« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 03.03.2011 - Ужин на двоих


03.03.2011 - Ужин на двоих

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и место:
03.03.2011, Пакистан.

Участники:
Sherlock Holmes, Irene Adler

Краткое описание:
"Только лишь Шерлок Холмс мог надуть меня, но ведь его там не было. Верно?"

0

2

- Беги.
Долго уговаривать не пришлось. Кровь пульсировала в висках, заглушая голоса и сдавленные стоны, сердце колотилось, как у затравленного оленя, словно стараясь выскочить из грудной клетки, чтобы спастись. Она и была тем самым затравленным оленем, которому вдруг выпал последний шанс. И его нельзя упустить.
Ирен догадывалась, где ворота, но рисковать, опираясь на собственные домыслы, не могла. Значит, дверь, через которую ее сюда привели. Ей не завязывали глаза - знали, что не придется возвращаться. А она запоминала - как в тумане, вперемешку с мыслями о том, что это конец.
Пара бронированных машин, техник... Беглянка прижалась к двери машины, не замечая, что стучит дрожащими пальцами по выступу, оказавшемуся под рукой. О, как она гордилась когда-то своим хладнокровием, которое умудрялась сохранять, попадая в самые отчаянные переделки. Но не сейчас, когда ей во что бы то ни стало нужно было сохранить нежданный подарок судьбы - свою жизнь. Технику и в голову не приходило, что что-то может пойти не так, он увлеченно занимался своим делом, и Ирен удалось проскользнуть незамеченной.
Заветная дверь была совсем близко, если не считать почти двадцати метров открытого пространства и часового снаружи. Это если забыть о снующем сзади технике, напевающем себе под нос что-то на незнакомом ей местном языке. И у него, возможно, есть какое-то оружие.
Беглянка попыталась прислушаться к странному напеву. Голос то приближался, то отдалялся. Видимо, плановый осмотр. Оглянувшись - ведь не могло быть так, чтобы вокруг вообще ничего не нашлось - Ирен заметила в двух шагах от себя потертый кирпич с зазубринами, но чтобы его взять, нужно было выйти на открытое пространство. Беглянка снова услышала свое сердце - глухой стук в груди казался звоном. Будь при ней хотя бы ее сумочка с пистолетом или, на худой конец, зеркальцем, все решилось бы куда проще.
Заставив себя хоть немного успокоиться, чтобы начать различать звуки, Ирен снова прислушалась к теперь уже новому напеву. Техник ужасно фальшивил, но одно то, что бывшая певица смогла уловить такие тонкости, помогло ей немного воспрять духом. Судя по голосу, техник как раз стоял спиной. Беглянка высунулась из своего укрытия и схватила кирпич. Однако, противник в чем-то так увлеченно копался, что Ирен соблазнилась мыслью не ждать более подходящего момента. Проклиная себя за неснятую обувь, беглянка с грацией кошки добралась до техника и раскроила ему череп подручными средствами.
Оружие. У часового снаружи был автомат. Идти туда с кирпичом было равносильно самоубийству. У техника при себе не было ничего. Ирен стиснула зубы, стараясь сдержать вскрик разочарования. Но тут ее взгляд упал на дверь машины, которой занимался покойный, - та была приоткрыта. Беглянка заглянула внутрь и, к своему счастью, обнаружила пару автоматов. Забрать оба, конечно, было хорошей идеей, но сейчас было не до запасов. Ирен взяла один и, не успев высунуться из машины полностью, услышала тихий звук шагов. И с чего только она решила, что тут больше никого? Сердце сделало пару громких ударов и замерло в преддверии неминуемого.

+3

3

Предупреждение

В тексте присутствуют сцены насилия. На всякий случай пост закрыт для гостей.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[/size]

Отредактировано Sherlock Holmes (2014-02-02 14:33:28)

