« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 30.04.2011 - Va-bank


30.04.2011 - Va-bank

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время и место:30 April, 2011, Первый национальный банк

Участники: Tomas Malone, Esther Nichols, Jane Hamilton, John Watson

Краткое описание: А что на самом деле происходило в Первом Национальном во время эпического ограбления? Об этом знают лишь вольные и невольные помощники мистера Мориарти.


Томас потирал руки, предвкушая щедрую оплату за прекрасно сделанную работу. Он выполнил заказ, хотя это был риск. Заказчик не представился, он указал адрес, пообещал щедро заплатить, перевел на счет задаток, пообещал остальное после того, как работа будет выполнена и исчез. Томаса одолевали сомнения, а не втягивают ли его во что-то такое, о чем он не имеет понятия, но обещанная солидная сумма заставила забыть об осторожности.
С ним связались. Ему даже пообещали заплатить сполна. Но позже, гораздо позже.
- У нас для вас есть интересная, очень интересная работа, мистер Мэлоун. Вы ведь не любите рутину?

0

2

Дернувшись, лифт остановился, и Николс вышла, пошла – теперь по темному узкому коридору. Прошла  возле окна, за которым смутно маячили в первых проблесках рассвета лондонские крыши. В дальнем конце коридора она остановилась, осмотрела дверь, замок - следов взлома не нашла,  достала из кармана ключ от квартиры и отперла дверь.
В квартире было тихо, все вещи лежали на тех местах, где их оставила женщина. Бумаги на столе, одежда на кровати, окна закрыты. Она прошла дальше, сняла картину, под которой находится сейф, осмотрела его - чисто. Женщина пошла в ванную, достала из аптечки активированный уголь, растерла до состояния порошка и снова вернулась в гостиную. Осторожно нанесла порошок на поверхность сейфа - отпечатков не обнаружила.
« А может, он не появляйся?»- В голову закрались сомнения.
Эстер ввела код, открыла сейф: деньги, украшениями, документы все на месте, кроме зеленой папки.
« Все-таки был.» 
Обычно люди не радуются, когда их обворовывают, но с Эстер все наоборот, она хотела стать жертвой и именно этого вора.
О Томасе случайно во время ужина вспомнил Лукас и при других обстоятельствах, она пропустила бы все мимо ушей, но  ей как раз нужен кто-то с такими навыками, как у этого молодого человека. Эстер попросила хакера подробнее рассказать о Томе, но парень ничего толкового, кроме того, что этот ирландец сумел за несколько секунд очистить его карманы, не тявкнул. Николс пришлось самой наводить справки на молодое дарование.
Через неделю она знала о Томе больше чем кто угодно в Лондоне: место рождения, как такой талантливый и светлый мальчик стал на скользкую дорогу, о горе которое пришлось пережить его семье. Чем больше она узнавала о нем, тем больше ей хотелось с ним познакомиться и даже если он не согласится на ее предложение (в чем информатор очень сомневается) иметь под боком человека с такими навыками не помешает. Эстер  стыдно, что о нем узнала так поздно.
Николс редко ошибается при подборе кадров и, прочитав биографию, может с легкостью определить насколько человек подходит на ту или иную роль,но все слишком серьезно и истории жизни не хватит. Эстер решила лично убедиться насколько хорош парень в деле.
Разрешить обокрасть собственную квартиру - не лучшая идея Никос, но только так можно определить насколько Томас серьезно относится к пожеланиям своих заказчиков. Она не стала изобретать велосипед и недолго ломала голову над тем как заманить ирландца в дом: у Эстер находятся документы, без которых Лукас не представляет своей жизни и их может достать только Том. Николс не жалела ни денег, ни времени, ни Лукаса и вот сегодня это произошло. Парень справился с задачей на отлично.

- Звони Тому и подтверждай встречу. - Ровным тоном, без ноток радости произнесла Эстер, снимая спортивный костюм.
- Что? Он все-таки был? - Зевая прямо в динамик, спросил Лука. - Я не знаю, зачем тебе этот парень, но на твоем месте после сего этого я бы его взял. 5:40. Николс, ты садистка.
Эстер внимательно выслушала лекцию о том, что просыпаться в пять утра ради того, чтобы побегать в пустом парке - ненормально и с радостью занялась бы словесной перепалкой, но у нее более интересное дело. Она не может дождаться, когда лично встретится с Томом.
- Подтверди встречу.
- Хорошо. - Настолько громко крикнул хакер, что в Николс зазвенело в ушах.

Гостиничный номер - это как минимум странное место для переговоров, но сейчас шесть утра и большинство заведений общественного питания или закрыты, или пустые, а ей вовсе не хочется, чтобы кто-то кроме Тома знал о грандиозном плане.
- У меня забронирован номер на имя Эстер Николс. - Она мило улыбнулась ресепшионисту.
- Одну секунду.
Парень медленно начала что-то искать в базе, пожалуй, Николс его разбудила.
- Действительно 55 номер. - Он попытался улыбаться, но был настолько сонным, что это у нее получилось, мягко говоря, не очень. - Третий этаж, четвертые двери по коридору с левой стороны.
- Спасибо. Я жду гостя, позвоните, когда он придет. Спасибо.

Отредактировано Esther Nichols (2013-11-18 21:29:54)

+3

3

Стоя в полутемном коридоре, Томас похлопал по карманам куртки, проверяя, не забыл ли чего. Особенного внимания удостоился внутренний карман, в котором с грехом пополам уместилась зеленая папка. Убедившись в ее наличии, Мэлоун захлопнул дверь и вышел в холодное, не по-апрельски промозглое утро.
Да уж, давненько у него не было такого заказа. Чтобы документы, да из сейфа…почувствуй себя спецагентом, Томас Мэлоун! Ну, или хотя бы медвежатником…
Парень вздохнул, в который уже раз напоминая себе, почему взялся за это дело. Деньги, да. А еще более-менее проверенный канал и весьма соблазнительные бонусы в случае успеха. Риск, конечно, все равно оставался, но куда без него? В конце концов, риск – неотъемлемая часть его работы.
«О, так ты еще и каскадер, мистер Мэлоун? – снасмешничал внутренний голос. – А где же Ваш астрономический гонорар, толпы поклонников и вспышки фотоаппаратов?». «Мой астрономический гонорар, - отозвался Томас, - ждет меня в гостинице «Алиса», а поклонников и фотоаппаратов мне более чем не нужно».
Томас еще раз хлопнул себя по внутреннему карману – что-что, а перепроверка никогда не помешает. Уж кому, как не Мэлоуну, было это знать.
Принимая заказ – пусть и нехотя – Томас предвидел множество преград, способных возникнуть в процессе. И был весьма удивлен, даже несколько обеспокоен, когда вместо всех тех шпионских суперсовременных ловушек, что он успел выдумать, наткнулся на несложный замок, элементарную сигнализацию, обойти которую не составило труда, и весьма простенький сейфовый код.
В какой-то момент Мэлоун серьезно решил, что это засада – все было чересчур спокойно. Поэтому вокруг зеленой папки, довольно сиротливо притулившейся на полочке сейфа, он кружил минут пять, не меньше, все не решаясь коснуться. А вдруг на нее что-то поставлено? А вдруг он коснется ее и взлетит на воздух, причем по частям? А вдруг на него из окон и дверей выскочат суровые спецназовцы?..
«А, все к черту» - терпение спустя несколько минут кончилось – не такая у Мэлоуна была натура, чтобы долго рефлексировать. Поэтому в конце концов он цапнул папку…и ничего не произошло. Когда ничего не произошло и через минуту, и через три, и, видимо, не собиралось происходить ни спустя пять или десять минут, Томас не сумел удержаться от широкой ухмылки. А потом, аккуратно подчистив за собой немногие следы, удалился с добычей, не забыв включить сигнализацию обратно.
И вот теперь, сидя в автобусе и вспоминая этот случай, Мэлоун понимал, что у него развилась паранойя. В конце концов, 95% людей – идиоты. Они запирают сейф на код «1111» или дату своего рождения, и пребывают в полной уверенности, что его никто не сможет взломать. Или пользуются одним из самых дурацких защитных механизмов, который только могла дать человеку матушка-природа – считают, что их-то ничего не коснется.
Томас не уставал поражаться этому свойству человеческой психики, имеющему какое-то заумное научное название, которое Мэлоун, разумеется, не помнил. И действительно, люди каждый день сталкиваются с примерами насилия, жестокости, несправедливости. Они видят вокруг себя – с экрана телевизора или вживую – как другие люди умирают, лишаются ценностей, становятся инвалидами. И как они реагируют на это? «Какой ужас. Хорошо, что меня это никогда не коснется».
Да, с одной стороны такой механизм сохраняет хрупкую психику человека в относительной безопасности. Но с другой совершенно расслабляет людей, заставляя их забывать об элементарных нормах безопасности. «Поэтому лучше быть параноиком, чем наивным идиотом» - подытожил внутренний голос, и Томас, всецело с ним согласный, покинул теплое нутро автобуса.
Гостиница «Алиса» была перед ним – пятиэтажное невзрачное здание, втиснутое между двумя точно такими же серыми пятиэтажками. Заново проверив наличие папки, Томас быстрым шагом вошел внутрь.
В холле никого не оказалось, и лишь за стойкой регистрации обнаружился полусонный парнишка с бейджиком «Кэл» на лацкане форменного пиджака. Подойдя к нему, Мэлоун ослепительно улыбнулся. Впрочем, его улыбка пропала втуне – юноша явно пребывал в стране грез. Тогда Томас выразительно кашлянул.
Это возымело эффект – сонные глаза напротив раскрылись чуть шире, и служащий явно на автомате пробормотал:
- Гостиница «Алиса» рада приветствовать вас. Чего желаете?
- Желаю знать, остановилась ли здесь мисс…э-э-э… - Томас сверился с небрежными чернильными каракулями на своей ладони, - Николс. Да, Эстер Николс.
Паренек зашевелился. Он потер глаза, потом перебрал какие-то бумажки на стойке регистрации, взял телефонную трубку и неуверенно уставился на Мэлоуна.
- Я…сообщу ей о вашем приходе, мистер…?
- Сообщи, - Томас зевнул и облокотился о стойку.
Паренек, то и дело поглядывая на него, набрал номер и, дождавшись ответа, заговорил:
- Мисс Николс, вы просили сообщить о визитерах. К вам пришел мистер… - служащий гостиницы бросил еще один взгляд с немым вопросом на Мэлоуна.
- Томас, - шепнул тот тоном заговорщика. Он помнил, что не раскрывал заказчикам свою фамилию, а, значит, имени было вполне достаточно.
- Мистер Томас, - смирившись с неизбежностью, послушно повторил служащий. А выслушав указания, повесил трубку и приглашающе махнул рукой в сторону лестницы. – Мисс Николс вас ждет. Третий этаж, комната номер 55.
- Спасибо, - кивнул Томас и, не задерживаясь больше, последовал наверх. Подойдя к нужной двери и ощутив уже ставший привычным приступ волнения («а вдруг там засели копы?»), Томас решительно заглушил его и громко постучал в обшарпанную дверь.

