« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Утром война, а днем светский прием


Утром война, а днем светский прием

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время и место:
Британия, Лондон, 2005-2006 год.
Еще абстрактнее: расцвет власти Мориарти.

Участники:
Esther Nichols, James Moriarty

Краткое описание:
Джеймс полагал, что его прошлое - тайна за семью печатями. Но Лилит сорвала предпоследнюю печать нашелся некто, для кого чужие секреты - не более чем способ заработка.

0

2

Говорят, что восстание машин, захват Земли пришельцами, эпидемия холеры и приезд Джима Мориарти всегда начинаются с Лондона. Начинающему злодею-консультанту было не шуточек британского кинематографа, с момента его окончательного "визита" в туманную столицу мира были организованы несколько афер (штук тридцать, не больше), пара убийств (пара  десятков™), а ЦРУ умыли руки, признав, что гражданин Ирландии Джеймс Эндрю(?) Мориарти чист перед законом. Немногочисленные лидеры преступных группировок, "сотрудничавших" с исполнительными органами власти, не смогли выдать ничего внятнее "у него был высокий голос.. или у нее". Боже, храни сбитый гормональный фон!

Самая консервативная страна в мире на дух не выносила американцев и это было Мориарти на руку, учитывая, что последние три месяца внимание Интерпола стало слишком навязчивым. Мориарти не возражал против сопровождения на утренних пробежках - с компанией даже веселее, - но когда группа поддержки осмелела и попыталась наладить более близкие отношения, он залатал пробоины на дверце машины, плече и оскорбленном самодостоинстве, и спешно покинул Штаты, рассудив, что Атлантика - не такое уж большое расстояние, чтобы контролировать запад из Соединенного Королевства. Англия - благословенная страна, готовая укрыть в своих туманах любого преступника, собирающая под своим крылом весь цвет криминального сообщества - в конце концов, чем Джеймс хуже некого Borisa B.? Он ни пенни не своровал для себя!
Да и MI-6 были более учтивы, даже не достали пистолеты, принимая криминального гения под белы рученьки прямо с трапа самолета. Феноменальная разница в менталитете, чтобы захватить преступника международного уровня британской разведке требовалась такая мелочь, как факты и доказательства. Покидая штаб-квартиру на Воксхолл Мориарти почти обожал эту страну, а неизвестный ему Большой Брат вызывал легкое любопытство, и не более.

Мориарти собирал самый ближний круг, формируя если не группировку, то оппозицию, если не могущественную, то крайне недовольную - словом, использовал все нереализованные способности психолога - ровно до тех пор, пока его столь неосторожно прославленное имя не скрылось за веером других, кажущихся всемогущими. Время от времени громкая фамилия зияла в пробелах, Джим поспешно заделывал пустое место, заменяя себя очередным подставным лицом. Прошел год и имя Джеймса Мориарти почти перестало ассоциироваться с отдельно взятым человеком. Кто это - погибший мэтр криминального искусства, простой набор слов, некая организация, секта? Сказать точно могли очень немногие и они слишком дорожили знакомством, чтобы открывать рот. Ему удалось стереть собственную личность из чужой памяти, окутывая прошлое плотной пеленой неизвестности и единственное, что оставалось - существовать в свое удовольствие, расширяя паутину.

Однако, прошлое так не считало.

+2

3

«- Мечты! - сказала женщина. - Из мечты каши не сваришь.
- Каши не сваришь, но она накормит, - ответил полковник.»
Дочитав до этого места, девушка остановилась, перечитала, а потом закрыла книгу и сделала еще один глоток уже холодного чая. И как раньше она не замечала этих слов? Сколько раз перечитывала повесть, а о смысле не задумывалась? Видимо, считала, что с ней такого не произойдет. Наивная. Она забыла о главном законе природы: не говори « гоп » пока не перепрыгнешь.
«Ты не такая, с тобой такое никогда не произойдет, - говорило самовлюбленное его, - мир будет наш. Это вопрос времени ».
И что? Теперь она, как никто другой понимает полковника. Нет, Эстер пишут. Ее электронная почта переполнена спамом, рекламой, оператор периодически предлагает перейти на другой тариф, а банк, куда перечисляется ее мизерная зарплата экскурсовода, даже поздравил с днем рождения. У нее более глобальная проблема. Ее жизнь - дерьмо.
По другому и не назовёшь, если после борьбы за лучшую, после полной отдачи делу,видя в личной борьбе своё прекрасное будущее, получаешь...ничего не получаешь. Кто же знал, что потом выдадут бумажку, с которой даже экскурсоводом примут только после звонка из профсоюза.
Экскурсовод. И это с высшим образованием! Худшее, что могло произойти с ней - произошло.
Теперь, анализируя жизнь, Эстер понимает, что поступила бы иначе: не так переживала за учебу, по ночам спала и не забивала голову ненужной информацией, но историю не перепишешь.

Минута жалости и соплей прошла так же быстро, как и накатилась. Рано ставить крест, она еще покажет себя, вот только насобирает деньги на аспирантуру. Да, смысл жизни для Эстер Николс - звание профессора.
Она снова включила ноутбук, ввела пароль электронки, с надеждой, что профессор Оксфордского университета все-таки найдет время и встретится с ней, чтобы поговорить об одном из своих лучших студентов - Джеймсе Мориарти, но опять ничего. И это уже не в первый раз. Разрешение с книжной палаты она ждала две недели, на встречу с профессором физики три недели, а это вообще ее игнорирует.
«Странно. Все слишком странно, - подытожила она, снова набирая сообщение профессору, - как правило, о таких как он вспоминают в первую очередь, вешают таблички « здесь учился и работал», а тут ... ничего. Не понимаю. И какого черта взялась за все это? »
Вопрос, конечно, риторический. Эстер прекрасно знает, почему ухватилась за написание дипломной работы на тему «астрономия, как наука в 20-21 столетиях», как утопающий за круг - подзаработать.
«Шесть лет изучать историю, чтобы писать какому-то мажора работу по астрономии. Позор! »
Она изо всех сил захлопнула крышку ноутбука и допив чай, села читать то, что за свою короткую деятельность в науке успел написать Мориарти.
"Динамика астероидов" - то что надо перед сном

Отредактировано Esther Nichols (2014-04-09 22:59:00)

+1

4

Мало кто знает, что математические способности Мориарти ничем не уступали его познаниям в области медицины, однако добиться признания в врачебной среде банально не позволила запятнанная в тех кругах репутация. Математика не знала этических границ, здесь не существовало ошибок, ничьей жизни не грозил якобы неосторожный взмах металлического лезвия, а вступать с полемику с высшими умами было настоящим интеллектуальным оргазмом - до определенного момента. Когда удавшаяся карьера проходит под эгидой диктатуры вида что писать, как думать и над чем работать, потому что над тобой стоит некто, заметно уступающий в свободе мышления, но придавленный к креслу ректора такими жалкими понятиями, как опыт и заслуги лет, автомобильная катастрофа становится освобождением. Джеймс предпочитал получать от жизни все, в том числе и красивую смерть, забравшую с собой и вышеупомянутого диктатора.
Мориарти побаивались критиковать при жизни, а после смерти и вовсе возвели в ранг святых и невинно оклеветанных гениев, чьи сомнительные эксперименты в области химии и медицины продвинули науку на много лет вперед.
Едва ли кто-то из британской разведки сумел докопаться до истоков. Ни Чарльз Огастес Милвертон, вскоре сменивший фамилию на таблоидный псевдоним (копнул до определенного отрезка времени, и только богу известно, почему решил остановиться), ни агенты МИ-6, ни раскрытый позже Майкрофт Холмс, ни...
- Эстер Николз.
- Кто? - вздрогнул Джим, захлопывая книгу.
- Экскурсовод из Британского музея. Она пишет научную работу по астрономии. Копия книги была продана несколько дней назад, в магазине Аарона Коннорса.
- Вероятно, название ввело ее в некоторое заблуждение.
Невзирая на более чем обширный круг интересов, Мориарти не углублялся в астрономию так глубоко. Поверхностные, в его понимании, знания, намного глубже чем у простого обывателя, и чуть меньше, чем у профессора Оксфорда.

