« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Riposte


Riposte

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время и место: Дом Шарлотты, осень 2010. 21:25.
Участники: James Adams, Charlotte Roxford
Краткое описание: Джеймс привез из Франции пару сувениров для мисс Роксфорд. Среди них были довольно дорогие, однако, Адамсу буквально не терпелось показать Шарлотте две рапиры, купленные у настоящего мастера. Он припоминал, что Шарлотта однажды обмолвилась о том, что занималась фехтованием. Янки же тоже владел оружием, правда давно, еще в школьные годы. И сейчас он был крайне заинтересован, оценит ли она это оружие, купленное во время французских каникул. Однако, во что это выльется, он сам не ожидал.

0

2

Ромео постукивал по обшивке своего сидения в такси, стараясь скоротать время и желая доехать до места назначения. Всего полчаса назад  он приземлился в аэропорту Лондона, а сейчас уже мчался в дом милой Шарлотты. С этой девушкой его связывала очень своеобразная дружба. Смотря со стороны, можно было подумать, что они не очень-то и любят друг-друга - когда они были вместе, то отпускали в стороны друг-друга язвительные шутки, постоянно завязывали споры, победителем из которых выходила либо Шарлотта, либо... Ладно, побеждала, в основном, Шарлотта. Но давайте посчитаем, что это всего лишь джентльменская натура Ромео, которая не позволяла ему побеждать даму, пусть даже в спорах. Да, давайте так и будем считать... Однако, Джеймс был крайне к ней привязан в моральном плане. Нет, никакой тайной влюбленности и тихих воздыханий - просто дружеское общение. И его, собственно, все устраивало. Ибо именно эта девушка была для него таким другом, который и нужен был ему. Нет, стоп, хватит этих нежностей.
Джеймс был по-детски рад своему приобретению - двум прекрасным французским рапирам, которые были изготовлены опытным мастером. И в данный момент он хотел показать свою покупку мисс Роксфорд, ибо искренне надеялся, что она сможет оценить ее по-достоинству. А если и не оценит, то янки сможет поставить их у себя в квартирке, любуясь на них. Идеальное лезвие, великолепно сделанный эфес - да, они стоили своих денег. У американца давно не было такого обожания насчет какого-то предмета. Поэтому надо было взять себя в руки.
Машина подъехала к знакомому дому. Джеймс выгрузился, забрал два чемодана - один с вещами, второй с нелегально перевезенным сувенирчиками. Рапиры, кстати, были перевезены тоже нелегально, но деньги открывают все двери. В данный момент холодное оружие было упаковано в специальный футляр с ремнем, который Адамс перекинул через свое плечо. Не церемонясь, он зашел в лавку Шарлотты, заставляя колокольчик над дверью кратко прозвенеть.
-Шарли!... - с усмешкой позвал он хозяйку, подходя к столику, на который можно было поставить свой чемодан.
Поставив один чемодан рядом с ногами, а второй на стол, он слегка похлопал по нему. В нем находилось две довольно дорогие свернутые картины, пара статуэток из редких материалов - мечта разных стариков-коллекционеров -  и несколько подлинников книг, которые можно было продать за большую цену. Недельные каникулы в Париже закончились довольно продуктивно, нечего сказать.

Отредактировано James Adams (2014-01-26 11:27:18)

0

3

Был на удивление чудный денек, не предвещавший ничего плохого вроде появления сэра Адамса на пороге антикварной лавки леди Шарлотты. В окна стучал небольшой дождь, освещение было исключительно за счет работы магических существ в лампочках, ибо солнце не появлялась из-под темных туч уже которую неделю, и кругом тишина. Мисс Роксфорд любила такие тихие мрачные деньки, когда можно было отправить Филиппа кутить на кровно заработанные, а самой сидеть в своей коморке, точно зная, что никто не побеспокоит её скромную персону во время работы. За особо интересными вещицами Шарлотта любила засиживаться допоздна. И сейчас, настолько увлекшись старинным часословом XVI века, блондинка так и осталась сидеть в лавке вместо того, чтобы подняться наверх, где располагалась её уютная квартирка, не удосужившись даже запереть дверь. Да и кому придет в голову вламываться сюда в такое время? Однако, вот уже в который раз Джеймс Адамс решил сломать девичьи стереотипы, сегодня методом разрушения блаженной тишины. Трелей колокольчиков, что висели над входной дверью и так отвратительно бряцали, когда кто-то осмеливался входить в логово дракона, вполне было достаточно для того, чтобы известить хозяйку лавки о том, что кто-то изъявил желание повидаться с ней.
- Я ещё не настолько стара, чтобы ты так надрывал свою глотку, чертов янки! – Легко толкнув ногой дверь, поприветствовала своего давнего товарища Шарлотта. Теплота и забота просто-таки сквозили в этом дружеском приветствии. Вслед за этими пропитанными добром и радостью словами послышался звук напряжного стягивания тонких хирургических перчаток. С некоторыми особо древними вещицами было просто необходимо работать особо аккуратно, дабы они не потеряли товарный вид или вообще не развалились.
- Чего это ты мне притащил тут на ночь глядя? – В той же манере одинокой сварливой пенсионерки-кошатницы поинтересовалась Роксфорд, пряча перчатки методом запихивания за пояс юбки и внимательно разглядывая чемодан, демонстративно выставленный на стол. А затем, не дожидаясь ответа, девушка беспардонно принялась вскрывать сей предмет для перемещения всевозможных вещей. В конце концов, ей это привезли или не ей? Имеет право. Через пару минут все уже было развернуто и представлено на суд, так что Джеймсу пришлось ждать ещё несколько мгновений, пока цепкий взгляд профессионала исследовал предоставленные предметы. Одну статуэтку, правда, Шарлотта взяла в руки и поднесла поближе к глазам, выбрав такое положение, чтобы наибольшее количество света падало на неё. Придирчиво повертев сей товар в своих бледных ручоках, девушка вернула его на стол и, уперев руки в боки, с намеками на душевное спокойствие и удовлетворенность проделанной работой произнесла:
- Чудные поделки ты привез. Я даже готова выставить тебе бутылочку отменного виски.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-31 22:39:44)

0

4

—Как грубо, а на вид ты приличная женщина, - усмехнулся американец, смотря на выходящую Шарлотту.
Ах, это девушка могла бы покорить его сердце, стать его тайной мечтой, его идей фикс... Он бы писал ей любовные письма, пел бы под окном, отсылал огромные букеты... Если бы не обладала таким характером. Нет, поведение Шарлотты его полностью устраивало, но оно совершенно не подходило для отношений - для отношений с ним во всяком случае.. И он наслаждался лишь дружеским общением и, как было сказано раньше, не имел на нее никаких видов.
—Эксклюзивные дары старушки Франции. Картины хотели перевезти в Лувр, но, у меня были свои способы их получить. Статуэтки из музея, книги удачно изъяты из библиотеки, - отчеканил он, снимая футляр с плеча, пока девушка бесцеремонно расстегивала его чемодан.
Господи, какое бескультурье. Вдруг у Джеймса там завалялись какие-нибудь личные вещички, которые он не хотел бы показывать мисс Роксфорд? Хотя, тогда бы он не ставил этот чемоданчик на стол. Но все равно, слишком нагло. Наверное, именно наглости ей было не занимать. И пока дама изучала его контрабанду, он поставил футляр на пол, расстегивая.
—Неужели твой цербер не здесь? - с усмешкой спросил Джеймс, извлекая из футляра две рапиры, а заодно и две перчатки, ловко захваченные в той же Франции.
Такие шутки в сторону Филла он отпускал исключительно за глаза, причем не из-за страха, а из уважения к нему. В конце концов, он защищает эту милейшую даму. Которая и сама, в принципе, защитит самого себя, но его верность поражала. И шутки были не с целью оскорбления, сколько с целью продолжения общения с мисс Роксфорд.
—О, благодарю за виски. Но его я куплю и сам, когда поделим гонорар, - улыбнулся Ромео, поднимая взгляд на нее. - Вот, еще один сувенирчик. Не на продажу, конечно же. Просто не смог пройти мимо этих крошек.
Да, наслаждение просто зашкаливало, особенно сейчас, когда он наконец-то смог достать творение французских мастеров. Он упорно занимался фехтованием в свое время, даже заняв пару призовых мест на соревнованиях. И тяга к таким "игрушкам" у него осталась с тех давних пор. Жаль, что давным давно практики не было...

