« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Грехи прошлого


Грехи прошлого

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время и место: 1 сентября 2010 г., накануне пропажи пепельницы из Букингемского дворца; здание Парламента
Участники: Anthea, Godfrey Norton
Краткое описание: у кого наводить справки об Этой Женщине, как не у мужчины, который знал ее лучше многих.

+1

2

"- У нас дело строго секретное и требует доверия.
- Вы и секретной службе не доверяете?
- Разумеется, нет. Они наняты шпионить за деньги."

Если шеф с утра нервничает - это еще полбеды. Но вот если Галстук самого Майкрофта Холмса не вполне перпендикулярен полу и Зонт небрежно прислонен к креслу, а не торчит в специальной подставке - спасайся, кто может: наверняка уже готовится сообщение о грядущем апокалипсисе. И правда, через каких-нибудь пятнадцать минут Антея в общих чертах имела представление о том, что некая важная юная особа совершила непоправимую глупость крайне личного характера, а компромат остался в руках некой шантажистки. На руках было имя, которое самой Антее не говорило ровным счетом ничего, и ее первостепенной задачей на сегодняшний день стало выяснение всех возможных подробностей, но без возможности привлечения дополнительных кадров.

Первым источником информации стал великий и могучий интернет, подаривший Антее целых десять минут ошарашенного созерцания удивительного сайта, наполненного весьма недвусмысленной информацией об услугах, предлагаемых Этой Женщиной. "Обескураживающе... Стильно," - про себя заключила Антея и, предусмотрительно сделав две копии, отнесла распечатки шефу. Пусть полюбуется.

Следующий час прошел в исследовании электронного архива текстов, бережно собранного группой энтузиастов в научных, но никак не разведывательных целях. Теперь после имени можно было поставить тире и добавить "доминантка, оперная певица, разведена с... Ого! Разведена с членом палаты Общин со стороны правящей партии". Вот это и правда... Женщина.

С одобрения непосредственного руководства встреча была назначена. Попутно пришлось крайне вежливо намекнуть тамошней секретарше, что ее не касается тема встречи, поскольку тайна должна была хотя бы притворяться, если уж не оставаться, тайной. Конечно, гораздо лучше было бы, если бы встречу проводил сам шеф, но, увы, он уже отбыл в Букингемский дворец.

Испугавшись толпы туристов, ждущих экскурсовода по зданию Парламента, Антея вошла через один из боковых входов, откуда ее и проводили прямо до самого кабинета. Еще минутное препирательство с секретаршей, и вот дверь открывается с едва слышным скрипом ручки.

- Мисс Антея из Министерства иностранных дел,- после крайне краткого резюме их оставили один на один.
- Доброго дня, мистер Нортон. Прошу прощения за столь поспешное назначение встречи, но она действительно необходима. Надеюсь, что из-за меня не пришлось перекраивать весь график на сегодняшний день. Дело, по которому я пришла, несколько личного характера и ... чрезвычайно конфиденциально, - Антея заметно покосилась на неплотно прикрытую дверь кабинета.

Отредактировано Anthea (2014-01-06 23:36:37)

+2

3

Джефф считал, что ему повезло с секретаршей, но никто в Вестминстерском дворце почему-то не разделял его мнения.
Патриция Джонс была женщиной без возраста (уже который год выглядела на дежурные тридцать пять) и без чувств. Высокая блондинка с острыми чертами лица, отличной фигурой, холодными серыми глазами и железным характером. Именно то, что требовалось, чтобы радовать взгляд и не мешать работе. Даже язык не поворачивался назвать ее «секретаршей» – «секретарь», «личный помощник»; «цербер» – по мнению коллег.
С Пат мистер Нортон всегда мог быть уверен в безупречности рабочего расписания и высшем качестве подаваемого кофе.

Если что-то поменялось в планах на день, значит, это было действительно важно – любые попытки отвлекать шефа по пустякам мисс Джонс пресекала на корню. Поэтому, увидев на пороге кабинета молодую женщину, Джефф отложил бумаги и поднялся навстречу незнакомке.
– Мисс Антея, – радушная улыбка и неопределенная интонация, что-то среднее между вопросом и утверждением. – Добрый день.
«Цветущая» античная богиня… где-то он уже слышал это имя.
– Присаживайтесь. – Подавая пример, вернулся в кресло.
Пять, четыре, три, два, один – Патриция вновь вошла, на этот раз с подносом в руках, на котором стояли две чашечки эспрессо. Выходя, она не забыла плотно закрыть дверь.

