« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 01.04.2011 Deadly circumstances


01.04.2011 Deadly circumstances

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Время и место: springtime 2011, London

Участники: Vincent Wesley, Richard Teatime, Molly Hooper

Краткое описание: Даже самое простое дело может оказаться совсем не простым, когда обстоятельства складываются против вас. Особенно если у вас талант все усложнять.

0

2

- А еще дальше твой знакомый не мог поселиться? - проворчал Винни, вылезая из машины и отмахиваясь от назойливых комаров. Необходимость тащиться глубокой ночью на какую-то задрипанную ферму только лишь потому, что некоторые просто помешались на конспирации, вызывала у него глубокий скептицизм. - Моя крошка не привыкла к таким дорогам! И вообще, я ее только вчера помыл! - он душераздирающе зевнул и с претензией добавил: - Выбрали б хоть время человеческое!
Вообще-то Винни никто с собой не звал. Вообще-то Рик мог съездить и один, но почему-то отказывался садиться на автобус и недвусмысленно зарился на на его машину, которую всегда высмеивал, но которой не упускал случая нагло попользоваться. Винни, который никому не позволял даже прикасаться к управлению, наотрез отказался отдавать свою "крошку" на растерзание вандалу. Однако прятать ключи от Рика было бесполезно. Винни уже имел возможность наблюдать, как ловко тот управляется с чужими машинами и без всяких ключей, а потому грудью встал на защиту своей любимицы. Правда, в результате пришлось ехать вместе с Риком. И теперь злой и невыспавшийся автовладелец мстительно ныл.
В отличие от них, все обитатели фермы еще сладко спали в столь ранний час. На дорожках было пустынно и тихо. Гостей никто не встречал. Они миновали какие-то хозяйственные постройки и подошли к дому. Предполагалось, что знакомый Рика их ждет, однако на звонок в дверь никто не отозвался.
- А ты уверен, что не перепутал время? - едко поинтересовался Винни. - Может быть, имелось в виду пять вечера, а не пять утра, и твой приятель сейчас спокойно дрыхнет? - он подергал за ручку двери; дверь неожиданно поддалась и мягко приотворилась. Винни отдернул руку. Из дверного проема повеяло чем-то зловещим. У мошенника возникло неприятное ощущение, что они сейчас наткнутся на труп хозяина, приконченного каким-нибудь не самым приятным образом. В доме царила глухая тишина. И непроглядный мрак.
Тихо чертыхаясь и непрестанно спотыкаясь обо что-то (Винни очень надеялся, что не об расчлененные останки хозяина), он побрел вслед за Риком, который здесь уже бывал и быстро нашел дверь в хозяйский кабинет.
- Где тут у него выключатель? - Винни зашарил по стене и наконец-то нашел нужную кнопку. Вспыхнул свет.
В первый момент, узрев направленное на них дуло пистолета, Винни сглотнул и попятился, но тут же наткнулся на Рика, загораживающего путь к отступлению.
- А ты говорил, что он будет рад нас видеть! - тихо пробормотал он, хотя шептать, в общем-то, больше не было необходимости. Державший их на мушке человек радостным отнюдь не выглядел.
Уж лучше бы это был труп.