Отредактировано James Adams (2014-01-26 21:24:35)

0

5

И все было из Франции. Как же не любила эту страну лягушатников мисс Роксфорд. От одного звука картавого «р» с придыханием её начинало подташнивать, а рука сама по себе тянулась к тяжелому предмету, дабы одним тяжелым ударом успокоить источник неприятных звуков. Пожалуй, тут просто-таки наследственная нелюбовь к французам и всему тому, что с ними связано. Вспомнить сколько две великие державы грызлись меж собой, и тогда не возникает сомнений в том, что предпосылки у этой, казалось бы, беспочвенной ненависти есть. Единственное, что признавала Шарлотта, так это талант некоторых французских писателей и деньги, полученный с предметов исторической ценности. В остальном же дама предпочитала ограничивать себя в соприкосновениях с данной страной, скорее на бессознательном уровне, нежели по причине излишнего патриотизма. Патриотом все-таки был у неё отец и отчим, а вот грудью кормила и воспитывала маман.
- А что? – Выдавив из себя два этих чудных слова, девушка перевела взгляд с контрабандных вещей на Джеймса. Была такая ужасная манера у Шарлотты задавать этот местами престранный вопрос, ибо она считала, что ничего не бывает просто так. Как и совпадений не бывает, ага.
- Соскучился по Филу? Я ему непременно передам. Правда, не обещаю того, что он будет сильно радоваться твоим проявлениям чувств к нему. Ведь кто вас американцев с вашей пропагандой гомосексуализма знает…
Пожалуй, тут бы Шарлотта могла ещё много каких гадостей наговорить, ведь не любовь к американцам бывает практически такой же бескрайней как и к французам, но извлеченное из второго чемодана холодное оружие привлекло внимание девушки. Блондинка осторожно перегнулась через стол, стараясь не задеть какой-либо из предметов старины, и забрала одну из рапир. С видом истинного ценителя Роксфорд сначала прикинула навскидку вес предмета, отмечая, что он несколько тяжелее обычного спортивного оружия, а затем, перехватив рапиру поудобней, со свистом рассекла воздух и сделала выпад. «Прекрасная маневренность,» - подумала Шарлотта, поднося клинок к глазам, - «царапин почти нет, а те, которые и есть, пожалуй, нанесены скорее временем, нежели сражением. Судя по украшениям, это, определенно, было частью выходного костюма, нежели реальным средством обороны. Такое и правда что, остается лишь на стену повесить».
- Предлагаю пари, - в опасной близости от не слишком аристократичного носа американца оказался клинок, - если я тебя сейчас уложу на лопатки, то весь товар я сбываю без отчисления процентов тебе. Если выиграешь ты, то я готова оставить все как есть.
В этом была вся Шарлотта. Азартная и жадная до власти, денег и почета. Она даже в осуществлении пари искала для себя выгоду, поставив условия так, чтобы выйти без потерь в любом случае. И пусть Джеймс их несколько изменит, чтобы не оставаться с носом, блондинка все ещё прибывала в уверенности, что если не её ловкость и сила возьмут верх, то благородство и дух истинного джентльмена одержат победу в сознании Адамса так это точно. А по кодексу настоящего мужчины дам бить нельзя, надо поддаваться, поддакивать и все в такому духе, что полностью устраивало мисс Роксфорд.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-27 11:28:56)

0

6

— Женщина, это уже какой-то национализм, - закатил глаза Адамс, даже не стараясь ее как-то упрекнуть - все равно бесполезно.
Задевать Ромео тем, что он американец было крайне бессмысленно - он не был патриотом. Его отец - да, но не он. Слишком многое в государственном строе Америки ему не нравилось, его не устраивал менталитет и внешняя политика. Именно поэтому в свое время он так легко эмигрировал в Лондон со своей женушкой. Англия его полностью устраивала, во всяком случае, намного больше, чем США. И его дочь являлась гражданкой Великобритании, когда была жива, разумеется. Однако, дань Америке он должен был отдавать - все члены его огромной семьи были американцами и ему часто приходилось возвращаться в это государство. Ну да ладно, не будем рассуждать о нациях.
— Мисс Роксфорд, вы решили оставить меня без гроша? А ведь я рисковал, жил среди лягушатников, хлебал винцо и наслаждался видами на знойных французских дам... Хотя, это был неплохой отпуск, - усмехнулся Ромео, надевая перчатку на руку. - Разумеется, я принимаю пари. Однако, помните, что вы будете первой, к кому я приду, когда у меня закончатся деньги.
Господи, зачем он согласился? Это же полный идиотизм, он не сможет выиграть просто потому что он мужчина и не сможет поставить даму на колени, приставив к ее горлышку рапиру. А она сможет. О, она будет это делать с превеликим удовольствием, да еще и издеваться будет. Ну что же, Джеймс мог грамотно оценить свои шансы, поэтому не хотел просто ударить в грязь лицом.
— Скрестим клинки прямо здесь? - уточнил он, взяв в руки рапиру, затем отходя от нее на два метра.
Поставив рапиру к какой-то стойке, он расстегнул свое пальто, а затем и пиджак, дабы они не стесняли движения. Оставаясь в жилетке и рубашке, он развязал галстук. Снятую одежду Адамс положил на какую-то стойку, заваленную книгами - все равно скоро заберет. Искренне надеясь на то, что мисс Роксфорд случайно не проткнет его, Ромео вновь взял в руки рапиру.

Отредактировано James Adams (2014-02-01 11:53:05)

0

7

- Почему это вы себе так нагло льстите, мистер Адамс, решив, что я так жажду оставить вас без гроша, а потом ещё и давать взаймы свои кровные? – Вопросительно изогнув светлую бровь, поинтересовалась Шарлотта, гордо приподняв свой чуть вздернутый носик. Девушка опустила руку с рапирой и сделала несколько шагов в сторону, подальше от стола, на котором располагались незаконно вывезенные экспонаты, за чье неправомерное владение, распоряжение и пользование мог светить немалый срок или же в случае удачи немалая выгода. Роксфорд предпочитала удачу, а удача, слава богам, не так уж часто отворачивалась от Роксфорд. Собственных способностей и задатков Шарли не отрицала, но и отдавала себе отчет, что удача – понятие абстрактное и неуловимое, однако, это не дает оснований думать, что несуществующее. Так что госпожа Фортуна была одним из тех божков девичьего пантеона, которому беспардонная англичанка готова была подносить дары и резать кроликов/быков/девственниц.
- Смотайся ещё куда-нибудь, привези побольше цацок да подороже. В чем проблема, мой друг? Мне кажется, бесстрашный янки вполне может позволить себе лишний раз пощекотать нервишки. Вино, вкуснейшие обеды, прекрасные на все готовые крутизанки. Одним словом – ужас! Как только ты и справился со всем этим? Не представляю-ю…  Немыслимая храбрость, бесконечная стойкость, непостижимая непоколебимость, местами интеллект. Вот он, надежда загнивающего человечества, новый мессия, способный спасти нас от грехопадения и прочей гадости.
В то время как мистер Адамс изволил раздеваться без изыска, шарма и музыкального сопровождения, Шарлотта загибала рукава белоснежной рубашки, которая по обыкновению была расстегнута на две лишние пуговки сверху, попутно скидывая куда подальше не слишком пригодные для фехтования туфли на шпильке, тем самым приближаясь к земле на 8 сантиметров и оставаясь на относительно выгодной позиции к Джеймсу, который роста был выше среднего. Девушку совсем не смущало то, что на ней была надета узкая юбка кремового цвета, ведь барышня грешила тем, что покупала изделия с непомерным вырезом (а данное было с вырезом именно на левом боку), который бы не стеснял движения ни при уличной драке, ни при закидывании ноги на чужие бедра. Как видите, практичность – весьма полезная черта характера, господа.
- Давай, нападай на даму, чертов джентльмен, - самоуверенно ухмыляясь, произнесла Шарлотта. Златовласка, встав боком к своему оппоненту и спрятав левую руку за спиной, призывно выставила рапиру вперед.