+3

4

Номер был не очень большим, но и не таким уж и маленьким и, судя по запаху, служил ареной борьбы между ароматизированными свечами и табачным дымом. Мебель и картины на стенах выглядели убого, словно их  купили на дешевой распродаже. «А что ты хотела за пятьдесят фунтов в сутки?»
Прикрывая нос шарфом, Николс прошла через всю комнату к окну, повернула ручку и открыла его. Понадобилось  неколько секунд, чтобы комната наполнилась прохладным апрельским воздухом. День постепенно перебирал власть в свои руки, лондонское солнце только что проснулось и золотило самые высокие здания пробуждающегося города - Лондонский Тауэр и Тауэрский мост, собор Святого Павла и мост Блэкфрайарз, здание парламента и Вестминстерский мост. Именно за такие моменты Эстер и любит рано просыпаться. Она еще немного постояла у окна, наблюдая как лучи падают на улицы и автомагистрали, а затем вытащила из сумки толстую папку и сев в кресло снова прокрутила в голове заранее подготовлен план разговора с Томасом. Видимо, убедить этого парня будет не просто, он прекрасно знает, на что подписывается и что с ними будет, если что-то пойдет не по плану. Именно с НИМИ, в случае провала в тюрьму отправят обоих. «Промаха не будет, - глубоко вдохнула она, успокаивая ум и тело, - все просчитано, если Том не задумает симфонию превратить в соло, то все пройдет тихо и станет заметным только тогда, когда придет время.»
Сколько она знает Джеймса Мориарти? Без нескольких месяцев три года и весь это период она из кожи лезла чтобы доказать, что в ее черепной коробке содержится достаточно серой массы и ей можно доверить что-то на чуточку больше чем выведать информацию у какого-то там финансиста.
Операция по проникновению  в хранилище Национального банка может стать если не ее лебединой песней (рано еще думать об этом), то хорошим аргументов в сторону того, что в Николс есть потенциал  и фотографировать Шерлока Холмса в простыне - это не максимум.
Эстер уже может собой гордиться, она нашла нескольких охранников, которые закроют глаза на то, что посторонние бродят там, где нельзя. Это было не так и сложно. Николс считала, что на работу в такое учреждение принимают людей, для которых на первом месте стоит мораль и глубокие духовные принципы, но нет. Она разочарована. Теория о том, что все мы проститутки и все в мире продается, сработала и еще как! Они продались достаточно дешево, Эстер готова была предложить гораздо больше, но как оказалось для полного счастья им не хватало: погасить кредит, оплатить обучение сына и т. д. Николс даже стало интересно, за сколько эти люди способны продать страну, видимо за 25 тысяч фунтов.
Неприятное пиликанье телефона вернуло ее к реальности, она быстро спрятала папку в сумку и побежала к журнального столику, чтобы ответить на звонок.
До сих пор сонный голос на том конце провода сообщил, что к ней гость и именно тот ради которого Николс устроила весь этот спектакль.
- Отлично. Передайте, что я его жду. - Поправляя прическу и осматривая себя с ног до головы в зеркале, произнесла она настолько официально, что, наверное, ресепшионист почувствовал себя секретарем у премьер министра, как минимум.
С того момента как Эстер положила трубку в ее голове запустился таймер, он отсчитывал каждую секунду до тех пор, как в дверь номера постучат или просто ворвутся (все зависит от воспитания). Двадцать секунд - никого, сорок - она подошла к двери и прислушалась, но в коридоре тихо, минута - это начинает раздражать. «Сколько времени нужно, чтобы подняться на третий этаж? Я за две минуты справилась и видит Бог на мне сейчас не самые удобные туфли!» Минута и двадцать секунд - у Эстер появились подозрения о том, что парень потерялся, свернул не туда или ошибочно поднялся на этаж выше, она уже готова была разворачивать поисковую операцию, как тут в дверь постучали.
Николс еще немного постояла у двери, чтобы сделать вид, что все в порядке, и она совсем не планировала идти его искать, а затем снова глубокий вдох, приветливая улыбка и она открыла дверь:
- Рада вас видеть, мистер Томас Мэлоун. - Приветливо сказала она, отходя в сторону, чтобы дорогой гость мог пройти. - Простите, что так рано назначила встречу, но крайние сроки немного поджимают.
По правилам этикета сейчас Эстер должна предложить ему чая или еще какой-то согревающий напиток, но она не знает насколько чисто на кухне и ей не хочется, чтобы ее будущий напарник провалялся с диареей, поэтому просто провела в гостиную и предложила сесть.
- Должна признаться, вы мастерски украли папку из моей квартиры. - Эстер специально сделала акцент на том, что апартаменты, в которых час назад побывал Том, принадлежат ей. Николс хотела увидеть его реакцию, насколько информацию выбьет его из колеи. - Не было желания прихватить еще что-то? - Вот он, основной вопрос, ради которого это все было затеяно. Ее не интересовало, за сколько он справится, как он это сделает, для нее основную роль играло - насколько совестно Томас относится к пожеланиям своих клиентов. Эстер не новичок и знает, что часто воры берут больше чем надо. За примером не надо далеко бегать, можно взять Лукаса - талантливый хакер, но взламывает электронную почту жертвы. Зачем? Говорит, что любит почитать чужую переписку перед сном.
Выслушав Томаса, Эстер заглянула ему в глаза, словно пыталась выяснить готов ли он услышать то ради чего его сюда пригласили.
- Мой босс хочет предложить вам работу, за которую, конечно, хорошо заплатит. - Эстер говорила уверенно, но ее сердце так колотилось, что казалось его стук, было слышно в другом конце комнаты. - Подготовительный этап завершен и от вас требуется только проникнуть в хранилище и оставить там ... записку. Правда, ничего сложного? - Она сделала на несколько секунд паузу, чтобы Том все обдумал. - Так что? Сколько вы хотите за проникновение в Национальный банк?

