« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Destination


Destination

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время и место: 17 июня 2006 года, квартира Маргарет Крессвелл.
Участники: Sebastian Moran, Margaret Cressswell.
Краткое описание: иногда, когда кажется, что выхода уже нет, жалостливая Фортуна подсказывает лазейку.

0

2

Себастьян поморщился, молчаливо сетуя сам себе на себя же. Внутри ехидное альтер-эго перемывало полковнику косточки. Где ж это видано - только один путь отхода. Да ни одна нормальная боевая операция так не планируется. Но в этот раз времени не было от слова совсем. Заказ упал вчера, а завтра цель уже должна была уехать из страны. Вот и пришлось делать все буквально на коленке, ругаясь на местную инфраструктуру. Себастьян вообще не любил работать в жилых районах - очень много ненужных свидетелей. Этот дом однако удобно выходил окнами в парк, где у жертвы была назначена встреча. Однако незаметно выскользнуть с чердачного эркера в коридор этажа ниже, как планировал раньше, Себастьян не мог. Там развернулись ремонтные работы. Некстати.
Ждать он тоже не мог. Действовать следовало быстро, пока на жертву не наткнулся кто-нибудь из ранних бегунов. Моран чертыхнулся. Он терпеть не мог оставлять оружие, но в данном случае на это пришлось пойти. Сложив и аккуратно упаковав винтовку еще раз убедился, что отпечатков нет. Поднялся на поверхность крыши, огляделся, щурясь от легкого ветерка. Подумав, аккуратно отжал крышку и спустил плоскую сумку с оружием в воздуховод. За шумом ремонта никто особо и не услышит легкого стука. Найдут конечно рано или поздно, обязательно найдут, но лучше попозже.
Быстро перебежал к пожарной лестнице и начал спускаться. Как назло все выходы на этажи по пути были заблокированы. Спуститься на улицу по ней было нельзя, это он проверил в первую очередь еще на подготовительном этапе, здесь лестница кончалась на уровне где-то седьмого этажа, а дальше была поломка, которую так и не устранили и один пролет сняли. Чертов дом следовало вообще отремонтировать весь до того как сюда придет хоть один снайпер! Себастьян подергал дверь и безнадежно глянул вниз. Летать за это время он так и не научился. В полуметре слева маячил резной край открытого балкона. За окном квартиры было пусто и тихо. Он перебрался туда, и с сожалением обнаружил, что и здесь балкон был предусмотрительно закрыт. Чуть ниже и левее из окна падал свет и доносились легкие звуки музыки. Себастьян цокнул языком. Эту часть дома и жильцов он не изучал и понятия не имел кто там находится. Он перебрался налево и перегнулся через край, пытаясь понять насколько вообще вся затея была безопасной. Ни черта не была. Но делать особо было нечего. Полковник покосился на балконную дверь, прикидывая шансы ее выбить и не напороться на сигнализацию. Шансы были так себе. Что так попадется, что этак. Однако других путей отхода судьба не предоставляла. Он постарался спуститься как можно бесшумнее, хотя выбирать особо не приходилось, либо шум, либо не очень аккуратное падение между балконами, а суперменом Себастьян еще не был. И вообще, судя по тому как он попал на этот балкон, это явно не был его счастливый день. Чуть покачнувшись он выпрямился и быстро шагнул за  дверь, вытаскивая из наплечной кобуры пистолет.
- Тихо, если не хотите умереть прямо сейчас. Если и потом не хотите, то все что от вас требуется это молчать и дальше.
Краем уха он уловил полицейские сирены и мысленно длинно и грязно выругался.
- Похоже я останусь у вас ненадолго.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-03-28 20:55:43)

+2

3

Цифры упрямо не сходились: ошибка затесалась где-то в расчётах, среди разворошенной стопки отчётов, накладных и подколотых чеков, разбросанных по кровати в творческом беспорядке. На часах давно перевалило за полночь, но Крессвелл, отложив на потом сон и покой, упрямо перебирала бумаги, вооружившись калькулятором и представлениями об идеале. Кофейник, остывший уже давно, был почти пуст, а от сигареты, пристроенной на край забитой окурками пепельницы, к распахнутой балконной двери тянулась тонкая струйка дыма. Подложив под спину пару подушек с изголовья и скрестив ноги в неудачной пародии на лотос, Маргарет периодически выдыхала сизые клубы к потолку, уже без отвращения запивая каждую затяжку крохотным глотком кофе, и пыталась найти эту проклятую ошибку, но цифры упрямо не сходились.

Скрипнул металл за раскрытой дверью, и лежавший на углу кровати кот лениво поднял голову. Фыркнул, жёлтыми глазами отслеживая движение на балконе, и с видимым безразличием соскочил на пол. Крессвелл, находившаяся на волосок от решения задачки, даже не обернулась к нему — закусив губу, она методично заплетала волосы в косу и не могла оторваться от стройного ряда цифр. Но ей пришлось это сделать: когда часовая стрелка мягко сдвинулась, показывая четыре утра — час самоубийц — Маргарет вскинула голову и упёрлась взглядом в дуло направленного на неё пистолета. Тут же подалась назад.
Крик застрял в горле. Дыхание сбилось, и кровь отхлынула с лица. Белая как полотно женщина медленно подняла дрожащие руки, демонстрируя незваному убийце раскрытые ладони — на пальцах правой чернела резинка для волос, так и не перехватившая косу. Июньский вечер вдруг показался дьявольски прохладным.
Выли сирены, надрывно, тоскливо и угрожающе. Маргарет мечтала дотянуться до телефона, набрать 911, но не смогла сдвинуться с места. Она попробовала что-то сказать, но не сумела протолкнуть ни слова через побелевшие в синеву губы.
— Они пойдут проверять квартиры, — прокашлявшись, она всё же сумела предупредить убийцу. Голос предательски дрожал. — Всегда так делают.
На гостя Мэг не смотрела — в её расширенных зрачках отражалась только бездна, заключённая в металлическое кольцо.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-04-11 02:21:22)