0

8

Шарлотта последовала его пример, но, увы, не раздеваясь, а лишь подгибая рукава и снимая туфли. После того, как туфли были сняты, рост мисс Роксфорд уменьшился сантиметров так на семь-восемь, что огорчало. И огорчало не просто так - ведь рост Джеймса был ~183 cм, а рост Шарлотты, без каблуков, ~160 см. И эти чертовы двадцать сантиметров играли роль. Но плюс был - это добавляло проблем и ей.
— О, мисс, вы правы как никто другой! Только смелые, храбрые и стойкие к невзгодам готовы к таким испытаниям. Только настоящий янки способен вынести все это. Именно моя нация поднимет все остальные с колен, дабы вести их в светлое и чистое будущее. - после этого он сделал короткую паузу. - Какая феерическая чушь. Заметьте, моей нации нужна только нефть.
Последняя фраза была чистой игрой на некоторых стереотипах, прибавленная капелькой самоиронии. Но, как уже говорилось, Джеймс не являлся патриотом. Поэтому допускал шутки про бургеры, нефть, гетто и т.п. И да, про патриотизм и переезд в Лондон - его не устраивали последние два президента. И если при Буше он готов был удавиться, то за Обаму просто не голосовал...
— Вы лишаете меня всей чести, дорогая. Однако желание дамы - закон для меня, - сказал мужчина, вставая в характерную для фехтования стойку, выставляя клинок вперед.
Так, старые кости надо было заставить работать. Надо было вспомнить все движения, которые он мог припомнить, надо было действовать быстро - нельзя же сразу ударить в грязь лицом. Короткий шаг вперед и быстрый выпад - удар по рапире Шарлотты. Затем еще один шаг, совмещенный с ударом, дабы оттолкнуть девушку назад. Даже если у нее было больше умения, то Ромео был сильнее. Парой выпадов он пытался оттеснить девушку ближе к центру зала, которые раньше казался как-то меньше. Что же, умение держать оружие он не растерял, но оставалось ждать выпада своего оппонента.
Самоуверенность была одним из его пороков - иногда он становился слишком уверен в себе, забывая про полную концентрацию мыслей. В данный момент нельзя было терять это самообладания и хладнокровно ждать ответа твоего соперника.

0

9

Казалось бы, что лишь у девушек существует такой порок, но тут мы видим, что все совсем не так и что отдельные личности сильного пола также страдают этим недугом. Ещё один повод для Шарлотты возненавидеть самодовольный мужской род, который тактично умалчивает о своих собственных промашках. И если Гоголю можно простить его страсть к гиперболизации, плавно переходящей за рамки гротеска, за его несравненные произведения, то за какие такие заслуги можно простить Джеймса пока ещё не ясно. Но это ж надо было так раздуть разницу в росте и как обычно выйти самым классным! Плохой глазомер – странный дефект у фотографа и бывшего бумагомараки. Однако именно это заставило самоуверенность мистера Адамса чрезмерно раздуться. И даже если бы Шарлотта сейчас узнала, что её наглым образом принижают почти что на целых 10 сантиметров (подумать только какая наглость!), то не стала бы разочаровывать Ромео грубыми фактами. Ведь показушного павлина проще победить, чем целеустремленного ястреба. И вот наш гордый и самоуверенный янки, перед этим эффектно встав в исходную позицию, ринулся в атаку. Сила действительно была на его стороне, так что Шарлотта даже не особо препятствовала тому, что её нещадно пытались оттеснить в центр залы. Но знающий златовласку американец наверняка понял, что дело здесь не чисто и что девушка не просто так использует лишь один-единственный прием - отбив уступающий. Все, что делала Роксфорд, так это быстрыми шагами отступала назад, прекрасно ориентируясь на своей территории и отбивала атаки Джеймса противопоставлением сильной части своего клинка оружию противника путем его перемещения из верхнего соединения в нижнее и наоборот. Все происходило до ужаса быстро и молниеносно, парочка, казалось, буквально сорвалась с места под звуки лязгающего металла. Однако при всем при этом блондинка не то что не запыхалась, а даже не переменилась в лице, словно так и надо. И действительно, оказавшись в центре залы, Роксфорд резко остановилась, производя контратаку, тем самым показав, что Джеймс зря раскатал губу и польстился. На этот раз девушка скрестила клинки со своим оппонентом вовсе не для того, чтобы просто отвести от себя удар, но для того, чтобы с силой оттолкнуть чужое оружие в сторону, прекратив череду нападений. А у нас чайная пауза, господин ведущий.
- Неплохо для будущего пенсионера, - скривив губы в ехидной усмешке и разминая напряженное с непривычки запястье, произнесла Шарлотта. И пусть Джеймсу ещё и не было сорока, но он уже плавно входил в тот самый расцвет сил, когда седина в бороду, а бес в ребро. И пусть пока силы не покинули романтичного янки, молодость и проворство в большей степени сейчас были за мисс Роксфорд, которая уже прикинула свои шансы на победу и в общем-то осталась своими соображениями очень даже довольна. Девушка скользящим шагом отступила чуть назад и левее Джеймса, а затем снова встала на изготовку, на этот раз не собираясь уступать ведущую позицию в их дуэте.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-30 20:22:18)

0

10

Как раз-таки мужчинам это позволительно, ибо их самодовольство лишь иногда можно сравнить с женским. Женщины, а точнее определенная их часть, настолько горделивы, самодовольны и самолюбивы, что за оскорбление готовы тебя освежевать, вырвать глаза, а мяско сварить в кострюльке и подать к обеду. Вот именно к такому типу женщин относилась наша Шарлотта. И Джеймс мог только представить, насколько ее самолюбие могло быть задето его мыслями про рост. Узнай о них, мисс Роксфорд откинула бы свою рапиру и набросилась на него в попытках сорвать лицо Адамса с костей.
Джеймс был уверен, что серия его атак будет вскоре прервана и Шарли не подвела его. Одним ловким движениям она отвела его рапиру в сторону, заставляя прервать нападение. Неплохо, крайне неплохо.
— Я до сих пор молод и красив...А ты напоминаешь про мою пенсию. Грустно, знаешь ли. - С толикой самоиронии произнес Джеймс, фыркая.
Короткая пауза, осталось принести чайку. Плавный переход в сторону и взмах клинком у пола. Затем мужчина приподнял рапиру и вновь встал в стойку, соблюдая банальные правила дуэли. Атаковать надо первым, ибо просто нельзя было давать ей инициативу. Собственно, нельзя было давать этой даме инициативу во всем, кроме уборки, готовки, глажки и прочих дел быта домохозяйки XXI века.
Однако, если говорить о домохозяйстве, то он искренне сомневался, что кто-то сможет "приручить" мисс Роксфорд и заставить ее следить за домашним очагом. И если, вдруг, найдется такой герой, то у него будет самое уютное гнездышко на планете. Это как иметь своего личного Смауга... Однако, хватит разглагольствовать, у нас тут кровавый бой.
Короткий удар по ее рапире снизу вверх, затем еще один приподнятому клинку и третий удар, совмещенный с коротким шагом, дабы оттеснить ее назад. В итоге, после третьего удара клинки оказались скрещены ниже уровня пояса, что выставляло Джеймса не в лучшее положение. Ибо в данный момент милая Шарлотта могла контратаковать его и приставить к стенке, заставляя выполнять все, что она захочет.

+1

11

- Красив? Ну, если только в темноте со спины и не присматриваться, - позорная привычка, доводить до каждого свое мнение, которое, несомненно, было истиной в последней инстанцией, как всегда взяло верх над Шарлоттой, не сильно и сопротивлявшейся данному порыву, который так редко можно было выпустить погулять. К этому стоит также добавить чрезмерное желание быть везде и всюду, влезать в каждый разговор, вставляя свои пять копеек, а в таких вот задушевных спорах триумфально выходить победителем, перед этим сделав все, чтобы последнее слово осталось за ней. Наверное, из-за этого мисс Роксфорд можно было легко уболтать в любое время дня и ночи вне зависимости от её душевного и физического состояния. Тут главное, чтобы собеседник был приятный, а остальное лишь технические мелочи, вроде того же кровавого боя. Хотя сложно было назвать кровавым боем сражение на плохо заточенных французских аксессуарах 17 века, если, конечно, не исходить из идеи, что даже ложкой можно при сильном желании нанести смертельное ранение, тогда данные рапиры сразу же возводились в категорию особо опасного оружия.
То, что мистер Адамс вновь первым ринулся в атаку, не было слишком удивительным, по крайней мере, для Шарлотты. Быть может, девушка и ошибалась в своих суждениях, но несколько изменившееся выражение лица Джеймса и некоторая напряженность после эффектного отведения его удара подстегивали её самомнение, которое говорило о том, что кое-кто уже наложил в штанишки осознал свое ужасное положение. Конечно, это также могло бы быть и игрой неуемного воображения, которое, как известно, всегда подкладывает хозяевам то, что они так жаждут видеть, но об этом нам судить не дано, ибо чужая душа – потемки, и только Джеймс Адамс знает, что творится у него в голове. Но в чем-то он был прав: инициативу лучше не давать этой властолюбивой и жесткой дамочке и, конечно, будущего мужа Шарлотты, если такой вообще будет существовать на этой грешной земле, стоит пожалеть уже сейчас. Именно это сейчас и доказывала мисс Роксфорд с легкостью парировав все три выпада Ромео, но вместе с тем на несколько шагов вновь отступив назад. А затем, когда янки совершил непростительную ошибку, скрестив оружие ниже пояса, блондинка почувствовала слабину в этом телодвижении и, так сказать, наконец-то перетянула одеяло на себя. Легко и непринужденно, быстро и стремительно девушка принялась наносить удар за ударом, нещадно тесня американца к стене. Эпичным завершением было резвое обведение чужого клинка своим и резкое движение кистью вниз под звуки распарываемой ткани, которое завершалось где-то на уровне груди мужчины, что чисто технически могло означать поражение. Но не закончится же все просто так?