Отредактировано Esther Nichols (2013-11-24 21:59:43)

+3

5

Ход за мистера Мэлоуна. Далее ход Esther Nichols

Слова «Национальный Банк» прозвучали в его голове как гром небесный. Национальный. Банк.
Когда женщина завела речь о записке, Томас ухмыльнулся про себя. Вскрыть чей-то сейф и сунуть туда записку, проще ничего нет. Он умел вскрывать сейфы, а для чего кому-то понадобилось использовать их как почтовый ящик, не его дело. Главное, что ему за это хорошо заплатят.
Но лезть на рога английской финансовой системе и дразнить бдительность английского провосудия – к этому вор был не готов. Не так сразу. Не за те деньги, что рисовались в его голове.
Томас понимал, что в данной ситуации отказаться – значит подписать собственный некролог с пометкой «срочно». Наниматель уверял, что Томасу ничего не грозит, все подготовлено. Риск – почти рутинная часть его воровской профессии, а такое дело предлагают раз в жизни, - думал мистер Мэлоун.
Золотое дело. Томас мысленно прибавил пару нулей к той сумме, которую хотел запросить за работу изначально, щелкнул вынутой из внутреннего кармана авторучкой, написал на ладони полученную цифру и показал женщине.

+1

6

Эстер внимательно наблюдала за тем, как собеседник реагирует на ее слова, как он размышляет, взвешивает все « за» и « против», колеблется. В такие моменты люди начинают жалеть, что не могут читать мысли. Ей интересно, что заставило его согласиться. Деньги? Страх? Желание прославиться? А может все вместе?
Николс посмотрела на ладонь Тома, где красовалась довольно неплохая сумма. Парень молодец, знает себе цену - это радует, а вот то, что не запомнил, как ее зовут - это немножко плохо.
- Прекрасно. Мы договорились? - Эстер протянула руку, чтобы закрепить договор рукопожатием. Все должно пройти в лучших традициях деловых отношений. - Сегодня вы получите задаток. А остальное после завершения дела. - Ее взгляд медленно скатился с собеседника (или лучше теперь говорить соучастника?) на журнальный столик, где лежала зеленая папка. - Кстати, она адресована вам. Там вся нужная информация. Хорошего дня, мистер Мэлоун.
Или Томас был слишком удивлен тем, что Эстер согласилась на его условия, или его поставило в ступор от того, что она на перед знала его ответ, а возможно парень жалел о том, что примет участие в "спектакле" года, или представлял те страшные картины, которые будут с ним в случае провала, но когда Николс вышла из номера, Том даже глазом не моргнул. Она могла поинтересоваться его настроением, душевными переживаниями, но ее это мало интересует. Свою задачу она выполнила, а то, что у него на душе пусть рассказывает психоаналитику.
***
Остановившись возле Национального Банка, Эстер успела примерно двадцать семь раз пожалеть, что сама не села за руль, а решила воспользоваться услугами такси. Мало того, что на Кокспэр - стрит была пробка, то еще таксист попался чрезмерно разговорчивый. Николс насколько ей позволяли манеры пыталась всем своим видом показать, что ей не интересно слушать о том как он сходил с Сэмом на матч Челси - Тотенхем, но водитель удачно проигнорировал все ее сигналы и продолжал непрерывно рассказывать о том как классно Терри сыграл в защите, а Лэмпард так умело бьет штрафные. Еще минута и Николс готова была задушить водителя шарфиком Аристократов, но к Треднидл он доехал быстрее, чем в Эстер окончательно лопнуло терпение.
Национальный Банк мало чем отличается от других финансовых учреждений. Так же как и в сотни других банков, здесь обрываются телефоны, у банкоматов очереди, а работники бегают туда-сюда с кучей бумаг. В такие моменты Эстер начинает ценить Мориарти. Да, иногда он любит поиграть в гения-тирана, но он хотя бы не заставляет выслушивать жалобы от очередной пенсионерки неспособной снять пенсию с кредитки.
Пройдя еще несколько метров Эстер встретилась взглядами со своим напарником «А он знает где должен стоять. Слепая зона.Стоп. В инструкции это было прописано. »
Один из охранников увидел ее и сразу коснулся левой щеки мизинчиком и тем самым сказал: все идет по плану. Не теряя драгоценное время Эстер вытащила телефон и быстро пробежалась пальцами по сенсорной панели.
Механизм запущен. Соблюдай инструкцию.
Отправить.
Все просто прекрасно, но что-то не дает успокоиться. Она снова и снова смотрит на Томаса, охранников, работников. Все в порядке. Так какого черта дурацкие ощущения не покидают ее? Она делает глубокий вдох, вспоминает все чему научилась у мастера по йоге, она дерево, ничто не может нарушить ее покой.
Понемногу Эстер расслабилась, ей удалось себя успокоить, но только на считаемые минуты. Как только чувство тревоги покинуло ее, вырисовалась мама с кричащим во все горло ребенком в одной руке и с сумкой заполненной непонятно чем и мобильным телефоном - в другой. Эстер пыталась красиво уйти, чтобы ребенок не отвлекала ее от работы, но здесь сработала женская солидарность и вот вместо того, чтобы наблюдать за мистером Мэлоун она нянчится с девочкой.
«Никогда не заведу ребенка» - пробежала в голове мысль, когда Эстер наблюдала за тем как горе - мама пыталась среди памперсов, игрушек и салфеток найти кошелек. Девочка успокоилась и теперь выглядела более-менее мило, женщина готова была расцеловать Николс.Люди стоявших в очереди сжалились над дамой с ребенком и пропустили ее к пункту обмена.
Эстер снова вернулась к работе. Кажется, Томас даже не сдвинулся с места. Она подняла глаза вверх и посмотрела на часы - осталось не так и много, но еще и не мало.

Отредактировано Esther Nichols (2013-12-05 18:38:53)

+1

7

Ход за мистера Мэлоуна

Вор прекрасно помнил, как ее зовут, но для пополнения его личной казны это не имело никакого значения, а значит, было не так важно. Отработают и разойдутся в разные стороны. Содержание той самой зеленой папки – вот что важно, чтобы не провалить дело. Он изучил всё, запомнил последовательность, зафиксировал в памяти «слепые зоны», продумал до мелочей каждый свой шаг. Будет заварушка, будет весело. Веселила и маячащая на горизонте солидная сумма, которую ему еще предстояло получить.  Томас пришел в прекрасное расположение духа, его охватило предвкушение хорошего приключения, воровской азарт, то самое чувство куража, которое он так любил в своей профессии.
Вор утратил хладнокровие ровно настолько, чтобы пришла в голову шальная мысль. Спуская в раковину пепел от сгоревшей папки, он не мог отделаться от мысли никак.
Нет, то, что он задумал, было, конечно, глупостью, и он не должен. С другой стороны, кто узнает, когда поднимется шум?
- У тебя есть шанс вспомнить былое, друг Томас, - шептал ему внутренний голос, - или ты уже забыл, как это забавно – грабить банкоматы? Старый трюк – намазать клеем незаметно отдельные детали этого чуда человеческой мысли, а потом, в нужный момент, ударить кулаком и набить карманы чужими деньгами. Бонус. На мороженое.
Мистер Мэлоун решился.
Она не узнает, что Томас побывал здесь немного раньше.
Covetousness brings nothing home *, но Мэлоун предпочел об этом забыть.
________________________________________________
*Covetousness brings nothing home (англ.) – аналог русского выражения «жадность фраера сгубила»