+3

3

Он ненавидел курьерскую работу. Никакого полета фантазии, искры вдохновения в тот самый момент, когда курок уже взведен и дуло пистолета утыкается в столь родной затылок, а мурашки во всю бегают по телу, мешая сосредоточиться. Нет, конечно, это был отрицательный вариант развития любого дела. Однако же, вероятность провала дарила невероятный прилив жизненных сил.
А что может случиться с курьером? Ну, разве что адрес получателя перепутает, заблудится, потеряет посылку, не успеет в поставленные сроки. О, не так уж мало. Для идиота.
Рику приятно было думать, что он не идиот. Да и предыдущий опыт подсказывал, что эта  мысль все же близка к истине, иначе бы он был уже мертв. Столько везения не может выпасть на долю одного живого существа.
На этот раз он даже не знал, кто его наниматель. Нет, Рик его видел и, кажется, даже общался, если это можно так назвать. Но он был настолько пьян, что не мог вспомнить, как выглядел тот господин.
При этом возложенную на него миссию мошенник благоразумно зафиксировал на грязной салфетке рядом со следующим маловразумительным текстом:
«Достану планы Пентагона… не-не-не… Сниму порчу или квартиру с… в… Греции!!! пробраться в штаб МИ-5 и посмотреть, какие сливные бачки у них стоят…помогает ли им тирет?.. вопрос для википедии: кто открыл Америку и на фига?»
Проснувшись следующим утром, Рик потонул в тоске. Он подписался на смертельное задание. Ему нужно было разузнать, где в этом месяце состоится крупнейшая сделка по продаже наркотиков.   Смертельным это задание было потому, что его наниматель – псих. Какой нормальный человек будет пытаться тягаться с арабами, которые держали свой скромный маленький бизнес в самом сердце Англии, и им за это ничего не было? Никто не мог их достать: ни другие мафиози, ни даже полиция, устраивающая постоянные рейды.
Кстати, может этот его наниматель и есть полицейский? Тогда вопрос насчет его разумности снимался сам собой.
В любом случае, сумма с пятью нулями, указанная рядом с формулировкой задания, грела душу лучше виски. Хотя один нуль потонул в жирном пятне от фисташек и, вполне возможно, вовсе не был нулем. Но даже четыре нуля были неплохой компанией для Рика. Четыре нуля и гордая единица. 
Жаль, придется ими делиться.
Рику ну очень не хотелось близко знакомиться с арабами. Кто знает, что им взбредет в голову в следующую секунду. Заподозрят еще что-нибудь, и прощай больной безумный мир.
К счастью, мошенник знал, кому можно было доверить достать для него эту информацию. Его гонорар (а если все же там был пятый овальчик-потеряшка, то все было не столь печально) бессовестно худел вполовину, но зато ему была гарантирована полная анонимность и безопасность.
День начинался еще в ночных сумерках, когда приличные граждане спят в постелях, а неприличные творят свои грязные делишки. Винни наотрез отказался дать ему на пару часов свою машину, а фургон Рика намертво прирос к месту стоянки. Коррозия - порождение лондонской погоды - захватила все, что можно, и теперь с наступлением вечера он неплохо сливался с кирпичной стеной.
Пришлось взять Винни с собой. Это была плохая идея. Но не угонять же, в самом деле, транспорт ради такой мелочи. Можно и на патруль попасть и… финита ля комедия.
В итоге, выскочив из машины по приезду, он торопливо двинулся к дому своего осведомителя, стараясь пропускать мимо ушей все, что говорит Винни. Потому что он ныл. Ныл, не останавливаясь даже для того, чтобы набрать воздуха в легкие. Удручающие несколько десятков минут его жизни. Стоило взять с собой кляп или сделать его из подручных средств. Например, из собственных носков. Но для начала их надо бы поносить недельку, не снимая. Слишком долго. Кляп ему нужен прямо сейчас.
Скоро это должно было кончиться, только это успокаивало Рика. Возьмут адрес - и полдела сделано.
Его осведомитель был человеком весьма эксцентричным и невероятно параноидальным. Он поселился вдали от населенных пунктов в старом доме и начал разводить овец и куриц, с тех самых пор, как вышел на пенсию. Его петухи славились буйным нравом и невероятной выносливостью. Раз в месяц он вывозил их на петушиные бои. Они никогда не проигрывали. От их противников оставались одни перья. Но пока они сидели в своих клетках, вид у них был обманчиво дружелюбный.
Винни вошел в дом, и Рик последовал за ним, стараясь не шуметь, насколько это было возможно. Их ждали, поэтому в стуке не было необходимости. Вот только отсутствие света наталкивало на не очень радостные мысли. 
Но Рик даже не подозревал, насколько все окажется плохо. В кабинете их встретил смотревший прямо на них пистолет. Сам хозяин являл собой лишь молчаливую и неподвижную подставку для орудия, пока Титайм не заговорил:
- Эй, дружище, это же я, старина Рик, - мошенник обезоруживающе улыбнулся.
- Деньги привез? – спросил мужчина. Одного переднего зуба у него не было, поэтому говорил он с легким зловещим присвистом.
- Какие деньги? – удивился Рик.
Хозяин звучно почесал свободной рукой щетинистый подбородок. Взяв со стола обрывок бумаги, на котором, как успел заметить мошенник, было что-то написано неровным почерком, он покрутил его в руках и сунул в нагрудной карман.
- Мои деньги. Договаривались. Тебе адрес – мне деньги, - похлопав себя по карману, заметил мужчина.
- Деньги. Точно, - кивнул Рик. -  Отдам сразу, как только получу свою долю. Ты же меня знаешь, я никогда не обманываю.
- Засранец Титайм, я зря себя гробил? – взревел хозяин дома, взводя курок.
«Ты хотел адреналина? Получи и распишись», - кисло подумал мошенник. Он инстинктивно выхватил нож, хотя в этом не было смысла: стоял он далеко, меткостью не обладал, да и вообще, пуля однозначно быстрее прилетит на место, чем нож. 
Воцарилась оглушающая тишина. Хозяин буравил Рика своим убийственным взглядом, Рик пытался делать тоже самое в ответ.
А потом запел петух.
Прогремел выстрел. Рик успел, как ему казалось, отправить нож в полет и резко дернуться в сторону пола. Удачно ли? Он не очень горел желанием проверять.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:45:25)

