« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Отпустить не значит забыть


Отпустить не значит забыть

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и место: 23 апреля 2007 г., приезд Ирен в Лондон, дом в Белгравии.
Участники: Годфри Нортон, Ирен Адлер.
Краткое описание: встреча бывших супругов в Лондоне.

0

2

Гостиная дома в Белгравии утопала в цветах. За пышными букетами в вазах и корзинах, занимавшими все горизонтальные поверхности почти не различимы шпалеры – белое с золотом, и немногочисленная мебель. Минимализм и роскошь: звенящая дороговизна и шик – отражение безупречного вкуса хозяйки. Ирен нашла талантливого дизайнера, интересно, во сколько ему, или ей, обошлась честь обустроить лондонский особняк доминантки.
В кресле, отгородившись от буйства красок газетой, сидел мужчина, и, казалось, был полностью поглощен чтением.
Джефф никогда не переставал интересоваться судьбой бывшей супруги – таких как она лучше не выпускать из поля зрения – и, все же, не ожидал столь скорой встречи. Полтора года назад они подписали документы о разводе, и вот их пути пересекаются вновь. Невозможно жить в одном городе и игнорировать все то, что когда-то их связывало. Потому-то мистер Нортон и решил нанести визит вежливости.
Он опустошил три ближайшие цветочные магазина, так что теперь просторная комната казалась такой же тесной, как крошечная гримерная в «Ла Скала» два года назад. Впрочем, едва ли Ирен помнит, какие букеты тогда наполняли воздух головокружительным ароматом.
По тихой улице фешенебельного района проехал автомобиль и остановился у крыльца. Хлопнула дверца, затем входная дверь. В холле послышался стук каблуков – звук, пробуждающий самые приятные воспоминания. Он приближался, пока на пороге не появилась изящная фигурка в платье, чья цена еще более неприлична, чем профессия женщины, на которой оно надето.
– Как долетела, дорогая? – Поинтересовался мужчина, откладывая газету, и встал на встречу вошедшей.

+1

3

Перелет был коротким. В другое время Ирен не успела бы даже соскучиться, но нетерпение и даже какой-то азарт давали о себе знать. В этом городе начнется новая эпоха ее жизни. В Милане стало скучно, и она достаточно подготовилась к созданию нового образа. Настала пора явить себя мрачному Лондону.
Впрочем, в этот раз город решил показать себя с хорошей стороны - ясная солнечная погода была здесь редкостью, но именно так он встретил райскую птичку из Италии. Ирен долго готовилась, остались последние штрихи - и можно будет получать достойное вознаграждение.
Три ступеньки крыльца она видела еще когда прилетала, чтобы посмотреть особняк. Фасад менять не стали, а вот внутри все изменилось кардинально. Викторианский стиль предыдущих владельцев канул в небытие, уступая место современному минимализму. Во всяком случае, так было на фотографиях в отчетах дизайнеров, и Ирен очень рассчитывала увидеть своими глазами то же самое.
Но просчиталась. Такого она точно не ожидала. Аромат цветов окутал ее, вызывая легчайшее приятное головокружение. Она не давала такого распоряжения, но раздумывать долго над этим не пришлось.
- Замечательно, спасибо. Не такие уж тут густые туманы, как ты рассказывал.
Ирен вежливой фразой потянула время, чтобы осознать, что не она сделала первый ход в этой игре. Конечно, она собиралась увидеться с бывшим мужем, но это должно было произойти по ее инициативе. Он снова оказался на шаг впереди.
- Я рада тебя видеть.
Женщина подошла ближе, бесцеременно нарушила личное пространство бывшего адвоката, провела кончиками пальцев по щеке гостя и улыбнулась, глядя в глаза. А после отвела взгляд от бывшего мужа и осмотрелась.
- Нравится?
И речь шла вовсе не об обстановке...

+1

4

– Туманы? Они отступили перед твоим великолепием. – Она права, сегодня такой же солнечный день, из каких состояли их общие миланские воспоминания.
Яркие, словно двое влюбленных расстались только вчера.

Был миг, когда ему хотелось в это поверить. Ирен ничуть не изменилась: полтора года не оставили отпечатка, ни на лице, ни на фигуре. И все же, перед ним стояла совершенно другая женщина – что-то неуловимое в глазах, в жестах, в оттенках голоса. Она стала старше, стала собой.

Сколько искренности в ее дразнящей ласке? Неужели он разучился читать в ее душе, словно в раскрытой книге, угадывать потаенные желания с одного взгляда?
– Я скучал по тебе. – Руки помнили каждый изгиб ее совершенного тела. Кажется, каблуки ее туфель стали еще на дюйм выше…
Джефф отступил на шаг, принимая приглашение оценить произведение коварного гения. Даже лучше, чем он себе представлял – она превзошла его самые смелые ожидания.
– Великолепно.