0

12

Девушки обладали одной способностью - опускать и оскорблять человека, при этом не используя нецензурную лексику и не повышая тон. Некоторые мужчины это тоже умели, но большинство из них предпочитало просто сыпать проклятиями и нецензурно выражаться, дабы оскорбить кого-либо. А женщины, как уже было сказано, делали все это более красиво и тонко. Шарлотта - один из лучших примеров. Сам Джеймс буквально диву давался от количества ее яда. И ведь именно эта девушка могла так удачно задеть его достоинство.
—Откуда в тебе столько яда? - только и мог спросить Джеймс, продолжая скрещивать клинки.
Ромео старался сохранять абсолютный "покерфейс", однако, эта ошибка и правда заставила его измениться в лице. Девушка вновь его не разочаровала - перехватив инициативу на себя, она начала наступать, нанося короткие удары по его  рапире, заставляя отступать назад. Черт возьми, сзади была стойка - если его там прижмут, то могут сделать из него же дуршлаг. Если захотят, конечно же. И вот, когда Джеймс был оттеснен, Шарлотта ловко обводит его клинок, разрезая ткань на груди. По правилам, это 1:0 в пользу женщины, но у них же не было правил... Поэтому Джеймс мог только догадываться до какого момента они бьются. Видимо, до того, как один из них будет в безвыходном положении.
Опустив выразительный взгляд на порезанную жилетку, которая до сих пор слегка стесняла движения, он перевел взгляд на Шарлотту. Приставив рапиру к стойке, дабы она не упала, Ромео ударил по клинку мисс Роксфорд рукой в перчатке, дабы отвести от своего горла. Это было не совсем по правилам, но надо надеяться, что эта мадам даст ему снять еще один лишний предмет одежды и не будет вопить, что она победила.
— Прошу подождать, - после этих слов Джеймс начал расстегивать свою жилетку, затем кидая ее куда-то на стойку. Взяв оружие в руки, Адамс отошел от стойки, поворачиваясь к ней. Так хоть было куда отступать. - Продолжим.
Вновь встав в стойку, он вновь передал ей инициативу. Ну, коли в прошлый раз Шарлотта решила его так красиво выиграть, то почему бы не дать ей еще одну возможность. Правда, была теория, что британка тоже решит не нападать и все это выльется в долгое "стояние" на одном месте. Теперь Джеймс откинул всю свою дурацкую самоуверенность и начал, наконец-то, воспринимать ее как равную. И если в прошлые разы его эго брало над ним вверх, то теперь надо было сражаться более серьезно, ибо вряд ли мисс Роксфорд даст ему второй шанс.

Отредактировано James Adams (2014-02-01 13:02:09)

0

13

Ответ на вопрос, казалось, был весьма однозначен. Ведь как говорится, не мы такие – жизнь такая. Вот и судьбинушка самой Шарлотты возымела сильное воздействие на неё. Хотя сама девушка предпочитала верить в силу своего характера. Ну и гороскопы. Что не говори, а от природы не убежишь. И хоть ты будешь трижды Максимом Горьким по социотипу, а психологи будут пророчить тебе мужской психотип, то толика загадочной девичьей души все равно затешется в каждую барышню. А у каждой уважающей себя барышни есть какие-то до ужаса глупые и местами милые, а где-то и совсем дурные мысли, идеи и привычки. Вот и Шарлотта заимела таковую, начитавшись всякой ерунды и жутко возгордившись от принадлежности к гордому знаку, который был известен своей язвительностью, ну и страстностью, чего греха таить. Отдавая себе отчет, что Джеймс знает о том, когда надо раз в год преподносить дары богам, Роксфорд сочла его вопрос неуместным, а неуместные и глупые вопросы жутко раздражали девушку. Хотя, что не раздражало Шарлотту? Пожалуй, сейчас Шарлотту не раздражало то, с каким видом мистер Адамс ударил рукой по её клинку и направился снимать порванную жилетку. Тут буйная фантазия понеслась галопом. Ещё немного и в голове блондинки была готова вырисоваться картинка, где гадкий янки падает ниц поцеловать мыски туфель. Очаровательно и притягательно, чего уж там. Лютая мужененавистница могла гордиться собой. 
- Ждем-с, - с самодовольной ухмылочкой пролепетала Шарли. Ей снимать ничего не было надобности, поэтому она лишь поправила чуть съехавший вниз рукав и бретельку лифа с характерным звуком, с которым оттянутая резинка соприкасается с кожей. Благо старость не настолько съедала бедняжку Джеймса, и он управился со своей задачей меньше чем за пару минут, так что Шарлотта не успела даже заскучать. Встав наизготовку, британка резво двинулась вперед, дабы задать темп самой, начав проводить различно направленные атаки и оттеснять фотографа все дальше и дальше. Но, что не говори, а быстрые и юркие нападения требуют энергии и силы, так что уже давно не упражнявшаяся мисс Роксфорд не то чтобы запыхалась, но совершила ошибку, чуть притормозив полет своей рапиры с правой стороны, не сумев сделать шикарный выпад – зауженная юбка сделала свое дело. Мысленно Шарлотта уже посылала все в седьмое пекло, но с губ пока ещё проклятья сорваться не успели.

0

14

Джеймс, в свою очередь, считал, что характер человека нельзя объяснить "судьбой", "фатумом" или чем-нибудь подобным, по его скромному мнению, человек сам создает свой характер, самостоятельно что-то меняет в нем. Разумеется, какие-то изменения в жизни могут повлиять на поведение, а соответственно, и на характер, но все же мы сами творим свою судьбу.
Гороскопы, кстати, отдельная тема. Скептицизм Джеймса просто зашкаливал, когда про них упоминали. Он в них не просто верил, он готов был их вырезать из утренних газет, которые он брал, чтобы почитать за чашкой кофейка где-нибудь. Он просто не мог верить в то, что на судьбу человека, может как-то повлиять положение звезд при его рождении. В этом вопросе его никто не мог переубедить. Однако, в открытые споры он старался не вступать. Джеймс прекрасно помнил, как его жена, ныне покойная, отправила его на неделю спать на диван, после яростного спора насчет гороскопов.
Так, все, слишком заговорились, тут идет бой. Ах, эта девушка только радовала его - она буквально не могла разочаровать. Джеймс, после каждого удара, ловил себя на мысли, что не будет так стыдно проигрывать, ибо противник достойный. Но пока что он хотел еще побороться. Вообще, фехтование, как таковое, было довольно простым спортом. Быстрым, стремительным, но относительно простым. Главное в нем - это подловить противника на ошибке, хоть и мельчайшее. Лучший пример был секунд тридцать назад, когда Шарлотта чуть не выиграла его, подловив на элементарной осечке.
И вот, совершенно оттесненный, Ромео наблюдает, как мисс Роксфорд замедляется в своей атаке. Именно этот момент ему и нужен. С боевым кличем "В бой идут одни старики", Адамс блокирует атаку, перехватывая инициативу. После блока наносится быстрый удар по ее клинку, дабы оттолкнуть его в сторону. И затем ловкий удар у ее ног, делающий еще один разрез на ее юбке. Идеальная симметрия - все ради милых дам и их удобства.
-Продолжим? - слегка наклонив голову спросил Джеймс, скрещивая свою рапиру с рапирой Шарлоттой.