+3

4

Дуло пистолета гипнотизировало. Винни не в силах был оторвать от него глаз. Казалось, именно в этот момент вся жизнь должна была пролететь перед его внутренним взором, однако ничего почему-то не пролетало. Все, что Винни видел, - это проклятый пистолет. Диалог Рика с хозяином дома доносился до него словно бы издалека. Кажется, Рик пытался угрожать тому ножом. Наверное, это была шутка, смысла которой Винни не понял. Человек с пистолетом тоже не спешил дрожать и ронять оружие. Не в силах наблюдать этот кошмар, Винни зажмурился. Сейчас ему казалось, что поганей ситуацию невозможно и представить. Он ведь еще не прошел новую игру! И не успел собрать последнюю лимитную модель А320! И вообще... он не мог так глупо умереть!
От внезапно раздавшегося истошного кукареканья Винни чуть не хватил кондратий. Слишком это было неожиданно. Почти одновременно с ним раздался выстрел, и... наступила тишина.
Кажется, если в кого-то что-то и попало, то, по крайней мере, не в него. Удостоверившись в этом, Винни отважился приоткрыть сперва один глаз, а затем и второй. От увиденного кровь застыла в жилах. Рик лежал ничком на полу, а хозяин дома - лицом вниз на своем столе. Похоже, эти двое поубивали друг друга, а он остался наедине с двумя трупами! Растекающихся луж крови, правда, пока что не наблюдалось, но картина и без того была весьма живописной. Они так не договаривались!
С трудом согнув негнущиеся ноги, Винни присел на корточки рядом с Риком и опасливо тронул того за плечо. В ответ раздалось нечто неразборчивое, но явно ругательное, и он тут же отскочил в сторону, быстро заключив, что с приятелем все в порядке. Хоть какое-то облегчение.
Оставался хозяин дома. Проверять, жив ли он вообще, у Винни не было никакого желания, однако он все же обогнул стол и боязливо склонился над телом, ожидая, что оно вот-вот превратится обратно в человека, подскочит и набросится на него. Нож Рика ни из какого видного места не торчал, однако мужчина не подавал признаков жизни.
Петух снова мерзко заорал. Винни вздрогнул. Дрожащей рукой он попытался нащупать пульс сперва у неподвижного тела, затем у себя, но не нашел его ни там, ни там. Оставалось лишь предположить, что хозяина таки хватил тот самый кондратий. Слишком напряженный был момент, а мужчина был уже далеко не молод и вовсе не выглядел здоровым. А тут еще и этот петух...
- Кажется, он того, - неуверенно сообщил Винни.
Похоже, мироздание услышало его мысли и решило пойти навстречу таким вот незамысловатым образом. Однако угодить Винни было сложно. Такое развитие событий его тоже категорически не устраивало. Осведомитель Рика не нравился ему ни живым, ни мертвым.
Но мирозданию этого оказалось недостаточно. Мирозданию непременно нужно было, чтобы именно в этот момент кто-то постучал в дверь. Винни дернулся, смахнул себе на ногу со стола тяжелый дырокол и понял, что еще одно такое потрясение - и он разделит судьбу хозяина дома. Увы, это была не слуховая галлюцинация. Стучали громко и весьма настойчиво.
- Мистер Гроув? С вами все в порядке? Я слышал выстрел! Мистер Гроув? - звал чей-то мужской голос. Должно быть, кто-то из работников фермы слишком чутко спал.
Винни потратил ровно три секунды на то, чтобы попытаться вспомнить, заперли ли они с Риком за собой дверь, когда вошли. А затем, не обращая внимания на ушибленную ногу, кинулся к окну, рванул на себя ручку, едва не выломав к чертям всю раму, и выскочил во двор с ловкостью и сноровкой, каких никогда не демонстрировал в школе на уроках физкультуры. Его больше не интересовали ни мистер Гроув, ни то, ради чего они сюда приехали. Все, чего хотел Винни - это унести отсюда ноги, покуда два мошенника не схлопотали обвинение в убийстве. Едва подошвы его ботинок коснулись земли, он, точно перепуганный кролик, кинулся туда, где оставил свою машину. Оставалось надеяться, что ее никто еще не засек. Запрыгнув внутрь, Винни включил зажигание и нетерпеливо посмотрел в сторону дома. Он полагал, что Рик бежит за ним следом, однако тот отчего-то замешкался. Или его уже схватили. Тогда ждать не имело смысла.
Нога Винни нерешительно замерла над педалью газа.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:00:39)

+2

5

Он не умер?
"Нет, ты не умер, болван", - ворчливо сообщил внутренний голос. - "Встань и иди".
Час от часу не легче. Лучше он еще немного полежит, пока до мозга не дойдут вести от ног, что те тоже целы и невредимы. А потом можно будет разведать обстановку.
Пошевелив пальцами левой ноги, Рик не остановился на достигнутом и пошевелил на всякий случай пальцами правой ноги. На этом проверка была закончена. Организм вновь готов был действовать слаженно, гордо неся синергию в жизнь.
Но не успел он приступить к мерам по спасению ситуации, как кто-то, а точнее, конечно же,  Винни, кто еще это мог быть, тронул его за плечо.
Ради разнообразия, может быть, хоть одна маленькая сделка пройдет уже как по маслу? Это какое-то проклятие!
- Да что б тебя! - воскликнул Рик, уткнувшись головой в сгиб руки и не торопясь вставать. Но стоило Винни заметить, что хозяин дома мертв, как мошенник тут же подлетел на ноги, с потаенным страхом разглядывая мужчину за столом. Неужели он убил его? Только не это. Это же на всю жизнь... Это... страшное пятно на репутации, пропуск на следующий уровень криминальной лестницы, который не сулит никаких новых бонусов, а наоборот несет с собой дополнительные сложности и страшное клеймо «убийцы».
Его арестуют, осудят и повесят. В камере. Подельники Майкла Гроува  это так не оставят.
Но, немного разобравшись в царящей вокруг обстановке, Рик обратил внимание, что вокруг тела его осведомителя не растекается кровь, на одежде (на ее видимой части) тоже нет никаких пятен, а самая главная улика его непричастности к смерти старого знакомого неприкаянно валялась в стороне.
Рик поднял нож и проверил его на наличие кровавых следов. Вдруг он отскочил от толстой шкуры Гроува, немыслимым образом успев проткнуть его. Но нет, нож был чист, как всегда.
Тем временем в дверь постучали, и Рик повернул голову на звук, все еще крепко сжимая свое оружие в руке. За всей этой суматохой он совсем забыл, что здесь есть еще люди. И пока он безрадостно представлял себе врывающегося в комнату охранника - почему-то в образе Сталлоне из фильма «Рэмбо», способного сломать дверь своим могучим телом, просто выдавив ее из петель голыми руками, - Винни смылся через открытое окно.
Рик завертелся на месте, не зная, за что хвататься. Хотя как раз «хвататься» сейчас ни за что не стоило. Во всяком случае, не голыми руками. Вытащив кожаные перчатки из кармана, он первым делом ринулся к Гроуву. Бесцеремонно толкнув безжизненное тело на спинку кресла, мошенник вытащил все, что смог найти в нагрудном кармане несчастного. Там неожиданно оказалось много всяких бумажек, но разбираться не было времени. Рик просто схватил свою добычу, быстро поднял дырокол и поспешил за Винни. Не забыв стереть платком отпечатки приятеля с ручки окна, а затем и вытереть грязь и пыль, насколько это было возможно в очень сжатые сроки, с подоконника. Профи следов не оставляют.
Со всех ног он помчался к машине и едва успел вскочить в нее до того, как Винни в панике сорвался с места.
Несколько минут они просто ехали молча. Затем Рик стянул перчатки и начал перебирать бумажки. Чего там только не было: чеки, вырезанный из журнала рецепт пудинга, реклама крема от целлюлита, пошлые стишки в ассортименте и крекер. Адреса не наблюдалось.
- Останови машину! – внезапно произнес Титайм. – Этот чертов пройдоха даже после смерти нашел способ посмеяться. Он спрятал бумажку в другом месте!
Он был настолько зол, что в остервенении принялся рвать найденные записки. А крекер сломал.
Неужели все было зря? Неужели придется тащиться к арабам на поклон и притворяться их хорошим другом, молясь, чтобы они не догадались раньше назначенного часа о его истинных мотивах и не поимели его скопом.
В этот момент мимо них промчалась машина скорой помощи, и Рика озарило. Он стряхнул весь мусор на чистые коврики Винни, пропустив мимо ушей его недовольный возглас.
- Те поддельные полицейские удостоверения у тебя с собой? – спросил Титайм, улыбнувшись своим мыслям. – Следующий пункт нашего назначения – морг.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:46:29)