+3

8

Разве поверил бы Джон, если бы во времена его службы кто-то сказал, что на мирной земле войну он найдет в лице своего соседа и на мониторе автомата? Возвращая себя в тридцатилетний возраст, и осмысливая данную фразу мозгами уже не юного, и совсем не наивного капитана Уотсона, Джон не отнесся бы к этому всерьез. И как показывала жизнь очень, очень зря.
В первом случае это была односторонняя война, серьезно, быть противником Шерлока для кого-то может и приятно, но явно не для человека который делит с ним кров. Яд можно подсыпать не только в еду, и он не обязательно должен убивать. А во всех остальных случаях, жить не хотелось уже заочно. Конечно, они вели бои в кухонных условиях, с равно толикой успеха отвоевывая у друг- друга стол и холодильник, но это больше походило на детское соревнование кто упрямее и ворчливее, чем на полноценную бойню. Однажды такое было только за ноутбук, тяжелый рабочий день, жалоба пациента на него Саре, ночные уговоры Шерлока пойти спать, а не наполнять их квартиру непередаваемым ароматом подгнивших яиц при помощи эксперимента, сделали свое дело. Даже подушечные бои можно превратить в геноцид отдельно взятого гения. Но в остальном, они с Шерлоком были по одну сторону баррикад, и доктор уже не сомневался что такая война нравилась ему куда больше Афганской компании. Здесь было видно за кого, и против чего идет сражение. Ну и конечно же он получал бонусы, хорошего друга, удобную квартиру, а после расследований и еще то что первое не мешало жизни во втором.
Но в случае с автоматами, жизнь Джона была не такой уж радужной. Он был консерватором, и желал чтобы в магазине обслуживали живые продавцы, а зарплату выдавали наличными и в руки. Да пусть хоть в конвертах, хоть по почте, как угодно, но не нужно было ставить этих отвратительных посредников в виде автоматов. Они ненавидели Джона, и это не было его личной паранойей! Серьезно, когда девушка оператор в банке показывала как пользоваться банкоматом, чтобы получить наличные, ее он слушался как миленький, но стоило только ей отойти на пару метров, и все, мы начинаем зависать, выплевывать карты, в общем отрываемся по полной. На Уотсона уже косились в банках, а про Теско можно было тактично промолчать, и грустно улыбнуться. Было бы проще, если бы в магазин хоть изредка ходил Шерлок. Правда, с другой стороны, он определенно не хотел жить на одном молоке.
Погода на улице, была под стать событию, не такому уж и серьезному, если не вспоминать как Джон ходил в банки. Но без денег в кармане жилось плохо, и ездить на метро ему уже совсем надоело. А как проходила оплата безналичным расчетом в магазине… Ох, карма доктора пострадала уже сильно. Поэтому он оделся как можно невзрачнее, Джон такое часто практиковал, хотя и неосознанно, чтобы в случае пересказа забавной ситуации в банке, никто не мог указать что-то конкретное, а “невысоких блондинов в черных куртках” в Лондоне пруд пруди. Если правильно менять одежду, то можно сойти за целую банду блондинов неудачников.
Джон зябко поежился, жалея что не имеет такой привычке как Шерлок носить шарф. Повезло что такси он поймал буквально сразу, забираясь в теплый салон и потирая ладони.
- Национальный Банк, пожалуйста,- не глядя на таксиста сообщил Джон,- и пусть удача сегодня будет с нами…

+5

9

Колонки тихо дребезжали, не в силах передать всю мощь и красоту голоса Марии Каллас. Джейн предпочитала включать классику в машине, игнорируя официальную волну. На музыку ещё никто не жаловался, на монотонность "радио-такси" жаловался, примерно, каждый пятый пассажир. До сегодняшнего дня.
- Девушка, выключите эту тягомотину. - расфуфыренная девица лет двадцати пяти то ли постучала, то ли поскреблась в перегородку длинным накладным ногтем.
"Нет, ну надо же! Это, милочка, не "тягомотина", как ты соизволила выразиться, это каватина Нормы. Беллини сейчас в гробу перевернулся, по твоей милости." - ничего, однако, не сказав вслух и не отрываясь от дороги, Хэмилтон потянулась к кнопке, переключающей радиостанции. Перебрав парочку с какими-то новостями, финансовые сводки и спортивных комментаторов, она наткнулась на завывания Тома Йорка: "For a minute there I lost myself, I lost myseeelf..." - и хотела уже переключить на что-нибудь ещё, как снова вмешалась клиентка:
- Оу, Radiohead! Обожаю их. Клёвые ребята, верно? Оставьте. - и, мечтательно возведя глаза к потолку, девушка поправила лямку своего короткого платьица невообразимой расцветки и с не менее невообразимым цветочным орнаментом.
К огромному облегчению Дженни, они почти прибыли в пункт назначения и остановилась она буквально с последними звуками "Karma Police". Пассажирка расплатилась и выпорхнула из машины, оставив в салоне приторно-сладкий запах духов.
Таксистка приоткрыла окно, перевела дух, снова включила классическую музыку (теперь там передавали что-то из Баха) и двинулась дальше. Но не успела проехать и двадцати метров, как её снова "поймали". Клиенту нужно было доехать до Национального Банка. Джейн выровняла машину и влилась в автомобильный поток, когда мужчина произнёс что-то вроде: "И пусть удача сегодня будет с нами…" - девушка рассеянно кивнула, но спустя мгновение по спине пробежал неприятный холодок. "Усмири свою паранойю, Джейн. Удача нужна всегда. К тому же, на улицах могут быть пробки, желание клиента удачно их объехать - абсолютно нормально." - и тут же вступил внутренний голос - "Да, конечно, пробки. Но что, если он преступник и удача...удача нужна ему для того, чтобы успешно ограбить банк?" - Хэмилтон быстро взглянула в зеркало заднего вида, но оно было неудачно повёрнуто и пассажира разглядеть не удавалось: "А что, если он специально так сел, чтобы я не смогла его опознать, в случае чего?.." - ну нет, это уже чересчур...
- Расчетное время прибытия - пятнадцать минут, сэр. - Дженни едва заметно качнула головой, отгоняя от себя глупые мысли.
За окном проплыл парк Регентс, Тависток сквер, Мидл Темпл Гарденс и вот такси уже едет по набережной Виктории. Джейн думала только о том, что ей необходимо увидеть лицо клиента. Да, скорее всего, никакой он не грабитель, но Хэмилтон так будет спокойнее. У неё хорошая память на лица, сможет составить фоторобот, случись что... "Лучше перестраховаться, чем потом сожалеть." - на улице Королевы Виктории кэб встал в небольшую пробку, что, наконец, позволило Дженни отвлечься от дороги и поправить зеркало. Теперь пассажира было видно и он показался таксистке смутно знакомым. Почти до самого поворота на Треднидл-стрит, она вспоминала - где же видела этого человека, откуда может его знать. А когда вспомнила, стало стыдно за то, что она посчитала его за преступника. Зато теперь можно было вздохнуть с облегчением и...а, нет, нельзя. Ведь такой человек не может просто так ехать в Национальный Банк! Значит, там что-то произошло, несомненно произошло. Остановив машину у величественного здания банка, Хэмилтон испытала лёгкое разочарование - оцепления нет, полицейских машин не видно, люди ходят спокойно, никто не суетится, не бегает... Но таксистка не собиралась просто так сдаваться и, прежде чем клиент успел что-либо сделать, она повернулась к нему, заглядывая через спинку своего сидения и перегородку:
- Мистер Уотсон! - Дженни широко улыбнулась, рассматривая доктора. - Меня зовут Джейн Хэмилтон... Можно просто Джейн. Понимаете, я читаю ваш блог и... Это просто потрясающе! Всё то, что вы делаете с мистером Холмсом! Вы помните того таксиста, который убивал людей? Я из того же таксопарка, ой, только не подумайте плохого. Просто я вот что хотела спросить...
Девушка набрала побольше воздуха, чтобы выпалить все свои вопросы на одном дыхании:
-Там, в Национальном Банке, там что-то случилось? Или должно случится? Ограбление, да? Мистер Холмс тоже приедет? - она помедлила и нерешительно, понизив голос, добавила: - Можно мне с вами?

