« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Requiem


Requiem

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время и место: 25 декабря 2010 года, вечер; Бартс
Участники: Molly Hooper, Godfrey Norton
Краткое описание:
Я не вернусь. И в потемках
теплой и тихой волною
ночь убаюкает землю
под одинокой луною.

0

2

Когда вечером позвонила Пат, Джефф подумал, что дело в заседании, на котором он должен был выступать с речью, и пусть до самого заседания оставалось более двух недель, верный цербер не уставал напоминать о долге перед Ее Величеством и ее же подданными.
Но он ошибся.

После знакомства с Антеей Нортон дал своей секретарше задание, которое стоило дать хотя бы для того, чтобы увидеть на лице мисс Джонс нечто, пусть очень отдаленно, но, все же, похожее на эмоции. Патриции понадобилось гораздо больше времени, но в итоге она пришла к тому же умозаключению, что и Шерлок: за мисс Адлер проще всего следить в твиттере.
Не раз и не два Джефф замечал, как пунцовеют щеки женщины, когда та вчитывалась в строки на экране своего компьютера. Государственные документы никогда не вызывали подобной реакции. Задачей Пат было мониторить ситуацию, но докладывать лишь в случае, если та выйдет за рамки привычной.

Вопрос, какие выводы пришли в светлую голову преданного секретаря, в связи с полученным указанием, заботил политика лишь с точки зрения обычного человеческого любопытства. МИД был проинформирован об их с Ирен отношениях. А трястись над скелетом в шкафу еще более глупо, чем выставлять его на общее обозрение. Лучшая тайна та, что хранит себя сама.

Зная рвение Патриции, можно предположить, что со временем она нашла другие пути получения информации - для пущей полноты картины.
Как бы там ни было, двадцать пятого декабря в восемь часов вечера она позвонила, чтобы доложить о результатах. Происходившее явно не вписывалось в рамки обычного, но что именно происходило, оставалось лишь списком предположений даже для Пат. Она что-то говорила об отсутствие записей, и о том, что последние три часа обзванивала больницы и морги, пока не получила положительный ответ…

В полдевятого вечера на Рождество коридоры Госпиталя святого Варфоломея встречали гулкой тишиной, и чем ближе к моргу, тем зловещее казалась эта тишина. Торопливые шаги умножались многократно гулким эхом – удары в такт ударам сердца.
После пяти минут – почувствуйте себя крысой в лабиринте – Джеффу удалось отыскать морг. Там не было ни души: ни живой, ни мертвой.
Инспектировать холодильники самостоятельно он не решился. Закрыл дверь и пошел дальше, теперь уже гораздо медленнее и без определенной цели.

+2

3

Молли стояла рядом со своим шкафчиком, в котором оставила рабочий халат, и смотрела в окно, на снег. Хлопья, не спеша, изящно кружась в свете фонарей, опускались вниз. На землю сошло Рождество. Ему определено быть счастливым для всех людей.
Разве ты не ощущаешь себя счастливой, Молли Хупер? Плохая девочка. Консультирующий детектив даже не взглянул в ее сторону, уходя. Конечно, ему сейчас очень тяжело. Все равно мог бы сказать «спасибо»™.

Прочее, прочие для Шерлока Холмса перестали существовать, в момент, когда он увидел Женщину. Молли отчетливо запомнила собственные чувства. Нечто очень похоже на ненависть к мертвому беззащитному телу. Да, следовало настоять, чтобы вызвали кого-нибудь другого. Шерлок прав, как обычно.
Потом…потом все схлынуло, очень быстро, словно дурной сон под утро.  Задумчиво считая снежинки, мисс Хупер отпустила свои мысли за ними в след. Захотелось узнать о той, что лежала в холодильной камере, больше. Кто она. Как ее звали, и что она любила на завтрак. Была ли у нее собака, а может быть кот или ручная белая крыса. Любила ли она, была ли счастлива. Умела ли  ненавидеть. Какая тайна сопровождала ее, что после смерти убийце понадобилось изуродовать лицо, превратив его в страшную кровавую маску.
У Женщины было то, что привлекает и заставляет совершать безумные поступки, без последующего раскаяния и стенаний, о чем вспоминают на смертном одре с улыбкой счастливого человека. Чего нет и никогда не случиться иметь мисс Хупер. Тайна.
Женщина лежала в холодильнике номер 2, единственное тело, которое осталось в морге под Рождество. Если верить сопроводительным бумагам, все родственники отсутствовали.