+3

6

***

...Винни сам не знал, как согласился на это. Искать в морге потерявшуюся бумажку было, по его мнению, столь же бесполезным занятием, сколь и безумным. Да и вообще, Рику эта бумажка могла просто померещиться. Сам Винни, к примеру, никакой бумажки не видел. Пусть при встрече с осведомителем его глаза были бОльшую часть времени закрыты - что с того? Когда он смотрел, бумажки не было!
Кроме того, оказалось, что тот самый морг, куда так рвался Рик, находился не где-либо, а в госпитале Святого Варфоломея. Как будто на свете не было других больниц! Конечно, места поближе не нашлось. Винни понял это слишком поздно, а когда понял, то проникся к незадачливому мистеру Гроуву еще большей неприязнью. После незабываемого последнего посещения Бартса, когда его только чудом не арестовали, Винни был уверен, что ноги его больше не будет в этом заведении. Пусть он будет помирать - но на милость врачей Бартса не сдастся! Поэтому он сообщил Рику, что в этот морг они поедут только через его... кхм, в общем, что этот порог он не переступит.
...Что никоим образом не объясняло, почему сейчас он шагал по коридорам больницы вслед за Риком, стиснув зубы так, что ему едва не сводило челюсти, и стараясь избавиться от параноидального ощущения, что все исподтишка наблюдают за ними и только и ждут, когда они засыпятся.
А ведь еще и эти полицейские удостоверения... Винни уже успел пожалеть, что не уничтожил их сразу после того, как состряпал.
Подделывание документов оказалось еще одним нераскрытым талантом Винни - и единственным, который Рик оценил и посчитал нужным всенепременно раскрывать и развивать. Прошло некоторое время, прежде чем Винни достаточно набил в этом деле руку, и полицейские удостоверения оказались первой удачной попыткой. Возможно, именно поэтому он сохранил их, хотя и испытывал иррациональное беспокойство, когда находился с ними в одной комнате. С тех пор, как Винни вступил на незаконный путь, он не хотел иметь ничего общего с полицией. Однако Рик с чего-то решил, что прикинуться полицейскими - самый действенный способ добыть нужное.
И вот теперь Винни выискивал взглядом среди персонала кого-нибудь не сильно страшного, кому можно было бы навешать лапши на уши и от кого было бы легко удрать, если бы что-то пошло не так. Чем ближе к моргу, тем безлюднее становились коридоры, пока, наконец, не опустели совсем. Вероятно, трупы не требовали постоянной заботы и внимания к себе, а час был все еще достаточно ранний даже для самых заядлых трудоголиков. Винни уже начал подумывать, не удастся ли в таком случае по-простому обыскать одежду трупа, пока никто не видит, когда в конце коридора вдруг показалась одинокая темноволосая девушка. Сперва при виде нее Винни испытал досаду - как же, проваливался такой блестящий план! - но, приглядевшись повнимательней, слегка утешился, так как счел ее подходящей кандидатурой на роль того самого нестрашного персонала. У девушки был достаточно простодушный вид и располагающее к себе лицо, а потому Винни решил, что уж ее-то обвести вокруг пальца ничего не стоит.
- Эй, мисс! Можно вас на пару слов? - окликнул он ее и веско сообщил: - Мы из полиции! - Винни сунул под нос девушке свое фальшивое удостоверение. Потом вспомнил, что в его любимых детективных фильмах рекомендовалось не давать объекту прочитать, что там написано, если рыльце у тебя в пушку, и поспешно отдернул руку.
Сделав вид, что так и было задумано, Винни попытался продолжить беседу, но неожиданно запнулся. На языке, как назло, крутилось только: "Вы арестованы!" - и ни одной подходящей случаю дежурной фразы. Рик тоже не спешил ему на помощь. Винни через силу прожевал навязшие на зубах слова и, сглотнув, сумел наконец сформулировать мысль:
- К вам должны были доставить тело некоего Майкла Гроува. По этому делу были выявлены новые факты, и нам необходимо забрать одежду погибшего на экспертизу.
Ну вот, вроде бы у него получилось не так уж плохо. Во всяком случае, не хуже, чем у полицейских из сериалов.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:01:54)

