« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 18.09.2014 - With love, A.


18.09.2014 - With love, A.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и место: после клинической смерти Шерлока, больничная палата.
Участники: Шерлок, Ирен.
Краткое описание: говорят, что роза в больничной палате была от Той Женщины.

0

2

Мэри, Мэри, Мэри.
Осколки сознания вместо привычного трезвого разума – расплата за отсутствие боли. Не выходит сконцентрировать внимание хоть на чем-либо. Комната с приглушенным светом утрачивает четкость форм, как и образы, которые неожиданно возникают в пространстве, и так же резко исчезают.
Хмурый Майкрофт. Говорит что-то о родителях, о разочаровании.
Через мгновение на его месте оказывается Джон. Шерлок напугал его, но теперь опасность миновала.
Нет.
Что-то не так. Мэри... Язык не слушается, он не может разлепить губ, чтобы произнести имя.
Что с Мэри? Что-то насчет Мэри. Мэри что-то сделала.
Джон уходит, и на пороге возникает она, Мэри Уотсон.
- Не говори ему. Шерлок, - нараспев произносит женщина. - Не говори ничего Джону.
Что он не должен говорить Джону? Шерлок пытается сосредоточиться, вспомнить, но все плывет. Будто он наблюдает за всем происходящим из-под толщи воды. Бессвязные мысли заполняют его рассудок. Ни у одной нельзя найти начало или конец. Они медлительны, как улитка, ползущая по склону горы.
- Посмотри на меня, - она оказывается совсем рядом, наклоняется к нему. - Пообещай, что ничего не скажешь Джону.
Он устал. Глаза закрываются сами собой.
В полупустых потемках Чертогов зажигается красная лампочка - ОПАСНОСТЬ! Опасность! опасн...
В следующий раз Шерлок приходит в себя, когда Мэри в комнате уже нет. У него новый посетитель. Точнее посетительница. Он ожидал увидеть Молли, миссис Хадсон, даже свою мать, которую Майкрофт не посмел бы поставить в известность так скоро, но не ее.
Аромат духов Этой Женщины невозможно было ни с чем перепутать. Он настойчиво напоминал о Пакистане. Манящий, сладкий Chopard Casmir. Лимитированная версия. Они все еще продаются в одном или двух магазинах где-то во Франции.
«Восточный ветер тебя унесет…»
Он с трудом открывает глаза, пытаясь сфокусировать на ней взгляд.

+1

3

Ирен допила свой кофе. Ужасный, но даже к третьей чашке она не чувствовала вкуса. Женщина с отсутствующим взглядом, исполняющая в больничном кафе роль официанта, умела только нажимать кнопки на кофейной машине, и ей было без разницы, почему девушка, сидящая за ближним к окну столиком, рыдает над стопкой нотариально заверенных листов. Ирен, впрочем, тоже. Она перевела взгляд на дверной проем, потом снова вернулась к своей чашке.
К Шерлоку уже пускали, но женщина не стремилась к встрече со старыми друзьями. Увидев в коридоре несущегося сломя голову Джона, она решила выждать. Прошло уже почти полчаса, и кофе не стоил того, чтобы растягивать удовольствие. Поэтому Ирен оставила пустую чашку и вышла из кафе.

В палате, на фоне идеальной стерильности, можно было разобрать едва уловимый запах женских духов. Вряд ли это был Джон - тут успел побывать еще кто-то. Впрочем, это было неважно.
Ирен стояла и просто смотрела на мужчину, неподвижно лежащего на больничной койке. Он всегда мог обойти противника на пару шагов, нанести превентивный удар и тем самым защитить себя. Но не стал этого сделать. Выстрел спереди, почти в упор - случайности исключены. Кто-то смог его обмануть.
Шерлок открыл глаза. Затуманенный взгляд - естественный для его нынешнего состояния, но Ирен было странно видеть его таким. Положив цветок на столик, женщина присела на край кровати и коснулась руки лежащего.
- Вы заставили меня поволноваться, - она начала с обвинения, но быстро сменила гнев на милость. - Как себя чувствуете? Врачи говорят, что опасность миновала.