– Чем я могу быть вам полезен? – С личными делами обычно приходили бывшие клиенты, но никак не прекрасные леди, использующие вместо имени псевдоним, при чем, совершенно официально.

+3

4

Оказывается, это страшно приятно - получать уже готовый кофе в чашечке с блюдечком. А уж иметь возможность проверить, насколько эспрессо располагает к доверительной беседе - так вообще бесценно. Девушка едва заметно улыбнулась и вернулась к делам насущным.

- Сотрудниками одного из наших отделов начато расследование. К сожалению, я не могу раскрывать его подробности, поскольку все детали особо засекречены, но нам бы крайне пригодилась Ваша помощь. Нас интересует информация о... - Антея чуть замялась, поскольку обстановка рабочего кабинета не способствовала выпытыванию личных тайн у, собственно говоря, его постоянного обитателя, но что поделать. Секретарь заверила девушку, что шеф совершенно никак не может никуда выйти, не то, что уж подъехать к ним, где подобный разговор звучал бы куда уместнее. И, безусловно, выглядел бы солиднее с ее, "пытающей", стороны. - О вашей бывшей супруге, Ирэн Адлер. В частности, детали ее нынешнего местонахождения, если они Вам известны.

Какой ужас! Антея специализировалась на гражданском праве, а не на уголовном. Ее никто не учил вести допрос, тем более, если основания для него не было. Приходилось импровизировать. Главное, чтобы мистер Нортон обладал устойчивой к потрясениям нервной системой и сейчас не нажал какую-нибудь волшебную кнопочку под крышкой стола да не вызвал сюда охрану, которая выпроводила бы ее за почти беспочвенную попытку вытребовать личную информацию. Тогда пришлось бы вызывать сюда тяжелую артиллерию в лице Шефа, а на себя - его же гнев. А это уже не comme il faut.

Отредактировано Anthea (2014-01-07 00:32:00)

+2

5

В Министерстве иностранных дел, определенно, умели подбирать кадры. Антея не только убедила Пат в важности встречи, но и сразу перешла прямо к делу.
Жаль. Знакомство с такой женщиной не грех начать с традиционного разговора о погоде. Впрочем, стоило гостье изложить суть, как она полностью завладела вниманием визави.

Джефф не питал иллюзий относительно непроинформированности определенных структур о его миланских каникулах. В Великобритании спецслужбы знали все и обо всех. Большой Брат не дремлет. Наблюдение посредством камер, ставших таким же привычным элементом городского ландшафта, как светофоры, прослушка телефонов, мониторинг всемирной паутины – все это осуществлялось ради безопасности граждан. Обычно подобная мысль успокаивала.
Наверное, стоит поблагодарить Патрицию – послать букет, или флакон ее дежурного «Шанель №5» – если бы не мисс Джонс, нынешний разговор мог бы проходить в одном из каменных мешков Министерства Любви: свет в глаза, ничего не выражающий голос, словно машина, задающий одни и те же вопросы. Вместо этого красивая женщина напротив, и пусть ей немного неловко затрагивать некоторые темы, ее общество куда больше располагает к задушевным беседам.

– О моей бывшей супруге? – Мистер Нортон облокотился о спинку кресла, все так же не отводя взгляда от лица посетительницы.
Что такое брак с прекрасной оперной дивой в сравнении с некоторыми делами, которые он выиграл в суде – мимолетное увлечение, безумство. Такое понятное, человеческое. Ирен была не самой страшной тайной в его темном прошлом. Но чем позже об их романе узнает общественность, тем лучше. Хороший скандал стоит приберечь на потом – никогда не знаешь, когда потребуется дополнительная реклама.

– Насколько я знаю, Ирен сейчас живет в Лондоне. У нее дом в Белгравии.

