« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Проба пера


Проба пера

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время и место: 12 декабря 2010, Лондон, квартира Шарлотты/офис делового партнера
Участники: Шарлотта Роксфорд/Филипп Гаос
Краткое описание: "Утомила, замонала жизнь простого антиквара" или история о простом трудовом дне из жизни несносной парочки

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-12 15:20:50)

0

2

Как утро встретишь, так весь день и проведешь. По сути, ведь сущая правда, однако, люди почему-то считают, что лишь времяпрепровождение в новогоднюю ночь чего-то да значит. Быть может, это действительно так и мы лишь преувеличиваем влияние утренних событий на весь последующий день на все человечество, но вот с Шарлоттой обычно все было именно так. Если утро не задавалось, то пиши пропало, весь день проходил коту под хвост и под эгидой преотвратного настроения. Благо за долгую работу бок о бок с блондинкой те, с кем она взаимодействовала постоянно, уже научились распознавать симптомы неудавшегося дня и разбегаться по углам, дабы лишний раз не попасть в поле зрения мисс Роксфорд. И сегодняшнее утро, определенно, не задалось. Это было ясно с того момента, как под окнами заголосил чей-то ребенок, которого, видимо, насильно тащили в садик или школу. Орал он громко, долго и неистово, но ровно столько, что Шарлотта успела проснуться и почти готова была вылезти из кровати, чтобы распахнуть окно и пожелать счастливого дня маленькому сопляку и его заводу-производителю. И как только крики дитя смолкли вдалеке, девушка облегченно выдохнула и покрепче приобняла одеялко в надежде вернуться в царство Морфея часика ещё этак на два. И вот, казалось бы, настал тот светлый миг и-и-и… Не прошло и пяти минут, как зазвонил телефон. Сначала, как это обычно бывает, Шарлотта думала, что это где-то во сне, у соседей да хоть у того же Филиппа. Потом пришло осознание того, что сладкоголосые трели по комнате разносятся именно от её мобильника, затем спящая красавица понадеялась, что тот, кто так нещадно названивает, наконец-то перестанет терзать и средство связи, и саму мисс Роксфорд. Но настойчивости неизвестного было не занимать, и, когда телефон заголосил в третий раз, Шарлотта, под нос бубня себе проклятья, вырвалась-таки из плена подушки и одеяла, оторвалась от кровати и босыми ногами пошлепала на поиски мобильного, который, кажется, завалялся в сумочке. И что вы думаете? Как только девушка нашла его, мелодия сошла на нет и даже желала повторяться. Ох, как же разозлилась златовласка. Она даже не стала смотреть номер абонента, что так жаждал услышать девичий голосок ранним утром, лишь швырнула телефон на дно сумки, а последнюю на пол. Вернувшись в постель, Шарлотта попыталась заснуть вновь, но сон все никак не шел. Полчаса мучилась девушка, перекатываясь по большой двуспальной кровати и принимая все мыслимые и немыслимые позы в надежде на долгожданную сладостную дремоту, если заснуть так и не удастся, но не тут-то было. Поэтому пришлось принять волевое решение – девушка порывисто скинула с себя одеяло и, резко перейдя в положение «сидя», заголосила:
- Фиииил, вставай, мать твою, и тащи свою задницу на кухню!

0

3

Пронзительный вопль госпожи-хозяйки настиг Филиппа в объятиях двух очаровательных брюнеток с аппетитными формами. Да, девочки были что надо, только вот продравши глаза, парень обнаружил только беспросветное одиночество, жизнь-боль и обязанности по хозяйству. Мисс Роксфорд изволила таки покинуть свою мягкую кошачью подстилку и показать нос наружу. В свою очередь, еще пару минут назад можно было наблюдать следующую картину: растянувшись поперек кресла, сопя, с книгой на лице, дремал Гаос, нарушая идиллию только редким бормотанием. Безусловно, роман-эпопея это дело весьма увлекательное, никто не отрицает, но самого Фила хватило от силы на пару страниц, после чего его глаза стали медленно слипаться, а руки слабеть, что и привело к тому, что, собственно, мы и могли лицезреть двумя минутами ранее.
На голос Шарлотты по утрам Филипп реагировал, как собака Павлова - не задумываясь и без промедления. Подскочив было на ноги, он внезапно опустился назад, потому как, затекшие от неудобного положения, ноги страшно затекли. Кое как справившись с собственным недугом и не препятствуя зевоте, Фил переполз на кухню.
На опрятной чистенькой святая святых дома парень явно выглядел предметом инородным, чужим и вызывающим всяческое отторжение. Несмотря на всю свою растрепанность, толику небритости и нечищеные зубы, он с обычной резвостью принялся за привычное занятие.
Рассчитав, что хозяйка еще будет копаться изрядно, Филипп замешал теста на блинчики и принялся их неспешно обжаривать. Пока лакомство для Лотти постепенно принимало золотистый оттенок, Фил взялся за потрошение лимона и апельсина. Грубо говоря, сейчас он шаманил что-то с начинкой, заливая в сахар, ставший уже карамелью, цедру, помешивая это дело и ища параллельно на верхних полках ликер. Вообще, все, что касалось готовки, он не считал расточительством, вот и какой-то шикарный алкоголь мисс Роксфорд пошел на удобрение к завтраку. Главное всегда было не спалиться, а все остальное ботва. Снова применяя магию вне Хогвартса, мужчина нашпиговал блинчики этим "нектаром богов", сложив вчетверо каждый, и тарелка с грохотом плюхнулась на стол. Меж всем этим Фил умудрился еще заправить кофемашину и поискать чем бы, собственно, перекусить самому. Увы, на его вкус все было как-то слишком несерьезно, а вчерашние стейки канули в небытие, так что первый блин, хоть и не был комом, исчез в бездонном брюхе парня, которое немедленно потребовало добавки. Впрочем, игнорировать его было не так уж и сложно, так что, почесываясь на манер огромного белого медведя, Гаос все еще возвышался над плитой и ждал появления Шарлотты.