+1

4

Люди приносили в больницу цветы и преподносили их выздоравливающим, словно награду за то, что те справились, пересекли черту и вернулись в мир живых. Странный символизм.  На кладбище тоже приходят с  цветами.
Но в одинокой ярко-красной розе был заложен совсем другой смысл, доподлинно известный только им двоим.
Шерлок повернул голову в ее сторону. Ей опасно было здесь находиться. И все же она пришла.
- Обитаю в своем собственном морфиновом раю, - ответил он без какого-либо намека на улыбку. Медленно, стараясь не делать лишних движений, детектив потянулся к капельнице, чтобы немного снизить уровень поступающего в кровь обезболивающего. Мысли продолжали плескаться об стенки черепной коробки, словно необузданные волны о непокорные скалистые берега. Бессмысленно и беспощадно. Не то состояние, в котором он хотел бы иметь беседу с Этой Женщиной.
- Почему Вы здесь?
С последнего раза, когда они виделись, прошло так много времени. Путешествие через Пакистан вряд ли можно назвать приятным по ряду причин: давящая атмосфера обстоятельств, жаркая душная погода, блеклость пейзажей.
Но все это отступало на второй план. Они были беззащитны, в том числе и перед друг другом.
Она сказала, что это романтично.
Ей чуть не отрубили голову, что же тут может быть романтичного? Вероятно, она имела в виду нечто другое, упоминая это слово. Шерлок ничего не понимал в романтике.
Но как бы то ни было, его мысли возвращались к тому времени, стоило только закрыть глаза. Он думал о ней, даже если сам того не хотел.

+1

5

Ирен проследила за регулятором капельницы. Боль была ее профессией, она знала ее досконально. Но это была не та боль. В этой не было ничего привлекательного.
Но он сам так решил.
Взгляд немного прояснился - самую малость, ровно настолько, чтобы задать вопрос, на который она еще не придумала ответа.
Зачем она здесь? Убедиться, что опасность миновала? Нет - она сорвалась с места, когда еще ничего не было известно. Не все информаторы свои, бывают случайные. Стремление рассказать новость порой играет на руку. А это была стоящая новость.
У Ирен уже не дрожали руки, как тогда, буквально через полминуты после того, как она нажала кнопку сброса вызова. На осознание новости нужно время. Неверие, жар, выскакивающее из груди сердце - это не симптомы, это помеха, защита, отдаляющая удар.
Разве расскажет она о парализующем страхе? О сжигающей беспомощности? Обнаженное тело - мелочь в сравнении с обнаженными чувствами. Только не перед этим мужчиной.
Он сказал, что ее погубили сантименты.
И сам же следом ступил на скользкую дорожку.
Но больше он не даст ей повода. И она ответит тем же.
- Решила убедиться, что вы живы. Город потеряет без вас большую часть своей привлекательности.
Ее слова даже не были ложью - просто легкая недосказанность, пользующаяся в высшем свете особенной популярностью. А его сознание сейчас слишком затуманено, чтобы учуять подвох.

+2

6

Шерлок понимающе кивнул, неглубоко вздохнув. Боль можно  контролировать. Ее действительно не нужно было бояться. Физические ее проявление с течением времени затухали, оставляя после себя телесные шрамы в качестве напоминания.
С душевной же болью дело обстояло намного сложнее. Шерлок не знал, как с ней бороться. Можно было, разве что, свыкнуться и принять ее.
- Моя смерть вряд ли стала бы  актуальным событием для кого-либо, - заметил он и улыбнулся  уголками губ. Если Майкрофт и отдал распоряжения, убрать могилу брата с кладбища, то надгробный камень он, должно быть, сохранил. Расточительность не в его характере.
Шерлок прикрыл глаза, пытаясь справиться с болью, чувствуя, как  пальцы Этой Женщины все еще нежно сжимают его собственные.  Нужно было просто сосредоточиться на этом прикосновении, отодвинув боль далеко на задворки сознания. Контроль.