+1

4

Он выпрямился, шагнул поближе, чуть щурясь, из темноты на свет, краем глаза заметил пятно на полу - кота. Взгляд метнулся дальше, инспектируя комнату, пробежался по стенам, по вещам, делая  их своими, привычными, захватывая территорию, на которой предстояло прожить большую часть сегодняшнего утра.
- Конечно они пройдут по квартирам.
Взгляд метнулся, кстати, и на хозяйку квартиры, взобрался по полурасплетенным волосам, скользнул по лицу, присваива...  вздрогнул.
Миловидное, сосредоточенно-испуганное, радужка отдает болотной, с золотистой ряской, зеленью. Ничего особенного в лице. Совершенно ничего, а взгляд тормозит, тормозит, сволочь, потому что взгляду кажется, что время свернулось текучей лентой Мебиуса, относя его на пять лет назад. Неправильно кажется взгляду, совершенно неправильно, еще не изобрели для взглядов машину времени, начали, с фотографий, но до конца так и не довели.
Вот бы ей еще тонкий шрамик над бровью, менее интенсивный загар, вид понепреступнее и кольт 38-го калибра... На секунду Себастьян ощутил стремительное падение куда-то в дебри детективов в стиле нуар. Перед ним, на кровати, в чем-то вопиюще бесхитростном и домашнем сидела Крис, и смотрела так, как будто они не должны немедленно, прямо сейчас, отправить друг друга в ад. Точнее она смотрела так, будто в ад должен отправлять один Себастьян, а это было крайне несправедливо, Крис всегда была за честную борьбу и никогда не сдавалась первой, вообще никогда не сдавалась, если честно, пока однажды утром просто не исчезла как дым, оставив его хоронить пару их общих знакомых, на свою беду сошедших за подходящую разменную монету. С минуты на минуту за кадром должен был раздаться голос Богарта под нарождающийся джаз, сказать что-то вроде: "Однажды ты просыпаешься и не узнаешь незнакомца в зеркале. Так вот, сегодня было как раз такое утро. Все было в четких монохромных тонах, и я знал, что там, впереди, меня ждала Она.".  Он моргнул и наваждение исчезло. Во всяком случае что-то исчезло, а женщина осталась.
"Это не Крис" - сделал он себе мысленное внушение и почти сразу же болезненно остро захотел затащить ее в постель, просто чтобы убедиться, что совпадений не бывает.
- Конечно они пройдут по квартирам, - сказал он вместо этого, - и вы им скажете, что я ваш любовник.
Взгляд бы торжествовал, конечно, но вместо этого уклончиво избегал контакта, высверливая что-то в стене чуть выше ее левого плеча. Стеснительный он был и недоверчивый этот взгляд.
Тем более, Себастьян, сам лично держал тогда, пять лет назад, ее руку, изучая посиневшие лунки ногтей и безразлично выслушивая отчет паталагоанатома, а потом сам же лично настоял на полной судебной экспертизе со сверкой ДНК из армейских архивов и убедился, что тело кремировали.
Воображаемый Хэмфри там, за кадром, ленивым движением поправил шляпу, натянул пальто и шагнул в темное промозглое утро, оставляя их одних. В отличие от него Себастьян уйти не мог и сожалел об этом с новой силой.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-04-15 08:50:03)

+1

5

Никогда до этой ночи Смерть не стояла так близко — поверья представляли Её в виде старухи с косой наперевес, но на деле она оказалась худощавым мужчиной с пистолетом в руке. Теперь Маргарет, которую бросало то в жар, то в холод, точно знала: ни деньги, ни власть не смогут стать дороже человеческой жизни. Её собственной жизни. Она бы вытряхнула перед убийцей все свои драгоценности, предала бы кого угодно, достаточно было бы просто спросить, но... Этот человек не требовал ничего.
Когда он уйдёт — не должно было быть никаких "если" — Мэг напьётся. Она обещала себе это между попытками вспомнить хоть одну молитву. Она напьётся так, как не напивалась уже давно. Может быть, позвонит Нортону — впрочем, сойдёт любой мужчина, — и вынудит его переехать. Что угодно, лишь бы никогда больше не оказаться под прицелом.
Тонкая майка, пропитавшись потом, пристала к лопаткам, но Маргарет не заметила. Она не замечала ничего, кроме собственного страха: все её мысли крутились вокруг наставленного на неё пистолета. Даже закрыв глаза, она видела его — только его и тёмный силуэт, на котором силой воображения светлая футболка стремительно чернела, превращалась в балахон. Дурак был говоривший, что "опасность не так страшна, когда её не видишь".
Бешено стучавшее в груди сердце остановилось, наконец, среагировав на звук мужского голоса, и Маргарет открыла глаза, впервые обнаружив себя способной сосредоточиться на чём-то, отличном от ожидания смерти. Ей предлагали сделку, возможность договориться. Этот язык ей был понятен, и она владела им лучше, чем родным английским.
— Тогда Вы сделаете кое-что для меня, — не опуская рук, всем телом дрожавшая Крессвелл вскинула подбородок. — Я же не ошибусь, назвав Вас наёмным убийцей?
Голос обрёл ложную уверенность. Теперь, когда они начали разговаривать, Мэг чувствовала себя лучше. Настолько лучше, что заставила себя расправить плечи, к которым навязчиво липла майка, и заглянуть мужчине в глаза.
— Ботинки лучше будет оставить в коридоре, — сообщила она, усилием воли не отводя взгляда, и это было её выходом на компромисс.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-04-18 17:30:07)

