« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 29.04.2011 На десятой минуте в команде замена


29.04.2011 На десятой минуте в команде замена

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время и место: 29.04.2011, утро; здание Парламента

Участники: Gill Jones, Godfrey Norton

Краткое описание: для некоторых все таксисты, кассиры, продавцы в магазинах, или секретарши в государственных учреждениях – на одно лицо. Для других разница очевидна.

+1

2

Конец апреля, пятница.
На улице типично лондонская погода. На улицах типично лондонские пробки.
Утром и вечером служебный автомобиль становился филиалом рабочего кабинета. Проекты законов, планы выступлений, отчеты комитетов, информация по очередному вопросу, вчера ставшему ребром, скрупулезно собранная Пат в рекордно короткие сроки, – за изучением бесчисленных строк печатного текста время пролетало незаметно.

Папка с подборкой от Патриции ужасала своими размерами. Все верно, Джефф сам распорядился – при первой же встрече – не заниматься самодеятельностью, в выборку включать все материалы, независимо от их предполагаемой важности. Никогда не знаешь, какой нюанс покажется секретарю незначительным. Типичная привычка одиночки – полагаться лишь на собственное мнение – осталась еще со времен адвокатской практики.
Люди обладают чудесным свойством оговариваться, ошибаться с формулировкой – дедушка Фрейд был бы доволен. Несовершенство текста может сказать больше слов, использованных для его составления. Среди множества мнений, часто абсурдных, проще найти истину, чем рассматривая ситуацию с одной-единственной точки зрения – официальной.

Автомобиль остановился у входа, Джефф сложил бумаги в дипломат, и вытащил из кармана вибрирующий телефон. Уже и здесь нашли.
– Да, – входная дверь, – конечно, – просторный холл, – непременно, – пролеты парадной лестницы, – обязательно, – коридоры, еще лестницы и снова коридоры. – Разумеется, – кивок секретарше не глядя. За спиной закрылась дверь кабинета.
Две минуты спустя в приемной послышался звонок.
– Зайди, пожалуйста.

Отредактировано Godfrey Norton (2014-01-14 23:55:08)

+1

3

- Чувствуй себя гордым фламинго, - вслух убеждала собственное, одетое в катастрофически непривычные туфли и костюм, отражение Гилл. Зеркало и картинка в нем, естественно, молчали и лишь беспристрастно демонстрировали, что весь камуфляж вопреки неуютности выглядел приличным.
- А теперь вперед, гордое фламинго, - повторила как мантру Гилл и, подхватив с кресла сумочку, направилась от зеркала к двери. Цокая на каблуками по полу, она, действительно, чувствовала себя птицей. То ли страусом, то ли пингвином.
Идея побыть пару дней Три потеряла сто очков от своей привлекательности.
"Ладно, не киснуть, улыбаемся и вперед," - уже мысленно скомандовала себе Гилл и, выйдя из дома, села в такси.
Водитель оказался сама любезность, лихо объезжая лондонские пробки, он еще успевал развлекать Гилл разговорами о Ближнем Востоке. Это было забавно. Наблюдать, как собранные лично или коллегами кадры и новости, резанируют в чужом мозгу, - это всегда так любопытно. Шоу было не долгим.
- Приехали, мисс.
Расплатившись и любезно попрощавшись с водителем, Гилл решительно, как гордое фламинго временно втиснутое в тушку страуса, зашагала к служебному входу в здание парламента.
- Доброе утро! - поприветствовала дежурного девушка, не глядя вытянув из сумки что-то по форме напоминающее пропуск.
- Мисс Патриция Джонс, - бегло взглянув на пропуск и на лицо собеседницы, удивленно приподнял брось дежурный.
Пятнадцати секунд хватило Гилл на то, чтобы осознать свою ошибку - и всей россыпи, обитавших в ее сумке бумаг (бланк про болезнь Три, дежурные бла-бла-бла агентства про замену, временный пропуск и договор), она умудрилась вытянуть самую неподходящую к случаю вещь - экспроприированный про запас пропуск Три. Нелепо получилось.
- Сменила преческу, - попробовала отшутиться Гилл и, поразительно, но факт, ей поверили.
"Как все, оказывается, просто, а если бы я была Фоксом в юбке, они бы меня тоже пустили," - немного удивилась удивительной легкости бытия Гилл, хотя, если честно, в глубине души ей было слегка обидно: вот где, спрашивается, справедливость, всю сознательную жизнь Гилл убеждала всех и каждого, что она не Три, но верили не все, и тут раз в кое-то веке она в шутку попыталась доказать обратное и сразу удачно. И вот как это назвать?
Размышляя подобным образом, девушка без приключений и сломанных каблуков добралась до нового рабочего места, где, к великому счастью, начальства не обнаружила. Возможно, это был шанс на еще одно утреннее кофе.
Но не успела еще вскипеть вода, как начальство все таки явилось - все такое в разговоре пронеслось мимо. Однако, буквально через пару минут опомнилось и все таки вызвало на ковер. Прихватив с собой ворох документов, которые так и не понадобились на входе в здание, Гилл вошла в начальственный кабинет.
- Доброе утро, мистер... Нортон, - бодро поздоровалась девушка.

