-то укорил бы её за то, что девушка провела почти все время в отеле, не уделив должного внимания местным красотам, однако сама Шарлотта считала это единственно верным решением. Да и сидя в плетеном кресле на балконе с книжкой в руках, барышня получала куда больше удовольствия, чем горной козой прыгая по узким горным тропкам.
- Прекрасно. Я только «за».
Отставив стул в сторону и бросив взгляд на собеседницу через плечо, Шарли направилась в свой номер, уверенная в том, что случайная спутница следует за ней.

Всего один поворот ключа в замке, и раздался щелчок. Шарлотта, преисполненная вежливости, открыла перед Холли дверь, приглашая ту войти внутрь.
- Две минуты. Не более.
Оставляя визави в небольшом коридорчике, златовласка скинув туфли, быстрым шагом направилась в спальню, где находился её чемодан.
«Неужели горничная ещё не заходила?», - удивленно подумала Роксфорд, глядя на неубранную постель. В комнате царил мрак из-за плотно задернутых штор темного оттенка, и разглядеть что-то было тяжело. Она рукой на шарила выключатель. Щелк! Яркий свет озарил спальню, позволяя отделить ворох из подушек и одеяла от совершенно постороннего субъекта.
- Дьявольщина! – Громко выругалась Роксфорд. Труп, раскинувшийся на её кровати, явно заставлял отложить поход по местным ресторанчикам.

+1

13

Холли действительно последовала за новой знакомой – ей самой нужно было взять пальто, обуть полусапожки, которые гораздо лучше защитят от дождя, чем туфли-лодочки, захватить сумочку и зонтик. Мысленно отметила, что их номера совсем рядом – ее дверь напротив чуть дальше по коридору, но все же вошла, вместо того, чтобы отклонить приглашение, сэкономить им немного времени.
Времени у них было предостаточно, в отличие от мужчины, который, если и спешил, уже никуда никогда не успеет.
– Какое интересное дизайнерское решение, – произнесла миссис Гарднер из-за спины блондинки.
Подумала, что они так и не представились, и только после задалась вопросом, что делает в разобранной постели труп – даже с порога комнаты было видно аккуратную дырочку с кровавым ореолом на белой рубашке. На груди, слева – Холли не была врачом, но предположила, что пуля попала прямо в сердце. Аккуратная работа, почти ювелирная.
Женщина тряхнула головой, заставляя себя собраться и адекватно отреагировать на ситуацию. Та решительно отказывалась казаться пугающей – неуместной, смешной, нелепой, символичной, но не ужасающей.
– Нам нужно сообщить администрации отеля и вызвать полицию. Вы его знали?

+1

14

Неожиданное происшествие для обычного человека или красивая подстава для того, кто причастен к криминальному кругу. И пусть классик для устрашения завещал оставлять головы любимых жеребцов у ног их спящих хозяев, подобная интерпретация не казалась лишенной первоначального смысла. Значит, все-таки один хороший источник продавал информацию ни одному человеку, блондинка напала на след искомых драгоценностей одновременно с кем-то другим. Она, конечно, понимала, что цена была высока, но с такими приемами торможения противника на пути к цели она ещё не сталкивалась.
- Нет, я его не припоминаю, - как-то отстраненно ответила Роксфорд. 
Шарлотта оставалась у порога, не позволяя ни себе, ни спутнице сделать шаг навстречу этому то ли печально-смешному, то ли символичному предмету, бесцельно сверлящему потолок остекленевшим взглядом. Но не потому, что боялась оставить лишние следы – она была уверена, что это сделали за неё. На завтраке она была не настолько долго, чтобы обеспечить себе алиби, а в добросовестных полицейских, которые будут докапываться до правды, Роксфорд верила меньше, чем Санта Клауса. И если с трупом ещё можно было что-то сделать, да хотя бы просто кинуть его здесь и, собрав вещи и наплевав на всевозможные приличия, направиться по своим делам, то теперь у неё ещё была и живая свидетельница сего происшествия, с которой тоже надо было считаться. Шарлотта повернула голову в сторону Холли, чуть прищурилась, мысленно прикидывая правдивость народной мудрости: хороший свидетель – мертвый свидетель.
- Боюсь, что полиция и администрация в моем случае не самый лучший выход из ситуации, и что ещё хуже, наш поход несколько откладывается.