+2

6

Профессиональное чутье подсказывало, что на одном из деревьев близ упомянутого дома уже должен был висеть какой-нибудь шпион с профессиональной камерой - ведь были же у самого Холмса какие-то крайне надежные и страшно засекреченные источники? Определенно были. Это Антея пыталась попасть пальцем в небо в попытке узнать важную информацию.

- Удачный выбор района, - чуть улыбнувшись, отметила девушка, пытаясь прибегнуть если не к дедукции, то к банальной логике: дом в фешенебельном районе неподалеку, кстати, от здания Парламента, нужно было на что-то купить и на что-то содержать. Значит, дело у этой дамочки определенно шло лихо. Значит, от ее рук могли пострадать таким же образом и другие высокопоставленные товарищи. Так, может быть, супруг в курсе?

- Скажите, а Вы знаете, чем она... Эта Женщина занимается сейчас? - Антея чуть замялась,  как будто бы невзначай ввернув определение, взятое с сайта. Узнает - не узнает, поймет - не поймет, почувствует ли? Реакция мистера Нортона, не слова - вот, что сейчас было всего важнее. Антея чуть пригубила кофе, чтобы смягчить излишне пристальный взгляд, но глаз не отводила. Непосредственно к члену Парламента не было и не могло быть никаких претензий, но его самая первая реакция должна была рассказать многое - по крайней мере, на это надеялась Антея. - Она по-прежнему поет? - добавила девушка, чтобы показать свою информированность в некоторых деталях биографии.

Девушка не чувствовала в себе уверенности и абсолютной правоты, поскольку подобные диалоги были для нее в новинку, но на что не пойдешь ради государственной безопасности. В конце концов, пусть лучше сейчас в нее полетят шишки, нежели потом со стороны репортеров всего мира - в ту самую особу, не сознававшую, какую головную боль причиняет она многим людям своими опрометчивыми развлечениями. Лучше бы крестиком вышивала, право слово.

Отредактировано Anthea (2014-01-07 15:15:41)

+2

7

Она пыталась с ним играть: кошечка протягивала мягкую лапу и осторожно выпускала коготки, пытаясь определить болевой порог. Это было так мило и так неожиданно, что бывший адвокат и нынешний политик почувствовал что-то отдаленно похожее на укол совести. Девочка пыталась играть в жестокие взрослые игры.

– Вы видели сайт, – Джефф не спрашивал.
Стек, черное кружево, реклама в сети – все это появилось после развода. Его жена была талантливой оперной певицей, выступала на сцене. За последние сто лет отношение к профессии актрисы изменилось: не дама полусвета – звезда, кумир, объект для восхищения и подражания.
Слово «доминантка» вошло в лексикон мисс Адлер после его отъезда из Милана. За какие именно услуги ее клиенты выкладывали бешеные деньги, мужчина старался не представлять – сексуальные девиации его не привлекали.
Дедушка Фрейд был бы разочарован.
Вместе с тем, вынужден был признать, что Ирен нашла свою нишу – чтобы заниматься тем, чем занималась она, нужно было быть Ирен Адлер. Этой Женщиной.

– Я не слышал, чтобы она давала концерты, – покачал головой. – Впрочем, не могу сказать, что осведомлен о ее теперешней жизни. Мы пересекались в Лондоне всего пару раз. – Говорить правду легко и приятно.
Интересно, что натворила его очаровательная бывшая супруга, если в Министерстве иностранных дел ею заинтересовались настолько, что пришли с вопросами к члену парламента.
– Мисс Антея, скажите, у вас бывают выходные?

+2

8

Отрицать очевидное было бесполезно, да и бессмысленно, если честно. Антея на мгновение перевела взгляд на стену за спиной мистера Нортона, наскоро отгоняя навязчивые образы, предложенные на упомянутом сайте. Все-таки, чтобы сочинить такое наполнение для собственной рекламы, надо было ... постараться, если не извратиться. Но интернет-страничку при большом желании можно и закрыть, а вот что делать с весьма вероятным шантажом и поводом для него? Заставлять всю страну ходить по струнке ради того, чтобы некая леди могла продолжать развлекать клиентов весьма нестандартными приемами и чувствовать себя при этом в полной безопасности? "Все британское правительство" в лице скромного М.Холмса на такие жертвы пойти не могло, это можно было заявить со всей уверенностью.