+1

6

Себастьян поднял брови услышав "решительное" предложение взаимовыгодного сотрудничества. Казалось и еще минута и происходящее перерастет из фильма-нуар в добрую старую комедию обстоятельств. Невольно он покосился вниз, проверяя состояние своих ботинок, слава богу, в цвете волос то он был уверен, но... всегда есть возможности, как говорится.
Предложение насчет ботинок, кстати, выглядело вполне здраво и он кивнул. Пистолет оттягивал ладонь и скоро, это Себастьян знал точно, будет выглядеть гротескно. Человеческая психология адаптируется ко всему, а тем более женская.
- И белье на постели разворошить, - подыграл он, - Однако, это была не просьба,... - он сглотнул имя, которое никак не могло ей принадлежать и незаконченная фраза повисла в воздухе безвольной медузой.
Себастьян рассматривал женщину сквозь эту желеобразно-прозрачное тельце этой фразы и глаза его обманывали, заручившись поддержкой подсознания, которому было плевать на то, что девушка по праву обладающая этим лицом уже несколько лет как мертва. Подсознание вообще было до крайности иррациональным, как и сам Себастьян.
- Вам нужно кого-нибудь убить? - поинтересовался он, опуская все же пистолет и засовывая его за пояс.
Прищурился, скинул куртку на кресло рядом, выпростал футболку, прикрывая рукоятку оружия и вспомнив вид шефа за работой несколькими движениями пальцев взлохматил себе волосы. Теперь если снять обувь и носки в самом деле получится вполне домашний уютный вид. Ну по крайней мере, Себастьян на это надеялся.

+2

7

Сама судьба втолкнула сегодня наёмного убийцу в дом, неожиданно благосклонно обратившись к никогда не верившей в неё женщине. Сегодня Маргарет готова была отплатить ей взаимностью — толикой благоговения перед роком.
Как только её подача была принята, Крессвелл опустила дрожащие руки. Потёрла запястья, восстанавливая кровообращение, но, поймав неловкий не то намёк, не то приказ, замерла. Нахмурилась, обдумывая ответ, и промолчала, отвернувшись.
За окном выли сирены, разбрасывая по стенам домов красно-синие блики. Пистолет исчез. Маргарет закрыла глаза, признавая своё поражение, и коротко выдохнула:
— Моего бывшего мужа.
Это прозвучало неожиданно равнодушно — без надрыва и слёз — точно она просила принести кофе, а не жизнь человека. Выход из тупика, в который она загнала себя сама, оказался удивительно не сложным, хоть и лежал по чужим головам.
Восемь лет они прожили с Дрейком — их брак был хорошей сделкой, устраивавшей обоих настолько, что за весь срок на кухне не разбилась ни одна чашка. Они не скандалили и даже не ссорились; деловой язык их общения не допускал подобных неурядиц.
Раньше Маргарет ценила человеческую жизнь выше всего на свете. Сегодня на другую чашу весов легли деньги — их вес был много больше. Прочесав пальцами волосы, чтобы до конца распустить рассыпавшуюся косу, Крессвелл ещё раз коротко вздохнула.
Сделать выбор оказалось до страшного просто.
— Я заплачу, — мягко добавила она, не отводя взгляда от вполне логичных приготовлений, — Вам нужно только назвать сумму.
Ей бы тоже стоило сделать что-нибудь полезное, но... Затаив дыхание, она ждала согласия: нервно кусала губы и пыталась заглянуть непрошеному гостю в глаза.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-05-15 13:54:54)

+1

8

Себастьян настолько увлекся, мысленно сдирая с этой женщины кальку прошлого и никак не умея ее отодрать полностью, что и разговор весь об убийстве воспринимал не более чем легкую светскую беседу, примерно так они с Крис и проводили бывало темные душные вечера в палатке в Египте, куда их занесло непонятно каким ветром в сумбурный археологический лагерь, рассказывали друг другу о трупах своих друзей и чужих врагов, вжимались друг в друга, спасаясь от пронизывающего пустынного холода, хотя спасение это больше напоминало попытку утопить. Старая ненависть всколыхнулась еще раз, но была решительно подмята прагматизмом.
- Сумму, - задумчиво проговорил Себастьян невольно шире расставляя ноги, подаваясь вперед, опираясь локтями о колени и рассматривая ее пристально, руки сцеплены в замок, опущены между коленями, отчего в фигуре совсем не чувствуется угрозы сейчас. Плечи оплывают поддатливо, будто воск, и Себастьян знает, что такой кандидатурой на киллера она наверняка недовольна, да и кто был бы доволен. Но ему отчего-то хочется ее побесить немного, заставить злиться за поспешное признание возможно вовсе не тому человеку. - Мне не нужны деньги, - он скучно поглядел на нее, обвел взглядом комнату, задержался на бумагах, разбросанных по кровати.
Амбициозная маленькая стерва. Очередная. Редко кто с большим безразличием говорит о чужой смерти, чем те, кто наблюдает за ней с безопасного расстояния чужих рук. И этой своей похожестью, не столько даже внешней, сколько отчасти внутренней, она окончательно сломала странное наваждение, не дающее ему сделать вдох без ощущения навязчивого запаха пепла, въевшегося в его футболку еще тогда, в крематории.
Практичность торжествующе потопталась на остатках всего былого, и Моран провел носком ботинка по полу, еще больше наклоняясь вперед, рассматривая этот невидимый след, так что еще немного и он кубарем скатится вниз, прямо ей под ноги, но нет, не скатывается, вздергивает голову, смотрит на нее снизу вверх и следом же всем телом - макушкой, носом, опущенными расслабленно плечами,  подается вверх, не падая с кресла, просто встав, и обходит ее по кругу, как маленькую хищную ласку,рассматривая.
- Мне, пожалуй, нужны Вы.
Левый уголок рта чуть дернулся, в намеке на улыбку, лицедействовать Моран любил, хотя и признавал, что получается это  у него из рук вон.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-05-15 21:57:04)