+1

15

Дождливое утро в Марселе перестало быть скучным.
Холли знала этот взгляд, пусть в исполнении женщины он получился… другим. Догадывалась, о чем сейчас может думать новая знакомая, хвалила себя за предусмотрительность, что не стала расспрашивать о ее делах.
– Кому-то не нравится ваше присутствие здесь так же, как и вам самой.
Миссис Гарднер булла журналисткой, а не полицейским, потому могла сложить два и два.
Если бы блондинка убила мужчину, столь неизящно прилегшего на кровать, то не стала бы приглашать чужого человека в номер. А реши таким образом обеспечить себе алиби, явно промахнулась с невольной жертвой. В подобных случаях нельзя полагаться на вдохновение – использовать репортера для столь деликатного дела глупо, или наивно.
Нет, она не думала, что соседка намеренно все подстроила. Сама завела разговор о французских ресторанчиках, сама предложила прогуляться. Визави не сделала ничего, чтобы направить беседу в это русло – реагировала на реплики, позволяя Холли выбирать темы.
– Вы не можете просто оставить его здесь. Даже если номер был заказан не на ваше имя, обслуга знает вас в лицо.

+1

16

«Это вы верно подметили, мадмуазель», - подумала блондинка, вновь переведя взгляд со своей новой знакомой на тело мужчины. Умом Холли природа явно не обделила, а значит и косые взгляды с недобрыми намереньями распознать могла. И наверняка поняла, о чем так напряженно раздумывала её визави мгновение назад, но даже виду не подала. Над этим было бы крайне занимательно порассуждать, если бы неподходящий момент не рушил эти грандиозные планы. Пока оставалось лишь радоваться тому, что соотечественница не грохнулась в обморок рядышком или не начала истошно вопить от вида крови, как иной раз поступает слабохарактерные изнеженные дамочки, привлекая внимания любого, кто мог проходить по коридору.
Шарлотта вопросительно изогнула бровь. Ей ужасно захотелось дослушать мысль Холли.
- Боюсь, что память персонала не настолько хороша, чтобы запоминать каждого постояльца в лицо. А если они и запомнили, то не факт, что поймали бы. А вот отпечатков, которые я оставила, было бы достаточно, как мне кажется. Конечно, пока их снимут, пока пробьют по своей базе, пока узнают, что я из Лондона, пока запросят пробить по английской базе… Бюрократическая машина дает большую фору.
Шарли сделала паузу. Холли Гарднер была права – труп нельзя оставлять здесь вот так. Но не в окно же его выкидывать, право слово.
- Быть может, мой вопрос покажется несколько бестактным… Но насколько вам дорог ваш чемодан?
Однажды она уже имела дело с распихиванием человека по пакетам, так почему бы не воспользоваться старой практикой, заменив емкости?

+1

17

– Боюсь, вы переоцениваете размеры моего чемодана, – усмехнулась Холли.
А потом подошла к лежавшему нелепой марионеткой на кровати мужчине, коснулась кожи тыльной стороной ладони.
– Еще совсем теплый…
Женщина чувствовала, как азарт, хотя, конечно, адреналин, растекается по венам. Выглянула в пустой коридор, скользнула взглядом по потолку – Франция удивительная страна, где о гармоничности интерьера заботятся больше, чем о тотальном контроле. В английском отеле полусферы камер наблюдения не позволяли дорогим гостям чувствовать себя в одиночестве, здесь же постояльцам гарантировали приватность – возможно службе безопасности просто было неинтересно наблюдать за парочками, не успевшими добраться до своего номера…
Миссис Гарднер взглянула на часы.
– Как я понимаю, когда вы покидали номер, его, – кивок на кровать, – еще здесь не было. В ресторан вы пришли, сколько, полчаса назад?
Сама цедила безвкусный чай примерно с десяти утра. Вспомнила, как донимала официанта вопросами, какие сорта они могут ей предложить, юноша хмурился, пытался шутить – он не мог ее не запомнить.
– Перенесем его в мой номер. – Холли знала цену деньгам – та измерялась вседозволенностью. – Я спустилась вниз раньше вас, и, куда бы не вывел полицию след, он не приведет вашего непрошенного гостя ко мне.