+1

15

Вот такая она прелестная дама только и делает, что дарит счастье и радость, если судить по так и не слетевшим с уст Джеймса словам. Американец прямо нарадоваться не мог на девушку, что конечно бы нещадно раздуло её и без того чрезмерное самолюбие. Этого у Шарлотты было не отнять так же, как и любви к астрологии, пожалуй. Но стоит отметить, что, хвала богам, некоторые свои мысли относительно невыносимой мисс Роксфорд уже не молодой янки не стремился озвучивать, ибо попади он не под настроение, то отхватил бы чем-нибудь тяжелым по голове, какие бы не были у них взаимовыгодные связи. И сейчас, внезапный прорыв Джеймса, казалось, постепенно начал подливать масла в неугасающий, можно сказать, вечный огонь раздора и ярости Шарлотты Роксфорд. Эта девушка не умела проигрывать. А именно это мелькало на горизонте. Неизвестно, как и каким образом, но Адамс вновь перехватил инициативу и ухватился за неё так, как утопающий за соломинку. Шарли даже не знала, на что начинать злиться: то ли на себя, что дала слабину и позволила какому-то мужику притеснить себя, то ли на Джеймса, что возомнил себя каким-то Зорро и включил альфа-самца. Сильный удар по её шпаге, она на мгновение теряет равновесие. Но Шарлотта резко развернулась, провернувшись вокруг оси и смачно топнув босой ножкой (ну как босой, тонкую чулочную продукцию ещё никто не отменял), и нанесла быстрый удар, со свистом разрезая воздух клинком справа от американца. Но тот блестяще блокировал удар, к превеликому сожалению Лотти, так что та гневно поджала губы и злобно сощурилась. Мстительная блондинка захотела было застать своего партнера врасплох, излишне резво сменив область нападения. Но такой маневр требовал много времени, и пока Шарлотта обводила своей рапирой понизу, Джеймс не стал терять время на блокирование грядущей атаки, а сам перешел в контрнаступление. Не ожидав подобных действий от нашего старичка, который должен был уже слегка подзапыхаться согласно брошюркам, которые пропагандируют жизнь без курения, единственное, что смогла сделать торговка антиквариатом, дабы не быть задетой, так это резко отскочить в сторону, не завершив своего маневра. Но нет предела человеческому коварству и вероломству – юбка обзавелась новым разрезом, а по вышеупомянутой колготно-чулочной продукции пошла стрелка. Светлые бровки поползли вверх почти до самых корней волос от подобной наглости. Шарлотта даже оторопела на мгновение-другое, не зная как реагировать на порчу личного имущества. Сделав выпад чуть «глубже», да простят меня за пошлое звучание, чуть шире раздвинув ноги, с видом настоящего ценителя девушка показушно скосив взгляд, дабы оценить масштабы трагедии и как будто оценивала данное нововведение, дабы в итоге изречь: «И, правда, так гораздо лучше!». Но за этой доброй теплой дружеской улыбочкой, уже сквозила злость и желание выдавить глазные яблоки этому янки собственными руками.
- Неплохо. Но явно будет стоить дороже, чем какая-то безвкусная жилеточка, - оставив без ответа вопрос Джеймса, произнесла Шарлотта, уже с силой напирая на клинок соперника своим.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-02-16 22:23:29)

0

16

Бой этой парочки был не столько техничным, сколько эмоциональным. Эмоции менялись на протяжении всего боя, вызывая разнообразные реакции. И эта моральная нагрузка была своеобразным кайфом для Адамса - это лучшее развлечение за последние пару месяцев. Ему было на самом деле весело - такое противостояние не могло оставить его равнодушным и не могло заставить просто сражаться. Ведь Джеймс мог победить, а затем и поставить ее на колени, заставляя выполнять свою часть сделки. Или же еще что-нибудь, не думая о пошлости.
Поскольку мистер Адамс уже включил режим "альфа самца", то надо было продолжать наступление и не дать девушке ударить первой. Во всяком случае, ей нельзя было давать фору хотя бы из-за того, что в ее глазах горела настоящая ярость - Ромео боялся быть проткнутым рапирой, которую сам и купил. В данный момент их шпаги были скрещены и тут было преимущество янки - физической силы у него больше. Приложив усилия, он ловко перевел шпаги так, чтобы они скрестились вверху - над их головами, затем слегка опуская. В такой позиции все контролировал он, ибо физической силу у него, повторюсь, больше. Разве что, девушка могла пойти на какой-нибудь бесчестный прием и ударить его ногой, но Ромео рассчитывал на ее порядочность.
— Весьма неплохо, - ухмыльнулся он, смотря прямо в глаза девушки - и ведь между их лицами было расстояние в пару сантиметров.
Ах, какой романтический момент - сердце поэта не смогло бы нарадоваться. Полутемная комната, освещаемая люстрой, вокруг никого - осталось лишь запустить музыку. Остается лишь ожидать страстного поцелуя, а затем и продолжения где-нибудь на стойке... Но нет, их отношения были диаметрально противоположными и до такого просто не могло дойти.
Осознавая, что в такой позе ему нечего ловить - Ромео отпустил руку Шарли, ловко отскакивая от нее. Кстати, такой проворности он сам от себя не ожидал, что не могло не радовать - старые кости еще на что-то годятся. Послав девушке воздушный поцелуй, Джеймс с игривой улыбкой наблюдал за ее последующими действиями. Да, возможно, фотограф игрался с огнем, возможно, все закончилось бы не так хорошо, как он себя напридумывал, но эстетическое удовольствие он получал. Но он почти добился того, чего хотел - мисс Роксфорд была зла, а значит могла потерять контроль над собой. А с разозленными намного проще вести бой - они чаще оступаются, ошибаются и делают все, чтобы нанести по тебе удар.

Отредактировано James Adams (2014-02-19 18:10:34)

+1

17

Шарлотта сначала не поняла, что происходит, осознав всю ситуацию лишь через пару мгновений, когда Джеймс уже заставил её вытянуть правую руку с рапирой вверх, вместе с тем одновременно крепко ухватив своей пятерней её левую, которую девушка машинально потянула вслед за дланью, державшей оружие, дабы выпутаться из сложившейся ситуации. И если гадкий янки находил во всем этом нечто смешное и даже романтичное, то единственное продолжение, которое могла гарантировать ему мисс Роксфорд лично от себя, так это смачный пинок/тычок. И если кому-то мог пригрезиться романтичный поцелуй с сопутствующими причмокиваниями, больше похожими на вытаскивание пробки из наполненной водой ванной, то Шарли быстро бы разочаровала данного субъекта, совершив вероломный укус в прыжке за этот длинный импортный нос. Будь мистер Адамс каким-нибудь чудо-экстрасенсом, то несомненно бы увидел потемневшую от вспышек ярости ауру, если такое вообще возможно. Хотя, честно говоря, не надо обладать сверхъестественными способностями или чем-то граничившим с ними (речь идет о непревзойденном таланте Шерлока Холмса), чтобы понять очевидное – мисс Роксфорд буквально задыхалась от кипевшей внутри и рвущейся наружу злости. Ух, как же разозлилась Шарлотта! Её гнев был почти осязаем и уже витал в воздухе, грозясь самолично расправиться с нарушителем спокойствия, протягивая свои щупальца в попытке задушить и пару раз стукнуть Джеймса о любую твердую поверхность. Но к великому сожалению самой блондинки, это были лишь нездоровые фантазии, которые нельзя было воплотить в жизнь. Сейчас возможно было угрожающе сопеть, раздувая ноздри и метая молнии из глаз, и орудовать клинком. От былого спокойствия и чувства собственного превосходства не осталось и следа. Ни то чтобы девушка перестала верить в себя, просто разум её затуманил гнев от наглости и прозорливости этого невыносимого янки. А в гневе, раздираемая этим сильным, отнюдь не самым приятным и положительным чувством, Шарлотта была страшна, как бык, участвующий в корриде. Идя почти что на пролом, барышня устремилась вперед, в попытке если не просто оттеснить, то в лучшем (для неё) случае проткнуть Джеймса, на которого посыпался град из стремительных ударов. Только в этот раз Шарли не стала размениваться на хитрые и затратные по времени маневры, ограничиваясь напором, энергией и скоростью прямых ударов, которые наносились скорее инстинктивно нежели с каким-то глубоким подтекстом вроде стремления измотать противника или обескуражить и выбить из колеи.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-02-21 21:11:00)

+1

18

Тьма сгущалась. Джеймс ощущал это всем своим нутром. Он чувствовал, как все вокруг темнеет, чувствовал, как свет тускнеет - Шарлотта злилась. Темная аура застилала буквально все - возможно, черные грозовые тучи уже закрывали небо Лондона. Эту ауру уже можно было ножом резать, настолько она была плотной и сильной. Мистер Адамс начинался опасаться за состояние своей прекрасной шкурки - настолько была опасна эта девушка в гневе.
Несмотря на все мысли, на лице Джемса присутствовала довольно самодовольная улыбка. Магазинчик Шарли превратился в испанскую арену, милая Шарлотта в быка, а Джеймс, соответственно, в матадора. И вся проблема была в том, что и матадору, и быку, вручили по рапире. И если посчитать их шансы, то у быка шансов-то по-больше, смекаете?...
Мисс Роксфорд не стала заморачиваться с какими-то сложными финтами, с какими-то сложными действиями, она просто начала брать его напором, этой энергией, рвущейся изнутри. Град молниеносных ударов готов был посыпаться на него и, если бы он пропустил хоть удар, то Шарлотта бы просто изрешетила его, а затем пропустила через него вермишель. Ловко парируя атаки, Адамс ждал момент истины. Это короткая заминка после града ударов - банальная усталость любого организма. А у Ромео он был более выносливым, мышцы более натренированные - он мог больше защищаться, терпеливо ожидая момента.
Дождавшись короткой паузы, он с силой ударил по ее рапире, отводя ее в сторону, нанося быстрый удар. Разумеется, резать ее тело он не хотел, поэтому послышался лишь характерный звук разрезаемой ткани. Ловко, - сказал Ромео самому себе, любуясь своей идеальной работой. Честно говоря, ему повезло, что тело девушки не было задето, а был порезан лишь рукав ее рубашки.  Однако, на лице Шарли появлялись еще более выразительные эмоции, означающие, что надо бы сваливать отсюда.
-Зато красиво, - произнес Джеймс, предварительно отскочив от нее. Пожав плечами, он слегка повернул голову.
Да уж, фурия в аду была не так страшна, как эта миледи. Опасность была даже в том, что если он победит, то бедного фотографа могут стукнуть чем-нибудь тяжелым, а тело выкинуть в Темзу. Правда, игра стоила свеч.