+4

10

Как чудесно дремать в своей теплой уютной постели, закутавшись в одеяло, слушать чириканье воробьев с улицы и видеть куски каких-то невнятных, но весьма симпатичных снов…
…и как плохо после такого открывать глаза и понимать, что ты везде и всюду безнадежно опоздал. И не просто везде и всюду, а на дело если не всей, то половины своей жизни-то точно.
Не слишком хорошо к тому же галопировать по квартире – из спальни в ванную, оттуда на кухню и обратно в спальню – пытаясь одновременно натянуть на себя джинсы и футболку, влить в себя чашку чаю и почистить зубы. А потом, не застегивая куртки, нестись по весенним лужам, заставляя тонкую корочку льда жалобно хрустеть и разламываться под ботинками, с тем, чтобы поймать такси, лениво ползущее по улице.
Влетев в теплое нутро кэба, Томас, все еще судорожно пытающийся застегнуть непослушную молнию и лязгающий зубами от некстати пришедшей в Лондон апрельской прохлады, сумел только проорать что-то вроде:
- Нацинбнкибыстр!..
Но таксист, к счастью, оказался понятливым, и через секунду они уже неслись к месту назначения.
Справившись, наконец, со своим гардеробом, Томас достал телефон и в очередной раз с тоской взглянул на дисплей. Операция начнется через две минуты, а ему еще через полгорода пилить. Издав мученический вздох, Мэлоун откинулся на спинку и уже открыл было рот, дабы остановить кэб где-нибудь на углу, как вдруг услышал долгий гудок из включенной на какой-то волне магнитолы, знаменующий начало нового часа, а потом и голос диктора, любезно сообщающий текущее время.
На пару секунд Томас подвис, как старенький процессор. А потом оскалился во все тридцать два – телефон в который раз его подвел, и у Мэлоуна оставался еще вагон и маленькая тележка времени. С какой-то радости его раздолбанная техника, вытащенная из кармана очередного ротозея, вздумала перевести время аж на два с половиной часа вперед, и теперь Томас не только успевал вовремя, но и имел достаточно времени для осуществления своего плана.
Хитрюга-судьба снова решила покатать его на русских горках.
Таким образом, к Первому Национальному Томас прибыл в замечательном настроении. А это значило только то, что действовать строго по плану он уже никак не мог. Он ли не вольный художник? Он ли не обставит все это в сто раз интереснее?
Но и о себе любимом забывать не следовало. Убедившись, что Эстер в банке пока что наблюдается, Томас подошел к одному из аппаратов, показавшемуся наиболее симпатичным – разумеется, передвигаясь исключительно по слепым зонам, что сделать естественно и не привлекая к себе лишнего внимания было весьма непросто, и сделал вид, что выполняет со своей картой некие манипуляции. И в то время, как его правая рука вводила код, левая незаметно доставала специальный клей.
Через пару минут Томас с чувством выполненного долга и с еще более сильным чувством собственного могущества и безнаказанности отошел от аппарата и, взяв валяющуюся на одном из столов газету, притулился прямиком под камерой и сделал вид, что крайне увлечен сводкой биржевых новостей. А через полчаса явилась и Эстер. Заприметив девушку, Мэлоун отложил газету и стал ждать условного сигнала. И только чудовищная сила воли удерживала его губы от ухмылки, способной сделать честь самому Гринчу.

Отредактировано Tomas Malone (2013-12-12 21:47:08)

+3

11

Популярность его блога, Джон до сих пор воспринимал как чью то больную фантазию, предпочитая не верить в это. Вот популярность Холмса это да, неоспоримые факты порой пытались даже познакомиться с детективом, и Уотсону было не то стыдно за детектива, не то смешно за девушек, ну и парней. Сам же Джон оставался всегда в тени, и успешно поддерживал с Ядровцами не всегда смешные шутки, на счет собственной ущербности по этом поводу. Хотя на самом деле, последнее что испытывал по этому поводу Джон, была зависть. О, он отлично знал, что такое стать центром внимания большого скопления людей. Когда их отряд попал на засаду Талибов, непередаваемое ощущение. В Лондоне было ничуть не лучше, и Уотсон хотел бы как можно дольше оставаться просто обычным ассистентом блоггером. Зато ему сказали, что е него не плохие писательские способности. И да, это был не Шерлок.
Примерно поэтому, когда к нему вдруг повернулась таксистка, да ко всему прочему еще по имени его назвала, первой мысль Джона была “Я не встречался с таксистками!”.  А когда она еще и представилась, тоном будто доктор знал и просто забыл, то он вообще похолодел. Стыдно признаться, что тот же Холмс знал имена его бывших куда лучше, чем Джон. Да что уж, он не всегда и действующих запоминал. Но когда разговор зашел про блог, то до Джона дошло.
“Тот же таксопарк? Они что, войну решили против нас вести?”
Хорошо все таки, что таксиста убил неизвестный стрелок. А то шутки шутками, а Джон слишком часто пользовался кэбами, чтобы попасть в такую ситуацию. Заговор таксистов, нет, ездить на место происшествие в Метро будет очень жестоко. А Шерлока там он даже не представлял, да у детектива перегрузка системы случиться, если он попадёт в замкнутое пространство с такой компанией. И вполне возможно их забьют. Более чем вероятно.
- Надеюсь что ни одно из перечисленных не случиться,- хотя учитывая уровень его удачи в подобных местах, то ожидалось как минимум вторжение инопланетян,- я просто еду снять деньги,- виновато закончил доктор, понимая что рушит сейчас чью то маленькую мечту. И правда, лучше бы он приехал к ограблению. Или убийству. И пока все поражались, под шумок сломал бы банкомат. Свершилась бы маленькая месть. Но перед девушкой, он все равно чувствовал себя не в своей тарелке, особенно от ее детского восторга в глазах. На минуту, он даже ощутил себя Сантой или Гендальфом. Но эта роль была явно не его уровня, особенно в ростовом значении, максимум или олень или хоббит,- но если вас это успокоит, для меня снятие денег всегда событие мирового масштаба. И вполне возможно, что оно закончится односторонней дракой с банкоматом, а в последствии и прихода охраны,- да, и такое в его практике бывало. Один раз, его загребли в участок приняв за неудачного афериста, и нужно было видеть лицо Лестрейда вытащившего его от туда. Это был их секрет номер один, который не должен был попасть в уши Холмса.
А уж сегодня, некое шестое чувство подсказывало, что все будет не так гладко. А ему Джон предпочитал доверять, потому что появлялось оно в особо важные моменты. Начиная с безобидных вроде его падения в детстве со стремянки повлекшее перелом руки, и заканчивая острыми приступами тошноты, в утро когда он вышел с ребятами на свое последний марш. А еще когда он один раз, чуть не выпил из своей кружки чьи то глаза. Еще месяца три оливки после этого есть не мог.
- Так что, не обещаю вам Шерлока и ограбления, но представление там точно будет,- тихо рассмеялся Джон, смехом заживо закапывающего себя человека,- можете посмотреть,- если там еще билеты остались в первых рядах, - вам никогда не казалось, что эти дьявольские устройства предназначены не для выдачи денег, а уничтожения нервов? Лично для меня, их появление стало настоящим ударом, возвращаешься с одной войны и попадаешь на другую. И не знаешь, какая кровожаднее,- доктор усмехнулся доставая из бумажника карту. Измученную жизнью и Джоном, с почти затертой магнитной лентой.

Отредактировано John Watson (2014-01-05 17:02:01)

+2

12

Мисс Jane Hamilton ввиду технически-ремонтных работ в реале, передает ход мастеру.

Услышав, что мистера Холмса не будет на месте, Джейн почувствовала укол разочарования. Раз в жизни могло повезти! Увидеть Шерлока Холмса, звезду интернета, за расследованием преступления!
Было бы о чем рассказать внукам, эх. Затем мисс Джейн подумала, что встретить знаменитого блоггера Джона Уотсона тоже не такая уж плохо. Тем более, он в жизни оказался симпатичнее, чем на фото в сети. Некоторые ее подружки даже считали, что Джон «такой милый», в отличие от его гениального друга, «высокомерного Холмса» и были бы не прочь познакомиться с блоггером поближе. Джейн подумала, что ей представился хороший повод утереть им нос. Завтра она расскажет, как с Джоном ходила в банк и…Что они здесь будут делать, вот интересно?
- Сейчас все узнаем, - подумала Джейн, бодро входя вслед за мистером Уотсоном в открывшиеся двери.
Посреди зала, как запоздалая в это время года рождественская елка, стоял банкомат, призывно мигая разноцветным меню. В зале почему-то никого не было, кроме симпатичного молодого человека, беспечно рассматривающего потолок у колонны, да изучающей информацию о новых кредитных программах девушки, стоящей к ним спиной. Хмурый охранник шкафообразного вида оглядел их с ног до головы и с досадой отвернулся. Будто они пришли просить у него взаймы или (тут Джейн усмехнулась, вспомнив слова мистера Уотсона) в самом деле, грабить банк.