В коридоре послышались чьи-то гулкие шаги, ошибки нет, точно шаги. Не Шерлока, его можно узнать сразу. Звук приблизился к двери, за которой она находилась, затем начал удаляться, становясь все тише.
Раз человек пришел сюда, да еще в такой день, значит, его привело нечто важное.
Мисс Хупер выглянула и увидела удаляющийся по направлению к выходу действительно мужской силуэт.
- Сэр, Merry Christmas, то есть я хотела сказать… если Вам что-то нужно, я могу помочь, - окликнула Молли, надеясь, что необдуманное поздравление с праздником посетитель пропустил мимо ушей.
Интересное место – ее работа. Тут запрещается испытывать радость даже в такой праздник, как сегодня.

+2

4

Пожелание счастливого Рождества прозвучало удивительно естественно, возможно, потому что сегодня эти слова произносили все: консьерж, обычно молчаливые таксисты, медсестра средних лет в приемном покое госпиталя. Даже Патриция, несмотря на взволнованный голос, сначала поздравила с праздником, давно ставшим просто еще одним удачным маркетинговым ходом, и только затем перешла к делу.

Джефф грустно усмехнулся, и лишь потом повернулся в сторону говорившей. Хрупкий силуэт в проеме двери, помещение за ее спиной освещено лучше, чем коридор, так что не разглядеть лица, особенно с такого расстояния.
Первый живой человек, встретившийся ему в этой части здания. Еще и предлагавший помощь. Такое странное чувство – нуждаться в посторонней помощи; мужчина не был уверен, что оно ему нравится.
Впрочем, что в нынешней ситуации могло нравиться?

– Мисс? – Он пошел обратно к двери, в которую так и не постучал минуту назад – не думал, что кто-то задерживается на работе в такой день. Или девушка на дежурстве?
Чуть старше, чем можно было предположить по голосу. Необычное лицо, и, судя по прическе и свитеру под белым халатом – скромница, не осознающая, какие сокровища ей подарила природа.
Еще одна грустная улыбка.

– Добрый вечер. Я искал кого-то из сотрудников, но в морге оказалось пусто. – Иногда очень сложно подобрать слова. Неприятный, но тоже полезный опыт. – Мне сообщили, что к вам привезли женщину: метр шестьдесят, около тридцати лет, брюнетка… – Продолжать не хотелось.
Много ли женщин привозят в морг под Рождество?
Он не уточнил у Патриции, как она вышла на Госпиталь святого Варфоломея – назвала имя, или приметы, на сайте Этой Женщины было достаточно фотографий, чтобы даже Пат сориентировалась.

Думать, что Ирен умерла, было так странно. Джефф все еще надеялся, что это недоразумение, секретарша ошиблась, даже с ней такое могло случиться.
– Наверное, уже слишком поздно?

+2

5

+

Простите, не планировала затягивать и думала написать что-то более вразумительное, увы мне.