+3

4

Беглянка судорожно пыталась рассчитать свои движения, чтобы получить хоть какой-то шанс на спасение. Вероятность того, что шаги принадлежали невооруженному человеку, в этом странном месте были весьма невелики. И даже очередной безоружный техник вполне мог ударить ее по голове, тем самым лишив последней возможности побега. Ирен снова принялась вслушиваться, чтобы попробовать уловить момент, когда сможет хотя бы резко выпрямиться - возможно, элемент неожиданности сыграет роль, и у нее получится хотя бы вступить в схватку за свою жизнь.
И когда недалеко от нее раздался голос, беглянка не сразу сообразила, кому он принадлежит. Стараясь вслушаться в смысл сказанного и определить расстояние до говорящего, Ирен чуть было не пропустила самое главное - рядом с ней был не враг, а друг. Осознание пришло не сразу, но сообразив, чей голос только что услышала, беглянка не смогла сдержать больше нервную, но все равно довольную улыбку. Размышлять о Шерлоке все еще не было времени, были и более актуальные проблемы, но его присутствие весьма неплохо поднимало дух.
Уже спокойно высунувшись из машины, Ирен даже не выругалась, чуть не запутавшись в полах неудобного балахона. Наверняка местные жительницы его таким не считают, но вот привыкшей к коротким и средней длины юбкам женщине он казался не самым лучшим дизайнерским решением. Встретившись глазами со своим спасителем, Ирен все еще сжимала в руках автомат, не понимая, зачем ей оставлять весомый аргумент в общении с ближним своим. Присутствие рядом Шерлока совершенно не означало, что можно расслабиться и предоставить ему вытаскивать ее из больших неприятностей. Но тут же последовавший вопрос пролил некоторый свет на планы гениального детектива.
Женщина опустила глаза и уставилась на свою обувь. На пару размеров больше, без задника, туфли болтались на ее ногах, больше мешая, чем обеспечивая комфорт. Однако, совсем без обуви было опасно - любой неудачно лежащий камушек мог стать причиной длительной задержки, а то и вовсе неуместной хромоты.
- Пару раз приходилось, - бывшая певица почти не соврала - лишь немного приуменьшила. - Но мне нужно подготовиться.
Улыбнувшись, Ирен буквально всунула автомат в руки Шерлоку и принялась стягивать верхний балахон. С местной модой она была плохо знакома, но сейчас удобство было важнее исламских традиций. Под балахоном было нижнее "платье" - прямоугольный чехол с прорезями для рук и шеи. Оторвав от полы балахона пару узких лент, женщина привязала ими подошвы туфель к щиколоткам - проблема с обувью была решена.
Платье, конечно, могло вызвать некоторые подозрения, но с одним слоем ткани справиться было гораздо проще, чем с несколькими. Оторвав от подола балахона еще одну ленту, потолще, Ирен перепоясалась ею и, попытавшись что-то разглядеть в зеркало заднего вида, удовлетворенно улыбнулась - черный цвет ей всегда шел. Забрав свои тряпки с рук спасителя, женщина вопросительно взглянула на него:
- Куда?
А после, бросив короткий взгляд на автомат, спросила:
- Ты уверен, что он нам не пригодится?

+4

5

Окраины Карачи напоминали беспокойный муравейник: низкие домишки с неровными  окошками, с плотно задернутыми тяжелыми занавесками, не оставляющими свету ни малейшей надежды, покрытые решетками, которые должны были оберегать хозяев от нежелательного вторжения - хлипкая надежда на безопасность. Люди, привыкшие жить во мраке, сновали по улицам, спешили по своим делам, не останавливаясь, не задерживаясь, почти безмолвно. Здесь вдали от шумных рынков центра города смерть имела особые преимущества, забирая тех, кто ей больше приглянется, легко и без лишнего шума.
Карачи пропитался вонью и грязью. Мусор на обочине дорог, не замечаемый местными, уходил под землю, просачивался в сточные воды, отравлял реки. Но этому едва ли придавалось значение. Перенаселенный город продолжал разрастаться. Жизнь впопыхах, рвано, пропуская удар, пробивалась сквозь бесплодные камни, и, казалось бы, ничто не могло остановить ее бурный рост.
Это иной мир. Другая вселенная, в которой нет места гениальному детективу Шерлоку Холмсу. Ум отступает в сторону, теснимый инстинктом самосохранения.
Самый чистый, благородный человек здесь мог стать убийцей: жестоким, беспощадным, жадным до наживы, проливающим кровь из банального страха. Метаморфоза, которой восхитились бы древние греки и римляне – превращение человека в животное. Превратиться не составляло труда. Вернуться к своему первоначальному облику – куда затруднительнее.
Но на руках Шерлока было достаточно крови на сегодня. Кроме того, ни ему, ни мисс Адлер, негде было спрятать автомат, а прогулки с оружием по Карачи приравнивались к самоубийству. Поэтому он лишь незаинтересованно оглядел Калашников, оказавшийся волей Женщины у него, а затем аккуратно положил обратно на сидение, предварительно сняв магазин и кинув его в сторону из зоны видимости.
Адреналин все еще бежал по венам, не давая возможности остановиться, перевести дух. Впереди длинный путь и всего несколько дней, чтобы вырваться из страны и вернуться в Лондон, так чтобы Джон не заметил его отсутствия.
Пропажа на два-три дня была в рамках нормы. Объяснить более длительное исчезновение будет сложнее. А Джон непременно попытается докопаться до истины.
Шерлок молча дожидался окончания перевоплощения Женщины. Каждая минута была на счету, но он не думал торопить ее. Даже мысль об этом казалась неправильной.
Он просто наблюдал за ней, пока это было возможно, и не пришло время разговоров: «Почему? Зачем? Как насчет ужина?»
Череда вопросов, где каждый последующий был опаснее предыдущего.
Без комментариев.
Наконец с переодеванием было покончено, и хоть получившейся наряд с трудом можно было назвать подходящим для улиц мусульманской страны, но он определенно куда лучше годился для предстоящего им побега.
Шерлок указал на едва заметный люк в потолке, после чего открыл его и помог Женщине выбраться на крышу, потом вскарабкался сам, подтянувшись на руках. От джипа их отделяло пять крыш, три охранника с автоматами и необходимость не попадаться на глаза местному населению.
Не сложнее, чем обычно.
Он приблизился к краю, высматривая вооруженных мужчин, контролирующих периметр. Соседняя крыша была совсем близко, поэтому, как только охранник скрылся за углом, детектив перемахнул на нее и выжидающе посмотрел на мисс Адлер. Женщина не заставила себя ждать.
На третью крышу они перебрались без каких-либо проблем. А вот с четвертой все оказалось непросто. Позади раздались крики – охранники нашли убитых. Обеспокоенные прохожие заозирались в поисках угрозы. Первым их заметил мальчик. Он что-то крикнул на урду, спешащим к нему мужчинам. Несколько десятков пар глаз тут же уставились в их сторону. Осторожничать дальше не было смысла.
Шерлок взял Женщину за руку. Не сговариваясь, они перепрыгнули на четвертую крышу. Пятая оказалась дальше, чем можно было представить, и Шерлок в последний момент успел удержать мисс Адлер, до того, как она успела соскользнуть вниз.
Им нужен был максимальный разбег.
А крики все не смолкали.
Сердце вырывалось из груди.
От края до края всего три секунды, толчок, и полет кажется бесконечным, а точка приземления по прежнему далекой.
Но все же он упал на крышу, тяжело дыша под палящим пакистанским солнцем, прислушиваясь к дыханию Женщины рядом.
Нет времени.
Надо добраться до машины.
Нетронутый мародерами джип дожидался неподалеку от здания. Осталось лишь спуститься.
Четыре метра вниз. Пустая пока что улица. Легкий наклон вперед, прыжок, приземление на носки и согнутые не до конца колени, руки выставлены вперед, чтобы погасить инерцию.
Шерлок быстро поднялся на ноги и посмотрел на Женщину, оставшуюся наверху.
- Прыгай, я поймаю, - в доказательство своих слов он протянул к ней руки.
Чего ты больше боишься?   