+2

4

– Доброе утро, мисс… – Окончание фразы Джефф оставил вошедшей. – Присаживайся.
Пат из двух кресел для посетителей, стоявших по ту сторону стола, всегда предпочитала левое, с самого первого дня, как переступила порог этого кабинета. И теперь мужчине было интересно, девушек учат на секретарских курсах, куда садиться, или мисс Джонс по собственной инициативе выбирала место в тени.

Впрочем, незнакомка, обнаружившаяся сегодня в приемной, на секретаршу походила мало. Слишком бодрый голос, слишком свободные движения, несмотря на узкую юбку и высокие каблуки. Птичка, привыкшая жить вне клетки. Улетит, как прилетела, вот только откуда она взялась, и зачем?

– Что случилось с Патрицией? – А ведь он наивно полагал, упади небо на землю, верный цербер все равно будет на своем месте. Словно неприступный утес – единственное, что остается неизменным в современном сумасшедшем мире.
Оказывается, он все еще способен ошибаться. Что ж, это радовало.

Новое лицо радовало не меньше – Джефф любил разнообразие и красивых женщин. А визави была красивой: лет на десять моложе Пат, брюнетка на контрасте с верной блондинкой, приятный естественный загар, нехарактерный для лондонского апреля. Вот что – мисс словно только что вернулась после каникул, привезя с собой запутавшийся в волосах южный ветер.

Все любопытнее и любопытнее.
Жаль, она не догадалась принести кофе.

+1

5

- Мисс Джонс, - подсказала Гилл. - Согласитесь, удобное постоянство, - улыбнулась девушка, как будто совпадение имени было особым сервисом агентства, спасающего занятых людей от необходимости запоминать временного секретаря.
- Что до Т... Патриции, - о, да! она смогла заставить себя это выговорить, - то не волнуйтесь. Фабрика биороботов раз в сорок лет проводит плановое техобслуживание своей продукции. Скоро вам вернут Патрицию лучше, чем была, точнее, чем швейцарские часы, - заверила нового начальника Гилл и, на всякий случай, положила на стол принесенные ей бумаги. А-то всякое бывает. Имидж и пушение хвоста перед избирателями - это все таки оно, а жизнь - совсем другое; так что любой лейборист за закрытыми дверями может быть жутким занудой и снобом. А потому лучше сразу давать две версии. Не понравится озвученная - пусть наслаждается канцелярским слогам, читая официальную версию в письме агентства.
Избавившись от бумаг в руках, Гилл походкой гордого фламинго снаружи (измученного страуса в душе) направилась к правому креслу, стоявшему в свете ламп, как в лучах рамп. На левого близнеца упомянутой мебели Гилл даже не взглянула, когда и так понятно, кто является объектом рассмотрения, прятаться в тени нет никакого смысла, это лишь затянет разговор из-за необходимости приглядываться и прищуриваться. Нет в этом мире более унылой вещи, чем затянутый разговор. И потому - яркий свет и только яркий свет.
Присев на краешек ручки кресла, точнее слегка прислонившись к ней, Гилл коротко кивнула: "Спасибо."

+1

6

– Соглашусь, – кивнул Джефф, продолжая беспардонно разглядывать девицу.
Джонс, значит. Не самая экзотическая фамилия для Объединенного Королевства. Совпадение, или? Следующая реплика новенькой склонила чашу весов в пользу «или».

Нортону нравилось, как вела себя молодая женщина: не делала большие глаза, и не складывала скромницей ладошки на коленях, не напускала на себя серьезный вид, не хлопала ресницами – ни единого жеста из арсенала милой дурочки, пытающейся произвести впечатление.
И почему такие, как мисс Джонс не задерживаются в секретаршах? Ответ очевиден: они слишком хорошо знают, чего хотят от жизни и как этого добиться. Тем интереснее, как нынешний разговор стал возможен.

Остаться равнодушным к кипе бумаг мужчина тоже не мог. Официальные бланки, стандартные фразы… Где-то на середине стопки, он взял со стола телефон и набрал номер.