Молли даже не очень удивилась почему-то. Это был день одной мертвой, но всем нужной женщины. Сначала вечеринка на Бейкер-стрит, Шерлок, подарок  от нее на каминной полке. Затем Молли поехала в Бартс, на опознание, сама не зная, зачем. Можно было вызвать дежурного, сидящего за праздничным рождественским столом. Она созвонилась с коллегой, сообщила о трупе и о том, что хочет поехать. Пришлось выслушать оду её доброте вкупе с россыпями благодарностей и пожеланиями best of everything. *До нее доносился, фоном разговора, гул чужих голосов, спокойный, по-семейному уютный. Ощущение собственной неприкаянности показалось до того обыденным, что даже не вызвало чувства протеста. Простая констатация факта: одинока, жива, Рождество.
Пришел Шерлок, чтобы опознать женское тело. Глядя на его бледное лицо, бескровные губы, разомкнувшиеся только один раз:«она», Молли с трудом подавила желание подойти и погладить ладонь консультирующего детектива в успокаивающем жесте. Он бы не понял. Тем более, там был Майкрофт.
Незнакомый мужчина тоже искал Женщину, кто бы он ни был. Хорошо одет, очень расстроен. Наверное, друг или возлюбленный.
- Сэр, Вы не родственник умершей? В бумагах написано, что у нее нет никого, и если узнают, что позволила постороннему…понимаете? Она здесь, во второй камере.
Молли спросила себя, зачем рискует своей репутацией, выдает незнакомцу сведения, не подлежащие разглашению.
Он хотел надеяться, этот человек. Пусть смотрит. Сейчас праздник. Пусть у него будет чудо.
Мисс Хупер подумалось, хорошо бы Шерлок ошибся, несмотря ни на что. Хотя, казалось бы, какая разница и какое ей дело.
- Лицо изуродовано. Вы все еще хотите взглянуть, мистер…?
___________________
*всего самого лучшего

+3

6

Нет, он не родственник. Больше нет. Возможно, больше никогда.

Сколько чудес отпущено каждому на рождество? Не чудо ли, что ему встретилась эта добрая женщина, согласившаяся, вопреки правилам, выполнить еще даже не озвученную просьбу. Хотя, зачем он еще пришел, как не увидеть собственными глазами. Убедиться.
Вот только в чем: в ошибке, или в правоте?

Кивнул:
– Если можно, мисс Хупер, – фамилия написана на бейдже белого халата.
Изуродованное лицо – надежда, или жестокая случайность?
Ирен всегда нравилось играть в загадки…

Стоял, смотрел на то, что когда-то было лицом, и не узнавал. Как узнать любимую в обезображенном куске плоти?
Жестом попросил выдвинуть поддон из камеры, насколько это возможно.
Сколько прошло времени – не смог бы сказать. Вся жизнь словно бы уместилась в несколько ударов сердца… или несколько сотен ударов.

Мисс Хупер молчала – вежливая тень, и как тень незаметная. Что думает она, препарируя трупы? Видит ли в них людей, каждого со своей судьбой, или абстрагируется?

Он не мог абстрагироваться, как и не мог подтвердить, что перед ними тело Ирен Адлер. Неужели смерть могла исказить линии столь разительно. Ключицы, грудь, руки, живот, бедра – видел мелкие, и все же несоответствия.

Закрыл глаза и отвернулся.
– Спасибо. – Пауза. – Если вы не возражаете, я распоряжусь о похоронах. Когда это станет возможным, конечно же.

Где бы была Ирен сейчас, если бы когда-то он сделал другой выбор?
– Мисс Хупер, скажите, пригласить вас на кофе будет не слишком навязчиво? – Попытался изобразить вежливую улыбку, получилось, ожидаемо, плохо. – Простите. Джефф, меня зовут Джефф.

Отредактировано Godfrey Norton (2014-02-07 12:41:47)