Что-то от прошлой жизни у него осталось. Кличка "Профессор" в криминальных кругах, к примеру. Известная не всем, но говорящая о многом - дань вечно высокопарному тону и склонности к рассуждениям, а не фактам биографии, разумеется.

***

- Добрый вечер, - все же Англия наложила на Мориарти определенный отпечаток. Будь учтив до конца, даже за пару минут до убийства; не угрожай дамам на первом свидании, говорила мама, "если не хочешь, чтобы все получилось как в тот раз на выпускном". - Узнаете это издание?
На столик опустилась книга в скромной темно-синей обложке. Никаких иллюстраций, только название.

Поняли ли вы хоть что-то из прочитанного, мисс Николз? И какого черта вам не гуляется по Тауэру/Стоунхеджу и прочим историческим/культурным ценностям города?

+2

5

Это был ресторан с просторными панорамными окнами, возле которых Эстер иногда любила засиживаться. Приходила сюда, чтобы наблюдать за поведением незаметных людей, тех, которых видела уже сотни раз на улице, тех, которые часто проходили мимо, может даже пялились на нее, но не столь яркие, чтобы привлечь чье-то внимание ... Ну вот опять на панораме. Опять бежит, снова прячется. Очередной раз следит за всем сверху. Эта атмосфера дарила иллюзорную убедительность в собственной значимости. Зря. Она всего лишь привычно сидит, пьет чай, прилипает к экрану и замирает в предвкушении, что вот-вот что-то произойдет. Надоедает, а канал не переключается. Все такой же муравейник, где жизнь уподобляется к фаст-фуду: попробовать, пожевать, выплюнуть. Совсем скоро чай в чашке закончится, и она тоже превратится в муравья, аналогично бросится в поток, так же будет чего-то ждать. Это невыносимо! У нее слишком монотонная жизнь, видимо, поэтому сегодня повернулось все на сто восемьдесят градусов.
Мужской голос с легким акцентом отвлек ее от поиска общих черт с героем рассказа Франца Кафки Грегором Замзой, а книга на столе вообще скоординировала поток мыслей в другое русло. Еще один экземпляр «Динамики астероидов». Ну, что тут сказать? Везет, как утопающему. То не одного, а теперь целых два!
- Не могу с вами не согласовать, вечер действительно прекрасный. - Только теперь она оторвалась от книги и перевела взгляд на того, кто так беспардонно нарушил ее очередной самоанализ.
Ей понадобилось, примерно десять секунд, чтобы понять, что перед ней именно тот о ком все так активно замалчивают, а потом словно под состоянием гипноза встать, демонстрируя тем уважение, и вежливо жестом руки указать на свободное место, мол: «садитесь, гость дорогой».
Это был один из немногих моментов в жизни, когда незнакомый человек не нуждался в представление. Она прекрасно знала кто он, он, видимо, догадывался кто она. В голове только возник один вопрос: я не сплю? Нет, это не может быть он. Джим Мориарти погиб в автокатастрофе. Или нет? Она уже ничего не понимает.
- Вы через нее здесь? - Спокойно, без лишнего любопытства и эмоций продолжила Эстер, пытаясь избавиться от мысли, что говорит с умершим. - Я внесу ее в список использованных источников.
Все-таки ученые странный народ, вот один даже из могилы стал, чтобы напомнить, что сорок лет еще не прошли и авторское право в силе.
- Знаете, книга интересная, примеры неплохие, а главное одну из ваших теорий было использовано для исследований проявлений динамического хаоса в задаче об орбитальной динамике астероидов вблизи резонанса средних движений 3/1 с Юпитером.
Эстер признает тот факт, что она слабенькая в точных науках и теории катастроф, хаоса, эффект бабочки и вся прочая математическая чушь для нее лишь слова, но она умеет вчитываться и анализировать, а это не плохие качества для историка.
- Кстати, ваш коллега из Оксфорда не упомянул вашу книгу в списке источников.
Она снова взглянула на него, но на этот раз значительно тщательнее, будто пыталась найти десять отличий между тем Джимом, которого ей показывали на фото и этим, что сидит перед ней. Да, другая прическа, более дорогая рубашка, и, пожалуй, другое отношение к жизни, но больше никаких кардинальных отличий.

Отредактировано Esther Nichols (2014-04-23 19:25:49)

+1

6

Он увидел его сразу. Взгляд, который Мориарти ненавидел всеми фибрами души - узнавающий. Целый год он успешно избегал подобные неприятные ситуации, а теперь - позвольте, профессор, перед вами новый фанат вашего таланта и лучший вариант развития событий - вы уносите ноги прочь из этой забегаловки, а мисс Николз засыпает прямо за столом и более не просыпается. Нужно лишь дождаться, когда пресловутая мисс изъявит желание посетить дамскую комнату.. ах да. Джентльмен должен угостить даму. Бумажник лежал где-то рядом с растительной отравой, во внутреннем кармане пиджака.

- Автор начал писать ее на втором курсе, - Мориарти откинулся назад, якобы приличия ради взяв в руки меню и бегло просматривая ассортимент, делая акцент на крепких винах. Что там у нас, проблемы с сердцем? - Говорят, он стал самым молодым профессором в истории Оксфорда, учитывая, что в его в возрасте прочие претенденты едва созревали до докторской.
Выдать официальную версию и смотреть на реакцию.
Не озвучивать факты, которые ей итак известны. "Ваша книга" - какая глупость, какая самонадеянность, какая наглость. Вероятно, Эстер не до конца понимала значимость сведений, ведь и половина того, что она раскопала, поможет отправить Мориарти за решетку, если до девушки доберется кто-либо из его близких "друзей". А то, что она узнала достаточно, очевидно хотя бы из-за того факта, что ее имя всплыло в сводках информаторов. Спустя целую неделю. Все же его сеть работает отвратительно.
Джим с громким хлопком закрыл меню.

- Вы ведь копнули куда глубже чужих теорий, верно? - доброжелательный тон, ясный взгляд, прохладная улыбка.
Обаять, разговорить.
- Откуда вам известно, что автор "Динамики" выбрал другую стезю для исследований?

+1

7

Если Джеймс Мориарти хотел, чтобы Эстер почувствовала себя ничтожеством и после разговора с ним, пришла домой и напилась с горя, то его можно поздравить с идеально выполненной миссией. Второй курс и уже начать писать работу, которая до сих пор является основой для молодых ученых - сильно. Эстер на втором курсе даже не знала, какое направление выбрать, и что ее больше интересует, а затем подбросила монетку и пошла детально изучать Современную историю Восточной Европы, а что уж говорить о книге!?
- Автор молодец. Таких, как он берут в пример следующие поколения.
Эстер проморгала момент, когда ненавязчивый разговор перерос в экзамен. Может, Джим решил вспомнить свои профессорские года, а ей досталась роль студентки? Вот сейчас чтобы «завалить» еще спросит, когда у него зуб первый выпал и о чем написано на 222 странице книги.
- Наполеон когда-то сказал: «Невозможно » - слово дураков. - Спокойно продолжила девушка, не отклоняясь от предложенной роли ни на дюйм. - У автора есть друзья, знакомые, студенты, преподаватели и они не всегда охотно, но идут на контакт.
Теперь и она могла откинуться на спинку кресла, гордо с нескрываемым самодовольством посмотреть в глаза Профессора и сказать: «Не на ту напали. Так просто белый флаг не выброшу », но не стала. Ровная спина, никаких локтей на столе и внимательный взгляд.
- А относительно того, насколько я изучила источники, это зависит, что автор «Динамики» понимает под словом «глубоко». Например, сейчас в связи с открытием некоторых фактов,  могу построить предположение, что автокатастрофа была подставной и то, что я слышала о ваших не совсем дружеских отношениях с мистером  Х - правда. Это было убийство?- Последние слова случайно сорвались с ее уст. Сырая теория и не более. Эстер не нужно было этого говорить, но поздно. Слишком поздно. Она поймет, если Джеймс Мориарти сейчас уйдет не попрощавшись.
- Извините, я не должна была это говорить. Я не считаю вас убийцей просто ... - Глубокий вдох, выдох, взгляд, будто сейчас разреветься и ощущение, что она последний моральный урод, - ... историки должны рассмотреть все версии, даже нелепые. Наверное, вы знаете, как когда-то чисто случайно расшифровали Розеттский надпись?
« Давай еще о Киевской Руси расскажи. Это же так интересно » - не удержалось от комментирования внутреннее Я.
- Это только теория, просто карты хорошо легли. - И опять не то. Смотреть на собеседника у нее нет желания. Слишком стыдно. Кажется, Эстер покраснела и это просто чудо, что еще не начала заикаться, но все слишком совпадает. Автокатастрофа - идеально подходит для маскировки, ведь погибли оба, и нет смысла искать виновного. Полиция, конечно, осмотрела место ДТП, тела отдали на экспертизу, установили причину аварии и все. На следующий день эксперты написали отчет, и даже не провели вскрытие. А зачем? Автокатастрофа и все.
- Простите, я должна идти. - Еще раз извинилась девушка, показывая жест символизирующий, чтобы ей принесли счет и как можно скорее.