Значит, почти не видятся, но, по-видимому, расстались более-менее дружески. По крайней мере, резкого отторжения тема для разговора не вызвала. Вариант, что мистер Нортон мог быть как-то причастен к насущным делам экс-супруги, Антея отмела сразу же, как только он появился - наверное, пресловутая женская интуиция взяла свое. И, может быть, симпатия под влиянием первого впечатления. Тем и неожиданнее прозвучал вопрос, за которым неизвестно что стояло.

- Теоретически, дважды в неделю. Практически,... зло не дремлет и нам спать не дает, фигурально выражаясь, - пожала плечами Антея, отметив про себя, что в особо сложные периоды законные 48 часов уикенда как-то незаметно раскладывались в течение всей недели на кофе-брейки, ланчи и сон на заднем сиденье казенного Мерседеса или в кресле самолета.

- Но мы, кажется, отвлеклись. Позвольте еще вопрос. У мисс Адлер были прежде серьезные проблемы с законом? - если уж о настоящем этой леди расспрашивать было бесполезно, то хотя бы факты из ее прошлого могли пригодиться.

+2

9

Продолжая внимательно изучать посетительницу взглядом знатока и профессионала, Джефф перебирал в уме имена – на кого же работала эта красивая молодая женщина, щедро наделенная терпением, выдержкой и завидной целеустремленностью. Варианты-варианты-варианты, пожалуй, не стоит спешить с выводами, когда на руках лишь допущения.
Антея привнесла разнообразие в рутину его рабочих будней. И это само по себе приятно. К тому же неизвестно, на какие еще вопросы она отважится. Обсуждать бывшую жену с другой. В этом что-то было.

– Серьезность проблем с законом определяется профессионализмом адвоката. – Мягко заметил мужчина. Не красовался, не выпячивал былые достижения – делился опытом. – Я сам представлял господина, выдвигавшего обвинения против Ирен, и проиграл. – Чуть суше, чуть сдержаннее, и легкая досада эхом отозвалась в голосе.
В конце концов, не так уж и много дел он проиграл, выступая как адвокатом, так и прокурором.

– Зачем спасать мир, если нет времени насладиться результатом своих трудов? – Две, три линии беседы – это тоже профессиональное. Не может же он допустить, чтобы очаровательная леди сгорела на работе.
Скорее всего, ее начальник – женщина, либо же мужчина, ничего не смыслящий в представительницах прекрасного пола.
– Еще кофе?

+2

10

- Или способностями самого обвиняемого, - не удержалась от ремарки Антея. "Так и запишем - поднять архивы судопроизводства, если допуска к другой информации не будет", - разумеется, она ничего не записывала - не журналистка же на интервью, но запоминала, потому что среди ее окружения было так принято. Аналитики вообще создания своеобразные, а от всех прочих она давно отказалась в пользу работы.

Ага, мистер Нортон переводил стрелки - и Антея пока не думала этому сопротивляться, надеясь, что окольными путями ей удастся выведать куда больше информации, чем до нахального простыми вопросами "в лоб". Но, все-таки, это была не ее игра и с физической, и с ментальной стороны. И если с совсем не нейтральной территорией было все ясно, то вот с полем сражения хитростей было все куда проблематичнее. Антея была, в первую очередь, толковым исполнителем, способным на глаз подобрать идеальное пальто для Холмса-младшего, придумать на ходу правдоподобное объяснение, почему шеф не может пойти на день рождения собачки двоюродной тетушки сводного брата кузины его матери или устроить за полчаса неофициальную встречу с премьер-министром Нидерландов. Играми разума она все-таки не баловалась, хотя уже постепенно входила во вкус.

- Если не спасти мир, то и насладиться уже нельзя будет, - пыталась парировать девушка. - Но, впрочем, пока смакуешь результат, накопятся новые проблемы, за которыми победы видно не будет, - личный девиз? Самооправдание? Все сразу. - Кстати о проблемах: у мисс Адлер есть враги, недоброжелатели? - может быть, за видимым отсутствием причин к шантажу кроется существенная опасность? Если окажется, что так, то дело станет, наверное, куда проще.