+2

7

Молли не так чтобы часто приходилось иметь дело с родственниками умерших. Обычно скорбную миссию общения с ними брали на себя другие люди. Они умели подбирать слова, когда нужно сделать грустное лицо, когда нужно - сочувственное. Живые уходили из этого царства мертвых, умиротворенные в своем горе насколько возможно. Молли восхищалась своими коллегами. Она так не умела.
Мисс Хупер смотрела на Джеффа, и думала, что ему не подходит эта форма имени. Красивое по-мужски лицо, будь он актером,  играл бы воинов и богов. Может быть, Годфри*.
«Мир и безопасность».* Ему самому безопаснее находиться подальше отсюда, кто бы он ни был. Мужчина увидел слишком много, закрыл глаза и, показалось Молли, стал еще бледнее, чем прежде. Чуда не случилось. Плохая из нее фея.
Молли давно должна быть дома, у рождественского камина, с бокалом вина, с ноутбуком в обнимку, согласно многолетней традиции патологоанатома Хупер. Она пробыла здесь целую вечность, пропахла ароматами смерти, устала считать снежинки за окном. Они падают и падают, и нет им конца. Люди умирают и это тоже никогда не закончится.
Мистер Джефф хочет уйти отсюда как можно скорее. Ему нужен живой человек. Как  они совпали сейчас. Молли тоже нужен кто-то живой, не мертвый и не холодный, как этот снег.
- Мне давно нечего здесь делать, если честно. Можно сказать, что застали Вы меня, Джефф, совершенно случайно. Не хотелось идти домой, там…просто не хотелось.
Я очень скучный собеседник и у меня сегодня был не очень веселый день.
Насчет…похорон. От меня ничего не зависит, тем более с н е й какой-то особый случай…Вам придется решать это с руководством. Уведите меня отсюда, пожалуйста, хоть куда-нибудь, Джефф.  Меня зовут Молли.
____________________________
*От древнегерманского имени Godofrid: guot, god (хороший, добрый) либо got, god (бог, божество) + fridu, frithu(мир, безопасность). Существует так же в формах:  Годфри, Годфруа,
Джеффри, и др.

+2

8

Ему невероятно повезло встретить Молли: она не только, не задумываясь, нарушила правила, но и потом не стала навязываться неуклюжими утешениями, словно чужие слова соболезнования могли что-то изменить, унять боль утраты, заглушить шепот совести.
Не могли. Потому не хотел слушать вежливые банальности, и женщина, щедро наделенная чувством такта, избавила его от необходимости произносить такие же банальности в ответ.

Официальными вопросами он может заняться завтра. Невежливо перекладывать на хрупкие плечи под белым халатом свои заботы, тем более что он, наверняка, лучше разбирается в юридических вопросах, чем сотрудница госпиталя – ей незачем эта китайская грамота, у нее есть своя, в которой уже он ничего не смыслит.

Интересно, сколько лет будущие патологоанатомы изучают психологию? Или это врожденное? Получилось так естественно.
Что нужно мужчине, чтобы прийти в себя – женщина, о которой необходимо позаботиться.
Признание – почти исповедь – несколько слов, и вся жизнь как на ладони. Подтвердила первое впечатление о себе. Не оставила надежды, что он ошибся в предположениях.

– Сначала вам придется показать дорогу к выходу, боюсь, без вашей помощи, Молли, мне ее не найти. – Легко коснулся локтя мисс Хупер, приглашая оставить стерильно-белое царство мертвых.

+2

9

Бартс – огромное глазастое, дышащее, обычно пребывающее в бесконечном движении существо, был молчалив и сосредоточен. Казалось, он выполнял приказ неизвестного: "Всех впускать, никого не выпускать".
Молли, успевшая узнать каждый закоулок, по крайней мере, в этой части госпиталя, умудрилась пройти нужную дверь вместе со своим спутником дважды. Встретившийся по пути сотрудник охраны странно на них посмотрел, вежливо кивнул («Счастливого Рождества, мисс Хупер») и скрылся в глубине коридора.
Она представила, как в третий раз будет с Годфри пробегать тем же маршрутом и встретит того же охранника по пути, и что они оба о ней подумают и собрала рассеянные мысли в нечто целостное. Так они вышли, наконец, на свежий воздух.

Молли машинально отвечала на вопросы Джеффа, смущенно улыбалась ему, если чувствовала, что ответ получился невпопад, поддерживала «светскую беседу» насколько могла. У нее не так часто случались встречи с мужчинами, и она понятия не имела, о чем можно говорить с человеком, если знаешь только его имя. О погоде. Да, она хороша. О бабочках. Да, снежинки на них похожи, а горячий кофе бы не помешал сейчас. Верно, в Рождество можно загадывать желания, их слышит небо, и они исполняются.