+1

18

- Я бы использовала не только ваш, - деловитым тоном парировала Шарлотта, словно говорила об очередном деликатесе из французской кухни. Но право, не следовало побуждать журналистку думать о том, что это уже не первый труп, который прячет златовласка. Помочь случайно встреченной соотечественнице или леди из криминального мира? Достаточно большая разница для большинства.
А тем временем паранойя давала о себе знать. Шарлотте тяжело давалось спокойствие и безмятежность, в то время как её воображение рисовало хитрые планы, один запутанней и коварней другого. Блондинка попыталась пресечь подобные мысли. Ответ по обыкновению всегда лежал на поверхности, за ним не стоило бросаться в дебри интриг. На что был расчет? Подставить Роксфорд. Подставить так, чтобы она не успела ничего понять. Значит, кто-то рассчитывал, что горничная зайдет раньше, чем дама позавтракает. Промах, сыгравший ей на руку – удача ещё не оставила её.
- Минут двадцать-двадцать пять, - задумчиво протянула Роксфорд.
Отчаянно захотелось выпить чего-то более крепкого, что удавалось в приготовлении лучше чая. Выпить и пнуть этого несчастного. О, Шарлотты ужасно чесались руки.
- Вы думаете, вам простят хранение трупа? – Это был скорее риторический вопрос. Желание перенять эстафету несколько удивило, но не настолько, чтобы отказывать от такого предложения.
- Если ищеек надоумили, где надо будет искать, быть может, персонал вспомнит, что мы вместе сидели и покинули ресторан. Конечно, было много народу, в такой суматохе сложно выхватывать такие детали… - она подошла к кровати, мысленно прикинула насколько тяжел будет груз и как возможно потом будут болеть мышцы. Взглянула на Холли. - Нужны ли вам эти проблемы? Или, - Шарли чуть помедлила, - вы знаете, что хотите за это?

+1

19

– Давайте обсудим цену без столь необычных предметом интерьера, – предложила женщина.
В первую очередь она хотела жить, желательно, не замарав рук в чужой крови. Исходя из этих условий, выхода у нее было два, и Холли выбрала тот, что предполагал меньше грязи. Лучше вешать лапшу на уши местных детективов, чем расчленять труп в ванной.
Она вспоминала все полезные знакомства, что успела сделать за тридцать лет. Нужный человек обнаружился – какая ирония – на праздновании ее пятого дня рождения: приехал, сказал отцу, что есть срочный разговор, увел в кабинет. Потом, уже вечером, извинялся перед девочкой, обидевшейся на невнимание родителя. В следующий визит принес ей красивую фарфоровую куклу… Теперь этот человек был послом Великобритании во Франции.
– Нам лучше поторопиться, пока на этаж не поднялась горничная, а ваш гость не остыл окончательно. Мой номер в трех метрах, мы справимся. А если полицейским успели сообщить, кто-то услышит пару ласковых в благодарность за невыполненное задание.
Главное перехватить инициативу – диктовать свои правила, вместо того, чтобы играть по чужим. Если они все сделают правильно, Холли даже не пропустит свой завтрашний рейс.
– Какая интересная у вас работа…

+1

20

- А сей привлекательный мужчина вас смущает? – Истеричный смешок. Прикидывает, стоит ли маскировать пятно крови. Плюнув на такую мелочь, которая могла бы издалека показаться лишь пятном от кетчупа или вина (ну, в самом деле, кто поверит, что дамы несут труп, а не подвыпившего бизнесмена, являвшегося по совместительству их другом или кем-то в этом роде). Помогающий свидетель и запятнавший себя тем же делом куда лучше, чем потенциальная жертва. Все же Шарлотта не была хладнокровной убийцей, и проверять теорию о том, тварь ли она дрожащая, желания не имела. Поэтому на душе у блондинки стало в какой-то мере более спокойно. Теперь она уже не слишком волновалась о том, что Холли пойдет к администрации или в полицию, ведь ответ был очевиден – нет.
- Ну, все-таки не это все – моя работа. Это не самые приятные последствия. Ох уж эти конкуренты, - многозначительным тоном добавила девушка.
Глубокий вдох и такой же глубокий выдох. Шарли почувствовала себя тяжелоатлетом, который готовиться взять очередной снаряд. В конце концов, на это своеобразную штангу она будет не одна, что значительно облегчало задачу.
- Я возьму его за руки. Вам ещё номер свой открывать, не буду же я его за ноги держать в тот момент, когда его голова лежит на полу.
Картина, представшая перед её взором, была все же уморительной. Жаль не было на их пути лестницы, тащить труп вверх за ноги было бы ещё смешней. Шарлотта вновь хохотнула. Кажется, нестандартная ситуация давали о себе знать. Не давая подступавшей истерики развиться, Шарли подхватила бездыханное тело, просунув руки под подмышки.
- Надо было меньше кушать, молодой человек…