0

4

Все было очень плохо. По крайней мере, по мнению Шарлотты, которая все ещё сидела на краю кровати и тихо ненавидела этот мир. Почему собственно создатель всего-всего должен сейчас был икать? Потому что блондинку раздражало все. Абсолютно. И особенно то отвратительное чувство, когда ты уже почти встал с кровати, решил перейти к активным действиям по причине того, что сна не было ни в одном глазу, а сейчас, когда тапочки почти найдены и ты шаркающей походкой идешь в ванную комнату, сразу же хочется спать, веки тяжелеют и плавно опускаются вниз. Вопиющая несправедливость и недосмотр со стороны создателя!
- Дьявольщина! – Смачно выругалась Шарлотта, повторяя излюбленное бранное словечко одного из мушкетеров. С этим состоянием сонной мухи надо было что-то делать, коль хорошее настроение было безвозвратно утеряно. Поэтому первым делом прекрасная леди заделала волосы в некое подобие пучка на затылке и направилась принимать бодрящий ледяной душ, который по производимому эффекту мог сравниться разве что с криком того сорванца, что надрывал свою глотку под окнами нашего антиквара.
Пропуская то, как юная дева плескалась в душевой кабине, оставляя это на усмотрение вашей фантазии, немного перемотаем вперед, ровно до того момента, как Шарлотта, облаченная в кремовый шелковый халатик, спускалась вниз на кухню. Приятный запах кулинарных изысков ласкал обостренное обоняние и заставлял желудок призывно мурчать где-то на глубине, под слоем кожи, мышц и других органов. И теперь жажда крови, тесно переплеталась с желанием что-нибудь поскорее скушать. Девушка, так и не заимев привычку здороваться по утрам при любом расположении духа, молча обогнула белобрысую Фрекен Бок и устремилась к чайнику, ибо сегодняшнее утро просто не имело право начинаться с чего-то кроме черного крепкого чая. Несколько обозленная на такую недогадливость своего телохранителя, Шарлотта раздраженно подставила чайник под кран и в ожидании, пока посудина наполниться, принялась в своей привычной манере портить состояние столешницы и маникюра методом отстукивания кончиками пальцев по поверхности лакированного дерева чего-то непонятного и, определенно, нервного. «Чертов день, чертов мир, чертовы люди, чертов чайник, чертов блондин, чертов Лондон, чертова кухня, чертов Парламент, черт… о, наконец-то наполнился!», - именно такие мысли сменяли друг друга в голове у блондиночки, покуда вода неспешно лилась из крана. Получив ожидаемое, Шарлотта поспешила водрузить чайник на его составную часть и щелкнуть кнопкой, дабы сие чудо техники включилось. А затем девушка шумно плюхнулась на ближайший стул и, закинув ноги на соседний, подтянула к себе поближе тарелку с блинчиками. Откинувшись назад, Роксфорд взяла один продукт тяжкого труда непризнанного шеф-повара и, не особо боясь испачкаться, принялась уплетать свой завтрак.

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-12 18:45:41)

0

5

Аура была просто непередаваемой. Нет, конечно, характер у Шарлотты не подарок и даже порой казалось бы куда уж хуже, но она таки умудрялась прыгать выше своей головы. Филиппу бы благоразумно молчать, дожаривая последние блинчики, но нечуткость в таких вопросах оставила его в неведении по поводу дурного расположения девушки.
- Совсем забыл вчера сказать, - без предисловий начал Фил, подхватывая с общей тарелки блинчик. - Вчера звонили по поводу вашего запроса и экспертизы. Не знаю что там у вас за дела, но немолодой мужчина на другом конце провода был несказанно рад, что говорит не с самой миссис Роксфорд, а с ее мужем. Хах, он так и сказал.
И Филипп засмеялся низко и грубо, какой смех бывает у людей совсем короткого ума. Едва ли, конечно, он был идиотом, но мог долго во что-то не впиливать, руководствуясь тем, что ему это и не нужно, что, разумеется, было всего лишь смехотворной отговоркой.
- Короче говоря, он сбивчиво пытался объяснить, что какая-то из ваших "игрушек", хозяйка, не 14 века, а 17. Ммм, - он замялся, вспоминая, облизал пальцы. - Да, вот! Мол, это подделка, но подделка хорошая. Так же родина ее... Ох, да что ж у вас там было... Ладно, не важно. Эта ваша штуковина мало того, что относительно того, что нужно - фуфло, так еще и не из Румынии, а из Болгарии.
С этими словами он вышел в соседнюю комнату. Гостиная подверглась тщательному осмотру. Гаос обшарил все углы в поисках так необходимой ему вещи. Чтож, квест обозначился как исполненный на добрую половину, когда парень додумался заглянуть под диван. Пришлось пройти в прихожую и к-комбо - искомый предмет обнаружился в какой-то отвратительной вазе с последних раскопок. Относительно удовлетворенный он вернулся на кухню, прихватив свежую почту.
- У нас что-то с этими теплыми полами на кухне, - проворчал Фил, ставя перед Шарлоттой тапочки. - Между прочим, пару моих носков проще найти, чем их.
Гаос неприязненно покосился на тапочки, после чего забрал у Лотти пустую тарелку, загружая посудомойку. Налил чай, подал газету, письма, после чего наконец-то спокойно принялся прихлебывать кофеек, облокотившись на подоконник.

Отредактировано Philip Gaoth (2014-01-12 21:31:56)

0

6

Иногда Шарлотта тоже не отличалась скоростью мышления. Обычно это было утром, когда тело то вроде бы и бодрствовало, а вот мозг досыпал. Сейчас, казалось, было нечто похожее. Взгляд девушки был устремлен в таинственное никуда и был, так сказать, стеклянным, словно у куклы, которая моргает лишь тогда, когда её хорошенько тряхнуть. Мисс Роксфорд мучительно долго и мучительно в целом пыталась осознать все то, что только что сказал Филипп. Шутки шутками, но в данный момент на слова про замужество и отвратительную женскую реакцию на плохие новости девушке было наплевать. Ясно было одно - кое-кто сейчас только что по полной облажался. Нет, не потому что принес тапочки не в тон халату. Не потому, что не догадался заварить чаю. Потому что не додумался сигануть с крыши небоскреба или порезать вены самостоятельно. Ох, Шарлотта была в гневе. В неописуемом гневе. Водичка в кастрюльке закипела и крышечка уже начала раз за разом от разбушевавшейся жидкости подпрыгивать, а пар валил во все стороны. Наблюдательному человеку не надо быть самим Шерлоком Холмсом, чтобы заметить очевидное – губы блондинка поджала так, что они почти побелели, а на столе почти остались борозды, так сильно Шарли прижала свою кисть и повела в сторону рукой. Вдох-выдох. Как там говорят психологи? В любой непонятной ситуации считай до десяти. Шарлотта честно пыталась. Она считала до десяти, она считала до ста, она считала деньги, она пересчитывала идиотов, которые её окружают, она представляла, как душит их в кристально чистой реке. Все это было пустым трепом, за который обычно психологам приходилась рассчитываться, как сейчас придется рассчитаться Филиппу за свою дырявую бабскую память. Три… Златовласка тянется к чашке с чаем, делает глубокий вдох. Приятный запах только что заваренного чая немного успокаивает, а вкусовые рецепторы сгорают нетерпения вновь почувствовать этот горьковатый привкус. Два… Роксфорд обхватывает дорогой китайский фарфор своими бледными пальцами, шумно выдыхает. От легкого колебания воздуха на поверхности чая расходится белая дымка и идет рябь. Блондинка разрывается меж двух огней, но страсти сильнее её. Один… Чашка с замысловатыми узорами летит навстречу несносному повесе, расплескивая обжигающе горячую жидкость по идеально выдраенному паркету.
- Ты кретин?! – Почти срывающимся и оттого чрезмерно противным голосом вскрикнула Шарлотта. Она не понимала, что бесило её больше: утро, Филипп с дуршлагом вместо мозгов или тот усатый толстопуз, что её надул и нагрелся на всем этом. Конечно, единственным виновником со всех точек зрения надо бы признать не слишком умного предпринимателя, который на свой страх и риск решил обвести Роксфорд вокруг пальца, подставив под удар тех, кто мог находиться в её поле зрения в момент разоблачения. Однако, сама Шарлотта признавала виновным в большей степени Гаоса, который позабыл ей обо всем рассказать. Какая досада. Ну, ничего, она ещё успеет приучить его к тому, чтобы вовремя доставлять не только почту с тапочками, но и известия. Правда, под рукой больше ничего не было, но это не беда. Шарлотта резво наклонилась и буквально через пару секунд, дабы Фил не успел расслабиться и ускользнуть от расплаты, в него сначала полетела одна тапка, а затем и вторая. Блага стулья были слишком тяжелы для этого, но кто этих дам в гневе знает, вдруг у Шарлотты в родословной окажутся по линии троюродной бабки двоюродного брата кузины матери русские корни? Тут уж точно тушите свет.
- Раньше сказать было нельзя?! Черт бы тебя побрал! – Смачно ударив кулаком по столу, крикнула барышня. Затем Шарли резко вскочила с места, но не для того, чтобы перевернуть стол в порыве гнева или обзавестись новыми снарядами для бомбардировки.– Молись, чтобы этот мерзавец был на месте! Не дай бог, этот мешок с потрохами присвоил мои деньги и свалил! Я превращу твою жизнь в настоящий ад!