В какой – то момент их разговора Молли оказалась лицом к лицу со своим спутником и, глядя ему в глаза, попросила, без всякой связи с предыдущей беседой:
- Пожалуйста, расскажите мне о Ней…если это…не слишком интимно, Годфри...ничего, что я так - "Годфри"?

+2

10

Джефф никогда не любил полный вариант своего имени. У миссис Нортон была необъяснимая тяга к вычурным именам на «Г», а расплачивались дети. С младшими сестрой и братом (особенно братом) у мужчины было мало общего, и, пожалуй, неприятие первого имени в паспорте – единственное, что их действительно объединяло.
Но если Молли так больше нравится:
– Да, конечно, – рассеянно улыбнулся.

Мисс Хупер хотела знать об Ирен. Почему она хотела это знать?
Не из-за его неурочного визита – очевидно. Слишком скромная и компетентная для бестактных вопросов. И все же прервала его рассуждения об английской поэзии позапрошлого века, чтобы задать вопрос. Пусть голос и не дрожал, но паузы были более чем выразительными.

– О Ней? – Именно так, с большой буквы.
Эта Женщина.
И только для Джеффа – Ирен, его бывшая жена, его любимая.
– Раньше она была оперной певицей, выступала в одном из итальянских театров, – отменная рекомендация, в «Ла Скала» брали лучших из лучших. – После, в Лондоне, зарабатывала на человеческих пороках.

Молли стояла всего в шаге. Пустая улица, освещенная фонарями, даже на проезжей части – нетронутый снег. Можно стать посередине, и никто не замети, не помешает, не отвлечет.
– Почему Она вас так интересует?

+2

11

- Понимаете, Годфри…Джефф…нет, все-таки, Годфри – это очень красиво, не отказывайтесь, пожалуйста, и…я хотела сказать, не знаю, зачем и почему именно Вам…

Молли глубоко вдохнула морозный воздух, собираясь с мыслями. Ей очень нужно было поговорить с кем-нибудь.
К ней всегда шли за помощью, за советом, знакомые, и не очень знакомые люди, так было заведено еще с незапамятных студенческих времен. Она в шутку называла себя «шкатулка с секретами», оставаясь одна, размышляя о чьих-то судьбах, чужих радостях и печалях, доверенных ей.
Не то чтобы окружающие очень любили Молли Хупер, однако знали, что она выслушает, утешит, будет молчать как египетский сфинкс обо всем, что узнала.
Людям иногда требуется носовой платок. Молли подходила идеально.
Но теперь в ее душе зрел некий бунт. Какая-то ее часть была готова…даже сложно сказать, на что. Устроить революцию. Прекратить все это. Потребовать внимания. Да, она заслуживает, чтобы ее тоже выслушали и поняли, в конце - концов!
Никто не хотел слушать мисс Хупер сегодня, кроме грустного, хорошо одетого мужчины средних лет, пригласившего ее на свидание в Рождество.

- Годфри, эта женщина всем нужна, даже мертвая, она всем нужна. Ее все любят. О ней спрашивал…еще один человек сегодня. Он тоже, наверное, очень любит ее, и будет помнить. Я хочу знать, какой она была. У нее было красивое лицо, красивый голос, да? Что еще Вы о ней знаете? Вы были близко с ней знакомы или мне только кажется?

Молли говорила с несвойственной ей горячностью, спешила, хотела, чтобы он выслушал до конца.
Сейчас новый знакомый имеет все основания думать, что мисс Хупер не в себе. Какая связь с предыдущей речью, непомерно длинной, и без того уже несвязной, может спросить он.
Хорошо же, была – ни была.

- Я хочу знать, что со мной не так, Джеффри? Я хочу знать ее секрет. Поговорите со мной.

Хотя, если Вас ждут дома, то поезжайте. Мне, наверное, тоже уже пора.