+1

19

Самодовольная улыбка не всегда хорошо. Это должен был понять сейчас Джеймс, если хотел унести ноги подобру-поздорову. Мужчина не раз становился свидетелем того, как Шарлотта, движимая своим всеобъемлющим гневом сносит все на своем пути, плюя на физику и собственное хрупкое телосложение, словно бы обретя невиданную силу. Действительно, сильные и глубокие чувства могут придавать мощи в буквальном смысле. И лишний раз метать копье в разъяренного дракона было глупой затеей, ведь оружие отскочит от твердейшей чешуи с тем же свистом, как ваша оторванная голова оторвется от туловища и полетит по своим делам. Но, видимо, была такая неисправимая черта у американцев, что дарила им уверенности в собственных силах и подстегивала к излишнему самодовольству и щегольству. И это бесило ещё больше. Шарлотта, начни девушка копаться в своих чувствах именно в настоящем времени в не слишком подходящих для самокопаний обстоятельствах, не поняла бы, что раздражает и выводит её из себя больше: наглость, вредность, хамство, само мужское естество, самодовольная улыбка или красноречивые намеки на то, что Роксфорд не судьба выиграть. Последнее, как, впрочем, и все остальное кроме самодовольной улыбки, явно было выдумано или просто додумано самой блондинкой, которую сложно было переубедить в собственных верованиях. Сейчас Шарлотта видела в мистере Адамсе смертельного врага, которого надо пустить на фарш, а не хорошего знакомого, который предложил размять кости и просто весело провести время. Для азартной и не умеющей проигрывать златовласки вся эта затея не казалась простым весельем с самого начала. Так что каждый пропущенный удар был воспринят близко к сердцу как личная обида и плевок в лицо. А вас разве не раздражают люди, которые плюют вам в лицо?
Последующие действия нельзя было назвать даже плевком. У Роксфорд осталось впечатление, будто её смачно опустили в ведро с помоями лицом. Естественно, девушка ужасно драматизировала и гиперболизировала относительно всего того, что сейчас происходило. Ведь глупо дуться на порванную юбку и рубашку, когда ты сама несколькими минутами ранее своим клинком вспорола чужую жилетку, а до этого нещадно теснила своего соперника. Но пути Шарлотты неисповедимы, как и то, куда могут завести её неясная, темная тропа, по которой златовласка вступала в порывах гнева. А пока остается лишь поразиться наглости янки, который пожелал изменить дизайне не только женской юбки, но и белоснежной рубашки. Касание холодного металла ни разу не остудило пыл барышни, казалось даже, что от лезвия сейчас пойдет пар и оно растечется быстро застывающей лужицей по полу. На картинное раздевание в стиле Джеймса ни времени, ни желания у Шарлотты не было, так что лицезреть даму без верхней одежды шанса не представилось, что ещё неизвестно насколько хорошо это или плохо.
Скосив взгляд к своей руке и порванному рукаву и оскалившись, мисс Роксфорд взбесилась не на шутку.
- Я тебе сердце вырву! – Грозная как сам Зевс с распустившимися светлыми локонами, что фривольно ниспадали ей на плечи, громогласно пообещала англичанка своему оппоненту, после чего резво подалась вперед и сделала молниеносный выпад, не парируй который Джеймс оказался бы насажен как кусок шашлыка на шампур.

+1

20

Мы играем до конца, черт возьми. И нету никакой чести, если сейчас отступить. Он не будет представителем самой гордой, хоть и совершенно неприятной, нации, если отступит без боя. Если сейчас, после всех насмешек, преклонит колено перед этой девушкой, пытаясь признать поражение. Уж лучше он будет сражаться до конца, надеясь на славный исход битвы без смерти самого янки. Джеймс всячески издевался над своим оппонентом - это у него хорошо получалось. Эта холенная американская внешность, фирменные улыбки, горящие глаза - у его нации это хорошо получалось. Правда, на словах любой известный писатель и граф, а на деле... Но не суть.
Шарлотта была в ярости. Гнев буквально захлестнул ее и Джей теперь сомневался, осознает ли, что перед ней стоит ее старый друг, а не будущая нарезка из мяса? Сомнения были не беспочвенными, ибо порезанная рубашка хорошо подействовала на Шарли - глаза ее буквально горели праведным гневом. Появись сейчас дьявол и предложи ей смерть Джеймса в обмен на душу - вряд ли бы она не согласилась на это заманчивое предложение. Боясь сгореть от волн гнева, кои она источала, Джеймс принял боевую стойку, ожидая яростной атаки. И, возможно, последней атаки в своей жизни, ибо гнев, ярость и ненависть давали ей намного большее преимущество, чем самодовольная улыбка мистеру Адамсу.
Мисс Роксфорд не подводит его и нападает. О да, сколько в этих движениях эмоций. Сколько в них чувств, сколько ненависти. Янки оказался в очень опасной ситуации - его тельце могли насадить на лезвие, будто канапе на шпажку. Однако, мозг сейчас идеально работал вместе с телом, что позволило ему сделать короткий шаг в сторону, поворачиваясь к ней спиной, парируя удар, а так же слегка ударяя ее плечом. Последнее было чисто для того, чтобы убавить ее скорость и дабы она просто не снесла его. В этом положении у нее просто не было шанса задеть его рапирой. Ровно как и у него не было шанса ее контратаковать, не отойдя от нее.
— Мисс Роксфорд, на мое сердце у меня есть планы. И, увы, оно не для вас, - пользуясь заминкой произнес Джей, затем отскакивая от девушки.
Даже интересно, откуда в этом "пенсионере", как выразилась мисс Роксфорд, столько подвижности. Он сам удивлялся, если быть честным. Возможно, утром его будет ожидать неприятный сюрприз в виде больных мышц, но зато он размялся, что было основной целью. Ведь работа в спортзале - это совершенно не то. Бесчувственные тренажеры буквально наводили тоску, ведь уж лучше полежать с какой-нибудь интересной книжкой, нежели бегать на дорожке. И уж лучше отдохнуть в баре, чем тягать гири и гантели. Но, увы, если не хочешь стать округлым шариком - приходиться заниматься собой. И да, слова Шарли его крайне задели! Ведь у этого старичка было совершенно очень даже неплохое тело... Но это уже эмоции.
В этот раз, парируя удар, он решил не давать ей инициативу вновь. Пора самому атаковать, дабы выйти все же победителем. Или хотя бы попробовать это сделать. В этот раз он нанес удар в сторону ее ноги, даже не надеясь, что удар пройдет - Шарлотта, пусть и была в ярости, была еще адекватна и могла отбивать элементарные удары. И вот тут он, наверное, совершил большую ошибку, слегка ослабив хватку. И его оружие грозило улететь из рук, что принесло бы ему лишь поражение...