0

13

ход за Tomas Malone авторство поста: NPC

Говорят, человек может управлять временем (или хотя бы своим собственным чувством времени, что для любителей громких слов одно и то же). Ожидание легче переносить в умиротворении и медитации, минуты летят быстрее… А вот повышенное содержание адреналина в крови, напротив, растягивает мгновения. Томас любил это ощущение постепенно нарастающего азартного нетерпения: это было, пожалуй, лучшее в его работе, если не говорить о материальных ценностях, но сейчас парню предстояло ждать, а для этого лучше немного успокоиться. Статья о биржевых инвестициях не оправдала ожиданий Томаса – читать ее было хоть и невероятно скучно, но полностью усмирить проснувшийся азарт не то чтобы получалось. Оставив это неблагодарное занятие, Томас увидел, наконец, Эстер. Он уже ощущал это легкое покалывание на кончиках пальцев – скоро, совсем скоро ему предстоит совершить то, о чем мечтает каждый хоть каплю амбициозный вор Соединенного Королевства. А главное, ему совершенно не о чем было волноваться. Он недолго общался с Эстер, но успел понять, что у этих людей действительно все продумано, все схвачено… Не успел Томас додумать эту мысль, как обнаружил весьма оригинальное ее опровержение. «Интересно, это тоже часть плана – возиться с чужим ребенком, когда до начала настолько немного времени?» - Томас отвел взгляд и вновь посмотрел на часы. Время еще есть, а то, как эта девушка собирается играть свою роль, не должно его волновать. Вернувшись к газете, он принялся было просто считать от скуки строки, как с улицы послышались голоса людей. Мужчина и женщина. «Что они вообще здесь делают? Какой смысл было очищать холл от мирных граждан, если они в любой момент могут войти в здание банка, как та женщина, что несколько минут назад отвлекла Эстер, или эти двое?» Томас искренне полагал, что посетители появятся здесь уже после того, как план перейдет в активную фазу, а значит, до поры до времени банкомат останется неприкосновенным… А тем временем эти двое приближались, и вот эхо донесло до вора обрывки фраз - в тишине холла (Томас предположил, что первый и последний раз видит его таким пустым) несложно было расслышать, о чем говорили подошедшие уже к дверям посетители. И вот это уже совсем не понравилось Томасу: мужчина рассказывал о своих войнах с банкоматами. Нехорошо, очень нехорошо. Вор услышал мягкий хруст газеты и понял, что чересчур крепко сжал пальцами ни в чем не повинный лист дешевой бумаги. Если этот рыцарь без страха и упрека решит вступить в неравную битву с ЕГО банкоматом, автомат может и не выдержать, и не видать Томасу заслуженных денег. Расставаться с тем, что уже считал своим, вор не любил, не умел и, что главное, не собирался. И будь он чуть более свободен, непременно подошел бы к тому самому банкомату, чтобы обезопасить его от «бывалой» жертвы автоматов… Но он должен был стоять под этой самой камерой, и ему оставалось только молиться всем покровителям мошенников и романтиков с большой дороги, чтобы для своих обывательских целей посетители выбрали какой-нибудь менее подготовленный к битве банкомат. Газета еще раз напомнила о пределе собственной прочности неприятным хрустом, и Томас прикрыл глаза, делая глубокий вдох. «Идите своей дорогой, вы двое. Живее будете».

+1

14

Зал банка, как показалось Джону, встретил его настороженно. Или же он сам себя уже так настроил, что при каждом попадании на вражескую территорию чувствовал себя, как под прицелом сотни автоматов. Не важно каких. Так что фильм про терминатора, был не самым любимым у доктора.
- Надо же, совсем без очереди,- автоматы загадочно перемигивались сине-зелено-красными огоньками, словно ожидая его следующего хода. Ну что ж, кто сегодня возложит на себя столь ответственную миссию, по уничтожению нервных клеток Уотсона? Не то, чтобы он имел какой то особый план по выбору банкомата, ну там, уровень стертости клавиатуры, натертое пятно от обуви перед ним, и вмятины на боках. Просто у Джона был тут особый любимчик. С этой самой вмятиной. Еще странно, как его до сих пор пускали в банк.
И если бы, кое кто не сломал очередной тостер, черта с два, доктор убил сегодняшнее утро на столь противное дело. С другой стороны деньги нужны были всегда, и желательно в большом количестве. А Уотсон порой бывал романтиком, и позволял себе помечтать, что за все свои неудачи, однажды обнаружит на счету карты приличную сумму. Такое бывало только однажды, после возвращения с армии, где лежали накопленные за три года средства. Увы, но ушли они на квартиру, психотерапевта и долги Гарриет. С тех пор, судьба справедливо решила что взрослый дяденька вдоволь порадовался, и перестала радовать подобный образом бывшего военного.
Джон заставил себя расслабиться. И не выглядеть параноиком, хотя бы в присутствии девушки. Во первых, как он помнил, предыдущая бросила его еще на прошлой недели, или это сделал он, услышав дедукцию своего вездесущего друга? Во вторых, показывать свою слабость перед другими, он ненавидел. Это даже воодушевляло, в такой ситуации.
Банкомат жадно проглотил карту, запросив код, и Джон благополучно проворонил две попытки набора, ведя свою “непринужденную” беседу с Джейн. Потом все же сосредоточился и попал в главное меню, выбирая нужную сумму.
В жизни Джона бывало порядочно неловкий и внезапных моментов. Прыжок с третьего этажа в одном белье из окон женского общежития, общие курсы урологии, и общий душ в армии. Не все они могли похвастаться тем, что являлись так же счастливыми, откровенно говоря не один из них, но Джон зря злился на свою судьбу. Потому что вместо того, чтобы выдать ему пятьдесят фунтов, тот засыпал доктора и его спутницу купюрами.
И это было не образное выражение, видимо он как то долго реагировал, потому что деньги посыпались на пол, как в кино, еще успел подумать Уотсон, прежде чем услышал звук сигнализации. Жаль, что органы охраны, реагировали быстрее их.
- Чертова удача,- цензурно выразил свои мысли по этому поводу доктор, послушно поднимая руки, под дулом пистолета. Обычно, с людьми с такими доводами, спорить было глупо,- теперь вы понимаете, почему я их ненавижу?

+1

15

В связи с бесследным исчезновением игрока
Jane Hamilton
его выход из эпизода будет отыгран игротехническими средствами.

0

16

ход за охрану Национального банка.

За сколько Сэм продал свою страну и Королеву лично? На что променял спокойствие народа и уверенность англичан в завтрашнем дне? Он не думал о цифрах, только о здоровье его дочери, которому теперь ничего не угрожает. Этими мыслями он утешал себя, когда в банке появился мужчина, о котором он был предупрежден, и леди, которая рассказала ему о приходе мужчины. Усердно изобретая, на что бы ему старательно отвести глаза, страж опоры капитализма обратил внимание на посетителей, сражающихся с банкоматом. Ему обещали, что свидетелей не будет. И вот они, да еще какие. Мужчина громогласно возмущался несговорчивостью автомата и пытался применить силу. И все бы ничего, но в один миг из банкомета полетели купюры, и в достаточно большом количестве. Непорядок. Сэм поспешил к визитерам, доставая оружие.
- Сэр, что Вы делаете? Это попахивает нарушением закона. Оставьте деньги в зале и следуйте за мной, - с этими словами охранник пошел к спуску в подсобные помещения, где были на подобный случай устроены две камеры – достаточно комфортные, но накрепко запирающиеся комнаты, за которыми можно было во всех ракурсах наблюдать с поста охраны. Второй охранник следил, чтобы «преступники» не порывались сбежать.
- Полиция скоро будет здесь. Советую подумать, как Вы, сэр, будете объяснять инспектору произошедшее, - с этими словами Сэм запер дверь камеры. Бросив взгляд на часы, Сэм понял, что именно сейчас в банке случится что-то вопиющее. Он вернулся в зал и подошел к нанявшей его девушке.
- Как нам поступить с этой парочкой? Их присутствие не помешало делу?
Конечно, с камер было видно, как охранник всего лишь осматривал банкоматы на предмет необычных особенностей. Говорил он негромко, постепенно понимая, что сухим из этой истории ему уж точно теперь не выйти. Сможет ли он хоть раз в жизни еще без стыда пропеть «Боже, храни Королеву»?

+2

17

Когда Эстер еще училась на историческом факультете, в них была открытая лекция профессора Страсбургского университета Пьера Жеке, где он рассказывал о величайших предателях в мировой истории. Тогда он вспомнил о Мордехае Венуне, Иуде Искариоте, Гае Фоксе, Бенедикте Арнольде, о Бруте Младшем, Видкуне Квислинге, и долго говорил о Мире Джафаре. Профессор несколько раз подчеркнул, что все эти люди в первую очередь думали о своих интересах, считали себя особенными, им всегда хотелось показать себя, но Эстер была уверена, что Томас не такой. Она хорошо ознакомилась с его биографией и была готова поспорить на то, что, если она представит нужную сумму, он и думать не будет о подставе.
«Видно мало предложила » - пришла к выводу Эстер, наблюдая за тем, как банкомат выплевывает банкноты, а бедный джентльмен не знает, что с этим добром ему делать.
Лицо мужчины выбравшего не то место и не то время для снятия денежных средств показалось ей очень и очень знакомым. Она его видела, вот только не может вспомнить где. Эстер подошла ближе, так чтобы смогла разглядеть подробнее бедного пострадавшего, но не вызывать подозрений.
«Ох, ты, Джон Уотсон! - выкрикнул внутренний голос. - А где ваша фирменная улыбка? »
Удивительно, что Эстер не узнала его сразу. Пока она готовила информацию для Ирэн, то перечитала блог доктора и одновременно помощника известного детектива вдоль и поперек. Информатор успела возненавидеть Джона около пяти раз. Нет, он интересно пишет и все такое, но все хорошо в меру. Когда есть витамины ведрами надо быть готовым к сыпи. Вот и в Николс, что-то вроде аллергической реакции на блог Джона.