+1

9

Ожидание было утомительным, мучительным — страшным. Маргарет и сама не могла понять, чего боялась больше: согласия или отказа. Одно слово отделяло её супруга от смерти, но право вынести приговор принадлежало уже не ей. Она подала бумаги в суд, в отсутствии адвоката убедила присяжную совесть и вернулась на скамью прокурора смиренно ждать вердикта. Судья, которому предложили подписанный чек с пустой строкой суммы, не мог ей отказать — жизненный опыт не мог обмануть. И Маргарет, бесстрашно уверенная в своей правоте, а потому пытавшаяся выиграть поединок взглядов, не ожидала услышать "нет".
Но услышала. Никто из встреченных ей людей не мог позволить себе подобной роскоши отказа. Крессвелл пораженчески склонила голову, позволяя рассмотреть себя; сцепила подрагивавшие пальцы в замок, сдерживая агрессию — думала, что ещё она может предложить. Власть, влияние, поблажки со стороны правосудия, наконец — всё, что позволяла ей исписанная мужскими номерами маленькая чёрная книжка в прикроватной тумбочке.
В этот раз он сжалился над ней — или просто сжалось время — и озвучил вердикт раньше, чем она успела поторопить его. Решив, что ослышалась, Маргарет горделиво вскинула подбородок и заглянула в тёмные глаза в поисках опровержения.
Ошибки не было.
Нарочито медленно Крессвелл прошлась оценивающим взглядом по мужскому телу, задержав особое внимание на ширинке — чуть приподняла брови, выражая недоумение — и растянула губы в презрительной усмешке, вновь всмотревшись в лицо гостя.
И дело было даже не в том, что она увидела. Она бы предложила ему себя, если бы не нашла иного выхода, но требовать он этого не смел. Не имел права унижать её подобным предложением.
Выдохнув сквозь плотно сжатые зубы, Мэг дала себе ещё секунду перед ответом: оценила состояние банковских счетов, вспомнила поздний звонок телефона, принесший в её жизнь беду голосом бывшего мужа, и ещё раз постаралась забыть о том, на что она пошла ради этих денег. И, нехорошо усмехнувшись, нашла подходящий ответ.
— И сколько раз? — неторопливо, с ленцой, издевательски растягивая гласные.
Пока он не открыл рот, чтобы выплюнуть своё желание, он не был ей противен. Теперь нужно было просто потерпеть.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-05-15 23:03:00)

+1

10

Себастьян позволил ей этот долгий оценивающий взгляд, подавил порыв раскинуть руки и повертеться, чтобы продемонстрировать ей "товар" со всех позиций. Уголок губ дернулся более явно.
Когда-то он целый год жил в трущобах на юго-востоке Лондона. Черт его знает, что загнало его тогда в унылую темную каморку в Хейгетских бараках, предназначенных под снос, то ли налоговая, то ли очередная депрессия, то ли юношеский максимализм. Тем не менее Хейгейт был забавной кунсткамерой челвеческих тел, типажей и образа мышления. И Себастьян, который смотрелся там белой вороной, привык к разным взглядам: угрожающим, оценивающим, безразличным, насмешливым, скептичным, на ширинку, на задницу, на кошелек, и даже как на простой набор хорошо функционирующих органов, которые можно сбыть на черном рынке. Нельзя сказать, чтобы эта женщина демонстрировала что-то в этом плане выдающееся.
Он кинул ответный взгляд, медленно пройдясь от босых ступней и выше, отметив секундной остановкой обтягивающую в определенных местах пижамную майку и все же подняв взгляд выше к раздраженно-поджатым губам и презрительно-прищуренным глазам.
- Я даже не знаю на что делить свою обычную ставку, - в тон ей ответил Себастьян, - я бы спросил сколько стоит час, но это будет немного невежливо.
Он склонил голову набок, разглядывая ее и улыбаясь уже откровенно широко.
- Мне нужны вы, и, боюсь, не на один раз. Примерно настолько, сколько стоит человеческая жизнь. Но мне нужно не это, - он шагнул вперед и поправил бретельку майки, сползшую вниз, - а вот это, - глядя ей в глаза он поднял руку и легко коснулся пальцами ее виска. - В прямом смысле вы. Вся. Без романтического бреда. В постель себе я и так найду кого-нибудь, без убийств. Алиби, информация, сплетни. Ничего более, - он окинул ее взглядом еще раз и хмыкнул, - тесного. Вот ваша цена.
Он отошел от нее, давая возможность решить.
Мозги у нее есть, должны быть, редко красивая женщина тратит ночь на расчеты вместо похода в клуб или здорового сна. Мозги и амбиции. И желание легко решать проблемы. И отсутствие брезгливости в удовлетворении своих желаний, той самой брезгливости, которая иногда маскировалась под совесть. Впрочем Себастьян сомневался в том, чтобы и совесть у нее тоже была.
Не глядя на нее больше он с интересом двинулся вдоль стен, оглядывая комнату, знакомясь.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-05-16 21:56:49)