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-15 14:00:51)

0

7

Богиня сердиться изволит-с, в дурном расположении духа-с. Китайский фарфор разлетается в дребезги и Фил в первую очередь думает не об обожженых ногах, а о том, что убирать-то все в итоге ему. На душе стало скверно. "Убираааться фу", - протянул капризный голос где-то внутри Фила, после чего он двумя пальцами схватился за штанину, отлепляя потяжелевшую и мокрую ткань от тела. Белые брючки приказали долго жить, приобретя коричневатый оттенок. Неприятно было, безусловно, еще и то, что чай попал и немного выше.
"Хорошо, что хозяйке не до того", - подумал Гаос, оглядывая просвечивающие через брюки боксеры. Покамест он снедаем был вопросами бытовыми, барышня вооружилась тапками. Это только на словах так долго, а на самом деле какие-то мгновения. Результат один - с таким трудом найденный, можно сказать с потом и кровью, тапки одна за другой просвистели в воздухе. Первая пролетела мимо цели, шлепнувшись на еще не остывшую электронную плиту, а вторая плашмя ударила по лицу. Но что там, подумаешь, тапочка... Филипп знавал снаряды и похуже.
Лотти ударила по столу, приправив возмущение комментарием нелицеприятным.
- Кретин кретином, - произнес Филипп, отворачиваясь от негодующей женщины и снимая с плиты тапок, который начал было пригорать и по кухне распространился неприятный душок горелого. - Но кто, как не самый преданный пес своей хозяйки, сделал все, чтобы рейс нашего касатика "случайно" перенесли на сутки, дабы не дать ему скрыться?
Гаос держал двумя пальцами безнадежно испорченную белую тапочку и пытался взвесить все за и против. Если сейчас выбросить это белое пушистое недоразумение, чей товарный вид, да и запах, точно теперь норме не соответствуют, то какова вероятность того, что скальп англичанина будет безжалостно снят? После секундного колебания Фил все-таки принял единственное верное решение - парень разжал пальцы и тапочка шлепнулась на пол. "Я не я и хата не моя" - примерно с таким выражением лица Гаос бочком попытался ретироваться с кухни, не глядя на Шарлотту.

0

8

Перенос рейса? Нет, Филипп определенно издевался над бедной своей хозяйкой как мог. Иначе это все назвать было нельзя. По крайней мере, Шарлотта не могла дать логического объяснения тому, что молодой человек помнит об отмене нужного рейса, но совсем не держит в голове тот факт, что мисс Роксфорд звонили по очень важному делу, из-за которого собственно Гаосу и пришлось вылазить из кожи вон. И после этого представители сильного пола смеют обвинять дам в их плохой памяти и полнейшем отсутствии логики? Абсурд, господа! Это более чем просто возмутительно. Разгневанная как тысяча чертей Шарлотта была готова закричать: «Карету мне, карету!», однако, толика здравого смысла говорила не пороть сгоряча. Хотя, кому мы врем. Единственная причина, по которой блондинка не сорвалась облачать в нечто более подходящее для прогулки в ранее декабрьское утро, лежала на столе в рабочем кабинете нашего антиквара.
- Чаю. Мне. В кабинет. Немедленно! – Четко, резко и отрывисто отрапортовала Шарлотта, почти что загребая землю копытом, образно говоря. - Звони этому барыге, чтоб явился в свой офис и ждал нас там, я всажу этот редчайший кинжал в его толстую … , а потом вытрясу все до последнего фунта!
На всех парусах своего шелкового халатика Роксфорд устремилась наверх в свой кабинет, в глубине души очень надеясь на то, что слова будут переданы не буквально, а извратятся до чего-то тошнотворно подхалимного в стиле «О, Джулиан, с вами так приятно иметь дело, что мисс Роксфорд желает приехать к вам и успеть провернуть ещё одну приятную сделку, пока вы не покинули Лондон». Девушка быстро поднялась по лестнице и совсем уж не притягательной и изящной походкой засеменила по коридору, почти переходя на бег. «Подумать только, меня, Шарлотту Роксфорд, обвели вокруг пальца как молодую. Какой позор, какой кошмар. Я ему глаза выткну чайной ложкой, разделаю его на части и отдам на корм бездомным собакам… Какого дьявола я с ним связалась?!» - примерно такие мысли занимали голову блондинки, покуда та искала все необходимое. Шарли, уже чувствуя нутром, что дело выгорело в любом случае, шумно опустилась в кресло и склонилась над шкатулкой, которая шла приятным бонусом к первому приобретению и которую барышня самонадеянно не стала отправлять на экспертизу, желая изучить её самостоятельно. Включив настольную лампу и взяв лупу в свободную руку, девушка принялась внимательно изучать сей предмет на наличие изъянов, указывающих на руку искусного мастера, но отнюдь не того, что был сейчас востребован.