+1

12

Взял женскую ладонь в свою – сквозь кожу перчаток чувствовал, рука не дрожит. Храбрая Молли, она гораздо лучше контролировала себя, чем можно было судить по задаваемым вопросам. Страсть, боль, если и чувствовала, прятала глубоко, контролировала каждое слово, возможно, каждый жест.
Отважный маленький солдат, сам против всего мира и собственного одиночества.

– Почему ты думаешь, что с тобой что-то не так? – улыбнулся, впервые за вечер не вымучено.
Смотрел на спутницу: почти без макияжа, смешная шапка, мешковатая куртка, вместительная сумка, и уверенность, что с ней – Молли Хупер – что-то неправильно.
– Одни люди в своих поступках руководствуются разумом, – коснулся виска, жестами иллюстрируя слова, затем положил ладонь на грудь, – другие сердцем.

Ирен была огнем – ярким, всепоглощающим, и люди тянулись к ней, словно ночные бабочки устремлялись навстречу гибели. Она очаровывала, она шокировала, она не считалась ни с приличиями, ни с условностями, ни с законами. Брала от жизни все, что хотела, до чего могла дотянуться. Устремлялась высоко, не удовлетворяясь полумерами: все, или все, чего пожелает.
И где закончила – в холодильнике лондонского морга. И лишь двое пришли попрощаться.

Кем был тот другой – клиент, знакомый? Были ли у бывшей супруги друзья, или только люди, которых использовала?
Джефф с некоторой долей уверенности мог предположить лишь, что этот другой был небезразличен мисс Хупер.

– У нее был прекрасный голос, и она умела быть красивой. Ты же знаешь, Молли, женская красота – она рукотворная. Подчеркивать достоинства, скрывать недостатки, диктовать условия, чтобы окружающие видели то, что ты решишь им показать. Да, Ею восхищались, но одни ненавидели так же сильно, как другие любили. У всего есть цена.

Легко сжал пальчики, привычные держать скальпель:
– Ты жива, и у тебя еще все впереди – все, что ты для себя захочешь. Нужно лишь решимость сделать первый шаг, и начать менять то, что тебе не нравится.
Оглянулся, но улица оставалась пустынной, ни единого кэба.
– Я провожу тебя. Или подвезу? – Лондон большой город, а прогулка в легкий снегопад приятна на определенные дистанции.

Отредактировано Godfrey Norton (2014-02-15 22:38:36)

+1

13

- Я не  знаю. Давай поедем. Чувствуешь, мороз слабеет, ветер усиливается?* Ты без головного убора и скоро продрогнешь, если мы пойдем пешком.

Пока они ехали, Молли по привычке анализировала свои ощущения.
В машине тепло, город мелькает за окном, красивый, праздничный, ее любимый Лондон. Легкий аромат мужского парфюма, немного пьянящее ощущение. Невинно-запретная близость двух людей, оставивших где-то частички своего сердца; доверивших друг другу коды от сейфов.

Джефф выбрал самый короткий, удобный для движения маршрут, поэтому вскоре надо было расставаться.
До свидания, рада была познакомиться, спасибо, что… - и он уйдет, сядет дома перед камином, откроет свой тайник за картиной в прихожей, достанет конверт с воспоминаниями и будет грустить. Пусть. Но не сегодня.

- У всего существует цена, как же ты прав. Рождество бывает один раз в год, следовательно, этот день очень-очень ценный, он послан людям для радости.
Что ты так смотришь? Молли смешная, эта шапка мне не идет, ну так улыбайся, Джефф.

Должно быть ее слова звучали как лепет младенца, что с того. Ей хотелось видеть множество счастливых лиц вокруг себя. Хотя бы одно счастливое лицо. Ладно, хотя бы одну улыбку одного доброго и светлого человека. Хотя бы его улыбку. Прямо сейчас.
- У меня есть неплохое белое вино, купила по случаю предстоящих торжеств, только, видишь ли,  случай все не представится.
Напиток нужно обязательно выпить до окончания дня. Я могу принести сюда бутылку и бокалы. Мы будем пить, смотреть, как тает снег, а можем подняться ко мне. Ничего такого, к тому же у меня кот – настоящий ревнивец и блюститель нравственности.
___________________
*Смотрела календарь погоды в Лондоне на этот день и год.