+3

6

Ирен собиралась с духом перед последним прыжком. В городе казалось, что ее физической подготовки более, чем достаточно. Так оно и было. В спокойном городе, где ее жизни редко что угрожало. Здесь же выяснилось, что пробежка, щедро приправленная адреналином, не только забирает силы, но еще и кружит голову. Особенно если смотреть с высоты крыш вниз.
Доминантка ненавидела себя за слабости, за ошибки - и сейчас у нее был полный спектр причин для недовольства собой. Поскальзываясь, Ирен шаг за шагом срывала шансы на благополучный побег, тем самым подставляя Шерлока. Хотя, если бы не она, его бы вообще тут не было. И женщина бежала, стараясь унять напряженную дрожь в ногах. Благодарить судьбу она будет потом, когда все закончится - а пока конца и края этому путешествию не было видно.
Крики, суматоха внизу - их положение с каждым мгновением становилось все более и более шатким.
Шерлок знал, куда.
Ирен следовала.
Безусловное подчинение.
Неожиданно.
Приятно?
Некогда разбираться.
Ирен зависла над пропастью высотой каких-то четыре метра. Нужно было торопиться. Каждая секунда промедления съедала шансы на спасение. Сделать, как он - она знала, умела. Но дрожь в ногах вселяла сомнения в удачном исходе. Шерлок протянул руки. Безусловное подчинение.
Все получилось. Она не зря опасалась - контролировать собственное тело оказалось сложнее, чем обычно. Она бы упала и потеряла драгоценные секунды. Но он удержал ее. Тот, кого она, не задумываясь, отдала бы на съедение, помог не упасть на колени. Разве не в этом кроется пресловутый смысл жизни?
- Я в порядке. Скорее...
Женщина не помнила, как добралась до машины - она пришла в себя уже внутри, на мягком привычном сидении. Кровь все так же стучала в висках - и это было спасением от внешнего мира.
Напряжение схлынуло в одно мгновение. Нет, опасность еще не миновала, но теперь от нее ничего не зависело. Дрожь завладела всем телом - Ирен просто колотило. И хотелось громко бессмысленно смеяться. Только этого не доставало.
Она умела выравнивать дыхание - профессиональные навыки всегда приходили на помощь. Кратких вдох - чтобы не кружилась голова - и долгий, максимально долгий выдох - чтобы не погасить воображаемую свечу, что держишь в руках. Свеча дрожала, пламя танцевало свой безумный танец, но не гасло. Женщина отчетливо слышала каждый стук сердца - все реже и реже. С каждой секундой. Все тише и тише. Настолько, что звуки улицы смогли вторгнуться в ее временное убежище.
Шумно, было очень шумно - столица кипела своей жизнью, невзирая на удаленность от центра и чужие изломанные жизни. Это хорошо, это возможность спрятаться, ускользнуть, раствориться в этом шуме. Это спасение. Еще немного. Еще совсем чуть-чуть.
Появилось время для главного вопроса. Ирен его задала:
- Ты знаешь город? Куда мы едем?
И мысленно подсказала ответ: подальше отсюда.