У нее идеальный маникюр, как всегда. И привычная маска легкой заинтересованности на лице. Таким взглядом Эта Женщина награждала всех, кто представлял для нее самой хоть малейший интерес. Мужчины были готовы  делиться с ней всеми секретами мира ради того, чтобы оказаться в ее объятиях, женщины... должно быть тоже. Но о ее истинных чувствах догадывались лишь единицы.
Они оба знали цену одиночества. Смерть расставляла все по своим местам. В особенности мнимая.
- Могу я попросить вас об одолжении? - Шерлок вновь открыл глаза и взглянул на нее. Новый знакомый, Билли Уиггинс, не годился для этой роли. Все из-за непрезентабельной внешности и глаз, выдававших заядлого  наркомана.

+1

7

Ирен вернула улыбку. Он принял ее ответ. Сказал то, что должен был - и они оба на миг оказались в легкой дымке недосказанности.
Опасность миновала. Женщина так и не успела придумать слова, которые она забыла сказать. Так бывает. В царстве живых часто правят нечаянное равнодушие и лицемерие. И только потеря, смерть, заставляет задуматься, сколько раз ты забыл попросить прощения или проявить заботу. Сколько всего недосказанного потом терзает сердце, наполняя его безысходностью. Но если дать второй шанс, вряд ли что-то изменится. Потому что признаваться тому, кого нет, гораздо легче.
В какой-то миг, когда Ирен всерьез подумала, что потеряет этого мужчину, ей стало страшно. Необъяснимо страшно. И для причины не находилось собственных  слов. Сценические же монологи казались слишком пафосными и не совсем соответствовали истине. Та самая любовь? Бросьте. Вожделение? Разве оно определяло страх? Восхищение, вдохновение...
Женщина вздрогнула, услышав вопрос.
- Просите, - в ее голосе проскользнули едва заметные нотки флирта - всего лишь чтоб подначить.
О большем в таких местах не говорят. О невозможном - не просят. Ирен не отрывала взгляда от лица Шерлока.

+1

8

Роза, скорбно лежавшая на тумбочке, напоминала о той, что он преподнес ей в день свадьбы. Дешевый эффект, но как было удержаться. Даже будучи официально мертвым, он не мог пропустить такое событие.
"Я жив. А вы теперь не голодны". Одноразовый телефон отправился в мусорку - сообщению не суждено было быть полученным. Обыкновенная констатация факта в понимании женщины могла превратиться в обиду, сожаление или даже признание им поражения.
Роза говорила значительно больше. Однако же ее сложно было трактовать двояко.
Сантименты, которые он раньше ни за что не позволил бы себе, боясь тем самым потерять ясность рассудка, неожиданно перестали быть чужеродными врагами.
Вся его жизнь осталась позади. У него оказалось много времени для переоценки ценностей. И все же было кое-что, что никак не желало укладываться в голове – они, все те, кого он называл друзьями, продолжали жить без него, заводили новые связи, влюблялись, женились. Должно быть, им было невероятно скучно.
Высшая степень эгоцентризма, возведенная в квадрат. Для верности.
Их жизни не вращались вокруг него, как планеты вокруг Солнца. Он нуждался в них.
И сейчас Шерлок должен был помочь Джону. Он поклялся.
- Мне нужно выбраться из больницы, - очередной болезненный спазм заставил отказаться от мысли привести слова в действие незамедлительно. – Через пару дней. Вы поможете мне уйти отсюда?
Эта Женщина знала толк в искусстве исчезновений. У нее был непревзойденный талант.