Охрана быстро сориентировалась в ситуации, и вовремя оттащили парочку от неисправной машины, однако Эстер успела заснять бой между машиной и человеком на свой телефон. Зачем? Для семейного видеоархива. Когда уйдет на пенсию, то будет просматривать и вспоминать старые добрые времена.
- Заберите у них все устройства связи и подержите в себя еще десять минут. - Глядя на часы, спокойным тоном отдала команду информатор. Она старалась всем своим видом показывать, что ничего страшного не произошло, но на самом деле придумала около десяти вариантов, как отомстить Тому. «Интересно, а накачать наркотиками и отправить в Израиль, но перед тем дать намек израильской разведке, что он шпион - слишком?»
- И будьте готовы к панике. За сколько минут вы сможете провести полную эвакуацию?

Казалось, последние минуты тянутся вечно. Теперь Эстер понимает теорию относительности Эйнштейна - так долго время еще не шло. Она около пяти раз взглянуть на часы, а прошла всего минута.
«Мориарти сейчас тоже столь скучно, как и мне?» Что-то подсказывает, что нет. Джим знает, как себя развлечь. Это только Эстер слишком серьезно ко всему относится.
Николс постаралась переключиться на что-то другое, чтобы не рисовать всеми цветами радуги картину под названием «Мой босс в Лондонском Тауэре».

Стрелки часов в нескольких шагах от нужной комбинации, информатор достала телефон и неспешно начала набирать сообщения: «Showtime», подождала несколько секунд и нажала «отправить».
«Шоу начинается» - это  сказал Джеймс, рассказывая информатору нюансы эпического ограбления.
«Томас Мелоу, даже не думай напортачить»

Отредактировано Esther Nichols (2014-01-22 15:35:40)

+3

18

Ход за Tomas Malone

Джон колотил по автомату, и сердце Томаса сбивалось с ритма. Нервный взгляд на часы – слишком, слишком мало времени, чтобы что-то изменить. А эти двое привлекли внимание охраны, и чем дальше, тем хуже становилось дело. О каком незаметнейшем проникновении может идти речь, если тут, в зале, который должен был быть пустым, совершилось происшествие? Томас проклинал своих работодателей, допустивших подобный идиотизм, и уже начинал тосковать по уходящим от него деньгам…
Но время пришло. Охранник с усердием, достойным лучшего применения, взялся за пару горе-нарушителей, а Томас, плавно передвигаясь от одного слепого пятна к другому, приступил к исполнению своей части великого плана, краем глаза следя за движениями Эстер. В зеленой папке было все – схемы залов и хранилищ банка, указание маршрута и, главное, записка. Даже упоминание, что мисс Николс следует за вором по пятам почти к самому хранилищу и не выпускает его из вида. Поначалу, конечно, это условие ввело Томаса в ступор - одно дело проникнуть в святая святых банка самостоятельно, другое - провести туда девушку. Но, поразмыслив, он положился на желание его заказчиков жить. И Эстер действительно не усложняла его работы, он просто делал то, что ему полагается по специальности. Забавно, что в условиях договора было четко обозначено: красть Томас ничего не должен. Вор не задумывался, зачем кому-то понадобилось совершать подобное – просто делал свою работу настолько спокойно и четко, насколько это позволяла ситуация. Не вдаваясь в отвлеченные размышления, мужчина шаг за шагом выполнял выученные в процессе подготовки шаги обхода системы безопасности. Все ли в этом государстве было так же «надежно» и «безопасно», как это место? Сердце капитализма – и у ног вора. Пусть и первоклассного, но смертного… Чего нельзя было с уверенностью сказать о том, кто эту операцию подготовил. Дверь, другая, пароль, опять камеры, уйти в тень… Увидев хранилище, Томас поспешил исполнить свое предназначение и пуститься в обратный путь, усмехнувшись Эстер, стоящей в нескольких шагах. "Я не совсем выжил из ума, чтобы нарушать условия такого договора", словно бы говорил взгляд вора.

+3

19

Личный Информатор Джеймса Мориарти - звучит. Здесь не поспоришь. Те, кто знают о существовании такой профессии, думают, что Эстер занимается переговорами с террористами, выведывает тайные коды и бесцеремонно шантажирует Ее Величество. Как же все ошибаются. Передать пакет с непонятным содержанием, выгулять полковника, побыть сопровождающей на очередном раунде и вот добавился еще один пункт - присматривать за вором, вот чем большую часть времени занимается личный информатор Джеймса Мориарти. Нет, интересные дела попадаются, но не так часто, как все себе представляют.

Эстер прекрасно осознавала, что Томаса матушка природа уже не столь обделила мозгами, чтобы тот и в хранилище устроил театр одного актера, но Мориарти четко и ясно сказал: « Проследить » и тут Николс не могла отказать. И к тому же, когда еще представится возможность побывать в самом сердце экономики Соединенного Королевства? Такой шанс выпадает раз на миллион, о нем напишут в учебниках по истории, а Эстер будет тешать свое самолюбие фактом, что она была очевидцем. Да что там очевидец? Принимала активное участие! Она уже оставила след в истории, правда об этом никто не узнает.
Звук от дверей чем-то напоминал звуки, когда тянут тяжелый предмет по полу, вот только грубее и сильнее в несколько сотен раз. Настолько громче, что по полу пошли вибрации и, казалось, будто сейчас землетрясение. Небольшое. Два бала. Не более.
Незабываемые эмоции.

Сколько Томас был в «самом надежном» сейфе Англии? Минуту? Кажется, меньше. Жаль, но Николс не засекла - слишком была занята наблюдением. И вот они уже идут по лестнице к центральному залу, где проходит эвакуация. Томас впереди, Эстер, как всегда, немного отстает. Смешаться с толпой и спокойно выйти через парадный вход - легко. Пройти несколько метров чтобы не попадать в поле зрения камер наружного наблюдения - еще легче.
Вот и все.
Где-то воет сирена, журналисты уже ведут прямые включения с места событий, участники ограбления века делятся своими впечатлениями, а те, кто творили историю, наблюдают за всем этим с безопасного расстояния.
- Думаю, не стоит объяснять, что обо всем этом ты должен молчать? - Переспросила Эстер, сверяясь с часами. Все точно до секунды. Можно будет сегодня открыть бутила шампанского. - И что это было с банкоматом? Не отвечай. Это был идиотизм, но хорошо то, что хорошо кончается. Можешь проверить свой банковский счет, кажется, средства уже поступили

Отредактировано Esther Nichols (2014-01-26 16:15:41)

+3

20

ход за Tomas Malone

Дело было сделано, оставалось малое – невидимкой (ну, или хотя бы тенью) пробраться обратно в зал и выйти из здания Национального банка. И желательно, чтобы Эстер также пробралась вслед за ним без приключений. Томас, пребывавший в легкой эйфории от свершенного, в шутку пожалел, что на тернистом жизненном пути ему повезло меньше, чем одному небезызвестному хоббиту, и волшебного колечка у него не было, и вернулся в холл. Воистину, многолетний опыт, врожденный талант и четкие указания заказчика были ничуть не хуже колечка. Выйдя в зал, Томас отметил, что и охрана, и «нарушители спокойствия» куда-то удачно ушли, зато в зале появились посетители, как будто по особому приглашению (впрочем, вероятно, так оно и было). Не оборачиваясь на Эстер, Томас вышел по пройденным уже слепым зонам из банка, и только в паре сотен ярдов, как и было указано, остановился. В банке наконец-то сработала сигнализация, сотрудников и посетителей охватила паника, а совсем скоро появились журналисты и полиция. Время прятаться.
На первую фразу Эстер вор ответил всего лишь косым взглядом из серии "женщина-за-кого-ты-меня-держишь-сто-лет-оно-мне-надо". Выслушав нотации касательно банкоматов и прочего, Томас даже не высказался в ответ о появлении в зале посетителей, как собирался в начале – настолько весел он был. До самого конца он не был уверен, что выйдет из банка живым и не под конвоем, но все получилось. Радоваться было рано, вот когда расследование зайдет в тупик, можно будет торжествовать. А пока что… Несколько дней не светиться нигде и уж точно на время забросить азартную и любимую, но все же опасную работу и неспешно наслаждаться жизнью, по частям получая гонорар. И на улице воров и отбросов общества бывает праздник, да такой, что мир позавидовал бы… Но мир не узнает. Во всяком случае, Томас в это верил.