+2

7

Погоня – куда менее увлекательное действо, чем работа разума над очередной загадкой. Достаточно задать несколько конкретных вариантов развития событий и следовать им, помня о точке, в которую нужно добраться.
В случае с машиной у Шерлока в запасе было девять способов. Три из них предполагали передвижение по земле и оказались отринуты в первый же момент, как только ему удалось оценить обстановку.
Шесть  заключались в перемещении по крышам. Вероятность выжить в четырех из них была выше шестидесяти процентов. В двух – меньше тридцати. Последние два варианта были опасны из-за нескольких обстоятельств: расстояние между крышами; невозможность сменить направление по ходу движения и применить другой план; прямой маршрут, который хорошо мог отслеживаться снизу. Но, однако же, оба эти варианта привели бы их к машине значительно быстрее. А время сейчас было их основным противником.
Кроме того, Шерлок не планировал отрываться от террористов. Они должны были следовать за ними по пятам, чтобы вскоре настигнуть. В этом и заключался план. 
Невероятно прост. Это вам не дело Брук-Стрит.
Шерлок не дал ей упасть. На падения не было времени, как и на то, чтобы подниматься вновь. На секунды она прижалась к нему всем телом, словно боясь, что может не устоять на ногах. Он подхватил ее на руки, почувствовав, что до машины Женщина сама не доберется. Ее била дрожь, хотя она и пыталась слабым голосом убедить его, что с ней в порядке.
Не самое подходящее время для обмороков. Крики приближались, а где-то  вдалеке раздалась автоматная очередь.
Шерлок усадил мисс Адлер в машину и быстро забрался на водительское сидение.
В запасе оказалось три секунды.
- Доверься мне, - вместо ответа. – Держись крепче.
Три…два…один.
Джип террористов мелькнул позади, и Шерлок вжал педаль газа в пол. Он знал этот город. У него было время в самолете изучить основные трассы Пакистана, проштудировать карту Карачи и уяснить для себя, что правил дорожного движения в этой стране нет.  Поэтому о педали тормоза можно было забыть.
Светофоров на их пути не предполагалось. Если повезет, не попадутся на встречу полицейские, или пешеход не бросится под колеса на нерегулируемом переходе (то есть где бы то ни было, потому что регулируемых переходов в городе не водилось), у следующей точки они будут через 7 минут.
Левостороннее движение им в помощь.
Шерлок сохранял значительную дистанцию, но не давал террористам пропасть из виду. Стиснув зубы, бросая напряженный взгляд в зеркало заднего вида, он резко выкручивал руль, создавая иллюзию погони для всех участников событий. На мисс Адлер он старался не смотреть, надеясь, что она действительно сумеет довериться ему.
Объехав все вероятные пробки на пути, выбирая наиболее пустынный маршрут, Шерлок начал тормозить. До точки назначения оставалась еще минута. Ему нужно было, чтобы террористы почувствовали свое превосходство и сделали для него кое-что.
Наконец один из боевиков высунулся из окна, направив в их сторону автомат.
- Пригнись! – предупредил Шерлок. Первые пули попали в заднее стекло. Осколки разлетелись по салону. Детектив лишь вновь вжал педаль газа, словно дразня преследователей.
Тридцать секунд.
Наконец, позади раздались новые выстрелы, и машину занесло. Колесо пробило. Шерлок затормозил, крутанув руль влево, вылетая с дороги. По счастливой случайности они не врезались в ангар, стоящий на пути, а заехали прямо внутрь.
Машина остановилась.
- Быстро выходи, - приказал детектив. Он схватил сумку с заднего сидения и выскочил из машины.
Взяв Ирен за руку, Шерлок побежал вглубь темного ангара. Джип террористов с визгом затормозил позади них. Детектив вел Женщину в противоположный конец ангара, но на середине неожиданно свернул в едва различимый в полумраке дверной проем.
В помещении, где планировалась будущая казнь, не было окон, а лампы оказались все разбиты. Свет едва проникал сюда из ангара.
- Стой, - воскликнул мужчина, где-то справа от них, на чистом английском. Шерлок послушно остановился, но не выпустил руки Ирен из своей. – Вы точны, как часы, - продолжил неизвестный голос с едва различимым арабским акцентом.
- У нас нет времени, - отрезал Шерлок. Кто-то рядом передернул автоматный затвор. Детектив чуть сильнее сжал пальцы Женщины.
- Как жаль. Так давно не практиковал свой английский, - мужчина зажег спичку и поднес ее к сигарете, зажатой в губах.  При тусклом огоньке, мало, что можно было различить. Разве что то, что бороды у него не было.
- Все готово? – спросил Шерлок.
- Да, ждали только вас.
Шерлок вытащил из кармана телефон Ирен и протянул его в сторону красной точки на конце сигареты. Мужчина принял телефон из его рук.
- А теперь уходите, как можно скорее. И не шумите, - сказал он.
В углу кто-то зашевелился, но Шерлок потянул Ирен за собой. Он вновь вывел ее в ангар, и под прикрытием каких-то коробок, повел в сторону второго выхода, не давая возможности оглянуться.
Мужчина, который только что говорил с ними на английском, видимо вышел на встречу террористам и теперь втолковывал им что-то на арабском. Но Шерлок не собирался ждать развязки. Они вышли на улицу через одну из дверей.
Рядом с ангаром был припаркован старенький джип. Шерлок помог мисс Адлер сесть,, всем видом демонстрируя, что вопросы потом, закинул спортивную сумку на заднее сидение и сел сам.
Их ждала дорога до Хайдарабада. На этот раз без каких-либо запланированных приключений. Шерлок повернул на восток. 
- В сумке одежда и документы. Выберемся из Карачи и сделаем привал.  Нам нужно переодеться, - сообщил он, все еще наблюдая за происходящим в зеркало заднего вида.

Отредактировано Sherlock Holmes (2014-02-02 14:35:14)

+2

8

Ирен дождалась галантного жеста от своего спутника и вышла из машины. За городом было так же пыльно и так же грязно, но даже это вызвало приступ неконтролируемой эйфории. Наверняка так бывает со всеми, кто только что избежал смерти. Женщина еще не совсем твердо стояла на ногах, но виной тому была лишь длительная поездка по не слишком хорошей дороге.