+1

14

Она не с ним хотел распить это вино. Готовила для особого случая, но тот так и не представился. Интересно, в этом виновата Ирен – решившая умереть так не вовремя – в сочельник, – или бутылка так и осталась бы: до Нового Года, дня рождения, следующего Рождества.
Тот другой, что также спрашивал о мисс Адлер сегодня – не для него ли был приготовлен подарок?

Как бы Молли отнеслась к совету быть смелой до конца: не просто пригласить мужчину – случайного незнакомца, а пойти к тому, чье неравнодушие к другой заставляет опускаться уголки губ…

– Конечно, – улыбнулся.
Открыл дверь автомобиля со стороны пассажира, подал руку. Следовал за женщиной, когда они вошли, помог снять куртку.
Кота пока видно не было.

Мисс Хупер искала оправдания – предложение остаться в машине и смотреть на танцующие снежинки, кота – но современная извращенная реальность не приемлет отношений, которые дедушка Фрейд не рассматривал бы в своих трудах. Приглашение на чай означает вовсе не чай, что бы об этом не думали обе стороны.

Джефф снял пальто, пошел, куда пригласили, откупорил вино и разлил по бокалам.
– За тебя, Молли Хупер. Чтобы через год следующее Рождество ты встречала с человеком, с которым хочешь быть. Ты это заслужила.

+1

15

Тоби. не соизволил поприветствовать вошедших. Наверное, устроил наблюдательный пункт под диваном.

Вино оказалось даже лучше, чем можно было ожидать, учитывая, что это вовсе не «Мадам Клико».
В ответ на пожелание Годфри «встретить будущее Рождество с тем, кем хочешь быть» Молли подняла бокал, сосредоточенно рассмотрела его на свет и выпила почти до дна.
- С тобой просто, Джеффри. Знаешь, чего желает одинокая женщина, и даешь ей надежду. Говоришь правильные вещи. Так обычно ведет себя доктор в присутствии неизлечимо больного пациента, или политик.

Последний глоток. Бокал пуст, на дне поблескивает в свете рождественской гирлянды оставшаяся капля.
- В общем, все верно, только ты его не знаешь. Это же Шерлок. Ничего не будет. Через год, через десять лет, ни-че-го.

Безнадежно пьяна от одного лишь бокала. Надо запомнить производителя и больше не покупать такое вино. Опасный напиток.
Годфри…кажется, ему не нравится собственное полное имя, поморщился, когда Молли назвала его так…вот забавный…красиво же - Годфри.
Мужчина стал жертвой ее откровенности абсолютно случайно. Бывает необходимо поговорить с кем-нибудь хотя бы раз в году.
Они практически не знакомы и ничего друг другу не должны, кроме сегодняшнего вечера. Раз уж он отказался считать снежинки.
Хорошо, что в таком состоянии забывается половина сказанных слов, иначе можно было бы уже чувствовать себя совершенно ужасно.
Замечательный напиток.
- Давай еще выпьем, Джефф? Я хочу – за тебя.

+1

16

Сделал лишь символический глоток, ему еще садиться за руль. Когда нужно забыться, лучше подходит более высокий градус, чем у белого вина.

Промолчал в ответ на комплимент – да, он политик, но его реплика – пожелание мужчины милой женщине, которая на Рождество чувствовала себя особенно одинокой.
Люди разучились быть внимательными к ближним: у каждого свой маленький и очень личный мирок. Можно найти пару на одну ночь, но это будет откровенность тел, а не душ. Такие правила игры.

А Молли продолжала говорить. Неизвестно, обедала ли она сегодня – глупо было начинать с вина. Накладываясь на меланхолическое настроение, оно может действовать очень быстро.