+3

7

Молли шла по коридору, в голове стоял противный шум, перед глазами плясали мушки. Она должна была приехать в Бартс сегодня с утра, заняться срочной работой; но переменчивая лондонская погода внесла свои коррективы. Ближе к концу минувшего рабочего дня Молли поняла, что простудилась, наверное, просквозило в метро. О том, чтобы ехать домой вечером, теперь не могло быть и речи. Кроме нее в этом ворохе сведений никто не разберется, их нужно привести в порядок поскорее; уже тогда можно со спокойной совестью отправляться к себе в квартиру, глотать порошки и запивать их чаем.
Поскорее, как это обыкновенно бывает, сильно затянулось; а тут еще привезли какого-то мистера Майкла Гроува, бывшего живым, судя по степени трупного окоченения, совсем недавно. Молли поморщилась, подумала, что она сейчас почти как мистер Гроув, только ему повезло больше. Никто не требовал от этого мистера выполнения никакой срочной работы, и у него ничего не болело. Она приняла тело, освободила его от одежды, сделала первичный осмотр. Нужно было, конечно, осмотреть карманы, составить опись вещей, но не было сил, от слова совсем. Соседи слышали какой-то шум, им почудился выстрел, между тем, никакого пулевого ранения и оснований считать труп криминальным совершенно не наблюдалось. По виду обыкновенный сердечный приступ. Вскрытие, скорее всего, будет делать Сью; интересно потом узнать у нее установленную причину смерти, не подвело ли Молли профессиональное чутье?
Вот уже и утро.
Ей стало заметно хуже. Температура резко подпрыгнула вверх, мисс Хупер бил озноб, она жутко устала и мечтала лишь об одном - дойти до конца коридора, найти выход, поймать такси и очутиться, наконец, дома. Если этого не случится в ближайшие десять минут, у нее есть все основания бронировать место рядом с почившим господином.
В конце коридора Молли увидела две приближающихся мужские фигуры, вероятно, зашедших с улицы посетителей, один из которых ее окликнул, но не по имени, а просто мисс. Они не знакомы, точно. Молли впервые видела этих людей. Что им нужно здесь в столь неподходящее для посещений время?
Как кружится голова. Хорошо бы не свалиться под ноги незнакомцам.
Тот, что ее окликнул, производил впечатление скорее приятное. Судя по всему, ее ровесник, чуть за 30, немного встрепанный вид, близорукие глаза за стеклами очков.
Мистер Очкарик.
Второй стоял поодаль. Телосложение, походка выдавали в нем человека молодого, разве что, чуть старше, чем его спутник. Острый беспокойный взгляд, придирчиво изучающий пространство, быстро окинувший ее с ног до головы, совсем не понравился Молли.
Мисс Хупер оглянулась и увидела, что в коридоре, как назло, никого, только она и двое мужчин.
Мистер Проныра молчал. Очкарик сообщил, что они из полиции, Молли немного успокоилась.
И тут он предъявил удостоверение. Молли успела прочесть фамилию, несмотря на то, что парень поспешил сразу же убрать его с глаз долой.
На карточке Очкарика было написано: Старший инспектор Лестрейд.
Вариантов объяснения происходящего было не много.
У нее жар и галлюцинации. Либо Грег на прошлой неделе решил по какой-то причине изменить внешность и возраст. Почему бы не всё сразу, собственно говоря?
Молли с трудом подавила подкативший к горлу истерический смех.
- У Вас, старший инспектор, теперь есть очки? Прекрасная оправа.
Это было с ее стороны глупо и выглядело как приговор. Могла бы промолчать.
A word spoken is past recalling*. Что они сделают с ней теперь? Нерадостный ответ напрашивался сам собой.
__________________
*Сказанного не воротишь (аналог рус. "Слово не воробей").

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-01 14:09:14)

+3

8

Винни понятия не имел, кто были те люди, чьи имена он вписывал в удостоверения. Он просто взял первые попавшиеся имена из какой-то газеты. Да, там были и фотографии тоже, но, можно подумать, людям интересны личности полицейских! И уж тем более, Винни и в голову не могло прийти, что случайно встреченную в морге девушку может что-то связывать с кем-то из случайно выбранных инспекторов. Да ну, что вы, так не бывает. К тому же, она выглядела достаточно замученной, чтобы можно было надеяться, что она не станет особенно вникать в то, что написано на его карточке, а поспешит отделаться от ранних посетителей, вручив им то, что они просили.
А потому последовавший вопрос поставил Винни в тупик.
- Что? - тупо переспросил он, уставившись в свое удостоверение так, словно видел его впервые в жизни. - Э-э-э, ну да, вообще-то, я уже давно их ношу...
Что-то во взгляде его собеседницы подсказало: ответ был неправильным. Но что еще, скажите, пожалуйста, он должен был ответить?! Почему ее так удивляет, что полицейские инспекторы могут носить очки? Откуда она вообще знает, носит ли очки этот самый, как его... Винни снова заглянул в свое удостоверение. Ах да, старший инспектор Лестрейд.
"Вот именно!"
Осознание ударило его внезапно, как связка кирпичей по голове. Эта простодушная уставшая девушка знала проклятого инспектора лично. Вообще-то логично, если учесть, что полиция постоянно шастает в морг - то на один труп поглазеть, то на другой... Но почему ей потребовалось быть знакомой именно с этим Лестрейдом?!
И ведь он знал, знал, что их затея обречена на провал! Знал с самого начала, как только услышал про проклятый Бартс! Он так и сказал Рику: это провальная затея! Но нет, Рик уперся, как баран, и вот теперь полюбуйтесь, в какую идиотскую ситуацию они вляпались! Пожалуй, даже более идиотскую, чем когда осведомителю Рика приспичило скончаться от инфаркта прямо у них на руках.
Надо было как-то выкручиваться. И, прежде чем Рик успел вмешаться, Винни поспешил исправить ситуацию.
- О! - воскликнул он, изобразив на лице натуральное, как ему показалось, удивление. - Должно быть, мы со старшим инспектором Лестрейдом случайно перепутали удостоверения!
"А заодно и фотографии к ним", - ехидно прокомментировал внутренний голос. Фотография-то в удостоверении была его собственная, сообразил вдруг Винни и поспешил поправиться:
- То есть, я перепутал и взял не то! Это был, э-э-э, производственный брак! У нас как раз в тот день был корпоратив... Ну, вы понимаете... И человек, занимающийся удостоверениями, перепутал наши фамилии. Меня зовут Уэс... Уэст. Старший инспектор Грегори Уэст! И нормальное удостоверение у меня тоже есть! - Винни судорожно улыбнулся и наступил Рику на ногу. Это могло означать как призыв о помощи, так и то, что от нервничающего подельника лучше держаться подальше и вообще делать вид, что ты не с ним.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:03:02)