Уже во время погони разум Ирен окончательно взял верх над эмоциями и стал инструментом самосохранения. Адреналин все еще заставлял сердце стучать быстрее, но голова оставалась холодной и способна была не только контролировать действия, но и производить нехитрые рассчеты. У Шерлока был план. Из того, что она успела узнать об этом человеке, главное для нее было - этому плану не мешать. И она не мешала - лишь старалась четко подчиняться невербальным приказам.
Окончательно оказавшись в безопасности, женщина принялась анализировать то, что сделал ее спутник. Во-первых, он узнал о том, где она, и что должно с ней произойти. Следил за ней? Зачем? Очевидный ответ напрашивался сам собой, и Ирен не смогла сдержать улыбку, вовремя отвернувшись к окну, чтобы Шерлок этого не заметил. Возможно, повод был приправлен чувством вины - он сам послал ее на смерть. Хотя о том, кто виновен больше, можно было еще поспорить. Ирен проиграла битву, но выиграла войну. Доказательства победы были перед ней, как на ладони. А бюджет Британии... что ж, она потеряла телефон, а не навыки. А значит, главная победа еще впереди.

Женщина заглянула в сумку, безошибочно определила, какой из предметов гардероба - ее, и распаковала пакет. Платье. Не настолько дорогое, к каким она привыкла, но и не слишком выходящее за рамки ее городского стиля.
- Снова убеждаюсь - вы знали, куда смотреть.
Комплимент не требовал ответа, поэтому Ирен даже не обернулась, чтобы увидеть реакцию своего спутника. Тем более, что ему все равно придется еще раз на нее взглянуть. Женщина победно расстегнула молнию на спинке платья - самое лучшее изобретение модельеров. Густая растительность на обочине скрывала беглецов от чужих взглядов. Ирен стащила с себя балахон, не спеша надела платье и попросила Шерлока застегнуть молнию.
С обувью вышло еще приятнее - туфли не только радовали невысоким каблуком, что после всех пробежек было сродни манне небесной, но даже не вступали в диссонанс с платьем. Интересно, кто это все подбирал? Женщина развязала грубые ленты и сбросила местные колодки для ног. Правая ступня сбоку была разбита в кровь. К счастью, в машине оказалось все необходимое, и после обработки Ирен спокойно обула то, что ей выдали. Выглядывающий кусок пластыря, конечно, изрядно портил общую картину, но с такой мелочью смириться было несложно.
Обратно к машине вернулись уже два иностранца-путешественника, недавних беглецов в которых можно было заподозрить разве что по знатно растрепавшимся прическам.
- У вас найдется расческа?
Можно было просто попросить. Идеальный стиль для Ирен был инструментом. Шерлоку же он приносил удовольствие. Удовольствие всегда мотивировало сильнее.

+3

9

Адреналин приходил в норму, сердечный ритм замедлялся. Погоня подошла к своему логическому завершению - беглянка была поймана и обезглавлена за свои прегрешения. Чистая работа, которая даже у Майкрофта не вызовет ни каких сомнений.
Но это была лишь первая часть плана, продуманная до мельчайших деталей. Вторая же казалось куда сложнее. Рядом с Этой Женщиной, наедине с ней, он чувствовал себя в большей опасности, чем в комнате заполненной вооруженными террористами. Ей с такой легкостью удалось пробудить в нем то, от чего он сознательно отказался много лет назад: чувства, эмоции, дезориентирующая сила которых рушила любые доводы рассудка. Эта Женщина стала опасной  противницей.
Противницей, именно. Врагом, чью смерть он не мог допустить даже в мыслях. Мир бы много потерял, если бы террористам удалось довести дело до конца.
Шерлок не любил проигрывать. Невозможность найти разгадку какого-либо дела доводило его до исступления. Азарт и ощущение несовершенства собственного интеллекта еще долго не оставляли его. Джон успокаивал его тем, что он всего лишь человек. 
Так не должно было быть. Он не имел права на ошибку.
И было лишь одно единственное исключение – мисс Ирен Адлер. Она играла с ним, как обычно делала с другими своими клиентами. Но между ними и им самим было одно разительное отличие.
Шерлок не ценил красоту в том смысле, в котором ее признавали другие люди. Он не видел блеска Этой Женщины. Она не ослепляла его одним своим видом и манерой поведения. Но в ней было кое-что еще, чего, по мнению Шерлока, были лишены многие представительницы ее пола – ум. Мудрость, которую женщины обычно скрывали за излишним кокетством, если, конечно, было что скрывать.
Ум – это действительно сексуально. Она нашла его слабость, она воспользовалась ей, и он оказался у ее ног.
Но, в конечном счете, они оба проиграли.
Для Шерлока Холмса Эта Женщина была совершенством. Он признавал это, не давая волю своим чувствам. Это был голос разума. Она была идеальна. Она должна была жить. Не для кого-то, а вопреки.
Она была самой разрушительной силой,  с которой ему приходилось сталкиваться и с которой он не мог бороться. Он проигрывал ей.
Сознательно.
Поддавался, зная, что это может погубить его.
Поэтому скоро они расстанутся. Возможно, навсегда.
У них есть только Пакистан. Нет, у него есть только Пакистан. И он торопится оставить ее.
Чувства – опасная смесь, непозволительная роскошь. Но Шерлок уже позволил ей подобраться слишком близко.
Облачаясь в привычный костюм  - часть образа, без которой он ощущал себя некомфортно (к счастью, легенда позволяла, чего не скажешь о царившей в Пакистане погоде) – Шерлок старался не смотреть на нее. Лишь, когда она попросила его застегнуть молнию на платье, он повернулся к ней, и слегка замешкался, прежде чем выполнить ее просьбу.
Пиджак был небрежно брошен на заднее сидение рядом с пальто (бесполезно здесь, но пригодится в Париже). Можно было продолжать путь.
Вместо расчески, Шерлок молча протянул мисс Адлер шелковый платок. Все-таки, некоторые порядки, находясь в чужой стране, следует уважать.
Спустя полтора часа, как он и планировал, они прибыли в аэропорт Хайдарабада. Купили билеты до Лахора на мистера и миссис Спенсер. Семейная пара, недавно прибывшая в Пакистан. Он – врач из Красного Креста. Она – отчаянная домохозяйка, не желающая расставаться с любимым мужем надолго. Идиллия, быстро потерпевшая крах.
Похищены, скорее всего, убиты. Информация об этом еще не получила официального подтверждения, поэтому Шерлок и Ирен могли воспользоваться их личностями для прикрытия, не боясь, что правда всплывет наружу раньше срока.
Когда все откроется, никто не станет проверять подобные мелочи. В Пакистане и без того хватало проблем.
Час и три минуты до Лахора на древнем самолете, прибывшем, должно быть, еще из Советского Союза. Дальше пешком, а если повезет одолжить мотоцикл, то на нем вплоть до индийской границы.
Все просто. Тогда почему он так неловко себя чувствует?
До самолета оставалось еще тридцать минут. Надо было чем-то себя занять.
- Кофе? – спросил Шерлок, заметив свободный столик в маленьком кафе в зоне вылета.