Отредактировано Esther Nichols (2014-04-29 02:39:37)

+2

8

- Увы и ах, надписи на этой плитке расшифровали еще до него, автор не силен в древнегреческом, - снисходительный смешок, упрямо поддерживая уже полюбившийся спектакль. Жаль, дебютантка постоянно забывает слова, но Джим не прочь поиграть в суфлера, - и это единственное открытие, которое в тот момент удалось совершить.
Ей известно и о способностях Мориарти в шифровании? Все интереснее и интереснее. Тут не солгал - в древнегреческом, ровно как и в древнеегипетском Джеймс был как баран на новом поле, помогла лишь отличная зрительная память и возможность подогнать символы в более-менее логический ряд. Медлительность историков изумляла, собственный прокол возмутил. Впрочем, это были лишь издержки в период угасания интереса к делам прошлых веков.
- Преподаватели? - имитация: удивление; кратко переговорил с официантом, отправляя восвояси, то бишь за заказом. Нарочито незаинтересованный взгляд. - Они еще живы? И старый козел с кафедры социальной психологии тоже?
Вот какие занятия идеальный студент самозабвенно прогуливал. Но даже упомянутый пробел в образовании не помешал осознать, что убирать всех своих сокурсников.. неразумно, скажем.

Болтать она умеет, и умеет неплохо - нужно лишь понять, насколько хорошо мисс Николз умеет молчать. Судя по всему - не особенно; рубит с плеча, а потом думает; инстинкт самосохранения срабатывает в последнюю очередь - о, девочка, что ты забыла здесь, в Англии, где плотно сомкнутые губы - гарантия безопасности, если конечно, нет желания проходить с зашитым ртом всю оставшуюся короткую жизнь.

- Азартные игры - это прекрасно, - мягко перекатил на языке, вперив в Эстер задумчивый взгляд, - в нашем случае это не покер и даже не "пьяница", а русская рулетка, причем с полным барабаном. Прошу заметить, именно вы сделали первый выстрел.
Хорошая теория, а главное верная. Любопытно, кто слил, и понял ли что именно. Подобные факты не валяются на дорогах, а упоминание о друзьях/студентах/знакомых вовсе открывало все пресловутые карты женщины, а жаль. С таким раскладом мухлевать и мухлевать, с ним не пишут дипломы тупицам и не таскают любопытных туристов по музеям. Эстер может извлечь куда большую пользу, если подумает. Желательно, чтобы процесс мышления протекал под его абсолютным контролем.
- Прошу прощения, - доброжелательный тон, ловя жест визави; сжал ладонь мисс Николз в своей, - не могу отпустить даму, не угостив ее ужином. - Почти как "провожаем наших выпускников в последний путь", впрочем, даже без "почти". - Боюсь, если дама уйдет голодной, то спустя пару часов ей и вовсе не потребуются белки и углеводы.

+1

9

Игры, полный барабан, выстрел ... этими словами Джим ее заставил снова сесть за стол, сам того, видимо, не желая вызвал интерес и не тот, который испытывают представительницы прекрасного пола к тем, кто при определенных исторических обстоятельствах получили статус сильной половины человечества, а тот, что заставляет подвязывать ключи к змеям во время грозы, залезать в гробницы и работать с ураном без средств защиты - научный.
«Дорогая Эстер, в тебе слишком развита функция« А что если ... », - сказал когда-то один из профессоров, - и хорошо, если ты ее направишь в правильное русло».
В правильное. Интересно, что он понимал под этим словом? Скорее всего, посвятить себя изучением никому ненужных манускриптов, а не игры в русскую рулетку с типом, которого наследник старого козла с кафедры социальной психологии назвал умным человеком, над которым поиздевался создатель и наделил больной фантазией.
- Уходите. - Приказным тоном буркнула Эстер официанту, на одну десятую секунды оторвав взгляд от собеседника. Парень стал первой жертвой научного интереса, а он лишь стоял в стороне и ждал подходящего момента, чтобы вручить счет. Видимо, со стороны они выглядели, как парочка, которая не нашла лучшего места для выяснения отношений, как публичное место: она психует и уходит, он просит остаться и в ответ должен услышать ...:
- Теперь ваша очередь.  В азартные игры, как правило, играют несколько человек. - Это уже не та Эстер-студентка, теперь они равны, значит можно выключить добрую тетю из музея. - Почему вы захотели встретиться со мной? Боитесь, что я что-то не то скажу не тому лицу? Вам же есть что скрывать, правда? - Легкая самодовольная улыбка и тон следователя во время допроса. Николс знает, что играет с огнем, заходит слишком глубоко и последствия могут быть фатальными, но этого ей не хватало все эти годы.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-01 10:23:05)

+1

10

Джеймс раздраженно дал отмашку - официант тотчас исчез. Резко дернул за подвеску - штора сдвинулась, скрывая столик и обоих посетителей от посторонних глаз. Салфетка покидает салфетницу, утащив за собой еще пару подруг, беспорядочно устлавших часть стола.
- Вы назвали меня убийцей, причем дважды за последние пять минут, - передернулся.
Она имеет смелость считать его мясником? Поджигателем? Подрывником? Откажись тот механик от идеи колдовства над тормозными колодками, Джим бы не тронул его и пальцем. Откажись знакомый из соседнего города заехать к ректору за книгами вместо Джима, Мориарти нашел бы кого-то еще. Все зависит от чужого выбора, никто не заставляет нажимать на курок или подсыпать смертельную дозу. Он организатор, а не наемник, как бы это не выглядело в глазах клиентов.
И свой выбор Эстер уже сделала.
- Каждый, даже невиновный, особенно невиновный, предпочел бы, чтобы вы держали свой язык за зубами, - минеральная вода плеснулась на салфетку, Джим коснулся виска бумажным краем. Поморщился, взял полотняную. Аналогичный алгоритм. Рассеянно продолжил: - слухи еще никому не шли на пользу. Но у нас ведь другая ситуация, верно?
Коснулся влажной тканью точеного носа, чуть дернул ноздрями. Ладонь скользнул в карман пиджака: достала, отвинтила, капнула. Нашатырь? Едва ли.
Мориарти прекращает непонятную суету также неожиданно, как и начинает.
- Вы абсолютно правы, мисс Николз. Я боюсь, - такая наглая ложь, Джим улыбается губами, но не глазами лишь в исключительных случаях, и храни господь тех, кто имеет к ним непосредственное отношение. - Но знаете что... - чуть привстал, наклон вперед, едва касаясь губами мочки уха собеседницы, вкрадчивый интимный шепот, предварительно ласково отведя прядь со смуглой щеки, - я повторил бы это еще тысячу раз и только на одна тысяча первом сделал паузу.
Целомудренный поцелуй в уголок губ, нескромный чуть левее - запутать, сбить с толку, обставить; хлесткая пощечина. Резко пахнущий кусок ткани.