Отредактировано James Adams (2014-03-07 16:04:20)

+2

21

Шарлотта и подумать не могла о том, что Джеймс возьмет и так просто без каких-либо видимых усилий увернется от её удара. Снедаемая яростью и гневом мисс Роксфорд в буквальном смысле жаждала крови и насаженной на собственную рапиру голову самодовольного янки. Но даже тут была маленькая оговорка – не смотря на всю свою кровожадность, Шарли ещё ни разу не преступала черту по велению своих необузданных чувств, что так часто брали вверх. Единственный раз, когда она запятнала себя столь низким поступком, был совершен с холодным расчетом и из исключительной необходимости, ведь не убей блондинка своего благоверного, тот устроил бы ей сладкую жизнь и возможно обеспечил бы пособием для инвалидов, если не собственноручно закапал бы на заднем дворе дома своей матушки в качестве отличного удобрения для маргариток. Поэтому в данный момент за свою жизнь Джеймс мог бы и не опасаться, а вот личико ему могут знатно подпортить. Что и захотелось сделать Шарлотте, когда мужчина повернулся к ней спиной и едва пихнул в бок. Несущаяся напролом, словно краснобокий Хогвартс-экспресс навстречу Хогсмиду, Лотти была остановлена самим янки, возжелавшим попробовать себя в роли кирпичной стены на пути супермена. Столкновение было нисколько не приятным, ибо природа не одарила златовласку знатной системой буферизации, и уж точно без претензий на пикантные сцены в качестве продолжения всего этого действа. Почувствовав тупую боль (особенно четко в районе груди, что располагался чуть ниже ключиц, не доходя до самого мягкого), дама неловко повисла на мистере Адамсе, не слишком быстро осознавая тот факт, что её не слишком на этот раз хитроумный маневр вновь с такой легкостью блокировали. Девушке вновь почудилась совсем не дружеская насмешка в каждом жесте, в каждом телодвижении и даже вздохе американца. И это ранило чувствительную особу все глубже и глубже, так что Шарлотта, что пребывала в момент грубого соприкосновения с тушкой янки в некоторой растерянности, уже не знала в какую степь ей податься: то ли рыдать от обиды, то ли бросить игры с этими старинными зубочистками и разобраться с негодяем по-мужски, надавав тому чем-нибудь тяжелым по голове, и это желание было достаточно явственно выражено в утробном, почти зверином рыке. Поймав момент, а вернее сказать самого Джеймса, Шарли грубо и безобразно вцепилась в мужское плечо, грозясь оставить глубокие царапины, от которых не могла спасти даже темная рубашка. После можно было бы давить на болевые точки вдовца, пуская низкие шуточки-вопросы о том, а не будет ли жена интересоваться тем, откуда у её мужа такие отметины, а потом делать скорбный вид и показушно скорбно вздыхать, якобы только сейчас припомнив о том, что благоверная Джеймса была убита. В этом была вся мисс Роксфорд, которую со слов простых смертных нельзя было игнорировать: либо ты её любишь и боготворишь, мирясь с её несносным характером, либо тихо ненавидишь, проклиная день вашего с ней знакомства. И раз мистер Адамс не грешил последним, то остается лишь один вариант, при котором к подобным гадким излияниям американец уже привык. По крайней мере, должен был, списывая все на то, что барышня даже гадит своему окружению «любя и чисто по-дружески». Но мы отвлеклись с вами, господа, а между тем на сцене действо становится все более захватывающим.
Шарлотта уже не разменивалась искусными приемами, сделав ставку на грубую женскую силу. Барышня с удвоенной энергией парировала удар Джеймса, прикладывая к этому столько силы, словно это была атака. Лотти уже морально готовилась к тому, чтобы перехватить инициативу в свои руки (или даже проиграть). И когда на удивление быстро был предоставлен волею судеб такой шанс, Роксфорд отправила рапиру соперника в затяжной полет по помещению. Казалось бы, стоило радоваться тому, что девушка вот уже второй раз в буквальном смысле приперла своего оппонента к стенке. Но все ещё обуреваемая сильными негативными эмоциями дама не была в состоянии сделать что-либо, что выходило за рамки понятия «крушить-ломать», так что услаждать слух американца саркастичными шуточками или взор пафосными усмешками никто не собирался, хотя это было бы как никогда к месту согласно закону жанра. Так, ломая стереотипы, Шарлотта молча, эротично тяжело дыша стояла напротив Джеймса, будучи на боевой изготовке с выставленным вперед клинком, что как бы намекало на то, что янки было бы неплохо догадаться пасть на колени и признать поражение.

+1

22

Ты чертов идиот, Джеймс! Все сознание бунтовало, мозг работал на полную катушку.  В душе загорался огонь ненависти и ярости - к самому себе. Мистер Адамс был готов сжечь самого себя, или наткнуться на рапиру девушки - он не хотел проигрывать из-за элементарной секундной слабости. Гордость и самолюбие буквально порезали ножом. Ромео оказался в безвыходном положении, во всяком случае, ему так казалось. Черт возьми, каким неудачником он себя сейчас чувствовал.
— Вау, - выдохнул Джей, проводя языком по засохшим губам.
Сейчас надо было срочно что-то придумать, иначе придется падать на колени и целовать неплохие ножки этой мадам. Глаза осматривали все вокруг, истерично ища спасение. Да, можно было схватить клинок голыми руками, показывая, какой ты "мужик", но это как-то неправильно. Резать себя Джеймс совершенно не хотел, особенно после того, как на глаза попалась книга, лежащая на стойке. Неплохая такая книженция, страниц триста- триста пятьдесят. Дотянутся - как два пальца об асфальт. Однако, что с ней делать, вопрос второй. Самым рациональным решением было по-крепче схватить книжку и, используя грубую мужскую силу, ударить ею по милому личику мисс Роскфорд. В конце концов, часы в спортзале не прошли даром и Шарли отправилась бы в нокдаун минимум минут на десять. И за это время Джеймс мог бы делать с ней абсолютно все, что только пожелает душонка бывшего наркомана. Или успел заварить себе чаек.
Однако, мозг работал в другом направлении. Оглядевшись, он увидел, что рапира улетела относительно недалеко - пара шагов и она могла оказаться у него в руках. Джейми, вперед, у тебя один шанс... - сказал он самому себе, выдыхая.
— Что же... Это будет непросто, - сказал он, выдыхая.
После выдоха он сразу же схватил книгу со стойки, затем с силой ударил по рапире, отталкивая ее в сторону. Книга, за ненадобностью, отправилась в сторону. Разминая свои косточки, мистер Адамс сделал заветные шаги, хватая рапиру в руки. Отлично, оружие снова у него, оставалось им воспользоваться. Именно поэтому, совершая еще два шага, мужчина приставил рапиру к ее горлу. Итог - за пару секунд Ромео сделал больше действий, чем получалось раньше. Причем почти одновременно. Маленький Цезарь внутри него ликовал.
— Немного нечестно.  - Пожал плечами Джеймс, смотря в ее глаза.
А вот теперь он мог ощутить укол совести. Его гордость довела до того, что он перешел на использование другого "оружия", что не было оговорено в правилах. Однако, мисс Роксфорд могла ответить его тем же и тогда Джеймс ощутил бы боль. Ох, сердечко буквально чувствовало, что сейчас что-то случиться.

+1

23

Расслабленность и спокойствие постепенно начали вытеснять из души Шарлотты ярость и гнев, а сладкое томительное ожидание того, как янки признает себя побежденным, придающее ощущение праздной лености, что начала растекаться по напряженному женскому телу. Исход битвы, казалось бы, был предрешен. Вот англичанка загнала Джеймса в угол, вот она его разоружила, вот резко вытянулась по струнке, когда мистер Адамс изволил всего лишь открыть рот и провести языком по пересохшим губам, не замышляя вроде бы ничего дурного, по крайней мере, не делая резких движений. Шарлотта была готова полностью ослабить бдительность и выпустить контроль из своих цепких ручек, как в тот же миг бессовестный янки схватит тяжелый и непомерно дорогой фолиант и использовал его не по назначению. Такого подлого приема от Джеймса мисс Роксфорд абсолютно не ожидала. По крайней мере, до тех пор, пока сама дама не проявит себя с подобной стороны. Эффект данным выпадом был произведен примерно такой же, как если бы недофотограф ударил Лотти этой книженцией по голове, как и задумывал. Образ правильного и честного джентльмена развеялся так же быстро, как Филипп Гаос исчезает из постели очередной спутницы на ночь. Абсолютно обескураженную Шарлотту потянуло вправо, вслед за рапирой, которая от весьма энергичного удара чрезмерно настойчиво решила покинуть длань своей хозяйки, совершив путешествие до паркета как её «сестра» минутою ранее. Пухлые губы, на которых ближе к вечеру уже едва просматривались остатки алой помады, из поджатого состояния переходили в образ идеальной буквы «О», пока сама барышня пыталась вернуть контроль над ситуацией ввиду потери равновесия. И к тому моменту, как мысленно уже был выставлен счет мистеру Адамсу за испорченную книгу, одежду, погоду, настроение и просто вечер и как Роксфорд повернулась к своему оппоненту, тот уже приставил клинок к её горлу.
- Только не говори, что ты до кучи ещё и гей. Я в конец в тебе разочаруюсь, - злобно прошипела Шарлотта, гневно взирая на Джеймса. Винить его было глупо, ведь правил в этом бою не было, но все же как-то было это неприятно. Неприятно для такой нечестной дамы осознать то, что ты вроде как в кой-то веки играешь по-честному, а тебя обставляют грязными приемчиками, дабы не дать успешно финишировать. Ну что ж, теперь негласный мораторий был снят самим Адамсом, которому оставалось винить себя в том, что могло произойти далее. Ведь теперь, Лотти искренне верила, что руки у неё не связаны никакими рамками приличия и прочей ерундой, так что в ход блондинка ради победы, которую достать было теперь делом принципа, пустит все.
- Вот оно ваше мерзкое американское естество, - презрительно продолжила Роксфорд, после чего картинно морща нос, словно в комнате вот уже неделю лежит чье-то невинно убиенное тело, швырнула рапиру на пол. Однако это не было признанием поражения. Это был лишь стратегический маневр. Секунда, другая, кажется, брюнет поверил во все это. Девушка внезапно приседает и делает подсечку, заставляя одного хваленого спортсмена упасть на спину. А затем резво встает и, сделав шаг вперед, с силой водружает свою ножку на правую кисть янки в попытке, заставить мужчину выпустить клинок из своей руки.
- Тц. Вы меня сегодня сразили, мистер Адамс… К вашему сожалению, не в буквальном смысле.