– Патриция, как ты себя чувствуешь? – Трубка сосредоточенно затараторила. Джефф слушал и смотрел на визави с рассеянной полуулыбкой. – Конечно, не волнуйся, я помню о сегодняшней встрече, и о выступлении на следующей неделе…
Мисс Джонс (светловолосая версия) до сих пор не могла поверить, что ее шеф способен запомнить собственное расписание, перезванивала по десять раз на дню, что было весьма удобно, когда очередное рандеву затягивалось, то есть, всегда.
– Не волнуйся, Гилл справится. Нет, она не делала ничего подобного, нет, у меня нет никаких замечаний относительно ее поведения. – Голос оставался серьезным, но глаза смеялись. – Что ты, никто не готовит кофе лучше тебя. Лечись, и ни о чем не волнуйся… да, у меня есть твой телефон.

Джефф отключил свой и положил обратно на стол.
– Что означает «Т…»?

+1

7

Пока начальство изучало бумаги и выслушивало бесценные советы Три, Гилл, в четверть мозга следя за ситуацией в кабинете, размышляла над несколькими вопросами.
Прежде всего Гилл честно пыталась вспомнить, что написано в дюйме инструкций от Три. Это было не так просто, хотя бы потому, что дюйм в данном случае означал вовсе не пару строк. Где Три и где краткость? В разных вселенных. Дюйм в отношении ценных указаний от Три означал, что если все напечатанные ей советы и важные мелочи распечатать и стопочкой сложить, то высота пачки бумаги как раз будет дюйм. И, разумеется, Гилл все это не прочла, а лишь пролистала, выхватывая глазами интересные моменты. Среди которых, естественно, ничего не было про сегодняшнюю встречу - оставалось лишь надеяться, что она не через пять минут, и время на сверку с планером у Гилл есть. Зато в числе достойных внимания строк инструкции было упоминание  о том, что мистер из парламента начинал как юрист, а значит, привычка сверять все источники информации у него не просто так. Оставалось лишь надеяться, что границы привычки лежат в пределах разумного.
Второй вещью, неплохо занимавшей мысли Гилл, в то время, пока Три сверлила напоминаниями начальственный мозг, был вопрос - много ли сестра успела про нее наболтать. Однозначно, прошлась по безответственности и хаотичности, очевидно, высказалась про кофе и что-нибудь про манеры и дисциплину, поведение то есть. Успела ли Три сказать что-то еще? Руки чесались достать мобильный и задать этот вопрос сестре, но приходилось лишь строить догадки и надеяться, что Три не успела выдать именно то, что Гилл желала подольше держать в тайне.
Мистер Нортон между тем закончил разговор и вновь занялся расспросами Гилл.
- Т означает Три, - не стала бегать от ответа или что-то сочинять Джонс. - Всегда считала, что это имя больше подходит сестре. Да, и выговаривать проще, - пояснила Гилл. - Вам ведь сказали уже, что мы сестры. А каких еще характеристика на меня вам успели дать? - решив не ходить вокруг да около, задала интересующий ее вопрос Джонс.
- Если что, то окна я последний раз в четырнадцать лет била. И повторять этот опыт пока не намерена, - подняв правую руку в жесте "клянусь говорить правду и ничего кроме", но при этом даже не пытаясь стереть с лица усмешку, попробовала высказаться в оправдание своего поведения Гилл. - И да, от моего кофе еще никто не умирал и всего лишь некоторым было плохо от перца в нем. Но я уже видела в коридоре кофейный аппарат, так что способ не отправить найду, но правда вкус... Или вы не гурман?

+1

8

Ответом на последний вопрос стал тяжелый взгляд, в остальном ситуация Джеффа забавляла.
Три, значит. Что ж, человека, выросшего с Патрицией в одном доме, можно понять. Это в приемной от мисс Джонс-старшей сплошные плюсы, а в повседневной жизни? Существуют ли люди, способные выносить гипертрофированный педантизм двадцать четыре часа в сутки?

– Допустим, если ты решишь начать бить окна, или еще что-нибудь, разбираться будешь не со мной. – Улыбнулся мужчина. – Твоя сестра волнуется, что ты станешь отвлекать меня от работы.
Опасения Пат были оправданы, вот только основания для них крылись не в характере Гилл, а в привычках самого Джеффа.
– И, чтобы она не говорила, я предпочитаю делать выводы самостоятельно.

Факт, который Патриции прекрасно известен, и, тем не менее, она посчитала необходимым поделиться соображениями относительно младшенькой. Похоже, в детстве доставалось обеим – две девочки с приличной разницей в возрасте и такие непохожие по темпераменту. Даже внешне полные противоположности.