0

9

Все было просто, как паленая морковка. Уладив намедни все дела и ожидая возвращения Шарлотты, Гаос присел к телевизору. Вообще, вполне возможно, он и сам не заметил, как так получилось, но пульт в руку лег как влитой, а подниматься с мягкой софы не было ровным счетом никакого желания. Тупо щелкая каналы, Фил наткнулся на баскетбольный матч, а дальше как в тумане. Можно было, конечно, вскользь здесь упомянуть о ярой и категоричной нелюбви Филиппа к футболу и прямо противоположного ей фанючества по хоккею и баскетболу... Одним словом - парень облажался, забыв передать Лотти о том звонке. Более того, он даже полностью сейчас отдавал себе отчет о том, что натворил, но сделанного не воротишь, а значит и убиваться резона нет.
Фил посторонился, выпуская из кухни хозяйку, после чего достал с полки еще одну чашку из того же сервиза и налил новую порцию чая. Ставя чашку на поднос вместе небольшой серебряной ложечкой и сахарницей, потому как никогда не угодишь на эту странную особу со сладостью, Гаос параллельно набирал прохвоста, которого ждала знатная порка. Поднимаясь по лестнице, он наконец-то дождался того, что гудки оборвались, и его настороженно поприветствовал деловой партнер Шарлотты. Зажимая телефон между плечом и ухом и удерживая круглый поднос в одной руке, второй Фил открыл дверь кабинета. Хозяйка корпела над какой-то шкатулкой, так что отвлекать ее он не стал, просто поставив чай на край стола. Меж тем он продолжать сладко напевать, как и предположила Шарлотта, незадачливому прохиндею о необходимости еще одной встречи и тд и тп.
- …Безусловно! Мы давно уже не видели ничего подобного. Мисс Роксфорт нарадоваться не может удачной сделке и я давно не видел ее в таком расположении духа, - произнес Филипп, выходя из кабинета и затворяя за собой дверь. Едва ли можно было разобрать сарказм в его словах, но он там был, хотя едва ли о том было ведомо клиенту. – Тогда договорились!
Парень сбросил вызов и, будучи уже на лестнице, проорал достаточно громко, чтобы слышала Шарлотта:
- Хозяяйка, через полтора часа в его офисе. Я все уладил.
Теперь гори все синим пламенем – Гаоос идет мыться! Вообще, когда он еще разговаривал по телефону, то успел заскочить в спальню, прихватив все необходимое. Так как Роксфорд была дама требовательная, из которой приказы вылетали, как теннисные мячи из специальной машины, когда ту установили на мощность адской мясорубки, то, соответственно, времени на переодеться у Фила совсем не осталось тогда. Разгуливать в мокрых штанах – сомнительное развлечение…
На душ у Филиппа ушло от силы минуты три, как и обычно, но что касалось чистки зубов и бритья, то это всегда разговор был у него отдельный. Проблема была в том, что в Гаосе жил Цезарь, который не давал ему спокойно заниматься чем-то одним. В итоге картина складывалась следующая: Филипп, пританцовывая у раковины и даже не удосужившись надеть исподнее или воспользоваться полотенцем после душа, напевал едва различимое что-то о парикмахере Флойде, разглядывающем его щетинистый подбородок. Лицо Фила было перемазано в пене для бритья и нельзя было различить, где заканчивается она и начинается зубная паста, которая так же капала с щетки прямо на керамическую поверхность, увлекаемая стремительным потоком воды. Зажав, собственно, злополучную  щетку между зубами с видом дона Карлеоне, курящего кубинскую сигару, Филипп менял кассету на бритве. Пользоваться электрической ему строго запрещал пещерный человек, который прочно укрепил свое влияние в странноватом мозгу Гаоса.
Весь этот кошмар, такой, в принципе, привычный самому парню и являющийся неотъемлемой частью его варварской души, должен был рано или поздно закончиться. Парень обмотал полотенце вокруг бедер и вышел. На паркете оставались мокрые следы, но мерзкий нарушитель порядка неуклонно двигался наверх, где ему вот уже как третий год, отвели небольшую комнатку. Так то ее было вполне достаточно ему, особенно если учитывать, что он и спал-то там не особо часто. Впрочем, перед кабинетом он резко затормозил, распахивая дверь с лишь ему присущей бесцеремонностью.
- Мне вызвать такси уже? Вы ведь знаете, как обычно все это затягивается, а там ужасные пробки, может быстрее будет добраться туда на моем мотоцикле? Я буду готов через минуту.

+1

10

Изучение старинных вещей всегда увлекало Шарлотту. Это было этакой отдушиной для девушки, которой и поговорить-то толком было не с кем. Вообще, психологи часто советуют окунуться в работу тем, у кого проблемы на личном фронте различного характера. Трудоголики делали это с радостью и даже без чьих-либо подсказок, а вот лентяи вроде Фила искали иные пути разрешения конфликтов. Будучи дамой трудолюбивой, да ещё и весьма заинтересованной в данном занятии, Роксфорд всегда с радостью и даже вздохом облегчения садилась за свой рабочий стол и принималась за внимательное изучение предмета, увлекаясь этим настолько, что не замечала часов, которые буквально мгновенно пролетали. Если бы не необходимость вести дела, стоить подчиненных и простые биологические потребности, пожалуй, Шарлотта бы занималась этим всегда с редкими перерывами на созерцание ночного неба и прочтение одного-другого романчика. И пусть старик Фрейд советует по-другому выпускать пар, блондинка была весьма довольна тем, что имела для релакса. Вот и сейчас, пусть девушка и взялась за работу несколько возбужденно и нервно не в пример обычному чинному и неспешному просматриванию изделия, клокочущая ярость и неконтролируемый гнев постепенно отходили на задний план и все место в голове Шарлотты занимала поставленная задача, а не жажда мести и планы расправы. Увлеченная поисками несоответствий оригиналу, мисс (именно Мисс, а не Миссис как некоторые уже было решили) Роксфорд почти не заметила того, как Филипп вошел в её кабинет. Девушка мысленно поставила в голове галочку о том, что чай подан лишь тогда, когда поднос оказался на столе под несколько раздражающую болтовню Гаоса. Несмотря на то, что молодой человек голос имел звучный и не страдал дефектами речи, все его слова пролетели мимо ушей златовласки. Спроси Шарли о чем там разглагольствовал блондин, она лишь сможет спросить: «Какой блондин? Где блондин? Когда разглагольствовал?».
- Хозяяйка, через полтора часа в его офисе. Я все уладил
«Да-да», - мысленно ответила Шарлотта, заправляя выбившуюся прядь за ухо, и также мысленно отмахиваясь от Фила, как от надоедливой мухи в знойный день, - «кончай орать уже».
Роксфорд иногда страдала таким странным недугом – разговаривала и делала что-то мысленно. Такое происходило, когда девушка была чем-то увлечена. Ей казалось, что то, о чем она подумала, было сделано, а по факту ни один мускул у блондинки не дергался. Случалось такое редко, но метко, так что Филиппу иногда стоило проверять свою хозяйку на предмет полного восприятия информации. Вот и сейчас Шарлотта вполне себе могла забыться, уйдя в работу с головой, но через небольшой промежуток времени (барышне показалось, что прошло всего пару секунд) голос телохранителя вновь раздался в кабинете мисс Роксфорд. Девушка почти рыкнула от накатившего негодования. Все спокойствие, приобретенное в процесс кропотливого изучения шкатулки, вмиг улетучилось. Шарли с явно читающимся на лице раздражением оторвалась от своего занятия и, недовольно поджав губы, устремила испепеляющий взор на блондина. От такого взгляда молоко тухло, даже будучи в самой корове, цветы вяли, а дети разбегались в истериках. И это сопровождалось напряженным молчанием и красноречивым видом «глаза б мои тебя не видели».
- Когда, черт возьми, ты перестанешь вламываться в мой кабинет, м? – Вопрос был задан почти что через силу, было видно то, как девушка борется с собой, чтобы не заорать и не швырнуть в Гаоса ещё что-нибудь. – Ещё и в таком виде! Подумать только!
Здесь Роксфорд выдержала драматическую паузу, а затем пафосно фыркнула, как обычно делала, когда речь заходила о представителях сильного пола и их отвратительном поведении. «Самцы…», - подумала Шарлотта, шумно выдыхая и пытаясь вернуть утраченное как лучшие годы спокойствие.
- Мне плевать, как я там окажусь, хоть ты меня на руках понесешь. Мне плевать на то, сколько времени тебе надо на наведение марафета. Подготовь мне костюм, доставь на место назначения в указанное время и во время всего этого не капай мне на мозги пустым трепом, - блондинка вопросительно приподняла светлую бровь, как бы намекая своим видом, что очень удивлена, что Филипп ещё не рассосался в пространстве и не ускакал исполнять поручение.