+2

11

Лишённые помады губы сложились в улыбку — Маргарет всегда улыбалась, когда чувствовала выступающее из-под кожи едкое клеймо шлюхи. Иногда процесс был не только болезненным, но и унизительным — как сейчас.
Что ж, следовало признать ошибку: Крессвелл недооценила ночного гостя, обманутая не то податливой позой в разговоре о суммах, не то осмотром купца — товаром было не её тело. И, хотя отвращение, непривычной маской застывшее на лице, было уже не стереть, Мэг даже не дёрнулась, когда мужчина подошёл ближе. Позволила, на секунду прикрыв глаза, коснуться себя. Бледные пальцы, дрогнув, сжались в кулак, но всё уже было кончено.
Теперь пришло время решить, готова ли она на добровольное рабство ради сохранения статуса. Ответ был очевиден обоим, но всё же требовал сохранения приличий. Тех, что ещё не были попраны.
Хранившая ледяное молчание Маргарет одним мягким движением поднялась с кровати — поморщилась, со свистом втянув воздух сквозь плотно сжатые зубы, неловко переступила с ноги на ногу. Одёрнула задравшуюся майку, зацепила резинку на запястье наподобие браслета и сгребла разбросанные по кровати документы. Прижав их к себе, вышла из комнаты — даже не сомневалась, что мужчина последует за ней.
Отдать натурой вышло бы дешевле.
Щёлкнул выключатель, зажигая в гостиной свет. Крессвелл сбросила охапку бумаг на кофейный столик, случайно столкнув пачку сигарет на пол — хмыкнув, подняла и вытянула одну. Обернувшись через плечо, покосилась на дверной проём и прикурила, стащив со шкафчика зажигалку и два стакана.
— Год, — на выдохе предложила Мэг, с усилием откручивая крышку с бутылки. — И ни днём больше. Он не был хорошим мужем.
Виски был хороший: односолодовый, шотландский, как любил Нортон, и стоил немало, как любила Маргарет. С точностью опытного бармена Крессвелл наполнила стаканы. Улыбнулась, неровно, криво, протягивая напиток гостю и взглядом предлагая поторговаться.
Грэй, серым клубком пыли лежавший на кресле, спрыгнул на пол, коротко заурчал, увиваясь вокруг голых ног женщины, и, настороженно подняв уши, замер. После — метнулся в коридор.
Времени оставалось мало: прислушавшись, Маргарет сумела различить громкие голоса на площадке и трель соседских звонков.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-05-17 15:24:33)

+1

12

Себастьян действительно двинулся за ней, с любопытством осматриваясь, проводя кончиками пальцев по стене, игнорируя распространяющееся от хрупкой фигурки облако болезненной... щепетильности что ли.
Люди всегда становились очень щепетильны когда продавали себя. Чуть менее при продаже тела, чуть более при продаже мозгов, и совсем уж высокомерными при продаже души. В данном случае речь шла, впрочем, о срочном договоре аренды.
Он остановился на пороге, наблюдая за ней из темноты коридора. Почти семейная идиллическая картинка: кот, серым клубком катающийся по полу, раннее утро, мужчина и женщина. Только вот они оба в эту картину не вписывались абсолютно. А так, без них, все было более даже чем пасторально.
Взглянул в сторону двери. И снова обернулся на ее голос.
- Год, - кивнул он, даже не став торговаться, что оскорбило ее наверно еще больше, или обрадовало кто их женщин разберет, - и сбросил стоящую рядом тарелку на пол.
- Вы не могли бы немного покричать на меня? - попросил он любезно.
- Видите ли женщина с любовником на одну ночь не будут ранним утром пить на кухне виски в ожидании полиции.
Ему пожалуй было интересно что же с ней сделал тот, ради кого она была готова торговать своим телом, мозгом и уже продала душу. Не Себастьяну правда, но его этот товар интересовал постольку-поскольку. Интересно, потому что ради любви люди готовы гораздо гораздо на меньшее, чем ради ненависти. Но намного больше они готовы дать за то, чтобы их жизнь стала легче, интереснее и, как же это, позволила им встать над толпой.   Год это очень эфемерное понятие, а Себастьян никогда не любил просто брать. Кто знает, что там будет через год.
Он шагнул к столу, сделал глоток, и выплеснул остатки в раковину. Виски был действительно хорошим. Стакан отправился было следом за тарелкой, но он взглянул на ее босые ноги и передумал, поставил аккуратно рядом. С грохотом перевернул стул.
- Вы кричите, кричите, представьте что я вам изменил.
Он метнулся в спальню, разворошил белье на кровати еще больше. Разулся, снял носки, покружил вокруг кровати и наконец обнаружил ее духи, побрызгал немного в воздухе около балкона и уже на излете запаха прошел сквозь него. Потер лицо, жалея что нет легкой щетины и вернулся к ней.
- Прошу прощения, - сказал виновато, - я сегодня без цветов.