Впрочем, Антея уже успела сообразить, что в случае крайней опасности шпиона, который следит за домом Адлер, вполне можно заменить на опытного снайпера, который решит все проблемы короны путем проделывания одной маленькой пулей аккуратной дырочки в виске. Если только не выяснятся какие-то дополнительные обстоятельства.

+2

11

Джефф мысленно усмехнулся: когда вердикты суда станут зависеть от способностей обвиняемых, адвокаты вымрут как вид. Между тем, ежегодно сотни и тысячи молодых мужчин и женщин поступали на юридический, лелея амбициозные планы на тему блестящей карьеры и достойной оплаты.
Никакие таланты не помогли бы мисс Адлер, если бы не маленькое предательство, негласный договор – мирный договор за спиной второй заинтересованной стороны. О нем не упоминалось в протоколах заседаний, его не существовало ни на бумаге, ни в воспоминаниях возможных свидетелей. Один взгляд, пара фраз, в которых намного больше, чем способен понять посторонний слушатель, хотя слушатели были весьма заинтересованы в том разговоре: единственном, имевшим место между ним, его клиентом, Ирен и ее адвокатом.

– Не знаю. Возможно. Вероятно. Вы видели сайт, имеете представление о том, чем теперь занимается Ирен. Люди любят поддаваться соблазнам и очень не любят, когда их маленькие тайны становятся достоянием общественности. И чем выше положение занимает человек, тем меньше он готов мириться с оглаской, тем большими возможностями располагает, чтобы замять дело. Наиболее осуждаемыми являются: убийство, что логично, финансовые махинации, что понятно, и секс. Да, думаю, у моей бывшей жены могут быть и враги, и недоброжелатели.

Например, некие лица из Министерства иностранных дел. Ведь они не затем собирают информацию об этой женщине, чтобы потом погладить по головке, поблагодарить за примерное поведение, подарить бриллиантовое колье и пуделя с огромным розовым бантом на шее.

+2

12

Нет, неужели она не узнает сегодня ничего такого, что потом можно было бы нарисовать на распечатанном портрете мисс Адлер и подписать красным маркером "Любимая мозоль здесь. Давить с особым садизмом для получения положительного результата"?! Да и мистер Нортон таким образом хранил уже не супружескую, но верность? Или за этим крылось что-то большее, нежели простое "в горе и в радости, в болезни и здравии"? И если сюда она пришла исключительно с просьбой "расскажите мне о своей супруге", то выйдет, определенно, с мешком вопросов, на которые будет с маниакальным упорством искать ответы.

- Разумеется, - откликнулась Антея, а затем, чуть помедлив, вкрадчиво добавила: - Мистер Нортон, как Вы думаете, насколько далеко способна зайти мисс Адлер для получения некой выгоды или даже обеспечения собственной безопасности? Подлог, обман, шантаж, воровство, убийство? - девушка перечисляла варианты мягко, вкрадчиво и крайне спокойно, снова прощупывая почву. Женщины, согласно расхожему мнению, существа непредсказуемые (хотя Антея бы с этим и поспорила), но у всякой есть свой предел, дальше которого она не пойдет даже под страхом смертной казни. Может быть, удастся ощутить какой-то порог и позднее сыграть на этом? Хотя за непродолжительное время этого разговора уже было разрушено столько еще не до конца оформившихся планов...

И нет, никаких розовых бантов. Только цепи и ошейник с шипами. Дипломаты умеют соответствовать предлагаемому антуражу, если хотят поблагодарить. Главное, чтобы этот самый ошейник не оказался на мисс Адлер, а поводок... да хоть бы и в руках шефа.

+3

13

О, эти вкрадчивые интонации, неужели прекрасная мисс полагала, что все тайны мира будут у ее ног, стоит лишь задать вопрос. И чему их там в МИДе учат, хотя, что это он – Министерство иностранных дел – это еще не секретная служба, а очаровательная Антея мало похожа на агента. Агент бы не ожидал быстрых результатов, агент бы понимал – если тайну раскрывают с первых слов, наверняка лгут.

Наивно надеяться на исчерпывающую откровенность в формате официального интервью. Полагать, что собеседник предвосхитит события и поведает то, о чем и речи не шло. Джефф честно сотрудничал с коллегами, был откровенен в своих словах. Но говорить правду и говорить всю правду – две большие разницы.
В приличном обществе в принципе не принято говорить всей правды – вас могут неверно понять.
Мисс Антее следовало действовать тоньше, или же задавать более конкретные вопросы, правда, в этом случае допрос затянулся бы, минимум, до вечера.