Когда качающиеся стены наконец обретают точку опоры в виде мягкой обивки дивана, можно разглядеть улыбающегося преступника-консультанта, что сидит напротив Эстер - на стуле, чуть подавшись вперед, опираясь подбородком о сложенные в почти молитвенном жесте ладони.
- О, этот стыдливый румянец на щеках, - самый сволочный тон, имеющийся в арсенале, не чета рафинированному родом из ресторана, - пожалуй, смущенно отведу взор, в ожидании, пока соизволите прикрыть прелести и великодушно простить вашего покорного слугу.
Мелодичный смешок, подавая плед.
- Негоже так надираться в приличных заведениях, мисс Николз. Мы так и не закончили милую беседу, поэтому продолжим ее в несколько другом ключе.

+2

11

Один жест и они отрезаны от всего мира, несколько слов и все становится на свои места. Больше не нужно догадок, недоговоренностей, вопросов ... все и так ясно.
Она наблюдала за его действиями, ловила малейшие вибрации голоса, смены настроения. Эстер разбудила Везувий. Встать и уйти? Слишком поздно, а может, просто не хочется? Что дальше? К чему все эти манипуляции? Почему он не хочет опровергнуть свою причастность к гибели ректора? Почему не придумает сумасшедшую историю с участием супермена / капитана Америки / железного человека? Она ему захочет поверить, может, поверит, еще раз извинится и на этом пути разойдутся. Нет, Джим так не желает. Он бы это повторил еще раз и еще раз, а возможно повторяет? Она следующая? Конечно. Тогда зачем разрушает дистанцию в двадцать сантиметров, переходит все рамки разрешенного?
Она ловила его запах: вовсе не навязчивый, только подчеркивает солидность владельца. Поцелуй? А потом еще один, пощечина, резкий запах, попытки отвернуться, задержать дыхание, оттолкнуть - все произошло слишком быстро.

Земля еще вертится быстрее чем 29,765 км / с, попытка сконцентрироваться на большой серой точке, осознать, что произошло - только разболелась голова. Понемногу приходит в себя. Большая серая точка приобретает форму, становится похожей на Джима. Земля замедляет ход, понимает, что она точно не за столиком места откуда все началось. Прикоснулась к плечу, провела рукой по телу. А где одежда? Они...? Удивленный взгляд в сторону Мориарти, будто попытка спросить: и как?, осознание и стыд. Нет, не может быть.
Джеймс начал говорить, точнее, читать нотации. Этот тон, жестикуляция, мимика, ох, он сделал все, чтобы Эстер почувствовала себя, как минимум мужиком, который переспал с девственницей без ее согласия. «Скромный слуга» - нет, ты хочешь доминировать в этом спектакле.
- Почему отвести? - Вызывающим тоном переспросила Эстер, вставая в полный рост и беря любезно (хочется верить в лучшее) протянутый плед. - Смотрите. Я не против.
"Почувствуй себя рабыней на турецком рынке, Эстер Николз. Это вы хотели сказать этим маскарадом?" Пусть. Если так Джеймс хотел ее надломить, пристыдить, то у него не получилось. Он ее только разозлил, заставил возненавидеть, разбудил желание повторить подвиг Брута, вот только жаль, что ножа под рукой нет, а так, сколько там ударов было? Кажется, двадцать три?
- Понравилось?
К сожалению, для Мориарти демонстрация всего, чем наделила матушка природа Эстер подбегала к завершению. Девушка закуталась в плед, как офицер побежденной армии в шинель и села на диван, закинув ногу на ногу. Ни одного, ни малейшего намека на то, как ей противен этот человек и не через убийства, пренебрежительный тон, а из-за того, что он сделал с ней. Он прикасался к ней, снимал одежду, возможно, подавил в себе несколько не совсем правильных желаний.
"Напилась. Оставьте эти сказки для полиции, Джим. Меня обязательно начнут искать после того, как три дня не появлюсь на работе, а похожее тело вытащат из Темзы и кто-то, но вспомнит о вас, а потом - дело времени".
- А вообще у вас странные методы вести переговоры, но сейчас не об этом. Продолжим нашу дискуссию? Что вас заставило заняться этим ... - при всем богатом словарном запасе ничего толкового на языке в тот момент не вертелось, - ремеслом? Вам скучно? Не хватает внимания? Вам приказывают, какие-то голоса в голове? Хотите оставить след в истории?
Ах, эти моральные принципы! Не укради, не злословь, не пожелай жену ближнего своего, не убивай - они загоняют человечество в рамки, заставляют жить ограничениями и это правильно, ведь всем нужен стоп-кран и вот перед ней тот, кто плевать хотел на все эти законы. И по идее, Эстер, как настоящая католичка, должна отвернуться от него, возненавидеть и до конца жизни, то есть до конца вечера, молиться за его душу, но Джеймс Мориарти вызывает совершенно другие желания.Хочется сказать: я тоже так хочу. Еще с древнейших лет до нашей эры каждый бьется с личным Мефистофелем и впервые за всю жизнь Эстер хочет сложить оружие. Но она не такая как Джеймс. Нет, она не способна жить без рамок или способна?

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-03 23:44:57)

+2

12

Спустя пять лет, смотря запись с камеры видеонаблюдения в Белгравии, Джеймс подарит себе несколько веселых минут. Все повторяется дважды, в виде драмы - только однажды, и так далее, по тексту, до насмешки вроде бы, и пародии, только пародии. Неудивительно, что мисс Николз и мисс Адлер с трудом найдут общий язык: женская интуиция, схожий род деятельности, женская конкуренция.. цепочка ясна?

Ее "не против" весьма странно сочеталось с поспешной приватизацией пледа. Эстер завернулась в целомудрие и сарказм, точно также как и в прямоугольник ткани, прохладной и колючей, как беззастенчиво-изучающий взгляд Мориарти.
- Я должен был удостовериться, что вы не пронесли с собой никаких записывающих устройств. Считайте это своеобразным фейс-контролем. Более глубоким, так сказать.
Нахальный блеск в глазах - сарказм оценил. Улыбка, горькая, не без наглецы, тянет губы. Неожиданно, но и не изящно. Устройся Эстер на коленях и продолжи допрос в последующем тоне, это ненадолго выбило бы из колеи. Удивление, даже легкое, на лице Мориарти - бесценно.
- Хотите поговорить о голосах в моей голове? - вежливый интерес.
Грохот отодвигаемого стула, хоть и кажется, что Джим соскользнул с него так, словно не садился, а висел в воздушном пространстве. Шаг вперед, опускаясь рядом с собеседницей - как бабочка на цветок, не иначе. Пижон во всем - глубокий кожаный диван тотчас утопил обоих в томительной мягкости. Легонько дунул, убирая с лица свисающую прядку, столь же легкий жест, - двух пальцев - сдвигая с плеча край пледа. Волнующее, возмутительное нарушение субординации, которое на протяжении последнего часа повторяется со странной частотой - что же доводит ее до сарказма?
Джим твердо вознамерился вызнать это. И кое-что еще.
- Вы уверены, что это хорошая тема для беседы?

Мисс Николз упрямо не смотрит в глаза жертве своих научно-исторических изысканий. Джеймс с интересом изучает ее профиль, тепло тянет:
- Психопаты бывают непредсказуемы, - голос обретает оттенок металла, - и весьма любопытны. Кто еще рассказал обо мне, Эстер? Только не прикидывайтесь идиоткой, очевидно, что вы меня узнали.