+1

11

- Так я ведь специально предупредил, что мы через полтора часа… Аа, не важно, - Филипп вывалился из кабинета, так и не договорив.
«Женщины… - подумал Гаос, шумно выдыхая и сетуя на то, что мисс Роксфорд проигнорировала его. - Специально же сказал, чтобы начала собираться и мы не очень сильно опоздали. Ладно. Не мои проблемы»
Филипп, как и обещал, собрался довольно быстро, хотя и в лучшем своем стиле. Никаких теперь смущающих хозяйку полотенец – только бордовые брюки и тонкий серый джемпер. На самом деле, все было неплохо, относительно его обычных странноватых пристрастий. Нырнув в соседнюю комнату, он по свойски распахнул шкаф Шарлотты, не глядя подцепляя ее безупречный белый костюм, складывая на кровать и кидая поверх полупрозрачную синюю блузку.
"Вроде то", - окинув взглядом вещи, вынес свой окончательный вердикт Гаос.
Вообще, нельзя сказать, что Филипп был совсем нечуток к таким ситуациям. Пренебрежение кого бы то ни было ему было совершенно безразлично, но подобное отношение со стороны хозяйки его несколько огорчало. Как преданный пес, скорее огромный кавказец, нежели доберман, мимо которого ходили равнодушно, не соизволив не то что бросить кость, но даже приласкать, он обреченно, молча, стойко сносил все тягости. Подойдя к двери кабинета, Фил постучал костяшками пальцев по красному дереву, добавляя:
- Все готово. Я жду внизу.
И он спустился. Ладонь скользила по дубовым перилам, едва касаясь гладкой лакированной поверхности. Едва ли сам парень задумывался о том, что сейчас движения его были в какой-то мере даже слишком отточены и механически. Порой в них сквозила какая-то картинность и наигранность - взять даже то, с какой церемонно-беспрестрастной миной Филипп отпер гараж, устремляясь к единственной своей отраде - байку. Да, этот зверь - не баба. От него не услышишь неуместных упреков на каждом шагу, нотаций, нагоняев и что там еще в лучшем женском тоне?
Фил достал свой шлем, после чего откуда-то выудил запасной, намереваясь вручить его Шарлотте. Может быть, она станет причитать по поводу испорченной укладки и едва ли Филипп сможет что-то возразить, но попробовать ей его вручить все-таки стоило. Это промелькнуло в голове, мгновенно растворившись. Черный бок мотоцикла блестнул, прельщая скорой близостью.
Гаос решил, что ностальгия - не порок, проведя ладонью по холодному металлу. Тактильный контакт всегда играл для него большую роль. Все эти ненавязчивые прикосновения, едва заметные касания могли самым разным образом повлиять на него. Видимо, несколько компенсируя недостаток серого вещества, если ставить его рядом с Роксфорд, природа решила сжалиться или, быть может, поглумиться, дав еще и чуткое обоняние. "Пес он везде пес," - усмехнулся англичанин, но перед глазами всплывали картины трехлетней давности под воздействием ощущений.
Почему-то Фил в деталях помнил все утро, как будто бы оно и вправду значение имело большее, чем просто неплохое начало дня. Нестерпимая жара, ноющее плечо и лучи света, пробивающиеся в жалюзи, служившие преградой между офисом салона и капризной погодой...
Задумавшись, он пропустил приход хозяйки, да и едва ли расслышал бы ее слова, если бы она соизволила что-либо произнести в своей излюбленной манере. Впрочем, не все же ему столбом стоять и он завел мотор, который взревел, как будто бы мурча от удовольствия и предвкушения.

+1

12

Шарлотта Роксфорд была крайне пунктуальной. Но то, что обычно стояло за этой пунктуальностью, остальным видеть было не дано и не надо. Это бы, определенно, испортило впечатление о даме. Несмотря на все расписание, четкий план и прочее, собиралась златовласка обычно впопыхах. Девушка четко знала то, что может собраться по-армейски за несколько минут, и именно поэтому всегда позволяла себе забыть о ходе времени. Это могла быть чашечка чая, интересная книга или какая-нибудь глупая телевизионная передача для разрядки уставшего мозга. Но потом, когда случайный взгляд попадал на циферблат часов или чей-то голос вещал о катастрофичной нехватке времени, Шарлотта бросала все и прыгала на одной ноге, пытаясь одновременно натянуть чулки, надеть юбку и поправить блузку. И ведь удавалось же. Сейчас должно было случиться нечто похожее.
Как только дверь за недовольным Филлом закрылась, на что, впрочем, Роксфорд не обратила никакого внимания, полностью вернулась к работе. Оставалась самая малость. Вернее для разжигания печей праведного гнева оставалось не найти эту самую малость, представлявшей фирменную завитушку известного в узких кругах мастера. И проказник Джулиан не обманул чаяний Шарлотты – своеобразная подпись автора была, но незначительно отличалась от оригинала более размашистыми завитками. Мелочь бы, но ценность предмета стремительно приблизилась к нулю. Блондинка неспешно отставила шкатулку и откинулась назад. Лениво и размеренно помешала сахар, щедро высыпанный в чай, а затем также чинно поднесла к губам чашечку и сделала несколько глотков, так сказать, затянувшись словно заядлый курильщик сигаретным дымом. К сожалению, напиток богов слегка остыл, но это не шло в равнение со вскрывшимся обманом и мировой революцией. И сейчас в голове Шарлотты вертелись мысли о том, как же обойтись с этим прохвостом. Идей было много. Но приходилось отсекать на корню самые жестокие и изощренные, ибо видят боги, портить свой французский маникюр и одежду не самый лучший выход из положения. Так что желание, взять биту и отстучать похоронный марш по черепушке Джулиана, было отметено. Но вот, лампочка над головой Роксфорд зажглась. Девушка, провиснув в ожидающем режиме ещё секунды две-три и взвесив все «за» и «против», залпом допила чай и вернула чашку на блюдце. И вот уже и Гаос спускался по лестнице, известив свою хозяйку о том, что все готово. Тянуть кота за какую-либо часть тела было уже бессмысленно. Поэтому Шарлотта мысленно начала подгонять себя. Быстро облачившись в приготовленный наряд, девушка на скорую руку навела марафет. Вовремя вспомнив о том, что транспортным средством на сегодня был выбран «железный конь», блондинка отказалась от идеи сделать на голове хоть какое-то подобие прически. Если не ветер, то шлем все испортить. К чему бессмысленные старания? И вообще, тленно бытие, но об этом чуть позже.
Раздражающее цоканье каблуков по бетонному полу, от которого было не скрыться в виду спешного передвижения мадемуазель, гулким эхом отдавалось в гараже. Оно настолько временами выводило Шарлотту из себя, намекая на парнокопытную сущность дам, что той хотелось идти босиком или вовсе ползти, лишь бы не слышать этого. Однако последнее было как минимум не эстетично. Хотя кому как, опять же, впрочем, не будем отвлекаться. Исходя из принципов, согласно которым целостность собственной шкуры превыше всего и что разборки с гордыми представителями закона при спешке слишком обременительны, Шарли водрузила шлем на голову, а затем с завидной сноровкой и растяжкой перекинула одну ногу через сидение и опустилась позади от Филла. Не слишком заботясь о том, насколько сильно могут впиваться в мужскую спину пуговицы её плаща, златовласка крепко вцепилась в своего «подчиненного», обвив руками его торс и тем самым грозясь переломать пару ребер.