0

24

Какие же женщины коварные существа. Черт возьми, почему Джеймс постоянно велся на их обаятельность? Мужчина любил их всем сердце, не чаял в них души, а они могли предавать. Они могли сделать на самом деле больно, они могли задеть даже суровое мужское сердце. Шарлотта была такой девушкой. Она всегда удивляла Джеймса - с момента знакомства. В ней было что-то особенное, возможно, слишком много яда. Сколько раз она задевала его самолюбие, сколько раз отравляла своим ядом его "нежное" сердце. На самом деле, это гипербола, ибо к ее подколам он часто относился спокойно. Да, его немного задевало, но знаменитая американская улыбка все решала. В конце концов, это один из лучших способов абстрагироваться от реальности и успокоить чувство обиды.
Эта дама обладала потрясающим умением - она никогда не могла его разочаровать. Сколько времени Джеймс ее знал - она ни разу не подвела его, не упала в его глазах. И даже сейчас, когда он приставил клинок к ее горлу, Шарлотта не потеряла гордости. Остроумная шутка, после которой она отпустила рапиру. Что же, тут он даже подумал, что девушка решила сдаться... Но ловкая подсечка, свободный полет и нога на его руке привели его в чувства. Какой же ты идиот, Джеймс, - говорило сознание. Мозг готов был капитулировать, гордость вешалась, а самолюбие пилило вены болгаркой.
— Мое сердце покорено, мисс Роксфорд. Ваша победа, - мужчина прикрыл глаза, опуская голову на пол.
Ну почему он такой сердобольный. Почему он поверил в то, что девушка признала поражение?! Это же Шарлотта, мать ее, Роксфорд. Какая же глупость это доверие. Ромео должен был запереть сердце для этих эмоций, но он не смог. Он проиграл психологическую битву. И не зря гордость сейчас задыхалась, а самолюбие заливалось кровью - Джеймс был побежден. И он готов был избрать удар в сердце, нежели унижения, которые грозили ему. А вы что думали - Шарли не успокоиться просто так. И мистер Адамс был уверен в этом как никогда.
— Что же, проценты за товар мне теперь не полагаются. Грустно, Шарли. Ты унизила меня физически, морально, да еще и оставила без денег. Тебе остается добить меня. - После этих слов Джеймс ухмыльнулся, открывая один глаз.
Нет, даже сейчас он пытался не потерять уважение к самому себе. И Джей был уверен, что даже если она будет его пытать - он не сдастся ей. Он слишком горд. И дело тут не в нации, дело в моральных принципах. Однако, ему жутко хотелось покурить и что-нибудь выпить. А так, в принципе, неплохая разминка.

0

25

Кому-кому, а вот уж Джеймса Адамсу, который только что продемонстрировал свое умение швыряться не только деньгами, но и тяжелыми книгами, не стоило рассуждать о коварстве. Если хрупким дамам оно было простительно хотя бы потому, что те не обладали грубой физической силой и полнотой власти, то вот уж мужчине было позорно прибегать к подобным приемчикам. Так рассуждала сама Шарлотта, которая вместе с тем также свято веровала в то, что все самцы низкие и подлые засранцы, которых стоит публично сжигать на кострах на центральных площадях за их вероломное отношение к девушкам. И будучи распластавшимся телом по полу, Джеймс должен был радоваться тому, что его мысли остаются в недосягаемости от мисс Роксфорд, знаменитой своими взглядами и сексистскими настроениями.
- Минуту назад ты заявлял о том, что оно не мое, - не без самодовольства произнесла Шарлотта. Теперь она могла полноправно расслабиться. Мистер Адамс признал свое поражение, а дальше пусть хоть потоп. Пусть валит её на пол вслед за собой, пусть кричит и швырнет в неё чем-нибудь ещё, но факт оставался фактом – Лотти выиграла, а пенсионер остался с носом.
Удовлетворенно хмыкнув и не скрывая злорадную улыбку, Шарли убрала стопу с руки мужчины, но над душой у него висеть не переставала. В конце концов, теперь уж гадкий янки ответит за все свои мерзкие слова и поступки! И плевать на то, что сама Шарлотта ведет себя хуже какого-нибудь падонка, девичье эгоистичное нутро не могло простить подобного отношения к себе. Поэтому после своих слов блондинка не преминула перейти от мыслей к делу, и в тот же миг гадкий янки (теперь Джеймса будут называть так и только так до скончания веков, покуда американец не совершит самоубийство под давлением своей совести и соплеменников-джентльменов) получил ощутимый пинок под ребра. Ни переломы, ни синяки не грозили Адамсу, но ощущение все равно должно было быть не самым приятным.
- Свет мой зеркальце скажи, да всю правду доложи, я ль на свете всех сильнее, всех красивей и умнее? – Приторно сладким тоном почти пропела Шарлотта, как истинный беспринципный победитель переместив свою изящную ножку, облаченную в порванный, кстати говоря, гадким янки чулок, на голову проигравшего куда-то в район виска и скул, заставляя тем самым Джеймса соприкоснуться щекой с паркетом (предвосхищая все «фуфуфу» от моралистов и эстетов как бы между прочим заметим, что дама была в свежей одежде и прочих предметах женского гардероба). А затем с нескрываемым удовольствием и сарказмом продолжила, резко меняя тон:
- Давай, признавай свое поражение официально. Скажи, что ты слабак, который продул бабе. Скажи, что американцы со своей демократией только что в твоем лице слили Великой Британской Империи и Её Величеству.

+1

26

А Джеймс и не собирался больше сопротивляться. Мозг все же старался смириться с проблемой и оставалось сложное испытание - испытание его гордости. Мисс Роксфорд была коварной женщиной и, как он уже говорил, сейчас должны были начаться истинные муки. И только суровый, секситский и жестокий мозг Шарлотты мог ответить на вопрос, каким же будет наказание. Телу Джеймса лишь оставалось лежать на полу, ожидая кары за свое самодовольствие и  наглость.
Удар под ребра оказался лишь началом, своеобразным аперитивом. Он искренне сомневался, что эта мадам будет мучить его физически - ведь моральная боль намного сильнее. И вот когда прекрасная ножка Шарли прижала его лицо к полу, он лишь фыркнул. Сейчас его ждал целый сеанс унижения -  буквально поездка в тоннель издевательств. И неужели все это время ему придется слушать этот сладкий, приторный голосочек? Вот это настоящая мука...
— Американская демократия сейчас находится примерно в такой же заднице, как и, простите, самое Ее Величество. Зеркальце докладывает, что все три пункта можно поставить под сомнение, - теперь даже он готов был выплескивать свой яд, ибо во время боя он не старался это делать.
Оставалось лишь подумать, что будет делать Шарлотта, услышав такой ответ? Его начнут избивать ногами, пытаться проткнуть рапирой, или же попробуют вывернуть шею? Во всяком случае, все из такой оперы. Шарлотта всегда добивалась своего, поэтому их ждало веселое времяпрепровождение. Насколько мистеру Адамсу будет больно - другой вопрос. Но черта с два он сдастся без этих испытаний, которые в прямом смысле упали на его голову.
Кстати, если говорить о пикантности позы, а так же о моралистах и эстетах, то Ромео прибывал в странном состоянии. Его ждала столько неприятная пытка в столь приятной и интересной позе. Увы, Джеймс банально не мог увидеть что-нибудь, ибо нога Шарлотты очень неудачно прижимала его к полу. Наверное, какой-нибудь фетишист сейчас бился бы в экстазе.. А какой-нибудь любитель доминирующих женщин сейчас просто визжал бы от радости. Мисс Роксфорд могла бы зарабатывать этим...
— Ну что же, что дальше в программе?...
Довольно логичный вопрос. Как бы это было не грустно, но ночь обещала быть до ужаса долгой и малоприятной.
_____________________________________________
Окончание флешбека.

Отредактировано James Adams (2014-03-11 19:58:47)

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Riposte