+3

9

Да, идея не из лучших. Еще только приближаясь к Бартсу, Рик почувствовал, как у него сводит ногу. Что странно, не ту, в которую он некогда словил пулю, из-за чего и оказался в этой больнице в прошлый раз, а другую. Да еще так сильно, что, выбравшись из машины, мошенник не мог толком опираться на нее. И хотя он мало что помнил с прошлого пребывания в Бартсе, похоже, его конечности обладали своей собственной, отдельной памятью. И отличным мнением насчет того, куда их вел мозг. Нога заболела больше прежнего, стоило ему вновь переступить порог больницы. Но Рик стойко принял решение сосредоточиться на поиске драгоценной бумажки и игнорировать остальные малосущественные сигналы своего организма.
Им понадобилось какое-то время, чтобы найти дорогу к моргу, что всколыхнуло массу неприятных воспоминаний, когда они проходили по знакомым местам (хотя коридоры больницы были на одно лицо, и все казалось отдаленно знакомым). Бартс оказался намного больше, чем Рик мог себе представить после предыдущего короткого визита. По счастью, Винни притих и молча шагал вслед за ним. Лимит нытья на сегодняшний день был исчерпан, и Титайм был даже рад насладиться тишиной коридоров морга. Как бы "оксюморонно" это ни звучало.
В идеале им нужно было найти работника морга, показать свои чудо-удостоверения и забрать одежду пройдохи Гроува. Дело на десять-пятнадцать минут. Казалось бы, все невероятно просто и досконально ясно. Но у них же никогда так не получается, верно? Морально Рик приготовился к очередному апокалипсису.
И он наступил, стоило Винни открыть рот и заговорить с первой встреченной ими девушкой.
Рик восхищался его способностью испортить любое дело, за которое бы он ни брался. Зачем, зачем было вписывать имена на самом деле существующих полицейских в поддельные удостоверения? И какого черта он всего лишь младший инспектор, а этот очкарик - старший? Да ему даже до сержантского звания не добраться, будь это все по-настоящему.  Потому что таких тупоголовых, как он, нельзя допускать сортиры мыть, что уж говорить о более серьезной работе.
Впрочем, не стоило забывать, что Рик почему-то от него так и не отделался, а значит, он недалеко ушел в своем развитии. 
Титайм мельком взглянул на имя, указанное в его удостоверении, и нахмурился. Натаниэль Холл? Правда, что ли? Мамаша этого Холла начиталась Властелина Колец? Что за идиотское эльфийское имя? А ему, оказывается, еще повезло. Подумаешь, назвали в честь пяти часов вечера.
Меж тем, Винни не унимался и продолжал нести страшную околёсицу, которая грозила им не просто разоблачением, а тюрьмой. Еще и ногу ему отдавил.
Рик быстро спрятал бесполезное удостоверение в карман пиджака и выступил вперед, тем самым заслонив собой опозорившегося друга.
- Тише-тише, Грег, все хорошо, - развернувшись и похлопав Винни по плечу, произнес Титайм. – Простите… мисс… моего коллегу. Он недавно потерял коллегу… лучшего друга, в перестрелке с бандитами. Никак не отойдет. Еще бы, - заметил Рик, выдумывая на ходу. – Они работали вместе… сколько, Грег?.. Лет десять? А до этого вместе росли в соседних домах.
Рик поджал губы и покачал головой, скорбя всем сердцем о выдуманном друге выдуманного Грегори Уэста.
- Говорил же я тебе, дай себе время отдохнуть, прийти в себя. Так нет же! Работа на первом месте. Готов сам погибнуть, но очистить улицы Лондона от преступников таких мастей. Мисс, покажите нам, где мы можем найти одежду мистера Гроува, и можете быть свободны.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:47:41)