0

13

После того, как ручонки хозяйки обвили его, а сама Шарлотта прижалась к нему вплотную, настроение Филиппа значительно улучшилось. И как можно находиться в дурном расположении духа, когда за твоей спиной восседает такая красотка? Не стоит отрицать очевидного – Гаос был тщеславен до тошноты, до искр в глазах и нелепого исступления. Когда он был на людях вместе с мисс Роксфорд, то мало задумывался о том, что находится в ее тени, скорее наоборот – парню доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие осознание того, что его хозяйка приковывает взгляды, а он, подобно адской гончей, настигнет любого неугодного в считанные мгновения и растерзает. Пик наслаждения, который едва ли можно было бы сравнить с чем-либо, приходился на те мгновения, когда шоу разворачивалось на глазах у Шарлотты. Может быть, в глазах женщины он и мог предстать дешевым выпендрежником с амбициями подростка, но, слава богам, одурманенный тщеславием разум Гаоса едва ли бы смог додуматься до такого.
Издав утробный рык, байк тронулся с места, вылетая на оживленное шоссе. Когда едешь поддатый от раздутого самодовольства, главное – целиться между машинами и вовремя обращать внимание на светофоры. К слову, последние раздражали сверх меры, будто бы кто-то злой шутки ради расставил их на каждом шагу. Как бы Фил не бранился про себя по этому поводу, удача и скорость позволили им преодолеть расстояние ни разу не остановившись на красный. Движение не было мертвым, скорее размеренно-ленивым, где между медлительных машин, напоминающих майских жуков, ловко проносился черный Харлей Фила.
В одном джемпере на голо тело было некомфортно и прохладно, но парень уже давно отвык от того, чтобы обращать внимание на такие мелочи. Более того – отвык это, пожалуй, даже не совсем то. Сколько Гаос себя помнил, он всегда довольно пренебрежительно обращался со своим телом, безрассудно разгуливая под палящим солнцем Индонезии с непокрытой головой или же не удосуживаясь накинуть что-то поверх футболки в шторм. Виной тому ли пришибленность на всю голову, толика глупости или, быть может, святая и непоколебимая вера в собственный иммунитет, который, к слову, ни разу его еще не подвел – сейчас едва ли можно угодать.
Вместо положенных тридцати-сорока минут, они пробыли в пути от силы четверть часа, всячески срезая дорогу. Не то чтобы пунктуальность, да еще и по отношению к этому скользкому типу, волновала Фила, даже напротив, но лучше привезти Шарлотту вовремя, чем выслушивать какие-нибудь остроты по поводу медлительности своего ненаглядного байка. Вообще, это была бы сущая клевета, но никогда не знаешь что ожидать от женщины в скверном расположении духа…
Не очень резко притормозив, чтобы не пропустить поворот, парень безошибочно нырнул в подземную парковку многоэтажного здания, где располагался офис делового партнера Шарлотты. Ну, может быть и не только делового – Филипп не вникал в подробности ее личной жизни, хотя очень хотелось. Байк замер подле высокого Хаммера, на который парень кинул быстрый взгляд, полный уважения. Сняв желтый шлем, Фил тряхнул головой на животный манер.
- Мне пойти с вами или подождать здесь? – все еще сидя на Харлее, поинтересовался телохранитель.

0

14

Пока мысли Филиппа были заняты размышлениями о высоком, хотя едва ли самолюбование и самовоспевание можно было назвать столь лестным эпитетом, Шарлотту же одолевали самые что ни на есть практичные измышления. Конечно, порассуждать о собственной красоте – дело полезное, но к чему переливать из пустого в порожнее, когда и так все знают очевидное – барышня у нас хоть куда. «А главное скромная», - именно так всегда подводила итог мисс Роксфорд, кокетливо опуская глазки в пол и всем своим видом пытаясь внушить, что так оно и было на самом деле. Хотя любому, мало-мальски наблюдательному человеку не стоило труда раскусить этот гнилой орешек. Но кому это надо было? Чай не золотые орешки с изумрудными ядрами. Вот так не нуждавшаяся в заверениях своей красоты Шарлотта размышляла над тем, какую выгоду можно поиметь с Джулиана и как бы её количество увеличить, оставшись при этом на плаву. И казалось, что единственным выходом с заметаниями следов было убийство самого объекта. Роксфорд даже несколько грустно вздохнула. Девушкой она, конечно, была вспыльчивой, не гнушалась применять грубую физическую силу, не терзалась муками совести после разделки любимого Ромео и прочих, но все-таки что-то в этом было не так. Какой-то гадкий, несмываемый след оставался в её душе после очередного трупа, убитого пусть и не её руками, но с её веления. Это было как-то неправильно и противоестественно. По крайней мере, так внушали знаменитые писатели, когда вспоминали, что чему-то полезному кроме любви и дружбы читателей тоже нужно поучить.
Домчавшись с ветерком на пустой желудок и оттого не сильно маявшись с морской болезнью, которая нет-нет да и всплывала в самый неподходящий момент, Шарлотта уже не слишком уверенно и не слишком твердо стоя на ногах «спешилась» с железного скакуна и протянула шлем Гаосу.
- Ты сегодня решил исчерпать допустимое количество глупых вопрос? Естественно, ты идешь со мной. Я к нему иду не плюшками с чаем баловаться, - фыркнув, Роксфорд запустила бледные пальцы в златые локоны и парой легких движений попыталась восстановить некий неуловимый порядок в прическе. А затем, краем глаза заметив, что Фил сподобился пошевелить телесами, направилась прямой наводкой к лифту, который вел прочь с этой подземной парковки.
- Будем брать быка за рога в течение первых минут пяти, - наблюдая за мерным закрытием почти что зеркальных дверей, произнесла Шарлотта, дождавшись, когда Филипп окажется подле неё в кабине лифта, - готовься быстро заткнуть ему рот. Если будет много и не по делу выступать выкинем его в окно. Сильно сомневаюсь, что мимо будет пролетать супермен, приманкой для которого в основном являются глупые длинноногие курицы с грудью третьего размера, а не прилизанные толстосумы.