+1

13

Джеймс Мориарти - офицер, а Эстер лишь очередной ефрейтор , который сам по своей глупости , самоуверенности и наивности решил пойти против него войной. И чем она только думала, если думала вообще. Она надеялась на случай, на то, что те, кто сверху поддержат ее, ведь это она выступила на стороне добра, а он все просчитал, не допустил даже миллиметровой погрешности и теперь насаждается блицкригом. Браво, Джеймс. Позор, Эстер. Николс ничего не остается, как стать на колено, опустить голову и ждать своего приговора.

По телу пробежала дрожь, как только Джеймс прикоснулся к ней. Он ведет себя, так как будто Эстер это его собственность, а она пытается сохранить остатки достоинства, гордо держит голову, словно заменяет Ее величество на троне, не смотрит на Джеймса и утешает себя мыслью, что Марии Стюарт было значительно хуже.
- Это уже не имеет значения. - Проглотив ком, наконец, сказала « заложница » оборачиваясь к Джеймсу лицом. - Я вам больше ничего не скажу. Не хочу. Не вижу смысла.
Минута молчания, рассматривает лицо того, кого еще час назад назвала примером для подражания. Теперь она смотрит глубже, пытается прочитать, что у него на душе, насколько глубоко он может пойти для того, чтобы стереть из истории имя. Ответ ее не радует.
- Эти люди ни в чем не виноваты, Джеймс. Если бы не я со своим больным желанию докопаться до истины они бы о вас и не вспомнили.
Говорят, что после такого грядет блаженное успокоение, но ничего подобного не происходит. Эстер мысленно прокляла тот день, когда согласилась писать эту дурацкие научную, нашла фамилию Мориарти, заинтересовалась и влезла не в свое дело.
- Делайте со мной то, что подсказывают вам голоса в голове. - Покорно опустив голову, сбросила с себя плед и отдала его собеседнику.

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-10 01:07:15)

+1

14

- О, - Джим негромко усмехнулся на высокой ноте, резко вставая с дивана и поворачиваясь к мисс Николз спиной. - Мы уже начали искать виноватых, Эстер? Бросьте давить на жалость, это не удел пленных. У меня нет вопросов к вашим источникам информации. Полагаю, они и раньше не вполне понимали, что несут - в мире ученых мужей это обычное явление.
Разворот. Никакого официоза - пиджак остался в машине, ровно как и затемненные стекла - ничто не скрывает вопросительный взгляд. Что это - попытка соблазнить и выкрутиться, какой-то подвох, некая извращенная разновидность стокгольмского синдрома? Дьявол в мелочах, мисс Николз. Возбуждает скрытое, и тут Джим ничем не отличался от среднестатистического мужчины, которого главным образом привлекает непосредственно процесс охоты. Всегда приятнее употребить самолично подстреленную дичь, упиваясь плодами трудов своих - самые истоки, каменный век, генетическая потребность, пережившая эволюцию.
Эта добыча сдалась слишком быстро.
Даме слишком жарко или не понравился плед, нужно открыть окно или...
Ослабить узел галстука, аккуратно стягивая с шеи полоску ткани. Узкую, темно-серую, сколько всего интересного можно сделать, даже не повредив, но мысли Мориарти занимает отнюдь не подобного рода идея.
Расстегнуть воротник. Сравняем счет?

- Голоса подсказывают, что женщины, - раз, два, пальцы скользят по пуговицам и со стороны может показаться, что Джим просто решил их пересчитать, но стремительно разъезжающаяся полоска белоснежной ткани, открывающая, скажем прямо, еще тщедушное тельце, противоречит сему наблюдению, - настолько уверены в победе тестостерона над серыми клетками, что остается только удивляться, как они умудрились развязать столько войн, опираясь лишь на симметрию физических данных.
Непонятно, что заставило тонкие черты лицо криминального гения исказиться в гримасе - собственная тирада или нечто иное, слабо поддающееся контролю и вызывающее знакомую пульсацию в области виска и не только, что предшествовала моменту, когда все, что дышит предпочитает спрятаться, не попадая в поле зрения преступника-консультанта.
- Среди вас так мало тех, кто способен думать, а не размышлять, - смешок.
Прохладная ткань совершенно нецеломудренным образом соскальзывает с плеч.
- И именно поэтому, мисс Николз, - рубашка приземляется аккурат на колени женщины, прикрывая наиболее откровенные изгибы, - я предпочитаю мужчин.

+1

15

Спектакль закончился. Занавес. Джеймсу больше не надо играть в галантного джентльмена, ловить ее за руки, проявлять внимание. Мог все сказать, как есть, без лишних декораций и зрителей, но так неинтересно. Гению нужна публика. Противно только то, что он разливался соловьем, чтобы доказать насколько женская раса неправа в отношении мужчин, а сам ничем нелучший. Выбрать простейшую тактику, как это посредственно, но по-мужски. Запудрить мозг, выведать все и выбросить, как ненужную игрушку, таковым был план? Жалкий. Эстер ожидала что-то более оригинальное.
- Но меня вы не отнесли к этим дамочкам. - Констатировала факт брюнетка, делая из рубашки платье. Получилось неплохо. Слишком короткое, но не сковывает движения, как плед и с цветом кожи хорошо гармонирует.
Пятисекундная тишина чтобы осмыслить следующий ход, проанализировать все в новом свете.
- И теперь вы не играйте в дурака, Джеймс. - Дистанция снова стала неприлично близкой. - Вы со мной встретились не потому, что хотели узнать, у кого такой длинный язык или кто под вас копает ... - еще раз оглядела предмет своих исследований с головы до ног, удержалась от ехидных замечаний, советов пойти в спортивный зал и сесть на белковую диету. - ... Вас заинтересовала именно я, а точнее, - тон становится все более и более насмешливым, а на смену состояния праведной мученицы пришло самоудовлетворение, уверенность, желание унизить. Если умирать, так с музыкой и фейерверками.
- О! Мысль о том, что какая-то девушка с улицы смогла сделать то, что.., - британка перевела дыхание, предоставляя ирландцу время насладиться промахом, - скольким спецслужбам вы насолили, Джеймс?
"Можете не отвечать, Мориарти, нетрудно догадаться, если владеешь определенными фактами." А Эстер имеет их на руках и в этом проблема. Самая большая проблема. Что делать? Выход один, или?..
Попытка разглядеть в глазах собеседника ответ на то насколько реален альтернативный вариант, но бесполезно. Ничего. Такое ощущение, будто перед ней черная дыра. Глупенькая, глупенькая Эстер. Это не тот вариант, когда можно надеяться на лучшее. Хотя Джеймс может поступить, как Ким Чен Ир и бросить ее в лагерь «перевоспитания». Если такой имеется.
- Вам достаточно было получить мой мобильный чтобы узнать для кого я писала, - шаг назад, опустила глаза вниз, с нескрываемым любопытством рассматривает край рубашки, - но вы выделили время, пришли на встречу, поиграли в джентльмена, отказались от плана А и все ради разговора, который не имеет смысла.- Улыбнулась, стараясь скрыть истине эмоции, которые вырывались наружу каждый раз, как всплывала фразу о повторить еще раз. Удавалось плохо - А мне действительно есть чем гордиться. Такая честь!
Самоирония отошла так же быстро, как и нахлынула.
- Пароль: 170742.
Все стало на свои места, кроме одного: зачем было устраивать спектакль? Это Эстер, при всем своем желании, понимала слабо. Чтобы увидеть ее? Эта теория льстила внутреннему эгоизму, но в плане логики проигрывала даже варианту о том, что, когда смотришь жертве в глаза открываются потаенные чакры и видится новый смысл истины. Создается впечатление, будто весь этот балаган предисловие чего-то, Джим весь этот период подводит ее к чему-то. Финал? А, возможно, все же кульминация?
- Зачем, Джеймс, игра на публику? - Поднимая глаза, спокойным тоном, будто взывает к голосу совести, поинтересовалась Эстер. - Ради чего?