+1

9

Ирен еле заметно приподняла бровь, демонстрируя удивление, которое вызвала просьба едва вернувшегося в мир живых человека. Технически ей это почти ничего не стоило. Перед ней только навскидку был с десяток вариантов: от договоренности с некоторыми работниками медперсонала до полномасштабной сцены, на которую отвлекутся все. А вот практически...
Ей было все еще не по себе от осознания, что она его чуть не потеряла. Не стоило недооценивать дыру в груди, пусть и умело зашитую. Не зря в больницах всегда строгие правила - врачи точно знают, что нужно для скорейшего выздоровления. Зачем ему сбегать до того, как организм полностью восстановится?
Ирен знала, зачем. Бывают ситуации, когда промедление может стать причиной катастрофы. Кто-то стрелял в Шерлока. И попал. Кто-то, кому он доверял и позволил это сделать. Кто-то, с кем разговор еще не окончен.
На мгновение, перебирая варианты, незваная гостья вспомнила о едва уловимом аромате духов, который она заметила, когда только зашла в палату. Женских духов. Не ее ли предшественница смогла нанести почти роковой удар? Почему он допустил это? Почему он ей верил? Что их связывало?
Легкий укол ревности, отброшенный за ненадобностью.
У него был свой разговор, который нужно было закончить как можно раньше. Шерлок не мог не осознавать опасность, но все равно равно просил о помощи. Ирен почти незаметно качнула головой - Джон подошел бы для этого гораздо больше. Но доктор был упрямцем. И доктором. И никакая необходимость не повлияла бы на его стремление обезопасить друга.
- Надеюсь, доктор Уотсон после этого не подаст на меня в суд, - Ирен улыбнулась лишь краешками губ.
Она переволновалась. А Шерлок наверняка уже устал от посетителей.
- Я приду через два дня, - пообещала женщина. - И если вы не передумаете, я помогу вам.
К тому времени именитый детектив будет знать все о привычках медперсонала и заведенных тут порядках. И у нее будет гораздо больше информации.
Ирен склонилась над неподвижным мужчиной и заглянула в глаза. Взгляд был почти ясным - только боль оттеняла работу разума. Женщина коснулась скул и скользнула пальцами к регулятору капельницы.
- Я хочу, чтобы мой поцелуй вскружил вам голову, - предупредила она, медленно увеличивая поток обезбаливающего.
Легкое, невесомое прикосновение к губам - и Ирен исчезла, растворившись за стеклом больничной двери.

+2

10

За пару дней Шерлок неплохо научился пользоваться своим состоянием. Когда к нему приходили посетители, он притворялся спящим или бормотал первое, что приходило в голову. Этим первым, как правило, оказывались маловразумительные отрывки из книги Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», прочитанной в далеком детстве. На французском. А иногда он вспоминал, как играл в русскую рулетку с двумя представителями якудза на последнем этаже царапающего неба здания в Йокогаме, как однажды едва не стал обедом людоеда в Вест-Энде, как ловил Голема в подземельях Праги. Вырванные из контекста фразы, смешанные в единый бессмысленный рассказ, не имеющий ни начала, ни конца, производил на гостей требуемый эффект – они поспешно покидали палату, обещая зайти позже, когда в его крови будет больше крови, а не лекарств, и он сможет мыслить чуть более сознательно.
Разве что Майкрофт мог уличить его в притворстве. Но у брата были дела поважнее этого.
Больничная палата с импровизированным и не очень бредом также отлично отпугивала Скотланд-Ярд в лице Лестрейда, что оказалось весьма кстати. У Шерлока было мало времени для восстановления, и он не собирался тратить его на пустые расспросы: «кто это был?»
И только одна гостья могла беззастенчиво лишить его покоя и потревожить одиночество.
Голос Джанин вывел его из полузабытья, возвращая в реальность, вновь напоминая о боли, которая грызла изнутри. Как мило с ее стороны было заглянуть и принести ему свежие газеты. Удивительно, насколько репутация теряет смысл после смерти: наркоман, сексоголик, извращенец. Если так пойдет дальше, он скоро станет секс-символом нации.
Что ж, он воспользовался ей, а она - им. Вполне гармоничные отношения, разве не так? 
Теперь они квиты. Но он обязательно позвонит ей. И, в этом можно было не сомневаться, Джанин не откажется поучаствовать в расследовании, когда это будет необходимо.
А он научит ее обращаться с пчелами. Пасека не пострадает.
Эта Женщина появилась на пороге как раз в тот момент, когда Шерлок продумал последнюю деталь в своем плане. Он ждал ее.
- У нас будет всего пятнадцать минут. И сорок две ступеньки вниз, - детектив  привычно перешел сразу к делу. – Мне понадобится еще морфий. Сможете достать?

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 18.09.2014 - With love, A.