+4

10

Такой чуши ей не приходилось слышать за всю свою жизнь ни разу.
Два проходимца рассыпАли слова, даже не позаботившись о том, чтобы договориться, кто о чем будет врать и в какой последовательности. Мистер Проныра, судя по всему, был таким же «инспектором Скотланд-Ярда», как и мистер Очкарик, получивший психологическую травму в ходе перестрелки с бандитами на корпоративной вечеринке. Теперь уже Уэст, хотя по-прежнему Грегори. Какой абсурд.
Страх отошел в сторону. Подумалось: хотели бы применить силу, уже бы это сделали. Они сами боятся, несмотря на то, что сейчас некому им помешать.
Если сегодняшняя история благополучно закончится, она обязательно запишет их речь по памяти и будет читать вместо *лимериков; чудесный способ борьбы с лондонским сплином, надо сказать.
Между тем, Молли совершенно не представляла, как поступить. Звать на помощь некого, коридор все так же пуст. Демонстративно позвонить Лестрейду и поинтересоваться ситуацией - плохой вариант. Неразумно провоцировать этих странных людей. Когда крысу загоняют в угол, она нападает.
Что их привлекло в одежде умершего от сердечного приступа селянина Майкла Гроува? Не похоже, чтобы золотые пуговицы или бриллиант в кармане, хотя, кто знает. Надо было сделать опись, по крайней мере, с нее снялась бы ответственность за происходящее.
Сама во всем виновата. Между тем, от нее сейчас абсолютно ничего не зависит. Остается  лишь тянуть время, надеясь на счастливый случай.
А они точно замешаны в смерти того человека, иначе не узнали бы о ней так быстро; девушке не хотелось даже задумываться о том, какова степень их причастности. Хорошо, если только свидетели.
У Молли всегда прекрасно получалось выглядеть простодушной, зачастую — без всяких усилий с ее стороны; возможно, это убедит их не делать резких движений.
Несмотря на попытки себя уговорить, сохранять спокойствие выходило плохо. Мисс Хупер постаралась произнести фразу как можно более мирно, чтобы не была заметна дрожь в голосе.
- Господа, вы же понимаете, что я не могу просто так… отдать эти вещи. У вас ведь есть документы на изъятие, верно?
В воздухе повисла тишина.
Молли подумала, как было бы хорошо отмотать время назад. Ей следовало выйти из здания Бартса на 10 минут раньше, только и всего.
________________________________________
* Ли́мерик — форма короткого юмористического стихотворения, появившегося в Великобритании, основанного на обыгрывании бессмыслицы. Наиболее известным автором английских лимериков считается Эдвард Лир («Книга Нонсенса»).

Отредактировано Molly Hooper (2013-09-27 22:54:09)

+2

11

Винни и сам понимал, что несет несусветную чушь, но ничего не мог с собой поделать. Обычно у него получалось врать гораздо креативнее, но на сей раз вдохновение не пожелало участвовать в этом безобразии и оставило его на произвол судьбы. Стены больницы морально подавляли его творческий потенциал.
Неизвестно, до чего бы Винни в итоге договорился, но здесь наконец-то вмешался Рик, который поспешил взять дело в свои руки. Сперва Винни недоуменно уставился на него, когда тот вдруг принялся стучать его по плечу, но затем просек, что к чему, и демонстративно заскорбел. Ему показалось, что это гениальная идея. Она обязательно должна была сгладить впечатление от его слов и развеять сомнения этой знакомой проклятого Лестрейда. Даже сам Винни проникся судьбой несуществующего Грегори Уэста, чуть не рехнувшегося с горя после потери лучшего друга, но намеренного стоически выполнять свой служебный долг, ибо так завещал покойный. На месте покойного друга представился почему-то петух со свернутой шеей, и Винни испытал непонятное удовлетворение.
Он попытался как можно достовернее изобразить печаль, подумав для этого о том, как ему не хочется находиться здесь и вести этот разговор. Получилось, как ему показалось, весьма убедительно. "Старший инспектор" даже чуть не прослезился, но вовремя решил, что это лишнее. Он же суровый служитель закона. И Винни вновь крепко стиснул челюсти, постаравшись выглядеть скорбно, но мужественно.
Убедил ли их собеседницу этот безумный спектакль, сказать было сложно. Почему-то Винни не удавалось просечь, о чем она думает. Но, по крайней мере, она не пригрозила вызвать настоящую полицию, а значит, все еще можно было надеяться на благополучный исход дела.
Но тут возникла новая заминка. Ну вот зачем, скажите, зачем ей понадобились эти проклятые документы?! К чему вся эта бюрократия? Неужели два подозрительных типа с улицы не могут просто забрать то, что им нужно?!
Где-то эти документы наверняка были. Наверняка настоящей полиции тоже было интересно содержимое карманов мистера Гроува. Однако от необходимых бумажек мошенников отделяла непреодолимая пропасть. И вряд ли полиция захочет делиться с ними.
- Документы? - повторил Винни, чтобы потянуть время. - Ах да, конечно. У нас есть документы... У нас ведь есть документы, э-э-э, инспектор? - он повернулся к Рику, лихорадочно шевеля бровями. Он понятия не имел, как поступить. Не говорить же, в самом деле, что они забыли документы в управлении! Это было бы уже чересчур. Полицейские, путающие удостоверения и забывающие важные бумаги, - это больше походило на "Полицейскую академию", чем на реальную жизнь. Да-да, представьте себе, мы случайно выкинули необходимые бумаги вместе с оберткой от гамбургера. Интересно, есть ли в Бартсе психиатрическое отделение? Винни не мог вспомнить.
Липовый инспектор уже подумывал признаться, что они пошутили и решили разыграть девушку. С первым апреля, ага. А потом спрятаться в туалете, подождать, пока она не уйдет, и украсть эту несчастную одежду. Как все было бы проще. Одежда не подвержена бюрократическим предрассудкам и не станет придираться к фальшивым удостоверениям.
Но Винни оставил эту идею на самый крайний случай. Может, Рику удастся выкрутиться, у него хорошо получается.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:04:18)