Отредактировано Esther Nichols (2014-05-24 12:19:12)

+1

16

О, эта оскорбленная женская гордость: гневный взгляд, уничижительный тон и все сопутствующие - наверняка Эстер полагала, что при виде хорошенькой девочки у гения криминального мира отшибет пресловуто гениальный ум, он радостно выпрыгнет из штанишек и помчится на баррикады, считая себя победителем. Джим прекрасно знал правила игры. В подобной ситуации, свершись она, роль того, кто встанет на пьедестал, доставалась мисс Николз, сумевшей использовать все свои данные по назначению. Роль проигравшего досталась бы Мориарти. Милый подход к решению всех проблем, но все же ему не двадцать лет. А она? - ненамного моложе и знает, на что давить. В ином случае это могло и сработать. Умница. Истинная женщина.

- Хорошо! - Джим развел руками в резком жесте, почти всплеснул. - Ладно, - сбавил тон. - Это был ответ тому невинному недоразумению в кафе, полагаю, но у вас в сумочке не завалялся пузырек с хлороформом - я проверял - поэтому можете считать, что я спас вас от неосторожной атаки, а можете опровергнуть это и признаться, что у вас давно никого не было.
Смешок на высокой ноте, не менее высокий интонационный перепад, от тонкого к хрипловатому; молниеносно быстрое, но едва заметное движение бровью.
Мисс Николз была из той породы, где Джим теоретически мог использовать свои таланты в благотворительных целях. Не было порыва взбесить, довести до белого каления, смотреть, как она кидается на прутья, после чего перекрыть кислород и наблюдать, как измотанное создание медленно испускает дух. И ломать ее, что характерно, желания не было. Обескуражить, выбить из привычной среды обитания и смотреть на реакцию - о, сей подход использовался раз в год, только с определенным типажом и Эстер подходила под него идеально. Спровоцировалась, повелась, впала в подобие паники - единственная ошибка. Вместо злости и пренебрежения - любопытство и легкое сожаление. В случае Мориарти, что беспрестанно и с удовольствием метался из крайности в крайность, почти нереальный вариант.

- Небольшое уточнение, моя дорогая. Это спецслужбы, - еще одно непередаваемое движение мимических мышц, складывающихся в выразительно раздраженное выражение, - стараются мне насолить. В целом, все верно, - одобрительно, - вы ведь не планировали ничего дурного, просто писали научную работу. Я понимаю это.
Успокаивающий тон, разве что за ушком не почесал. И почесал бы, не увеличь Эстер дистанцию столь стремительно. Инстинкт самосохранения сработал, не иначе. И пароль сдала, какая душка.
Все сходится, кроме одного - какого черта она, из-за одной книги, явилась в университет допрашивать преподавателей. Поклонница его таланта? Мечтала провести спиритический сеанс и взять у профессора Мориарти автограф?
- Вы весьма проницательны, Эстер, - превращение из хамоватого психопата с нервным тиком в закоренелого джентльмена всегда происходило так естественно, что лишь единицы замечали подвох. За пристальный взгляд и низковатый глубокий голос половина человечества, прекрасная его половина, радостно забыла все прегрешения визави. - Для женщины, - не удержался, на мгновение потеряв лицо. - Грех гробить такой талант к, - неуловимое движение пальцами руки, словно перебирая невидимые струны, - познанию окружающего мира. Я предлагаю вам написать научную работу. Сбор материала ложится на вас. Не за просто так, разумеется, можете выбирать: деньги или услуга.
Дернул уголками губ.
- Или взять чем-то еще.

+1

17

Эстер всегда учили с уважением относиться ко всем, уметь выслушиваться и стараться понять каждого, но этот экземпляр выводил ее с каждым разом все больше и больше. И, что интересно, не своими частыми изменениями тональности в голосе, примеркой всех возможных ролей и беспардонностью, а абсолютным неуважением к женскому роду. Такая дискриминация по половому признаку и в двадцать первом веке?! Фу-фу-фу, Джеймс, так нельзя. С такими взглядами на жизнь надо было родиться в период Медного века, вот тогда с женщинами не нужно было считаться - дал по голове тяжелым тупым предметом, затянул за волосы в хижину и все тебя уважают. Жаль, что машина времени - лишь фантастическая выдумка, Эстер бы с радостью подарила бы Джиму билет в один конец на рейс в Энеолит.
- Научная работа. - Переключившись полностью из желания продолжить заседание их маленького дискуссионного клуба с раздеванием и хлороформом, повторила Эстер, как будто впервые слышит это слово. Она прекрасно понимает, что потенциальный работодатель вовсе не подразумевает под этим термином роспись на тридцать страниц, как кто-то там или что-то там повлияло на ход истории. Какая-то частичка души кричит, чтобы она отказалась и Эстер бы с ней согласилась, если бы не одно но. Она не может сказать нет только по одной причине - потом себя со всем дерьмом съест, будет ночами не спать, а все сидеть и думать, что она потеряла, от чего отказалась. - Тема и крайние термиты озвучьте, пожалуйста.
Инстинкт самосохранения сделал харакири без наркоза.
- А что касается цены, - села на диван, поправила «платье», иронично улыбнулась, - это уже вопрос второго плана.

Отредактировано Esther Nichols (2014-06-01 22:06:26)

+1

18

- Ничего такого, что может уронить ваше самодостоинство, - усмехнулся он.
Резкий переход от интимно-мурлычущего тона до истерики имени Джима Мориарти, на удивление тихой и выражающейся только в отрывистых репликах; от последних к деловой интонации.
- Не сочтите за очередную провокацию, но я ознакомился в вашими методами работы, - ничего двусмыленного. Эстер Николз, как любой хороший историк, не довольствовалась сведениями из школьных учебников и рыла носом землю сама, умело находя несостыковки и несоответствия в текущей программе. Историю создают не великие люди, ее творит правительство, а Англия, застрявшая в середине двадцатого века, полировала ее с особым изяществом, традиционно выставляясь в белом свете.
Вот и мисс Николз подняла белый флаг. Неумело, но капитулировала, сохраняя достоинство. Не сказать, что Джиму не нравился такой подход.

- Интересно, как вас не уволили из музея, даю голову на отсечение, что это дело нескольких месяцев. Нет, - он поднял руки, умело капитулируя в ответ, - я не противник ваших теорий, но и не сторонник.
Сесть на место - значит смотреть в глаза, имитируя беседу психоаналитика с пациентом. В случае с Джимом, первая роль передавалась от одного к другому за считанные минуты, и обратно, до тех пор пока кто-то из не выдерживал атаки собеседника. Да и вид сверху был куда интереснее. Совместим приятное с полезным.
- Скажите, Эстер, вы знаете, кто правит нашей страной?
Не всегда ясно, издевается Джеймс или спрашивает всерьез. На данный отрезок времени преобладал второй вариант.