0

15

Приняв из рук Лотти шлем, Гаос виновато пожал плечами и решил положить болт на эпитеты с подтекстом от Роксфорд. В конце концов мозговая деятельность это не его прерогатива.
В отличие от Шарлотты, Фил никаких раздражающих звуков, вроде цоканья каблуков, не издавал. Более того – парень двигался почти бесшумно. Будь Гаос чуть помельче ростом, можно было бы отпустить гадкую шуточку о том, что у него в роду были хоббиты. Но нет, увы и ах, ни рожей, ни цветом волос, их же количества на ступнях, Фил не вышел.
Дверь закрылась и лифт неторопливо пополз вверх. «Как же, наверное, он бесит людей, которые здесь работает. По лестнице и то быстрее». Филипп относился к той породе людей, для которых километр не круг, и не вопрос отмотать пару лишних кругов ради какой-то ерунды. Под ухом, где-то внизу, даже не смотря на каблуки, жужжала Роксфорд. Блондинчик покосился на миниатюрное существо, которое на проверку оказалось монстром, диктатором и просто замечательным человеком. При упоминании окна Фил покачнулся, пытаясь не снизойти до обычного своего «гы-гы-гы», вспоминая полет из окна отеля рыжей шлюхи с оленьими глазами. Зрелище было забавное, особенно если учитывать неловкость в виде кованного заборчика… Вроде бы был еще какой-то незадачливый летун, но как бы не напрягался парень, вспомнить не мог. Вообще, Шарлотта как всегда блистала остроумием, недоступным, а потому и малопонятным, Филу, на которое он мог лишь сдержанно улыбаться, интуитивно чувствуя, что хозяйка шутить изволит.
Лифт разинул свою стеклянную пасть этаже на восьмом, после чего из него выползла/вышла/выплыла (нужное подчеркнуть) Шарлотта, а за ней уже последовал Фил. Обогнав хозяйку, он без предупредительного стука нажал на ручку, резко открывая дверь. На этом этаже располагались, насколько было известно парню, только две конторы – обреченного Джулиана и еще какого-то субъекта, который, кажется, занимался чем-то связанным с судами. В тонкости Фил вообще никогда не вникал, потому что сие была бесполезная трата времени, а его у парня было не так уж и много. Вселенная как всегда была скупа на лишние часы и минуты… А, вообще, было бы неплохо ввести какую-нибудь накопительную систему бонусов, как у телефонных сетей. Эти размышления показались ему весьма забавными, но лицо не выдало ни улыбки, ни ухмылки. Кирпич, как говорится, был рабочей маской, пока Шарлотта не нуждалась в его услугах.
Кабинет из себя представлял нечто весьма тяжелое по цветовой гамме, а письменный стол и вовсе напомнил Гаосу могильную плиту. Филипп, ужас какой, не поздоровавшись, прошел по комнате широкими быстрыми шагами, вставая за спиной у мужчины и резко вдавливая его лицо в холодную столешницу. Бумаги полетели на пол. Клиент к такому готов не был, поэтому и усилий даже каких бы то ни было прикладывать Филу не пришлось. Приготовившись скучать, пока хозяйка ведет переговоры, он скис, разглядывая мегаполис за окном и лишь только сильнее напрягая руки, когда мужчина делал слабые попытки освободиться.

0

16

Выплывать, всплывать и выползать может любая сущность и материя кроме Шарлотты. По крайней мере, сама блондинка так думала, не наблюдая за собой со стороны, когда сонная и замученная скатывается с кровати и ползет по направлению к душу. И сейчас мисс Роксфорд искренне верила, что идет с видом озлобленного абсолютного монарха, вознамерившегося разогнать взбунтовавшийся сословно-представительный орган. Пафосная моська, насупленные брови, вместо развивающейся мантии – полы расстегнутого плаща, одним словом, царская особа. Хотя на самом деле, ни о чем подобном Шарлотта и не думала. Она просто шла напролом с определенной целью, наглядным примером продемонстрировать невыгодность лживых соглашений. Роксфорд была уверена, что весть о подобном быстро разлетится в узких кругах. Вряд ли такое подпортит репутацию. Разве что окончательно развеет ту полупрозрачную пелену с чужих глаз, которая, быть может, осталась ещё у некоторых особо самоуверенных особ. «Очередной самоуверенный мужлан. Мне казалось, я ясно выражалась в своих намерениях, когда разнесла пару-тройку таких же идиотов. Неужели мои намеки для некоторых остались кристально прозрачными в такой же степени? Я совсем не подозревала, что есть такие болваны, решившие, что та акция была проведена в целях запугивания и больше подобного не повторится. Как же они, видать, не боятся за свою шкуру… Ну ничего, сегодня мы дадим понять, что они тут не одни такие умные и не стоит недооценивать слабый пол. Я им не девушка по вызову». Воистину все это было крайне возмутительным, если являлось правдой. А это с вероятностью в 100 процентов являлось правдой. Ну +/- 0,1 процента погрешность. От осознания этой ужасающей действительности, Шарлотта стиснула кулаки, припрятанные в карманах верхнего плаща. Как же её раздражало подобное отношение к ней и прочим барышням. И пусть в большей степени сейчас это было вполне оправдано, ибо сами девушки себя так преподносили, но к себе такого пренебрежения Роксфорд стерпеть не могла. И пора бы её деловым партнером уяснить эту простую истину. Шарли хотела было с порога начать читать лекцию о правилах ведения бизнеса своему неудавшемуся компаньону, но Гаос предпочел чисто по-джентельменски первым замолвить словечко. И, кажется, блондин, больше похожий на сбежавшегося стриптизера, нежели на серьезного солидного мужчину, начал осознавать крайнюю степень недовольства мисс Роксфорд. Завалившись в кресло, что стояло напротив рабочего стола Джулиана, блондинка без прелюдий закинула ноги на, как выразился бы Фил, могильную плиту. 
- Доброго дня вам, Джулиан. Надеюсь, вы не будете сейчас даже пытаться вешать мне лапшу на уши, иначе я попрошу своего любезного Филиппа сломать вам челюсть, ибо я надеюсь, вы помните, что я ненавижу, когда меня обманывают, - произнесла барышня не слишком приветливо, можно сказать, даже с ледяными нотками в голосе, переведя пронзительный взгляд голубых глаз с мысков сапог на лицо, что виднелось чуть правее на горизонте. Шарлотта, уперевшись локтями в подлокотники кресла, сплела пальцы в замок и, чуть приподняв левую бровь, выжидающе уставилась на Джулиана. Но тот видимо ещё не понял того, во что вляпался, и ничего кроме невнятного бормотания-скуления не выдавал.
- Фил, если ты сломаешь ему пару ребер, он ещё сможет вызвать нотариуса и подписать кое-какие документы? – С крайне заинтересованным видом спросила златовласка у своего сопровождающего.