+2

13

Торгов не было. Маргарет скривилась, понимая, что прогадала — надо было требовать месяц. Впрочем, у неё ещё была возможность изменить итог сделки. Отсалютовав гостю стаканом, точно предлагая тост за успех предприятия, Крессвелл выпила. Помедлила, после — налила себе ещё.
— Как пожелаете, — столь же вежливым, но несколько растерянным эхом отозвалась женщина.
Закатывать скандалы она не умела. Полноценной истерики, сопровождаемой звоном бьющейся посуды и треском ломаемой мебели, от неё не мог дождаться даже муж — может быть, тогда это её и подвело. А может и нет. Гадать о причинах было уже бессмысленно; скоро все её проблемы станут прошлым.
Представить измену было сложно: верности в отношениях Маргарет не требовала ни от себя, ни от партнёра — но нужно было повысить голос до крика. Осушив второй стакан, Крессвелл на секунду задумалась и отставила его на край столика.
Горло жгло.
— Я не могу, — беспомощно разводя руками, призналась Мэг, — не умею. Да и соседи удивятся. 
Принюхавшись, женщина поморщилась: запахи не совпадали. Гость перепутал флакончики. Сонные голоса на лестничной клетки были безукоризненно вежливы — Маргарет не слышала, но знала точно.
Чей-то палец вдавил кнопку за её дверью. Крессвелл замерла, потёрла тыльной стороной ладони припухшие от нервных покусываний губы, прикрыла глаза, пытаясь сосредоточиться.
— Я открою?

+1

14

Себастьян вздохнул. Он закатил глаза, потер нос, и вообще сейчас наверно напоминал кого угодно, встрепанного грустного лабрадора, например, но не киллера. О да конечно, именно те кто не умел устраивать скандалов были как правило самыми трудно-выносимыми людьми в отношениях. Они просто методично, последовательно цедили скандалы по капле, каждый день, исподволь, незаметно даже  для себя, вместо того, чтобы выплеснуть их одной волной.
Он заметил ее взгляд и принюхался, почти тут же осознав свою ошибку. Поморщился досадливо. Впрочем духи как раз вполне укладывались в его версию.
Он пропустил ее вперед, закатил сам себе пощечину, потер покрасневшую скулу, досадливо шипя и плеснул себе в лицо остатками виски из ее стакана. Наскоро вытер лицо полотенцем. Запах виски перебил запах духов, оставив слабый остаточный трудноразличимый след.
Вышел вслед за ней в коридор и встал за спиной, встречая гостей.  И тут понял, что понятия не имеет как ее зовут.
Адреналин скакнул вверх, когда он встретил хмурый взгляд констебля, он потянулся вперед и положил руку ей на талию, притягивая к себе. Со стороны это смотрелось как будто он хочет убрать ее за спину, наверное.
- В чем дело? - спросил он, приподнимая брови.

+1

15

Вид у констебля был хмурый и усталый. С тяжёлым вздохом Мэг сдвинула цепочку и отошла назад, отпирая дверь. Ладонь, по-хозяйски лёгшая на талию, лишь усилила беспокойство — женщина вздрогнула и с деланной расслабленностью откинулась назад, словно объятия этого человека были для неё привычны. Чуть повела плечом, позволяя бретельке сползти ниже — так, на всякий случай — и с нервной улыбкой отметила быстрый взгляд полицейского.
— Миссис Маргарет Крессвелл? — коротко заглянув ей в глаза, он уставился на гостя за её спиной, но промолчал.
— Верно, — вежливо кивнула женщина, делая шаг вперёд, чтобы привлечь внимание бобби к себе. — Чем могу помочь?
Её голос оставался спокойным и ровным, может быть — чуть раздражённым, уместным для позднего визита. Бросив короткий взгляд на зеркало, Мэг с недовольством отметила неестественную бледность кожи и подкрашенный алкоголем румянец на щеках. Неуловимо поморщилась и с сочувственным любопытством добавила:
— Что-то случилось?
— Мы ищем преступника, который может прятаться в этом доме, — пояснил полицейский, не отводя внимательных глаз от стоявшего за ней мужчины. — Это Ваш друг?
— Эту ночь мы провели вместе, — в ложном смущении потупилась Маргарет, мягким движением погладив лежавшую на талии руку.
Из раскрытой двери тянуло холодом, непривычным для июньских ночей — Крессвелл зябко повела плечами и подалась назад, ища поддержки у непрошеного гостя.
— Вы не слышали ничего подозрительного?
— Мы были немного заняты.
Внимательный взгляд полицейского скользнул по отпечатку ладони на гладко выбритой щеке, отметил растрёпанную причёску и по-домашнему уютный вид. Констебль принюхался и скривился: коктейль из алкоголя, табака и женских духов был ему неприятен.
— Соседи слышали шум. Буквально минуту назад, — в серых глазах появилось подозрение: не совпадали увиденное и поза.
— Мы как раз мирились, — пояснила Мэг, презрительной усмешкой продемонстрировав отношение к подобной бдительности. На лице полицейского отметилось смущение.
— На всякий случай я попрошу Вас и Вашего друга не покидать город до конца недели. Как, кстати, его зовут?
— Фред. Фред Доусон, — коротко вцепившись ногтями в ладонь гостя, Маргарет слабо улыбнулась. — На этом всё?
— Да, — солидно кивнул констебль, отступая на шаг назад, и с озорными огоньками в глазах добавил: — Не буду Вам мешать.
— Спасибо.
Зашуршал в замке ключ. Вернув цепочку на место, Маргарет привалилась спиной к двери и без сил сползла на пол — ноги не держали, и тело била нервная дрожь.
— Рекомендую остаться до утра, — тихо выдохнула она, сжимая гудевшие виски ладонями. Запрокинула голову, сводя локти вместе. — Впрочем, дело твоё.