И вновь сократил расстояние – не он сегодня начал эту игру, но эта игра всегда была ему по душе.
– Новые духи, – отметил одобрительно. Аромат соответствовал выбранному образу и удивительно подходил Ирен. – Ты позволишь?
Наклонился и нежно коснулся губ поцелуем – не настойчивым, но нежным.

+1

5

Ирен позволила.

Не собиралась. Не планировала. Не сейчас.
Не удержалась.
Ей вдруг отчаянно захотелось попробовать на вкус этого безнадежно красивого, безупречного мужчину. Почти незнакомца, каким он стал за каких-то полтора года - бесконечность, за которую она успела позабыть, что в какой-то другой своей жизни была замужем. Ей некогда было хвататься за прошлое - она творила новый образ. Прорабатывала каждую деталь, оттачивала, совершенствовала. Эта игра захватила ее полностью.
Ей больше не снились сны.

Но нежность поцелуя напомнила, что полтора года - слишком короткий срок, чтобы все забыть. А это было совершенно не в ее интересах. Уж слишком много сил было вложено, чтобы сейчас поддаваться сантиментам.
Оторвавшись от губ человека, который когда-то разбил ее сердце, Ирен почувствовала жгучее желание или ударить, или поцеловать еще раз. Глупый всплеск эмоций был подавлен в зародыше. Не здесь, не теперь.

Джефф сыпал комплиментами. Как всегда. Он умел и любил это делать.
Детали, которые Ирен затолкала в самые темные и затерянные уголки памяти, чтобы не мешали, не отвлекали. Сейчас они всплывали, мешая сосредоточиться на главном.
Не так она представляла себе свой приезд в Лондон. Начало новой эпохи неожиданно обернулось экскурсией в прошлое.
Что ж, и из этого можно было попробовать извлечь пользу.

- Ты изменился.
Никто не мог обвинить Ирен во лжи. Что-то неуловимо поменялось - Джефф и сам мог не догадываться, что именно. Взгляд стал чуть жестче. А может, она просто запомнила его другим.

- Помнишь, ты обещал мне свидание?
Ирен просила помощи. Ей нужно было выйти в свет в первый раз. Ей нужно было, чтобы ее заметили.
Оставались последние штрихи.

+1

6

– Мы изменились, – согласился Джефф, проводя кончиками пальцев по щеке женщины, когда-то принадлежавшей ему безраздельно.
Он добровольно отказался от нее, намеренно причинил боль для того, чтобы нынешняя встреча стала возможной.

Полтора года назад в Милане мисс Адлер была не только его женой, она была его ученицей, его прекрасным творением. Не переоценивал свои заслуги – изначально работал с совершенным материалом. И все же отношение: чуть более покровительственное, чуть более собственническое, чем должно было бы быть, мешало их союзу.

Вот какие изменения заметила Ирен. Восемнадцать месяцев жизненного опыта играли роль, но далеко не основную. Главное, что не осталось прежним – его, Джеффа, отношение к бывшей супруге.
Девочка, блиставшая на сцене «Ла Скала», и лишь пробовавшая свои силы в интригах чуть более серьезных, чем театральные, превратилась в женщину, которую сейчас видел перед собой.

Которую не спешил выпускать из объятий – не стал бы удерживать силой – наслаждался каждым моментом близости, каждым взглядом, жестом.
Они дополняли друг друга, словно две половинки единого целого, и разлука не смогла этого изменить. Сейчас Нортону больше всего хотелось подхватить Ирен на руки и оценить дизайнерское решение других комнат дома, в частности, спальни.
Еще больше ему хотелось услышать приглашение.

– Ты много просишь, – по интонациям было понятно, что не собирался отказывать.

+1

7

- И много получаю.
Разве не этого ты хотел, когда разбивал вдребезги мысли, привычки, клятвы, сердце? Ирен прикусила губу - последний неосознанный жест, от которого нужно избавиться.

Эта Женщина простила бывшего возлюбленного только разумом. Игра пленяла и обещала головокружительные результаты. Ирен понимала, что ничего этого не было бы, если...
Но она не простила ему свои слезы, свои сомнения и пронзительную боль.
В конце концов, ей было не до услуг психологов. К тому же, те могли получить во время сеансов очень много информации, компрометирующей не последних влиятельных людей Милана.

- Я хочу...
Джефф был и, как выяснилось сейчас, оставался единственным мужчиной, в объятиях которого Ирен могла сбиться с мысли. Пусть на мгновение. Какое позабытое чувство.
- ...на светский прием. Посмотреть на здешнее общество. Раздобудешь мне приглашение?