0

17

Отвлечься на хозяйку было не роковой, но достаточно грубой ошибкой. "Сбежавший стриптизер" вполне себе осознал, что дело пахнет жареным, а ему встреча с ослепительной мисс Роксфорд ровным счетом ничего хорошего не сулит. После проблеска истины в разуме несколько ограниченном и даже, не побоюсь этого слова, медлительном перешел из позиции жалобо-скулящей в агрессивно-нападающую. Резко подавшись вверх, он сумел вырвать руку, да и вообще оказаться в вертикальном положении. Бывший деловой партнер Шарлотты ухватил Гаоса одной рукой, который от неожиданности, но не без божественного вмешательства, навалился на стул, опрокидывая Джулиана вместе с предметом мебели на спину. Волею судеб, сам Фил оказался вовлечен в это падение, будучи крепко схвачен за грудки своего прекрасного джемпера. Вместе с тем на пол полетел ворох бумаг, канцелярия и прочая ерунда, которой положено лежать на столах влиятельных и напыщенных хомо сапиенс. Грохот от упавшего стула тут же перешел в шумную возню борющихся мужчин. В какой-то момент Филипп все же смог занять лидирующую позицию, но Джулиан изо всех сил ударил его головой, притянув к себе весьма внезапно. Перед глазами заплясали всполохи, но это лишь больше распалило Гаоса, добавляя к холодной ярости искорки юношеского азарта. Видимо, мужчине в его щеголеватом костюмчике было гораздо непривычнее в сложившейся ситуации, а о физическом развитии, не поднимающемся выше планки спортзала для холеных толстосумов, и говорить было нечего, поэтому своим киношным приёмом он больше навредил себе, нежели противнику. Фил ловко оказался сверху, пользуясь более продолжительным замешательством мужчины, и сомкнул побелевшие от напряжения пальцы на его шее. Что ни говори, а телохранитель Лотти определенно оказался в более выигрышном положении – даже при всем желании сейчас удушаемый не смог бы дотянуться до него. Видя, что оппонент начинает синеть, он ослабил хватку, перенося весь вес на ту ногу, что несколько неловко упиралась в святая святых мужского организма.
- Тебе же намекнули не рыпаться, - процедил Филипп, в то время как первая густая красная капля шлепнулась на чисто выбритое лицо Джулиана. Последний, хотя и был несколько от реальности пока оторван, брезгливо поморщился. Гаосу было не до кровотечения из носа и он, подхватив лежащую практически под рукой металлическую блестящую ручку, нажал на кнопку, издавшую обыденный щелчок, и остановил показавшийся стержень в паре миллиметров от зрачка «делового партнера». Добавлять что-либо в адрес стороны, которой очень ясно намекнули на то, что «шаг вправо, шаг влево приравниваются к расстрелу» не имело смыла и Филипп лишь кивнул, давая Шарлотте понять, что можно начинать читать проповеди или же, в зависимости от ее решения, отпевать беднягу. Красные пятна окончательно испортили дизайнерскую рубашечку и только после этого Фил соизволил обратить внимание на небольшое недоразумение. Все еще держа ручку в опасной близости от глаза Джулиана, он поднял левую с горла, которое «нежно» пожимал все это время, и вытер нос рукавом.

0

18

«А хотя, действительно, к чему нам нотариус?» - подумала Шарлотта, задумчиво уставившись куда-то в таинственное никуда поверх примелькавшейся макушки Филиппа и не удосужившись даже убрать ноги со стола и вообще передвинуться в другое место, когда на сцене вдруг стали воспроизводиться настоящие военные баталии. В своем бравом бойце Роксфорд не сомневалась, поэтому не видела смысла в беспокойном вскакивании с места и подбадривающих выкриках «Филька, давай!». Весь этот шум, гам и мужское елозенье проходил мимо девушки, которая наблюдала через панорамное окно за медленно ползущими по небу, практически в буквальном смысле тяжелыми тучами свинцового цвета. Если бы не маленькая неприятность в виде подсовывания поддельных древностей, то сейчас Шарли играла бы сама с собою в детскую игру, согласно которой надо было озвучивать свои ассоциации с различной формой облаков. Хотя вряд ли, ведь с фантазией у Роксфорд было несколько туговато в этом плане и игра бы проходила как-то так: «А это облако похоже на-а-а..ммм… облако! А вон то тоже похоже на облако! Ну, надо же, ещё одно облако в виде облака!». Практики такие практики. Пожалуй, из-за одной девичьей практичности и полном отсутствии романтизма Шарлотта и останется старой кошатницей с таким вот приплодом в виде высокого блондина, если тот не сбежит раньше или не падет во имя дела. Но право слово, сейчас не нужно рассуждать об этом.
Скинув ноги со стола, когда самцы наконец-то угомонились, девушка придвинулась ближе к сему предмету мебели и, вооружившись ручкой и чистым листом бумаги, с видом начинающего Шекспира начала аккуратно выводить печатные буковки, которые постепенно складывались в несложный текст, смысл которого заключался в том, что такой-то мистер Джулиан, находясь в здравом уме, трезвой памяти и никоим образом не принуждаемый к подобным действия, актом доброй воли отписывает добрые 70% своего имущества несравненной Шарлотте Роксфорд. Найти нотариуса, который все это заверит, и пару-тройку свидетелей - не проблема, осталась лишь самая малость, а именно подпись. За сим, Лотти приподнялась с кресла и передвинула листок к краю стола, ближайшего к обнимающимся мужчинам.
- Пускай он это подпишет, и можешь отпускать, - с этими словами златовласка опустилась обратно и, закинув ногу на ногу, продолжила, - надеюсь, Джулиан, вы понимаете, что ещё легко отделались. Если вы сейчас попытаетесь противиться или начнете ставить мне палки в колеса после нашей задушевной беседы, то ваша тушка послужит кормом для рыбок Темзы. Не думаю, что вам стоит начинать типичную мужскую игру «Давай посмотрим у кого больше», ведь вы однозначно не выйдете победителем. Не буду хвастаться, но все же проинформирую вашу скромную персону о том, что заручилась поддержкой того самого консультанта для стороны зла. Так стоит ли тратить время на такую мелочь, когда вы можете исчезнуть с моего горизонта практически без последствий и со штанами, без которых я могла бы легко вас оставить. Надеюсь, мы поняли друг друга, и уже завтра же вы покинете Лондон в серьез и надолго.   
И пусть какие-то слова были откровенным враньем, но откуда Джулиану было знать, действительно ли Шарлотта заимела настолько полезные знакомства. Имя того самого профессора в обычных рядовых темной стороны вселяло ужас и страх, а уж насколько казались более весомыми угрозы не передать. Искренне веруя в то, что одной хрупкой барышне мистер Мориарти простит безнаказанное использование почти что запатентованного имени в целях разумной самообороны и защиты чести, довольная полученным результатом, Шарлотта спрятала подписанную бумагу в папку и направилась прочь из офиса этого мерзопакостного лгуна. Когда Филипп поравнялся с ней, девушка молча протянула ему белоснежный платок, ибо вытирать своего телохранителя словно мамочка сопливого сынишку Шарли не собиралась, но и видеть чумазого Гаоса было словно ножом по сердцу.

Very happy end

Отредактировано Charlotte Roxford (2014-01-24 20:14:22)

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Проба пера