+1

16

Себастьян молчал, и делал тот самый независимо-хмурый вид провинившегося мужчины, который является клубным для всех вернувшихся поздно ночью, не оттуда и с подозрительным запахом женских духов. Что-то вроде товарищества, молчаливой клятвы: "Не сдавай и молчи". На хрупкие плечи женщин ложилось "пойми и прости", но они столетиями несли это тяжкое бремя.
Ее прикосновение вышло холодным, почти ледяным и он притянул ее к себе, был бы пиджак, накинул бы на плечи, а так просто покосился на полицейского неприязненно.
Имя, которое она назвала было наверное маленькой местью. Себастьян вообще не мог представить как ему могло пойти имя Фред.
"Фредерик, Фредди, фр!"- катал он на языке, непроизвольно морщась. Она вывернулась у него из-под руки, шагнула к двери, щелкнула замком, заперла их на все найденные там засовы и, не глядя, предложила остаться.
Тут, если думать обо всем этом с позиций слащавой роматической комедии, или, не дай бог, брутального боевика, или же психологического триллера, должен был бы замаячить призрак спальни, гостиной или, на худой конец, коридора, где он бы мог подхватить ее как-нибудь и подо-что-нибудь, и майка бы ее им мешалась совершенно беспощадно, так же как и его джинсы с футболкой, и они непременно бы сделали что-нибудь неловко и не к месту, и красных отметин на коже появилось бы гораздо больше, а потом кто-нибудь из них оторвался бы от другого и будничным тоном спросил есть ли у них вообще презервативы.
Но не случилось и бог с ним. А так Себастьян протянул ей руку и поднял с пола.
- Идем, выпьешь горячего чая с виски. Говорят, помогает. Ну там при неожиданном желании гостей тебя убить или моральном ущербе. Я же не причинил тебе морального ущерба? - беспокойно спросил он и заглянул ей в глаза. 
Почему-то с самого начала этого дурацкого вечера ему казалось что на нем костюм, размеченный заплатками в форме ромбов, и вел он себя соответственно этому костюму. Страшно хотелось курить. И спать.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-05-17 18:03:15)

+1

17

Невыносимо кружилась голова. Почти вслепую Крессвелл ухватилась за протянутую ладонь — медленно, тяжело оттолкнулась — и встала на ноги, качнувшись вперёд. Мир качнулся вместе с ней, но устоял.
— А ты собираешься его компенсировать? — горько усмехнулась Маргарет, пряча глаза.
Незаметно, непривычно они перешли на "ты": без поцелуев и сплетённых бокалов. Отстранившись, она огляделась в поисках кота, но тот хрустел кормом на кухне и не собирался участвовать в её жизни больше привычного.
Ей всё же предстояло надраться. И пусть гость ещё мелькал неприятной тенью позади, пистолета в его руке уже не было. Мэг надеялась, что он не выстрелит ей в спину теперь, когда угроза миновала, но надежда была смутной и неуверенной, больше похожей на безразличное предположение.
— Я не люблю чай, — сообщила женщина и дрогнувшей рукой плеснула себе ещё виски.
Опрокинула залпом, не дожидаясь компании. Налила ещё, зажала в зубах сигарету и рухнула в кресло, с мрачным вздохом перебросив ноги через подлокотник. Видимость спокойствия: сухой голос, сухие глаза. Мэг трясло, как в лихорадке — побочный эффект, не снимаемый ни табаком, ни виски.
Мелькнула и погасла шальная идея всё же сдать гостя полиции — дождаться, пока он уснёт, покинуть квартиру с котом на руках и набрать 911. Идея погасла, но пепел остался въедаться в истерзанный разум.
— Можешь лечь в спальне, — выдохнула Крессвелл к потолку, чувствуя, как медленно окутывает сознание алкогольный дурман и расслабляются натянутые нервы. — Если они вернутся, я скажу, что ты спишь.

+1

18

Моран без разрешения утянул чужую пачку, достал оттуда сигарету, и, воспользовавшись чужой же зажигалкой, блаженно прижмурился, вытягиваясь в кресле напротив.
- В чем-то, - кивнул он согласно в ответ на предложение компенсировать, неглубоко затянулся, - где-то.
Уголком глаза он отмечал ее нервозность. Видел бы ее сейчас полицейский, немедля притащил бы свое антишоковое оранжевое одеяло, но так ей предстояло обойтись без него. Неодобрительно проводил взглядом еще один стакан. Да, с годом он погорячился, пожалуй, надо было брать месяц. Нервы у человека ни к черту. Еще в психушку попадет, а Себастьян ей потом будет носить передачки. Яблоки там. Возможно мандарины.
На секунду он завис, думая что лучше носить в психбольницу и пропускают ли туда, допустим, ананасы. Но потом стряхнул пепел и, затушив сигарету, все же поднялся. Скользнул ей за спину и опустил руки на плечи, мягко разминая.
- Зачем спать? - удивился, - пару часов и я тебя оставлю. Рассказывай. Ты теперь заказчик.
Полусонная одурь медленно уходила, сменяясь сосредоточенностью и пальцы двигались увереннее, проходясь по напряженным мышцам. Все же когда обсуждаешь убийство лучше обсуждать его со стенкой. Или вот с котом.
Кот, будто подслушав мысли полковника, закончил хрустеть кормом и теперь сидел и серьезно глядел на них, склонив голову набок, как если бы оба они были большими, одетыми в разноцветные тряпочки мышами. Себастьян отвел взгляд и машинально отметил цветной уголок пакета из-под корма. Надо будет в следующий раз принести.