– Итак, чем ты занимаешься, когда не выручаешь угодившую в больницу сестру? Ты ведь не секретарь, как бы агентство не расписывало твои достоинства.

+1

9

Тяжелый взгляд не произвел на Гилл никакого эффекта, девушка улыбнулась в ответ и махнула рукой в стиле "да, ладно вам, разберемся как-нибудь". Чего-чего, а воздействие отсутствия альтернатив на вкус Джонс за время рабочих поездок успела изучить прекрасно. Сценарий всегда был всегда один: в первый же день дебютант "горячеточетного" репортажного жанра демонстрировал изысканность своего вкуса, после чего, за пару дней осознав, что ближайший ресторан претендующий хотя бы на четверть мишленовской звезды находится неприлично далеко, либо готов был называть кофе даже размятые в кипятке таблетки кофеина, лишь бы эта жидкость бодрила, либо срочно переходил на чай. В нынешней ситуации декорации, конечно, были другие, мистер Нортон никак не тянул на корреспондента-новичка, а за окном был всего лишь Лондон, но суть от этого менялась не сильно: менять стиль приготовления кофе Гилл не собиралась, а значит, не важно, понравится ли этот вариант мистеру Нортону - в отсутствии вариантов, он может либо пить, что дают, либо обходится без кофе в офисе. Такова реальность, озвучивать которую Гилл пока не спешила. Новый начальник же предпочитает делать выводы сам, вот пусть и делает, зачем мешать ему констатацией фактов.

- Без проблем, договорились, в случае разбитого окна я сама общаюсь со стекольщиками, ни на минуту не отвлекая вас от дел, - пообещала Гилл, надеясь, тем самым закрыть поднятую Три тему поведения. Только после этого Джонс, наконец, решила перейти к наиболее сложному вопросу.
Хотя, с другой стороны, рано или поздно ей все равно пришлось бы на него отвечать, а, значит, чего оттягивать "удовольствие".
- Я была секретарем, - возразила Гилл, не хотела она так просто соглашаться с заявлением "ты ведь не", просто потому, что не любила фразы с "не".
- В колледже, секретарем закрытого клуба полуночников, - пояснила Джонс. - А сейчас я фотограф в свободном режиме, - и ведь не соврала же. - Так что, получается, мое основное занятие, как демон. Ему безразлично время, он требует, чтоб ему отдали душу. Как итог у меня есть возможность спасти всех сотрудниц агентства от необходимости глотать напоминания Три пять раз в день как лекарства. А раз есть возможность сделать что-то положительное, то есть ли смысл отказываться?

+1

10

– Ты фотограф? – Лирику относительно гипотетического спасения девушек из агентства от навязчивой помощи Патриции, Джефф пропустил мимо ушей.
Неважно, как человек объясняет свои мотивы – другим, или себе самому – значения имеют только сами поступки, а не красивые, но, зачастую, фальшивые ширмы.
– И на кого же ты работаешь?

Для папарацци Гилл выглядела слишком умной – вот еще, будет она шпионить за знаменитостями, чтобы порадовать фанатов кинозвезд очередной новостью, кто с кем обедал вечером – чем двое занимались потом, подразумевалось.
Для фрилансера, перебивающегося случайными заработками, мисс Джонс выглядела слишком хорошо. И этот ее весенний совсем не лондонский загар…
Либо птички-букашки, жирафы и львиные прайды, ну, или сто кадров Килиманджаро анфас, в профиль, в три четверти. Либо что-нибудь более интересное.

– О чем был твой последний репортаж? – Фешн-фотографов Джефф отмел сразу. Молодая женщина, вращающаяся в этих кругах, более творчески подошла бы к вопросу костюма для офиса.