В конце концов, что она рассчитывала узнать у мужчины, который знал Ирен Адлер – певицу и артистку, и лишь подозревал, насколько могла измениться эта женщина, став Этой Женщиной.

– Я думаю, что даже вы, в случае прямой угрозы жизни, способны на убийство, – в голосе слышалась мягкая улыбка, которая так и не коснулась губ, только глаза смеялись.
Люди устроены так, что в экстренной ситуации инстинкт самосохранения часто оказывается действеннее рассудка.
– Отвечая же на ваш вопрос, нет, я не верю, что Ирен способна на холоднокровное убийство. Для творческих натур намного естественнее созидать, чем разрушать. – Посмотрел на гостью, чуть склонив голову. – Но я допускаю, что она может прибегать к сомнительным методам, для достижения определенных целей. Позвольте узнать, мисс Антея, откуда такой интерес к моей бывшей жене, почему именно сейчас?

И ведь не просто сейчас. Сейчас, срочно – если молодая женщина сумела настоять на встрече. Сейчас, сию минуту, а еще лучше – вчера.

+2

14

"Поздравляю с грандиозным провалом, деточка", - старческим скрипучим голосом бывшей начальницы отозвалось в голове Антеи. Но указания руководства не обсуждают, их выполняют - причем любым возможным способом. Конечно, желательно обойтись без нарушения подписанного дополнения к трудовому контракту о конфиденциальности, криминала и явно возможных судебных разбирательств, но в крайнем случае... Нет, в крайнем случае тоже только в присутствии руководства и с его одобрения, лучше письменного.

Вот и сейчас уже пора было поднимать все имеющиеся интеллектуальные и информационные резервы. Но она была связана по рукам и ногам. Перевод приказа на понятный язык звучал бы приблизительно так: "Никому ничего не рассказывай, но зато все выясни. Сама. Нет, к официальным источникам прибегать нельзя. И пугать кого-то моим именем тоже. Нет, сотрудников в помощь точно не будет." Не хватало только армейски строгого "Выполнять!".
Из доступных подручных средств первым делом в голову приходили только глубокое декольте и невинный взгляд, но это было крайне несерьезно и все-таки неприлично, поэтому приходилось...

- Понимаете, - Антея потупила взгляд в нерешительности. - К Вашей экс-супруге попал материал, который в состоянии подорвать имидж Соединенного Королевства на долгие годы. Информация крайне конфиденциальная, и именно поэтому я не могла выпалить ее с порога и не имею права открывать всех деталей. Нашему отделу необходима любая информация о ней. В опасности честь государства, - вздохнула девушка. Впору было беспомощно заплакать, но тогда вся призрачная официальность этой встречи превратилась бы в сущий фарс. А Антея все еще надеялась на серьезность затеи, поскольку если на неосмотрительную девчонку из "известной" семьи еще можно хоть как-то наплевать, то вот на собственное государство... Так как же у вас, господин член парламента Соединенного Королевства, с патриотическим чувством и гражданской сознательностью дела обстоят?

+2

15

Джефф смеялся: легко и заразительно, и не мог остановиться.
Вот – вот зачем была та жертва, боль расставания, приходящая по ночам тоска по навеки утраченному. Все ради этого момента. Триумфа.
Ирен метила высоко, очень высоко. Авантюризм, возведенный на уровень искусства. Она всегда была прекрасной актрисой.
Играть в кошки-мышки с британским правительством, и для всех очевидно, кто в этой партии кошка. Сытая, довольная, холенная.

В кресле же напротив сидел воробушек: взъерошенный и несчастный. Бедная девочка.
– Прости, но это действительно смешно, – мужчине удалось взять себя в руки. – И теперь ты хочешь, чтобы я рассказал, есть ли у Ирен болевые точки?

Некоторые были очевидны: безопасность, деньги, азарт. Но умники из правительства не могли давить на них.
Джефф знал еще одну болевую точку своей бывшей жены, но Антея пришла к нему за информацией, а не с просьбой о помощи.