+1

21

К счастью, им на пути не попались не только лестницы, но и горничные, и постояльцы отеля. Трехметровку с трупом в руках они преодолели в рекордные полторы минуты.
– Проверьте, не осталось ли следов крови, возьмите сумочку, верхнюю одежду – мы собирались прогуляться, помните? И возвращайтесь.
Дожидаясь соседку, Холли устроила безымянного и очень мертвого незнакомца на собственной так и не убранной кровати, проверила, чтобы струйка крови на груди не выдала факта, что тело перемещали.
А потом позвонила на решепшин. Старалась, чтобы голос дрожал как можно убедительнее, под конец даже всхлипнула: в номере на кровати лежит незнакомый мужчина, в крови, не двигается.
Затем достала мобильный, позвонила отцу, попросила продиктовать номер посла, заверила, что ничего ужасного не случилось, пообещала рассказать подробнее, когда вернется. Найти труп в гостиничном номере – с кем не бывает?
В трубке снова зазвучали гудки: три, четыре, пять… наконец, раздался мужской голос.
– Господин посол, это Холли… Кавендиш. Да, я тоже очень рада вас слышать, да во Франции. Господин посол, я бы с удовольствием приняла ваше приглашение, но я сейчас в Марселе, вернулась в номер после завтрака, а тут труп…
Дальше – слушала и кивала в такт подавленным «да» и «да, конечно».

+1

22

Шарлотта кивнула. Дважды ей объяснять не пришлось – она спешно вернулась в номер. Однако, действовала не так быстро, как требовали того обстоятельства. А все потому, что ей пришла шальная мысль в голову – а вдруг в её комнате ещё и орудие преступления валяется? Это было бы идеальным планом B на случай, если Роксфорд обойдет первое препятствие. При наводке отсутствие тела не есть отсутствие дела, и перевернуть все в поисках хоть какой-то зацепки полицейским никто не помешает.
Благо в номере было не так много мебели, которую можно было приспособить как тайник. Однако затянувшиеся безрезультатные поиски, приводили барышню в отчаяние. Она резко остановилась. Дала себе несколько секунд успокоиться.
«Представь, что ты убийца, которому надо кого-то подставит. Куда бы ты спрятала оружие, чтобы нарвись соперник на ленивых полицейский, все равно оказался в их руках и с уликами? Я бы точно не стала распихивать пистолеты по ящикам. Проще всего швырнуть куда-нибудь. Дамочка в шоке не заметит, а полицаям не придется долго корпеть.»
Версия требовала отработки для душевного успокоения.

Прошло чуть больше 10-15 минут с того момента, как Роксфорд покинула номер Холли. Сейчас дама была в полной боевой готовности искать уютный ресторанчик. Забеги с мертвыми мужчинами и стрессы не самая лучшая утренняя гимнастика, и в данный момент было бы совсем недурно пропустить чашечку хорошего чая.
Придерживая небольшую черную сумку, Шарли с невозмутимым видом поравнялась с журналисткой, которая так неожиданно перехватила бразды правления.
- Все-таки, чтобы остановить дам в их стремлениях сделать что-то, надо средство получше.
Женская сумочка – истинно восьмое чудо света. В эту миниатюрную черную дыру влезло и найденное оружие, которому была уготована не лучшая участь, и все не обходимое для того, чтобы уйти на поиски ресторанчика и не вернуться.

+1

23

К счастью для соседки, обслуга отеля оказалась не любопытной, а полицейские – нерасторопными. Холли давно закончила все разговоры, когда на пороге номера наконец-то появилась блондинка. Пару ударов сердца спустя коридор наполнился звуками шагов и гулом голосов.
– Ты успела! – одними губами произнесла миссис Гарднер.
А потом упала в кресло, стоявшее на максимальном расстоянии от кровати, достала платок, и образцово-показательно выдавила из себя несколько слезинок – ровно столько, чтобы потекла тушь.
Затем нервно поднялась навстречу ввалившимся в комнату мужчинам, трагичным жестом указала на постель. Они задавали вопросы, она отвечала – по-французски, рассказывая почти правдивую историю: в десять утра спустилась в ресторан отеля, где познакомилась с соотечественницей, они решили прогуляться по городу, поднялись, чтобы взять вещи, сначала зашли в номер напротив, а потом сюда, и увидели труп, сразу стали звонить…
Если новая знакомая не только не любит, но и не знает языка, но при этом расскажет детективам ту же историю, это сыграет им только на руку.