+1

19

Эстер не отводила глаз от Мориарти, собиралась с мыслями и готовилась к очередному камешку в огород «слабой» половины человечества и смены маски. Даже сейчас говоря о, кажется, серьезных вещах он играл. Однако это спектакль не для публики, Джим играл сам для себя, упиваясь собственными жестами и собственной импровизацией. Мориарти один из тех самовлюбленных, хотя и (чего греха таить) гениальных мерзавцев, которые знают цену показным поступкам. Пренебрежительный, высокомерный и ... харизматичный - так охарактеризовала бы его Эстер, если бы ее попросили.
- А вы подготовились неплохо к встрече, - теперь была очередь Эстер расхваливать собеседника и щебетать будто соловей, но не получилось. В словах чувствовалась горечь. В отличие от Мориарти переходить из состояния частого гостя клубов, где каждый второй считает себя Наполеоном, а каждый третий Черчиллем до рядового британца, а затем в состояние гения способного отдать все ради открытия она не умела. Эстер плохая актриса, по крайней мере, если сравнивать с Джимом. - Методы работы, личная жизнь, я не удивлюсь, если знаете группу крови, список продуктов на которые у меня аллергия и всю родословную.
Похвала, как и ожидалось, более вышла похожей на упрек аля: « кто вам позволил рыться в моей жизни? », Но это мало ее смущало. Дальнейшие слова вот что действительно во второй раз за вечер заставило задуматься, забыть обо всех неудачных моментах между ней и Джеймсом и полностью переключиться. А он знает, какую карту и когда подбрасывать. Браво. О политике Эстер готова говорить днями и ночами. И не просто обсуждать новую шляпку Ее величества или проклинать консерваторов, а обсуждать на квалификационном уровне со сравнением, анализом и уважением к собеседнику.
- И вам этот вопрос не дает спокойно спать? - Историк подняла взгляд вверх, мол: « вот мы и нащупали тему для разговора за чашкой чая ». - Что же давайте разбираться вместе.
Эстер встала, посмотрела себе под ноги, прошла несколько шагов в одну сторону, вернулась обратно. Решив, что выдержала достаточною паузу, она продолжила:
- Давайте перенесемся с этой прекрасной комнаты на яхту посреди Тихого океана. - Она поймала себя на мысли, что сейчас похожа на преподавателя читающего лекцию и с манией чрезмерной алегоризации, но плевать. Девушка выдержала его манию величия, теперь, пусть будет добр, мирится с ее психологическими особенностями. - Океан - политическая карта мира, яхта - Великобритания, так что начнем. Мы живем в демократической стране, следовательно, власть принадлежит народу, то есть нам, но является ли так на самом деле? Нет. - Развела руками, показывая насколько ей жаль. - При всем уважении к вам, но без специальных навыков мы бы с вами не справились с управлением судна и в лучшем бы случае блуждали бы океаном, а в худшем ... сейчас не об этом. - Махнула рукой, перевела дух, давая слушателю обработать информацию, продолжила: - Но давайте вспомним о форме государственного устройства. Конституционная - монархия - парадокс из парадоксов, но работает. - Ухмылка. - Вернемся к нашей яхте. Теперь кроме нас на ней еще Королева и премьер - министр, как думаете, мы спасены? - Эстер опустила глаза и покачала головой. - Сначала все идет прекрасно: Ее Величество пригласила нас на чай с эклерами, а Тони Блэр стал за штурвал, простите, что в моей истории я отдала такую незначительную роль Елизавете. - В отличие от многих других жителей Туманного Альбиона для Николс королевская семья - это только люди, на содержание которых идет довольно престижная сумма из бюджета и все, но большинство видят в них защиту, идеал, то почему бы не использовать это на благо Королевства? - Но как далеко мы заплывом, если не будет ветра, или наоборот - шторм? - Опять пауза, но на этот раз длиннее предыдущей. - Мы в ловушке? Нет. Есть третья сила. Кто они? В моем рассказе - это мотор. Благодаря нему наша яхта сможет спокойно передвигаться океаном. И вот тут главная проблема: люди не замечают мотор. Они хвалят капитана, пассажиров, но важное остается в воде. К чему я все это веду: думаю, есть третья колонна, и именно они правят балом. Им наплевать на рейтинги перед выборами, на то видят ли люди в них защиту и насколько их действия противоречат Конституции и моральным ценностям. В их руках неограниченная сила. - Перевела дух, переварила выше сказанное, вот будет забавно, если вместо такого долгого монолога следовало сказать то, что говорит каждый турист, когда Николс задает им такой же вопрос: «Елизавета, а разве нет?». - Простите, но имен я не знаю.

Отредактировано Esther Nichols (2014-06-05 18:10:11)

+1

20

- Поверхностно, абстрактно, но в целом верно, - не стал разоряться на океан критики, подавив желание схватить женщину за запястье, дабы та перестала маячить перед глазами, как кролик Роджер.

- Одно имя вам вполне знакомо и более того, сегодня вы имеете честь познакомиться с трупом бывшего профессора и, по совместительству, вполне себе живым столпом, на котором зиждется вся теневая сторона пары континентов, - шутовский полупоклон, указывая Эстер в сторону треклятого дивана, который за последний час успел увидеть все и даже больше.
Не умел и не любил мыслить узко, подобно классическому злодею из комиксов: если захватывать мир - то весь, если давить - то до конца, если смешить или запугивать - то до истерики и белой палаты. Для протокола: если кто-то еще не понял, под вторым именем подразумевался небезызвестный серый кардинал с фамилией на букву Х.
- Вы можете пойти в полицию и сдать меня с потрохами, а можете остаться здесь и постигать новые вершины. Творить историю, если угодно, - широкий жест, не уточняя скользкие моменты.
...умел и любил ломать комедии, плавно перетекающие в зловещие трагедии, достойные эпоса - и обратно.

- Единственный плюс сотрудничества с тем лицом - в случае необходимости вы умрете быстро и безболезненно; я даю вам возможности и перспективы, но с единственным условием - держите свой прелестный язычок за зубами. Надеюсь, информация нигде не зафиксирована? - вскользь, почти невзначай, не заостряя внимания.
Логичная сторона требовала убрать мисс Николз сейчас же. Женщины непредсказуемы. Сегодня загорелась пресловутой перспективой, завтра струсила и побежала в Скотланд-Ярд. Если его посадят в следственный изолятор - он выкрутится. Если Майкрофт узнает больше, чем должен знать - это конец. Эстер могла похоронить все или дать Мориарти практически неограниченную власть над правительством. Аудиенции с Королевой он, по понятным причинам, не удостоился; с Холмсом не горел желанием встречаться, зная, кто стоял за стеклом во время последнего, окончательного визита в Лондон.
Эмоциональная часть желала знать, чем обернется щекотливая ситуация, и это совершенно не повод пускать ее на самотек.
- Ваша цена?
Люди, как правило, стоили не дороже, чем очередной костюм. За прошедшие несколько лет никто так и не удивил.

+2

21

К такому жизнь ее не готовила. Это, что за извращенная пародия на собеседование в лучших библейских традиция? «Поклонись мне, Эстер Николс, и будет тебе счастье». Стоп. Она так сразу не может. Ей надо подумать, посоветоваться, обсудить. И почему только два варианта развития событий? Неужели нельзя было обоим сделать вид «давай заболеем амнезией» и пойти пить чай на разных концах страны? Странный вопрос, она бы на месте Мориарти вообще не церемонилась, а он поступил благородно. Надо немного поломать комедию, поиграть в мисс "Меня разрывают сомнения" перед тем, как отказать. Эстер воспитывали, что всегда нужно бороться за справедливость, не изменять своим идеалам и стране, но всегда есть одно «но». Стервозная дамочка Жизнь улыбается тем, кто плюет на рамки и подгибает систему под себя. Ей сейчас предлагают, то о чем она мечтала всю жизнь - спрыгнуть с горок, которыми управляет пьяный машинист и это предложение слишком соблазнительное, вот только не будет ли это точкой отсчета? Все слишком сложно.
- А что если ... - попыталась сформулировать мысли в одну субстанцию. Безуспешно. - Забудьте.
Стресс, это ты? Еще никогда за ее короткую жизнь у нее не было столько вопросов ответ, на которые: ампула цианистого калия. Она слишком драматизирует, особенно в сравненные Мориарти с супер звездой учебников по истории. Ну считает себя властелином половины мира, с кем не бывает? Главное, чтобы где-то, чисто случайно, не нашлась дача с газовыми камерами и крематорием.
Николс еще раз посмотрела на потенциального работодателя, прокрутила в голове раз за разом его слова, задавая себе все новые и новые вопросы. Зачем она ему? Она теперь номер один в списке опасных персон. Ответ радовал. Эстер ему нужна. Все-таки не зря столько лет за учебниками подыхала. Творить историю - заманчиво. Поставим Мориарти "отлично" за умение заинтересовать. Здесь он прав, историю в музее сильно не построишь.
- Знаете, деньги - это так банально, - дар связывать слова в кучу и играть в благородство снова вернулся к владелице. - Гораздо интереснее услуга. - Пауза, ко всему счастью еще барабанной дроби не хватало. - Вы же столп, на котором зиждется вся теневая сторона пары континентов, поэтому задача для вас не будет сложной. - Удобнее устроилась на диване, поправила рубашку, которая будто специально сползала с груди и еще немного потянула время. - Хочу, чтобы завтра на здании парламента Франции красовался флаг Великобритании.
Николс, как и любой историк, немножко не  любит французов, плюс они специально строят лагеря для беженцев вблизи Ла-Манша. Просто совпадение? Скорее хитрый тактический ход. Ничего просто так на мировой арене не происходит.
- А что касается информации, то она вся на моем ноутбуке, но для вас не проблема будет его достать, поэтому обсудим более интересный аспект, что будет входить в мои обязанности?
Риск - благородное дело и плевать она хотела на то, что допускает огромную ошибку. В жизни одна ошибка - не беда. Беда, когда вся жизнь - ошибка. А ее летопись сейчас совсем не тот, о котором она мечтала.