Ей был нужен скандал. Самый простой привлечь внимание претенциозных снобов. Это выявит потенциальных клиентов и заставит их искать встречи. Конечно же, тайно. Но самая интересная игра всегда за кулисами. Наверное, это слишком цинично - просить помощи у бывшего мужа.

- Но я не могу обещать, что буду хорошей девочкой.
Предупреждение в качестве извинения - Ирен помнила о бессмысленности попыток водить Джеффа за нос.
Он был единственным, кто видел ее насквозь. Единственным, кому не нужно было врать, льстить, перед кем можно было быть собой. И все еще единственным, кто заставлял биться чаще ее сердце.

+1

8

– Всего лишь приглашение? – Улыбнулся Джефф.
Она все понимала. Конечно, она всегда была умницей.
И все-таки сделала выбор, который сделала. Выбор, перечеркнувший возможность вернуться к тому, что доставляло им когда-то такое удовольствие.

За последние сто лет моральный облик человечества изменился. Две мировые войны, безверие, падение нравов. Таких как Ирен больше не называли дамами полусвета, куртизанками, гейшами, их допускали в общество, ими восторгались, им завидовали, их ненавидели, их считали за равных – ведь, в конце-концов, дело в количестве нулей после единицы на счетах в банках. Но равенство резко заканчивалось, стоило подойти к основам английского показательно-традиционного общества.

Нортон намерен был не только подойти, но и забраться достаточно высоко.
Прокуратура была лишь временной мерой – своего рода платой за индульгенцию.
За желаемое приходится платить сполна.

Их с Ирен история была частью этой платы. Он не смог бы взять ее с собой, даже если бы она согласилась. А опускать собственную бывшую жену до уровня девочки по вызову, тайной любовницы, не согласился бы сам Джефф.
Они будут жить в одном городе, но кто знает, когда увидятся в следующий раз. Вероятно, пройдет куда больше восемнадцати месяцев.
Приглашение, о котором она просит, станет его прощальным подарком.

– Ты ведь еще поешь? Не хочешь стать главным украшением ежегодного благотворительного приема? Будут лучшие из лучших: самые богатые и влиятельные, и никто из них не сможет остаться равнодушным, когда увидит тебя. У организаторов, я слышал, сорвались переговоры, и теперь они ищут альтернативу. Я замолвлю слово. Это будет твое последнее выступление – прощание со сценой, эксклюзивно для лондонской публики. Что скажешь?

+1

9

Ирен выдохнула чуть более шумно, и даже с каким-то облегчением.
Испугалась? Немного. Неуверенность всегда порождает страх.

Она чувствовала, что колеблется. Скажи сейчас Джефф, что хочет ее, снова, - и может, месяцам планирования пришел бы конец в один миг. Какая непозволительная слабость - сладость проигрыша. Ирен колебалась.
Но все обошлось. Легкая досада от неожиданно возникших эмоций отразилась во взгляде и исчезла - будто не было ее.
Он ведь на самом деле и не принадлежал ей. Никогда.

- Мне повезло... - женщина смотрела в глаза, не отрываясь, - с тобой.
В этом мире до сих пор все решали связи. И именно это устраивало Ирен полностью. Возможно, будь в обществе другие ценности, она бы не стала той, кем стала. Но раздумывать над этим было бессмысленно.

В детстве Ирен хотела быть принцессой и петь на сцене. Джефф ей предложил выйти на сцену, чтобы стать принцессой. Он всегда угадывал ее желания. И незамедлительно исполнял.
- Мне очень нравится, - женщина перешла к конкретике. - Подробности... письмом?
Голову все еще кружил легкий цветочный аромат.

+1

10

– Я позвоню, – подтвердил предложение бывшей супруги. Им не следует встречаться слишком часто: телефон, электронная почта, хотя, скорее всего, со звездой «Ла Скала» станет связываться уже не он, а заинтересованная сторона.
По крайней мере, еще раз он ее увидит – на приеме, где она будет блистать перед восхищенной публикой. А он… он станет лишь частью толпы. Наблюдателем, который не в праве изменить своей беспристрастности.

Не полтора года назад – именно сейчас они в самом деле расставались. Ирен уходила по выбранному пути, таяла ускользающим видением в его руках.
Джефф не заметил, что прижимает к себе женщину гораздо крепче, чем предполагал здравый смысл, не до боли, по-прежнему нежно, но…
Как же он не хотел ее отпускать!

– Прости, – за не причиненную боль, и за причиненную раньше.
За сделанный ею выбор.
За будущее, которое у них могло бы быть.
За время, что уже упущено.

Последний поцелуй, перед тем, как он найдет в себе силы наконец-то отпустить ее. Насовсем. Навсегда.
– Я люблю тебя.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Отпустить не значит забыть