+1

19

Кончики пальцев оказались холодными, как лёд. Поднеся к губам сигарету, Маргарет отметила это совершенно равнодушно — тёплые ладони, лёгшие на мелко подрагивавшие плечи, занимали её куда больше. Обречённо прикрыв глаза, она позволила себе поддаться: расслабилась, съехав ниже в кресле, и, сдвинув волосы на сторону, опустила голову ниже.
Разум, убаюканный непрошеной лаской и хорошим виски, тонул в фантазиях — Крессвелл представляла отпечаток своей ладони на выбритой щеке, наручники на широких запястьях и кровь, вытекающую из простреленной груди её бывшего мужа. Выбрать было сложно: гордость и мстительность оказались равны по силам.
— Я пришлю тебе e-mail, — тихо пообещала Маргарет, протягивая любопытствующему коту пальцы, сжимавшие сигарету. Фыркнув, тот отвернулся — вспрыгнул на нагретое кресло и затоптался, обустраивая лежанку. — Или смс. Оставишь контакты.
Голос звучал хрипло, обманчиво сонно. Мэг едва ли не мурлыкала под чужими руками, согретая, расслабленная — наконец, переставшая дрожать.
— Ты говорил, у нас есть пара часов, — мягко напомнила она, накрывая тёплую ладонь своей.
Вернувшие свой цвет губы сложились в почти естественную улыбку, грозившую вот-вот перерасти в насмешку.

Отредактировано Margaret Cresswell (2014-05-17 21:59:09)

0

20

- Говорил, - кивнул он, и усмехнулся коту.
Контакты. Ну конечно у него полные карманы визиток.
"Убьем по вашему заказу. Только у нас. Быстро и чисто. Себастьян без партнеров", "Вы не успеете сказать "Пли", а клиент уже будет мертв. Убийство со скоростью света."
Впрочем третий вариант: приглушенно серым на черном фоне "Убийственно конкурентоспособны" и витая буква "М" привлекал его гораздо больше. Он покосился на бумаги, небрежно брошенные ею на кофейный столик и подумал о том, что скоро в фирме нужно будет сдавать квартальный отчет, а налоговая их что-то давно уже не проверяла и это настораживает. Даже Аль Капоне поймать смогли только на налогах.
- Напиши, - он кивнул и осторожно провел большим пальцем по изгибу ее шеи, поглаживая разогретую кожу. Чуть сдвинул ладонь, кладя ей на горло и заставляя запрокинуть голову, посмотрел сверху вниз на рассыпанные волосы, глаза, будто затянутые болотной ряской и улыбнулся - Идем, попробуем, ммм, поспать?
Потянул ее за собой.
Кровать у нее была большой, и, когда он только ронял ее на покрывало, практически прохладно-безупречной, впрочем очень скоро она перестала такой быть, потому что ее майка, как он и думал оказалась совершенно лишней и вскоре отлетела на самый край, свисая беспомощно, как в "Постоянстве памяти" Дали, и Себастьян, который ненавидел постоянство в любом из его проявлений, все же улучил момент, посреди сосредоточенной спешки, с которой они изучали друг друга, двигались, неловко сталкивались кончиками пальцев, губами, урывая обрывками невнятные детали и подробности, дотянулся и спихнул клочок ткани вниз окончательно. Это на миг принесло ему моральное удовлетворение, впрочем, она тут же его отвлекла от этой маленькой победы, перевернула зачем-то, распласталась на нем, и руки как-то сами оказались на ее талии, спине, и некоторое время он наощупь изучал выступающие хрупкие позвонки, пока она не двинулась мягко и ему стало как-то не до них.
Потом, совершенно не к месту, следуя кошачьим привычкам проверять, что творится с хозяевами ранним утром и не намерены ли они его покормить, к ним пришел ее кот, и его любопытная морда неожиданно возникла совсем рядом с ее волосами, и Себастьян некоторое время занимался тем, что выдворял его из спальни, пока она смеялась и искала все же чертовы презервативы, которые несомненно где-то рядом были, но в суматохе были вынуты, засунуты под подушку, переложены и затерялись где-то между мгновением когда они, сцепив пальцы, целовались, и тем, когда она изучала татуировку на его плече.
Утро для них наступало долгие два часа, и наступило как кавалерийская атака, возмутительно быстро и совершенно беспардонно, и Себастьян проснулся оттого, что в шею ему тыкалось что-то мокрое и холодное, а с кухни явственно несло подгоревшей яичницей и чьей-то тихой, но эмоциональной руганью.
Кот и Себастьян обменялись грустными взглядами, после чего мужчина перекатился по кровати, и встал наконец, по пути подбирая свою одежду и приводя себя в порядок.
На обороте одной из раскиданных по столу бумаг он действительно оставил ей наскоро выдуманный логин к почтовому ящику, и короткое примечание о том, что раньше семи вечера кидать туда что-либо бесполезно.
Поморщился, вспомнив о том, что нужно будет рано или поздно забрать с крыши винтовку, и крикнув из прихожей что-то вроде "не беспокойся о завтраке, я не голоден" почесал за ухом кота и выскользнул за дверь. Не то, чтобы ему не хотелось с ней встречаться поутру, но отчего-то ему подумалось, что без яичницы их встреча пройдет как-то лучше, а с яичницей это уже будет совсем не то. Не говоря уже о том, что с этого момента она перешла в статус клиента, а клиент это не тот кто с вами спит, или с кем спите вы, а тот кто вам платит, что впрочем не исключает, но и не придает никакого особого значения первой части.

The End

Отредактировано Sebastian Moran (2014-05-17 23:28:23)

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Destination