Отредактировано Sherlock Holmes (2014-02-02 15:39:19)

+2

10

Ирен всегда удивлялась странному феномену: хороший кофе был непредсказуемым явлением. В именитом ресторане он мог оказаться совершенно омерзительным на вкус, в то время, как в какой-нибудь забегаловке можно было совершенно случайно получить чашку восхитительного напитка. Сегодня им повезло. Сегодня вообще был удачный день, хотя в самом его начале женщина готова была поспорить с этим утверждением.
И только когда самолет взлетел, мысли окончательно успокоились, прекратив метаться от безумного коктейля из смертельной опасности и осознания спасения. Жизнь возвращалась в свое обычное русло. Ирен всегда что-то угрожало, но она находила способы защитить себя. Все становилось таким обычным и привычным. Затаиться, завязать новые знакомства, перестраховаться. Женщине всегда легче было найти защиту у мужчин. Всего лишь новая жизнь - разве это впервые?
С прежней придется распрощаться надолго. Возможно, навсегда. Ее не ждут в Лондоне - она проиграла. Как долго будет помнить о ней мужчина, что сейчас сидит рядом? Ирен обернулась в сторону Шерлока. Конечно же, он не смотрел на нее. Вряд ли спал - наверняка о чем-то думал.
Женщина знала - это их последняя встреча. Возможно, они еще увидятся: в официальной обстановке - лишь обменяются взглядами. Он узнает ее, не сможет не узнать. Но больше не будет столь откровенно принадлежать только ей одной.
Она все еще проигрывала своим сантиментам.
Ирен бросила еще один взгляд на размышляющего о чем-то Шерлока и отвернулась к окну.

В аэропорту Лахора было шумно. Ирен то и дело заглядывалась на угловатое здание вокзала. Когда ей еще выпадет возможность здесь оказаться? Окна своей формой напоминали, как далеко она от дома. Находящийся рядом мужчина - о том, что там ее никто не ждет. Еще немного...
Нет, эта женщина не могла отказать себе в последнем удовольствии.
- Мистер Холмс, - обращение по имени зачастую настраивало на необходимость внимательно выслушать. - Я слишком много сегодня пережила. Думаю, вы тоже. Скоро стемнеет, и стоит ли сейчас снова срываться в дорогу в незнакомой стране?
Аргументы были так себе. Человек, не побоявшийся толпы вооруженных террористов, вряд ли струсит перед вечерней прогулкой. Но это был их последний шанс остаться наедине. Шерлок не сможет не понять, что скрывается за ее словами. И, если даст свое согласие, то сделает это осознанно.
Больше всего Ирен хотела сейчас, чтобы он согласился.

+2

11

*

С разрешения мисс Адлер.