– Откуда вы узнали, что у нее есть эти материалы? – Сейчас в нем говорил не столько политик, сколько адвокат, столкнувшийся с интересным делом. – Вы заметили утечку, или к вам обратились с требованиями?

Деньги – слишком мелко для такого изящного поворота событий. Только бы это было что-нибудь другое, что-то оригинальное, неожиданное. Власть никогда не ведет переговоров с террористами, едва ли его любимая бывшая супруга стала бы рисковать собой. Конечно же нет, иначе обратились бы не к нему, а к снайперу. Демократия – красивое слово для выступлений в Парламенте. Когда вопрос касается безопасности Королевства, о демократии речи не идет.

+2

16

Он..., простите, что? Смеялся? Хохотал, когда разговор шел о деле государственной важности? Антея, конечно, с юности знала, что политика - область занятий явно не для чистоплюев-патриотов вроде нее самой, но не до такой же степени. Девушка скрестила на груди руки. Паршиво, конечно, что не удалось зацепить государственной важностью, но чего она ожидала? "Муж и жена - одна сатана", как говорится. Пусть даже и разведенные.

- Конечно, хочу, - моментально откликнулась Антея, начисто проигнорировав сарказм, иронию и прочие прелести риторических вопросов. - Иначе я не стала бы попусту тратить ни ваше, ни свое собственное время, - теперь ситуация повернулась как будто бы в совершенно противоположную сторону, но девушка еще намерена была получить хоть мизерную выгоду.

- Мистер Нортон, ну неужели и вы думаете, что я так просто расскажу все, что знаю? - девушка чуть прищурилась: не показатель плохого зрения, но привычка. Что же дальше? Играть в "гляделки"? Кто кого переглядит, тот и все выкладывает как на исповеди? Проигравший явно останется без какой-либо выгоды. - Но в таком случае мы оба вынуждены будем молчать, а из этого конструктивный диалог никак не получится. Что вы думаете насчет практики обмена информацией? - действительно, знание, информация - слишком ценный товар, чтобы разбрасываться им попусту, а перед ней сидел совсем не очередной глуповатый протиратель штанов на задних скамейках парламента. И если покупка информации за какие-то материальные блага выглядела бы как грядущий коррупционный мини-скандал, то обмен? Почему бы и нет.

+1

17

Антея спряталась, отгородилась скрещенными на груди руками. Красноречивее жеста был только взгляд – давно на Джеффа не смотрели так хорошенькие женщины. Совсем заработался.

Похоже, начальник молодой мисс был тем еще сухарем и формалистом, иначе барышня живее бы реагировала на ситуацию, искала подход, вместо того, чтобы идти напролом, обламывая по пути лишь свои планы.
С другой стороны, не может же мистер Нортон перевоспитывать всех юных леди, с кем сводили дела и случай.

– Милая, я не спрашиваю о характере конфиденциальной информации и как материалы попали к моей бывшей супруге. – Джефф говорил мягко, терпеливо, как с ребенком. – Я спрашиваю, как вы узнали об утечке. И спрашиваю не просто так, не ради праздного любопытства, а для того, чтобы точнее ответить на твой вопрос.

Неужели она на самом деле не понимала?

– Ты, не задумываясь, разгласила государственную тайну, а теперь боишься уточнить нюанс, который к этой тайне относится лишь косвенно? Давай попробуем снова, и на этот раз не пытайся меня воспитывать, хорошо? Были ли выдвинуты требования? Если да, то какие? Деньги?

+2

18

Если Антея сознательно пряталась, то мистер Нортон заметно фамильярничал, к чему девушка, как ей казалось, повода старалась не подавать. Или все-таки она в чем-то промахнулась? Но дело было в другом: мистер Нортон был заинтересован, причем слишком сильно для супруга, получившего развод не вчера. Значит, мисс Адлер по-прежнему была достаточно весомым персонажем в его жизни.  Из этого определенно стоило сделать некоторые выводы, которые помогли бы составить мнение об обоих супругах.