Вот так просто одной загадкой стало меньше. Шерлок – достаточно необычное имя, чтобы исключить совпадение. Антея передала шефу единственное полезное, что услышала от парламентария. Майкрофт пошел по пути наименьшего сопротивления. Ирен получила свою головоломку. Интересно, наслаждалась ли игрой, чувствовала ли зуд предвкушения в кончиках пальцев.

Из-за него. Все из-за него.
Труп в морге. Испорченное Рождество Молли…

Провел ладонью по ее предплечью, улыбнулся.
– Я приготовлю кофе.

+1

17

Молли подумала, что он, должно быть, голодный, сидит здесь с ней и мечтает о хорошем ужине, а вместо этого слушает болтовню случайной знакомой, оказавшейся до крайности негостеприимной хозяйкой, помимо всего прочего.

- Джефф, мне так неудобно. Сходи, в самом деле, на кухню. *Курица, и даже пудинг  остался почти цел. Только брэнди нет, я его не люблю и индейку не успела купить. Овощи, соус не забудь.

Кофе я обычно варю сама, но сейчас…прости.
Молли виновато улыбнулась своему гостю, поежилась от ощущения неловкости, или от дуновения невидимого сквозняка, сама не поняла.
Присутствие незнакомого, по сути, мужчины, ее совершенно не смущало сейчас. Годфри был такой…нормальный, умиротворяюще – надежный, спокойный. Это был не ее тип мужчины, странное дело – Молли хотелось, чтобы он был рядом.
Что еще раз доказывает абсурдность всех на свете классификаций.

Выпил бы кофе, попробовал рождественский пудинг. Она старалась. Для кого? почему бы не для него, случайно заглянувшего на огонек **Рождественской свечи. Она догорела вчера, впрочем, какая теперь разница.

- Джефф, я замерзла. Что если я позволю себе наглость и попрошу поискать для меня плед?
Мне нужно закрыть глаза примерно на 30 минут или чуть меньше. Потом я смогу быть добропорядочной хозяйкой и угощу тебя своим фирменным кофейным коктейлем.
На всякий случай: ты можешь остаться здесь. Мне кажется, уже за полночь, куда ты поедешь? Места всем хватит. А Тоби – он такой. Видимо, ты произвел на него впечатление, теперь он не выйдет из-под дивана во веки вечные.
---------------------------
*курица (индейка, гусь) и остальное, перечисленное в тексте - традиционные рождественские блюда английского стола. Отдается предпочтение, как правило, индейке.
** еще одна рождественская традиция Великобритании - толстая, большая Рождественская свеча.

+1

18

Не был голоден. Один лишь вид накрытого стола вызвал бы неприятие.
Жаль, Молли старалась, наверное, ей хотелось похвастаться, но выбрала не того мужчину, возможно единственного, кто этим вечером не мог оценить по достоинству ее кулинарные таланты.

Плед нашелся, переброшенный через спинку кресла. Джефф взял его, расправил, и набросил на хрупкие плечи.
Не только у него выдался тяжелый день, мисс Хупер следовало поспать – после вина сон придет быстро. А завтра будет новый день, и сегодняшние тревоги утратят остроту, померкнут, словно старые фотографии.

В другой ситуации – с другой женщиной – он, вероятно, воспользовался бы моментом. Отвлечься, забыться, почувствовать, что жизнь продолжается: возможно, не для всех – не для безымянной незнакомки из морга – но для него.
Но Молли была Молли: милая, трогательная, кажущаяся такой ранимой и сильной одновременно. Сколько мужчин обманули ее ожидания? Джефф не хотел становиться одним из многих.

– Конечно, тебе нужно отдохнуть, – диван выглядел достаточно удобным, Чтобы сделать ненужным поиски альтернативы.

А потом присел рядом, убрал упавшую на лицо прядь волос.
– Сладких снов, Молли Хупер, – поцеловал в щеку. – Я пойду.

http://s8.uploads.ru/tcfOZ.png

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Requiem