Пакистан продолжал нарушать привычные принципы игры. С утра он убил нескольких человек. Затем по поддельным документам приобрел билеты на самолет до Лахора. А ближе к закату снимал номер в отеле для двоих, приобняв свою молодую "жену" за талию.
Майкрофт был бы неприятно удивлен, если бы узнал.
Но никто из заинтересованных лиц никогда не получит доступ к тому, что произошло между ними в далекой полной противоречий стране. Иначе мисс Адлер вновь окажется в опасности. А Шерлока ожидает лишь пара десятков скучных минут за прослушиванием назойливого братского выговора. Риск был не сопоставим. Как и раньше.
Эта Женщина была очень азартна. Она могла играть лишь по-крупному, ставя на черное самое дорогое, что у нее было – свою жизнь.
Не поддаться страсти, бушующей в ней, казалось также сложно, как противостоять стихии, сносящей все на своем пути.
Лучшие проигрывали, вознося ее до вершин. Худшие скулили у ног Женщины, умоляю устроить и для них эту пытку: долгую, мучительную, жгучую и возбуждающую.
Человек придумал множество способов борьбы со стихией, однако же, люди продолжали гибнуть.
Попытки выстраивать ментальные барьеры против лишних эмоций, не позволять им показываться наружу в таких обстоятельствах терпели не удачу. Защита неукротимо давала течь.
Меж тем здравый смысл подсказывал, что мисс Адлер права. Скоро стемнеет, а он не знает местных дорог. Если они пойдут пешком, могут наткнуться на отряд боевиков (вероятность наступления этого события, на самом деле, была незначительна). Если они поедут на мотоцикле, то запросто улетят в кювет, не разглядев в свете блеклой фары булыжник (возможность прийти к этому результату чуть выше, но все же не так велика, чтобы ее можно было отнести к разряду потенциальных рисков).
Другой вопрос, как они будут выглядеть, если отправятся ночью к пакистано-индийской границе с поддельными документами и попытаются ее пересечь. Гораздо лучше смешаться с толпой, превратившись для пограничников в обычных туристов, жаждущих прилива адреналина, которым эта страна готова была обеспечить сполна.

Справочная информация о Лахоре

Лахор был городом контрастов. Женщины здесь не прятали лиц, а в районе Хиира Манди, который являлся местным аналогом квартала «красных фонарей», девушки исполняли незабываемые зажигательные танцы, сохранившиеся еще со времен хараппской цивилизации. Некогда они оказывали посетителям и другие услуги.
Современные взгляды на жизнь распространялись и на дороги, содержавшиеся в куда более лучшем состоянии, чем в Карачи. Жители города отличались немалым любопытством и доброжелательностью, которая в случае с туристами превращалась, как правило, в затяжные проблемы с законом: добродушные лахорцы с радостью подсказывали незадачливому туристу, где же лучше остановиться на ночлег, а после в багаже путешественника обнаруживались наркотики. В лучше же случае отель требовал за комнату на двадцать-пятьдесят процентов больше рыночной цены. 
Лахор имел давнюю историю, и стал религиозным центром сразу нескольких конфессий: помимо мусульманских святынь, здесь также сохранились и священные места сикхов. Город до сих пор спустя столько лет после разъединения не мог похвастаться спокойствием и отсутствием внутриконфессиональных проблем. Поэтому безопасность сикхов во время апрельских паломничеств должен был обеспечивать специальный правительственный отдел.
Лахор был городом интеллектуалов и художником, центром пакистанского кинопроизводства, о котором мало кто догадывался на западе, домом для писателей и певцов.
Улицы Лахора были не менее многолюдными, как и центральные районы Карачи. Город никогда не пустел: и днем и ночью здесь кипела жизнь. Все виды транспорта всевозможных лет выпуска смешивались в один бурлящий котел. Старый город привычно охраняла сохранившаяся издревле стена. Ворота, ведущие внутрь, теперь всегда были открыты, пропуская любого путника в центр развлечения древнего необычного мусульманского города.