+1

24

Возможно, светских дам с детства приучали к актерствованию, столь хорошо получалось у каждой, встреченной Шарлоттой барышни из высшего света скрывать эмоции и прекрасно играть на публике. Быть может, придирчивый Станиславский не поставил бы высшего балла за исполнение, но не искушенные в этом деле окружающие безропотно верили. Вот такие таланты пропадали на светских раутах, что порой от горя в мире умирал один ценитель актерского мастерства, когда где-нибудь, да хотя бы в том же Марселе, была великолепно подана отдельная сцена.
Но не склонная к подобному Шарлотта, не сумевшая бы на манер соотечественницы пустить даже скупую мужскую слезу, решила не портить столь чудесно складывающуюся историю, в которой роль первой скрипки заслуженно взяла на себя визави, и скромно отмолчаться в стороне. Сидя на диванчике, что располагался неподалеку от кресла, в котором восседала Холли, потесненная парой полицейских блондинка притворно прикрыла глаза рукой и постаралась придать себе вид изрядно шокированной и до сих пор не пришедшей в себя после увиденного леди. И пока мисс Гарднер рассказывала сказки французам, Шарлотта лихорадочно рассуждала на тему того, как стоит вести себя при допросе, который должен последовать после того, как офицеры вдоволь наговорятся с Холли.
Достойная идея пришла не сразу, но все же пришла. Мисс Роксфорд, успевшая уже прославиться в узких кругах своей не любовью к Франции со всеми вытекающими, языком сей державы, однако, владела на должном уровне. И сейчас было решено, не пускать в ход свои знания. Если полицейские не увлекаются теориями заговора, то их вряд ли смутит тот факт, что «незнающая» французского барышня повторит уже рассказанную историю. Напротив, это должно было послужить лишним доказательством того, что дамы невиновны и все это лишь какая-то чудовищная ошибка. По крайней мере, таков был ход мыслей Шарлотты, которая воплотила свой замысел, едва эстафета допроса перешла к ней.
Не прошло и получаса, как все формальности были выполнены и англичанки могли провожать взглядом многострадальное тело, аккуратно упакованное в черный мешок и уложенное на носилки. Специалисты разного профиля покинули номер вслед за телом, благо на своих двоих.
- С меня причитается явно больше, чем оплата одного, так и неудавшегося обеда в местном ресторанчике, - криво усмехнувшись, произнесла Шарли, как только дверь за полицейскими закрылась.

+1

25

Холли честно предупредила месье детектива, что не сможет остаться в Марселе до окончания расследования, и что уже сегодня уедет в Париж, а завтра – в Лондон, уточнила, что отправляется в Париж на ужин с господином послом – да-да, господином послом Великобритании во Франции. Дала мужчине визитку, указав номер мобильного, хотя он уже записал все контакты, пообещала оставаться на связи и, при необходимости, приехать по первому слову. Слабо улыбнулась, заметив, что их город настолько чудесен, что сгодиться любой – даже самый трагический – повод, чтобы сюда вернуться.
Когда в номере их осталось только двое – уже даже без непонятных тел в постели, миссис Гарднер взяла из бара бутылочку коньяка и осушила в пару глотков. Дрожащие руки – хорошо для разговора с полицией, но не тогда, когда нужно собирать вещи.
А ведь могла просто уйти и оставить недавнюю знакомую наедине со своими проблемами.
– Явно, – согласилась с утверждением визави, – позвоните, когда будете в Лондоне.
Шарлоте – слышала, как женщина представилась в разговоре с представителями правопорядка – протянула визитку, где было обозначено не только имя, но и телефон, и место работы – «Дейли Мейл».
– Мне жаль, что не сложилось с прогулкой, надеюсь, прочие ваши начинания окажутся более успешны, – Холли улыбнулась, – постарайтесь больше не находить трупы в своем номере. Сомневаюсь, что полиция поверит в совпадения.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 30.03.2011 The corpse in the room leads to close acquaintance