+1

11

- А вам портфолио? - тут же среагировала Гилл на попытку нынешнего начальства переспросить, фотограф ли она. Неужели политики просто так на слово не верят? Джонс собиралась было дополнить своей вопрос небольшой возмущенной лекцией, но не успела. Мистер лейборист озвучил еще пару интересующих его моментов и, как оказалось, он не сомневался в способностях Гилл обращаться с техникой, он просто подозревал, что Джонс не только фотограф. Верно, надо сказать, подозревал. Вот только с порога выкладывать свою биографию Гилл не собиралась, не для того она подписалась на эту замену Три, чтобы в первой же день раскрыть себя и лишится шансов на хороший материал. Но врать тоже не хотелось, Гилл, в принципе, не любила врать. Приходилось выкручиваться.
- Я ж фотограф, а не диктор и не специальный корреспондент, а потому у меня нет привязанности к конкретным СМИ, кто платит, на того и работаю, - ответила Гилл. И, в принципе, это было вполне честно. Ее кадры, действительно, публиковались в разных изданиях, как если бы она была свободным художником. С тем лишь маленьким отличием, что в между ней и СМИ был мощный посредник в виде информационного агентства.
- Что касается последнего репортажа, то он был про выращивание какао. Бобы, плантации, листики зеленые, красота, - вдохновенно поведала Гилл, будто бы она даже сейчас была готова сорваться с места и вновь бежать фотографировать те листики.
"Экономика, завязанная на какао, дележ плантаций, кризис, военные действия," - мысленно закончила перечислять детали последнего репортажа Джонс. Она ведь и, правда, последний раз была именно в Африки, и именно в стране известной своим какао, но, кто ж виноват, что кроме бобов в этом Кот-д'Ивуар еще и кризис политический и вообще война. Ну, кто-то, конечно виноват, но Гилл в этом не разбиралась. Она всего лишь делала репортаж, в том числе и про какао.

+1

12

– А вчера, узнав о досадном инциденте, произошедшем с Патрицией, ты решила воспользоваться возможностью сфотографировать интерьеры Вестминстерского дворца. – Не удержался Джефф.

Свободный фотограф всегда знает, кто лучше заплатит за любой отснятый материал, даже если тот является для данного фотокорреспондента непрофильным.
Профессионал, если он еще и не обделен талантом, сумеет сделать отличные снимки, независимо от ситуации.

По-хорошему следовало бы связаться с агентством и запросить полное резюме временной секретарши – Гилл отлично держалась, но явно не в рамках «говорить правду, всю правду и ничего кроме правды». Нортон такие вещи нутром чуял.
С другой стороны, агентство и служба безопасности сочли мисс Джонс достаточно надежной, чтобы допустить к работе в здании Парламента. И если женщина превысит свои полномочия, ответственность ляжет, в первую очередь, именно на них.

Джефф готов был рискнуть. Сколько той жизни, чтобы убивать время рутиной – предсказуемой до оскомины.
– Что ж, если ты такой спец по какао, то и с кофе должна справиться. Я в тебя верю. И не забудь перезвонить секретарше мистера Томпсона: напомни, что встреча через час, и нет, перенести никак не получится.

+1

13

- Да, ладно вам. Лучшие из этих интерьеров уже есть во всех путеводителях, а на худшие время тратить не стоит, - улыбаясь, Гилл отбила обвинение в желании сфотографировать Вестминстерский дворец изнутри.
И ведь правда, ее мало интересовали местные стены или мебель, она ведь не искусствовед, не архитектор, не дизайнер и не декоратор. В область любопытства Джонс попадали исключительно люди, их характеры и поступки, - а это уже совсем не интерьер. Так что совесть Гилл была кристально чиста перед лицом нового начальника, так беспокоившегося за способные пострадать от вспышки местные гардины.
- А какао точно не хотите? - риторически поинтересовалась Гилл и как гордый фламинго процокала к двери.
Оказавшись в приемной, Гилл выдохнула и вновь ощутила себя страусом.
Решив, что раз аудиенция закончена, то можно поставить страдания на паузу, Джонс скинула туфли и, вышагивая по приемной босиком, принялась готовить кофе. Заодно и себе, чтоб сэкономив время. Смешав молотые зерна со специально принесенным из дома перцем, залив воду в кофемашинку и нажав кнопку "эспрессо-сразу два", Гилл набрала номер секретарши мистера Томсона. Времени пока варилось кофе как раз хватило на то, чтобы сделать нужное напоминание и закруглить разговор до того, как собеседница успела заикнуться про желание перенести встречу (не судьба, дорогуша, надо быть шустрей).
Кофе как раз сварилось. Поставив одну чашку себе на стол, Гилл с тоской посмотрела на туфли, в очередной раз напомнила себе, что она не пингвин, а прекрасное фламинго и, втиснувшись в "любимую" обувь, подхватила вторую из чашек и, молча скользнув в кабинет начальства, поставила кофе на стол и так же тихо вернулась обратно в приемную.
Фламинго выполнил полетное задание. Можно было вновь снимать туфли, поудобнее устраиваться на офисном стуле, наслаждаться собственным кофе и, прислушиваясь к звукам за дверью, ждать реакции начальства на явное изменение подходу к кофе. Интересно, как мистер Нортон относиться к перцу?
http://s8.uploads.ru/tcfOZ.png

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 29.04.2011 На десятой минуте в команде замена