Отредактировано Esther Nichols (2014-08-04 14:54:34)

+1

22

Пару мгновений Джеймс смотрел на Эстер так, словно впервые увидел: кто эта женщина, что она, черт побери, забыла в одной из его квартир, будучи раздетой и зачем приватизировала рубашку. Кому-нибудь другому Мориарти, немедля ни секунды, посоветовал бы подтереться своим драгоценным флагом и не тратить время на глупости. Останавливало две вещи: явное неверие мисс Николз в его способности и очередной повод спровоцировать международный скандал.
- Сколько времени тебе хватит для наслаждения межнациональной вендеттой? - Джим меланхолично крутанул в коротких, но тонких пальцах мобильный, привычно набирая смс. Определиться с отношением к Эстер и без того было затруднительно, а хоть и забавная, но, безусловно, нелепая просьба, поставила в тупик все предыдущие мыслеизлияния криминального гения на ее счет. - Час, два, три? Краткость момента можно компенсировать подробным освещением событий. Это бессмысленный акт провокации, но я готов пойти на него, чтобы дама, - шутливый жест ладонью в воздухе, - осталась удовлетворенной.
Не сказать, что Мориарти все по жизни должны, но пара нужных людей, с чьей помощью он устранил ненужных, точно не горели желанием дарить обществу священный момент осознания.
"Посольство Великобритании вам в помощь" - ушло красноречивое сообщение на номер. Пока Джеймс разменивался на тысячи тысяч ненужных уточнений, Париж начинал свои, сердечно вопрошая, в каком месте они надыбают британский флаг и, самое главное, зачем.

- Свои обязанности я выполнил, время поговорить о твоих, - Мориарти говорит спокойно, но едва не подпрыгивает на стуле, в попытках удержать расползающуюся во все стороны координацию. - Мне нужна информация, но при этом я страдаю отсутствием желания ее добывать. Небольшое тестовое задание, и ты в игре.
Игра больше напоминает домино: толкни одну костяшку и смотри, как с треском падают остальные. В данном раскладе мисс Николз оказалась во всех смыслах крайней и, Джим был готов заложить свой любимый Вествуд, она прекрасно понимала свое шаткое положение, пусть и старалась компенсировать неуверенность самоуверенностью, простите уж сей нелепый фразеологизм.

+1

23

Если бы вчера кто-то подошел к Эстер и сказал, что в столько и столько часов такого-то дня на здании парламента Франции будет развеваться флаг Соединенного Королевства, девушка сама бы доставила фантазера в клинику, где занимаются душами и оплатила бы лечение. Никто в здравом уме не станет такое делать. Во-первых, если такую выходку отколет француз, это сразу оценится, как измена национальным интерасам и без суда и следствия бедняге впаяют двадцать лет колонии, во-вторых, это причина развязать международный конфликт. Но еще вчера Николс без колебаний почистила бы лондонскую брусчатку языком того кто сказал бы, что сегодня она будет проходить собеседование, скажем так, не  совсем в официально-деловом стиле. И после этого только пусть посмеет сказать, что жизнь не преподносит сюрпризов.
Секундное потемнение в глазах уже прошло и Эстер спокойно, без лишних вопросов, приступов паники, размышлений о том, сколько времени понадобится ООН, чтобы созвать экстренное заседание и  желания увидеть выражение лица Жака Ширака в данный момент, обдумала сделанное. Только что ирландец с прекрасными карими глазами и самодовольной улыбкой с помощью нескольких сообщений сделал то, что не удавалось совершить даже в период двух крупнейших войн в истории человечества. Теперь Эстер, черт побери, неуверенна, что миром управляют масоны. «Как?», - так и хотелось спросить, но не стоит, все и так понятно. Да этот индивидуум заслуживает, если не восхищения, то уважения. У него есть все задатки, чтобы войти в историю, как главный антигерой двадцать первого века.
- Значит информатор. - Задумчиво пробормотала себе под нос. Видимо, все-таки не отошла еще полностью от геополитического шока, а, возможно, не может представить, как она кладет папочку на стол, а там не документы из архива, а досье на работника разведки или не описание хода военной операции в далеком 1914 году , а подробная инструкция о системе защиты, например, Национального банка (если мыслить, то только масштабно). После этого перспектива поступить на магистратуру и всю свою жизнь посвятит науке кажется не такой светлой и радостной. - Хорошо, давайте свою задачу. - Настолько расслабленно продолжила девушка, что если бы сейчас Джеймс попросил ее пойти и взять вину за инцидент в Париже, она бы это сделала. С горем и трудностями, но ей все же удалось отбросить мысли о том, что перед ней не живой столп, на котором зиждется вся теневая сторона пары континентов, а просто профессор. Живой профессор.

Отредактировано Esther Nichols (2014-08-04 15:32:23)

+1

24

- Информатор, - на удивление сдержанно кивнул Джим.
После всего, что между ними было: ресторана, беседы о математике и астрономии, хлороформа, обнаженки, "Джим-джентльмен", "Джим-раздраженный джентльмен", томительного, вытягивающего нервы разговора о прошлом Мориарти, еще больше обнаженки, краткого экскурса по истории и тонкой иронии касательно последней - мисс Николз просто не имела права отказаться. Это было сопоставимо с самой вероятностью Мориарти получить отказ. Но не будем о том выпускном.
Эстер не подала виду, но - очевидное и вероятное - искренне насладилась своим потугом на сарказм, ровно как и Джим наслаждался своей способностью устраивать окружающим неприятности мирового масштаба. Она будет идти по заданному маршруту, уворачиваясь от острых ветвей и собирать плоды и ягоды, которые Джим оставит в качестве платы. Его не интересует, какую личную выгоду научной ценности извлечет из их сотрудничества мисс Николз - главное, чтобы она не шла вразрез с творческими задумками.
Будь Мориарти чуть более склонен к сантиментам, он бы назвал ее родственной душой. Чуть менее склонен - принялся бы вытягивать на свой уровень. Что-то подсказывало, что мисс Николз, невзирая на свою трогательную и обезоруживающую прямолинейность, и сама далеко не промах - пока Мориарти заморачивается своими интригами, где-то в Шотландии соберется независимый совет, обсуждающий возможность отделения от Соединенного Королевства.
Боже, храни Королеву, если из их союза выйдет что-то путное.

- "Давайте свою задачу", - довольно похоже передразнил, добавив в свой вариант чуть больше иронии и чуть больше напускной обиды. Беда с этими женщинами, то усложняют абсолютную ерунду, то недооценивают дела государственной важности (ТМ).
- Над оценкой нависших обязательств мы еще поговорим, - бросился Джим еще одной обидкой.
Итак..
- Что тебе известно о Майкрофте Холмсе?

The End!

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Утром война, а днем светский прием