- Я не вправе разглашать источники нашего подразделения. Надеюсь, вы сможете меня в этом понять, - упрямо повторила Антея. Почему? Все просто. Если она выложит сейчас как на духу, что его бывшая жена сама заявила о наличии компромата, который был способен испортить настроение самому М.Х., и сказала, что ей ничего не нужно... пока не нужно, то разве она достигнет желаемого? Нет, Антея полагала, что таким образом лишь пополнит ряды союзников мисс Адлер членом Парламента, да еще и преданным, видимо, ей больше, чем короне. Тем более, что все требуемые нюансы и составляли часть конфиденциальной информации.

- Воспитывать? Ни в коем случае. Я пришла к вам только за информацией и рассказала только то, что могу рассказать без подписания договора на неразглашение. Прочие подробности секретны, если вам угодно. Поэтому если вам есть что сказать, то я готова выслушать это в любом, даже самом неточном виде, - спокойствие этой беседы, казалось, было слишком шатким. Возможно, девушке уже стоило бы понять, что большей информации ждать, наверное, не стоит, но она по-прежнему сидела в кресле. Оставалось надеяться, что мистер Нортон в попытке вызнать детали будет только пытаться разговорить ее, но не применит те красочно описанные на сайте экс-супруги приемы.

+1

19

– Значит не деньги, – сделал вывод мужчина.
Люди так внимательно следили, что говорят, и при этом забывали, насколько более красноречивым может быть молчание. Не дать ответа на вопрос – не означает на него не ответить.

Мистер Нортон не фамильярничал: он был на своей территории, кроме того, имел преимущество в виде возраста и жизненного опыта.
И ему было скучно.
Визави делала вид, что не понимает правил игры, полагая, что привычные методы дадут лучший результат.
Она ошибалась.

Для человека, который много лет в суде плел перед присяжными паутину полуправды, разговоры «в лоб» были хуже овсянки на завтрак. Где изящество, где вызов? Монотонные вопросы, на которые хотели услышать такие же скучные ответы. Кто же станет говорить об Этой Женщине со скукой на лице и в сердце? Чтобы понять соперника, следует поставить себя на его место, взять на вооружение его методы.

Не удивительно, что мисс не сумела разглядеть брешь в сверкающей броне Ирен.
Джефф пожал плечами, отвечая скорее на собственные мысли, чем на слова Антеи.
Он мог ей предложить лазерный прицел, она же, похоже, предпочитала камень.

– Что ж, если Министерство иностранных дел не интересует максимальная точность данных. – Он умывал руки. – Ирен питает слабость к умным людям, ярким неординарным личностям. Ей необходим достойный соперник, кто-то, с кем было бы нескучно. – Улыбнулся. – Не знаю, сумеет ли МИД воспользоваться этой информацией.

+2

20

Вся ирония этой совсем не смешной истории заключалась в предельно простой вещи: собеседники говорили о разных людях, скрывшихся под одной личиной. Мистер Нортон в описаниях и ожиданиях определенно руководствовался яркими воспоминаниями и впечатлениями, которые у него просто обязаны были остаться. А Антея? А что она? Здесь было все до глупого сухо и просто: Ирен Адлер в ее представлении - только способ выполнить ее, Антеи, работу - получить задание, ознакомиться с его деталями, выполнить. Почти запротоколированная четкость формулировок и действий. Чувства, эмоции здесь были ни к чему: если бы она хотела в своей работе упражняться в выражении различных душевных порывов, то стала бы актрисой или, на худой конец, заурядной клофелинщицей, но никак не личным ассистентом чиновника. Все, что Антея знала о закононепослушной подданной, заключалось теперь в списке из едва ли двух десятков фактов - тут и заочное представление о человеке плохо складывалось, что уж говорить о целом эмоциональном портрете. Словом, она добилась всего, на что была способна, а дальше этим вопросом пускай занимаются специально обученные гении.

- Благодарю, мистер Нортон, - девушка улыбнулась в ответ и, ухватив сумочку, поднялась. - В любом случае Вы оказали значительную помощь следствию.

"Всегда хотела сказать эту фразу", - лукаво хмыкнула Антея, распрощавшись с членом парламента и покинув здание. Кажется, радоваться было особенно нечему, но что есть то есть: шеф в любом случае обладал удивительным талантом выуживать незаурядные сведения из вполне обыденных фраз.

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Грехи прошлого