Но, несмотря на это буйство красок и призрачное ощущение безопасности, Шерлок отмел идею выходить в город до утра.
Женщина не настаивала. Она приняла душ и привычно предложила поужинать, сев на большую двуспальную кровать и проведя рукой по белоснежному постельному белью.
Шерлок привычно ответил, что не голоден, внимательно изучая выключенный экран своего телефона.
Он также принял душ и оценил нанесенный террористами ему урон. Не обнаружив ранений, которые могли принести вред в будущем, он вновь появился перед мисс Адлер в привычном костюме, но без пиджака.
На маленьком столике неведомым образом оказалась колода карт.
«Сыграем?» - спросила она. На ее губах появилась та самая хорошо знакомая далекая от невинности улыбка. Покер - прекрасная игра для тех, кто хочет скоротать час другой. Сон ведь не входил в их планы, не правда ли. Широкая кровать слишком хороша, чтобы просто спать.
А что же будет на кону?
Желание.
И нет смысла обозначать его вслух. Оно было высказано неоднократно, читалось на лице и ожидало лишь первого шага, чтобы начать воплощаться.
Желание. Острое и дремлющее внутри, возбуждение поддерживаемое близостью к предмету вожделения и адреналином, все еще мечущимся в крови.
Пауза.
Взгляд глаза в глаза. Кто свернет с пути другого первым, струсив перед неизбежным столкновением?
Но Шерлок взял в руки карты. И игра началась.
Первый кон она выиграла, побив своим каре его две пары.
Еще – потребовал Шерлок, не желая проигрывать ей даже в этом.
Следующий кон вновь был за ней: стрит против его пары.
Шерлок внимательно следил за ее действиями, пытаясь разгадать секрет.
Женщина не настаивала на получение приза немедленно, наслаждаясь их игрой и тем, как Шерлок мрачнеет после каждого проигрыша.
Спустя полчаса, Шерлок впервые выиграл. Ему выпал стрит-флэш, а мисс Адлер довольствовалась лишь обыкновенным флэшем.
Она предложила сыграть еще, и Шерлок не отказался.
Но и спустя час, раскусив ее уловку, он продолжал выигрывать, добавив к чужой хитрости представления о теории вероятности.
Мисс Адлер отчаянно бросила карты на стол, часть упала на пол, когда Шерлоку выпал флэш рояль.
- Я победил? – спросил он.
- Идите к черту! – воскликнула Женщина, наклонившись за картами. Когда она вновь положила их на стол, рука Шерлока легла поверх нее и чуть сжала пальцы.
- Я победил? – повторил он. Она медленно подняла взгляд от руки на его глаза, пытаясь понять, к чему он клонит. – В таком случае, мое желание…
Вызов был брошен, но он не мог позволить, чтобы все шло так, как она захочет. Ему важно было контролировать процесс и всю ситуацию в целом. 
Шерлок поднялся на ноги. Его рука все еще сжимала ее, и она вынуждено встала вслед за ним.
- Давайте поужинаем, - произнес Шерлок, не отводя от нее взгляда.
Столкновение неизбежно. И здесь в Пакистане они два пришельца из другого мира, которым не нужно больше ни о чем волноваться.
Поцелуй из легкого превратился в настойчивый. Ее руки скользнули с его плеч к пуговицам рубашки. В отличие от него, на ней был только халат, который упал на пол, когда они опустились на кровать.
- Прекратите думать, - приказала мисс Адлер, игриво касаясь пальцами его пресса. - Иначе мне придется наказать вас.
Шерлок лишь удивленно вздернул бровь. Перестать мыслить для него было так же невозможно, как заставить сердце остановиться. Для этого нужно было умереть.
Но попытаться стоило. Позволить ненадолго эмоциям взять вверх, чтобы не отдать инициативу доминантке в руки, дать инстинктам действовать за него. 
- Замолчите, - прошептал он ей в ухо.
Его руки изучали ее тело, неторопливо, растягивая прелюдию, желая довести ее до исступления. Он хотел услышать ее мольбу.
Может быть даже дважды.
О нет, Шерлок не был девственником. Конечно же, он был скорее теоретиком, чем практиком. Однако же, Интернет был полон необходимой информации, а Джон не мог придумать стоящий пароль для своего ноутбука.
Но свое собственное желание под воздействием умелых действий мисс Адлер не позволило ему дождаться еще одной маленькой победой над ней.
Пакистан, шумный душный и пахнущий восточными пряностями Лахор, номер в бежевых тонах растворились, как и далекий Туманный Альбион. Вся Вселенная сократилась до них двоих, до бешеного биения двух сердец, сбившегося дыхания, пальцев впивающихся в кожу почти болезненно, если бы это имело сейчас хоть какой-то смысл.
И так хотелось продлить этот миг, заставить время остановиться на кульминации, поселиться в этом номере навсегда, где нет места разума, а царствуют эмоции.
Но это неправильно.
И обессиленные они засыпают рядом, чтобы проснуться утром, в день, когда им предстоит расстаться навсегда. Привычные маски, которые прошлой ночью уступили место истинным мыслям и чувствам, вернулись на свое привычное место.
Шерлок все же взял на прокат мопед, после чего они позавтракали и отправились в путь. Всю дорогу до границы, она прижималась к нему.
А он вглядывался в пространство перед собой.
Мимо проносились крестьянские фермы, да небольшие городки, где торговцев оказывалось больше, чем покупателей. В канале, вдоль которого они ехали, плескалась вода цвета чая с молоком.
Скоро он вновь будет в Лондоне. Она же будет свободна.
Их жизни вернутся в прежнее русло. И у него останется только образ доминантки, запертый в Чертогах Разума рядом с бессознательным.
Поток людей при приближении к границе заметно нарастал. Большинство из этих людей не собиралось покидать страну. Они ждали главного зрелища для здешних мест – смену флага. Для этого на границах напротив друг друга были выстроены трибуны, откуда зрители могли наблюдать за происходящим.
Толпа на пакистанских трибунах кричала «Пакистан зиндабад», что в переводе означало «Да здравствует Пакистан». Откуда-то раздавались патриотические песни.
Вершиной действия должно было стать снятие национальных флагов с обеих сторон. Всех интересовало, кто первым развяжет веревку.
И это соревнование, агрессивное марширование, бросаемые на сторону противника суровые взгляды отражали сущность новой ступени пакистано-индийского противостояния.
Некогда единое пространство теперь было разделено царящими между странами распрями.
Шерлок посмотрел на Ирен, которая с нескрываемым интересом наблюдала за ежедневным ритуалом.
Для него она навсегда останется «Этой Женщиной». В его глазах она будет затмевать всех представительниц своего пола. Но все чувства, и особенно любовь, были особенно ненавистно его холодному, точному, но удивительно уравновешенному уму. Допустить такое вторжение чувства в свой утонченный и великолепно налаженный внутренний мир означало бы внести туда смятение, которое свело бы на нет все завоевания его мысли. Песчинка попала в чувствительный инструмент, или трещина в одной из его могучих линз – во что такое было любовью для Шерлока. Но все же для него всегда будет существовать Эта Женщина.*
Границу удалось пересечь без происшествий.
Шерлок передал мисс Адлер новые документы, согласно которым никакого мужа у нее больше не было. Теперь она могла путешествовать по миру. За исключением Англии и Америки, конечно. А его ждал Париж и поезд до Лондона.
Он долго думал, еще на пакистанской стороне, что будет, если она окликнет его, когда они расстанутся. Как он поступит?
Но она не произнесла ни слова.

___________________________________
*Артур Конан Дойл "Скандал в Богемии"

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 03.03.2011 - Ужин на двоих