+2

21

Пожелав Томасу хорошего дня и наблюдая за тем, как парень направляется к ближайшей станции метро, информатор достала телефон, чтобы предоставить подробный отчет боссу. Она ненавидит рассказывать о каждом своем шаге, более того, это для нее находится в одной системной координате с посягательством на свободу личности и Мориарти об этом, наверное, догадывался, но продолжал контролировать каждый ее шаг. Джеймс знает насколько Николс не любит быть под колпаком и ему просто нравится ее раздражать или Мориарти до сих пор ей не доверяет. Последний вариант она не хотела воспринимать серьезно, но и Джеймса можно понять - история нас учит, что лучшие друзья любят вонзить нож в спину, вот Калигулу, например, убил тот, кого он спас от смерти.

Рассказывать о бое Джона с автоматом или промолчать, вот в чем вопрос. Эстер несколько раз набирала, а потом стирала сообщение. С одной стороны, это не столь и важно, ведь Джон Уотсон не Шерлок Холмс и вряд ли найдет ниточку, соединяющую ограбление и его задержание, с другой стороны, это достаточно серьезный промах.
Взвесив все "за" и "против", Эстер отправила сообщение, прикрепив к нему видео снятое всего несколько минут назад и, дополнив текст несколькими вариантами, как этим добром можно распорядиться.
Мориарти позволил информатору немного испачкать имя доктора.

Сидя на заднем сиденье автомобиля, Эстер снова достала телефон и набрала полицию Лондон Сити.Версия из разряда, что первое родила бурная фантазия: Джон Уотсон отвлекал охрану, а соучастники проникали в сердце банка. Ее быстро развеют, но крови у Джона много выпьют.
Второй шаг - сообщить прессе. Та же версия, вот только еще видео на электронную почту отправила. Ей не жалко пусть голодные журналисты раздуют все до глобальных масштабов. Как обрадовались другом конце провода! Пожалуй, Джон и его подруга так не радовались, когда их отпустили.
Теперь действительно конец.
Женщина легко сломав две сим-карты и выбросила их на дорогу.

Отредактировано Esther Nichols (2014-02-07 02:00:19)

+2

22

“Не удивительно, что они считают меня грабителем, судя по истории на камерах наблюдений,”- спокойно заключил Джон, выслушивая в который раз, один и тот же вопрос. Казалось, охранники попросту потеряли второй лист с вопросами, и надеялись, что никто не заметит подвоха. Доктор от нечего делать изменил свои показания во втором круге, и только после оценил всю глупость поступка. Смешно от их реакции было только первые пять минут, а объяснять полиции разницу в показаниях пришлось бы ближайшие сутки. Уотсон был немного знаком с работой этого органа, чтобы расстроиться уже заведомо.

Хоть бы деньги выпавшие отдали, ну хотя бы сотню, которую он собирался снять абсолютно законно. И вообще, нельзя что ли представить что у доктора в возрасте умерла богатая тетушка? Джон мысленно перечислил родственников, и понял, что даже если кто-то из них разбогател в последние пять лет, имя Джона и Гарриет в их списке наследников стоял бы сразу за сантехником.
Когда их наконец выводили из банка, с которым Джон породнился окончательно, раньше у него была тесная любовная связь только с банкоматами, а теперь почти со всей структурой, Уотсон поморщился от вспышек редких камер. Вот она слава, не сходить с первой полосы криминальной хроники. Только в новом амплуа.
“Даже интересно, что придумают в этот раз? Мне не пойдет образ брутального грабителя, я совсем не похож Ни на Шона Коннери, ни, тем более, на Джорджа Клуни. Так, дальше домушника мое лицо не пойдет.”
Уотсон хмуро улыбнулся одному из фотографов и весьма фотогенично выдал ему средний палец. Пора менять свое амплуа, пусть хотя бы одну байку не выдуманную напишут. Правда, зная навыки репортеров, звучать это должно было так.

“Арестованный Джон Уотсон, демонстрировал нашему репортеру средний палец, штатные психологи утверждают, что это явный признак подавленного гомосексуализма.” Ну и дальше по накатанной, какие у вас отношения с соседом, почему вы живете и работаете вместе. Судя по им статьям, у всех был подавленный признак отсутствия личной жизни.
“Когда-то уж пора было оказаться на той стороне, увидеть жизнь преступников своими глазами. Реалити Шоу просто.”

+1

23

В эту субботу судьба всеми способами намекала Гилл, что иметь два начальство - это неуютно, зато очень живенько.
Незапланированная побудка почти ночью. Горячая новость о пропаже банкира. Суета всякая разная. И это благодаря одному лишь временному шефу. И утро еще только начиналось. А потом напомнило о себе основное начальство. Сообщение его было традиционно емким и срочным: "Нацбанк. Жарко. Разберись, раз в Лондоне." Одним пальцем левой руки Гилл выбила в ответ: "Есть, сэр!" - и, воспользовавшись тем, что другие интересующиеся исчезновением банкира личности хорошо отвлекают ее временное начальство, поймала такси и поспешила к Национальному Банку.
"Я назову этот репортаж "пять минут туда и обратно", - по пути мысленно иронизировала сама над собой Гилл, одновременно выискивая в ленте новостей и блогов первые сообщения коллег и просто мимо проходивших, для того чтобы лучше сориентироваться в событиях.

На месте событий Гилл оказалась как раз к финальным сценам. Классика фоторепортажа - подозреваемые и представители правопорядка выходят из Банка.
Легко протиснувшись мимо коллег, Гилл оказалась сразу в первом ряду, в шаге от задержанных подозреваемых. Кто-то из корреспондентов оказался недоволен внезапным вытеснением на вторые роли, однако, все возмущение оказалось вхолостую. В отличие от собравшихся здесь акул пера, сделавших карьеру на городских и светских новостях, Джонс специализировалась на "горячих точках", поэтому то, что для других представителей СМИ было крупным происшествием в Банке, воспринималось Гилл как маленькая потасовка, "тепличные условия" для репортажа, проще только фотосюжет с курорта делать. И потому Джонс не составляло сложности быть самой напористой и наглой.

Задержанные и их конвоиры находились в шаге от Гилл. Обвиняемых было двое - мужчина с лицом, вызывающим у Джонс эффект де-жа-вю, и молодая девушка. Оба внешне довольно милые. Сид и Ненси версия смягченная и частично одомашенная. И это герои репортажа про ограбления? Как-то не очень. Но впрочем, других задержанных не предлагали.
Мужчина тем времен невыразительно улыбнулся в объектив и показал средний палец.
Гилл среагировала моментально. Буквально за пару секунд Джонс успела подумать, что первый кадр испорчен, вспомнить о том, что запасной объектив у нее с собой, сделать полшага вперед, накрыть правой рукой руку задержанного, принудительно превратив его красноречивый жест в просто сжатый кулак, и сделать левой рукой пару кадров. Лицо крупным планом.
- Как угораздило? - громко задала вопрос задержанному Гилл, стандартную формулировку "комментарий для прессы" девушка не любила и обычно не использовала.
- Десять минут. С вас не убудет. Вы свое отработали. Дайте поработать другим. Скандалы дают рейтинг, - в ожидании ответа Джонс на пару минут переключила свое внимание на представителей правопорядка из группы сопровождения.
- Так как? - вновь обернувшись к задержанным повторила часть своего вопроса Гилл.

+1

24

Газетные заголовки не отличались разнообразием.

В них многократно упоминалось имя известного блоггера, убежденного холостяка и близкого друга консультирующего детектива Шерлока Холмса; незаконным путем проникнувшего в Первый Национальный Банк вместе с некой молодой особой, и похитившего там крупную сумму денег.
Арестованные преступники от комментариев отказались. Скотланд Ярд в лице старшего инспектора Грегори Лестрейда сообщил, что «следствие идет» и на этом общение с прессой закончил.
Добычей газетчиков стал колоритный снимок гордости нортумберлендского полка, капитана Джона Уотсона, показывающего миру средний палец вкупе с возможностью на все лады рассуждать о размере похищенных ценностей.

Простая разминка. Тестовый прогон, перед тем, как начнется главное действо.
Отложив в сторону последнюю прочитанную газету, Джеймс Мориарти удовлетворенно улыбнулся.

Эпизод завершен. Всем спасибо.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 30.04.2011 - Va-bank