+3

12

Как красиво и изящно ему удалось выпутаться из создавшейся по вине Винни ситуации. И вот уже перед ними не Винсент Уэсли, увлекающейся чтением комиксов и сборкой моделей, а настоящий мужчина, Грегори Уэст, настрадавшийся в этой жизни побольше многих, но не сдавшийся перед очередным цунами трудностей. Непризнанный герой полиции, хорошо знающий цену жизни, не раз глядевший Смерти в пустые глазницы, всегда уходящий от нее в самый последний момент, так, чтобы она могла вдоволь насладиться его отнюдь не широкими плечами, но прямой и гордой осанкой, и при этом не утащить за собой на тот свет.
Рик был окрылен этим образом, словно мальчишка, нашедший себе кумира в лице главного персонажа боевика. В душе он ликовал, а созданный им мыльный пузырь все разрастался и разрастался, пока...
Покажите документики!
Чпок.
Я вам ничего не дам, потому что у вас докУментов нет.
Из Рика разом высосали все жизненные соки.
Ох уж этот суровый бюрократический мир, рушащий все идеалы и мечты простого босоногого уличного мошенника. Без бумажки ты пустое место.
Что ж. Он этого не хотел, но раз обстоятельства против них, придется пробивать себе путь ногами.
- Документы, - повторил Рик и вытянул губы вперед. Он покосился на Винни. Почему Уэсли не догадался сделать фальшивку? Кто из них двоих готов дни напролет проводить за телевизором и вообще-то мог бы быть в курсе, что в таких ситуациях нужно разрешение? - Документы? - вновь произнес Рик и похлопал себя по пиджаку. - Грег, они не у тебя? Я разве не отдавал их тебе? Неужели оставил в машине, -  внешние карманы пиджака оказались пусты, Рик засунул руку в левый карман брюк. - Вот я растяпа. Простите, мисс, один момент.
Рик засунул руку в правый карман брюк. Но и там было пусто.
- Нет, все-таки оставил, - посетовал Титайм. - Мы ненадолго. Подождите, пожалуйста.
Он уже развернулся в сторону выхода, но неожиданно остановился, будто бы вспомнил о чем-то очень важном.
- Хотя постойте, мисс, вот мой документ, - угрожающим голосом произнес  мошенник и резко выхватил из внутреннего кармана пиджака нож-бабочку. Он в два шага настиг ее и, не давая опомниться, прижал девушку к стене. Мошенник предусмотрительно закрыл ей рот левой рукой и прижал лезвие к нежной трепетной шее. Металл был так близок к сонной артерии, что если он чуть-чуть нажмет посильнее...
- Ты ведь умная девочка, так быстро поняла, что мы не полицейские. И теперь не совершай глупостей. Отдай нам вещи старика Гроува, и мы оставим тебя в покое. В противном случае... я и за меньшее убивал. Кивни, если будешь паинькой и поможешь нам.
Рик очень надеялся, что она не разглядит в его глазах потаенный страх. Удивительно, что руки не ходили ходуном от напряжения, которое он сейчас испытывал.
Помогите мне, мисс. Я совсем не хочу делать вам больно.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:59:57)

+3

13

Холодная сталь коснулась шеи, но странно, ничего особенного Молли не почувствовала. Она лишь отстраненно отметила, что лезвие почти режет кожу; очень плотно прижато и достаточно острое.
Однажды, когда она еще только училась водить, ее ослепил встречный, умчавшийся прочь по ночному шоссе. Девушка чудом избежала аварии, и лишь поставив машину на стоянку поняла, что могла бы быть совсем мертвой полчаса назад. Сейчас было так же. Осознание придет чуть позже, если она останется жить, конечно.
Умная девочка Молли подняла глаза, посмотрела в лицо парню, что держал у ее горла нож. Он требовал тряпки старика Гроува и уверял, что убьет ее, потому что убивал многих, а в устремленном на нее взгляде сквозил ужас. Снова враньё. Наверное, ни разу не лишал человека жизни, боится. У него сейчас дрогнет рука, нож перережет сонную артерию… хорошая смерть, будет много крови, но почти не больно.
Через месяц, повздыхав, о ней все забудут; некий консультирующий детектив отыщет себе новую помощницу, жизнь пойдет своим чередом в этих стенах. У нее нет мужа, детей, никого, кто будет скучать годами, надрывать сердце; что ж, хорошо.
Тоби будет скучать. Кот, бедняга, в квартире один уже сутки, голодный, если она не вернется, никто не придет, чтобы его выручить. Следом подумалось, что довольно глупо будет умереть, защищая чьи – то карманы, штаны и рубашки, которые, очевидно, хозяину уже не пригодятся.
«Кивни, если…» Вот бестолковый. Да она вдохнуть глубоко не может, чтобы не порезаться, ещё бы ей кивать. Молли сумела лишь опустить веки в знак согласия; стороны заключили договор и приступили к его исполнению. Нужная визитерам дверь была рядом. Они быстро вошли туда, все трое. Мистер Проныра изящно придерживал даму одной рукой за плечи, со стороны они, наверняка, смотрелись как сладкая парочка. Нож он держал в другой руке, лишь немного отвел его в сторону от шеи, но не убрал. Троица никого не встретила по пути, не вызвала подозрений. Молли отдала им пакет с вещами.
-Последний вопрос, чтобы завершить нашу вечеринку, господа. Намерены ли вы оставить свидетеля в живых, или у вас другие планы?
Можно спросить вслух, но лучше промолчать. Наверное, они не убийцы. Всё когда – то бывает в первый раз.

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-02 21:28:05)

+2

14

Сейчас прямо перед ними должен был возникнуть полицейский. Или на здание мог упасть вертолет. Королева вдруг решила посетить Бартс, посмотреть, в каких условиях содержатся трупы в морге, именно в эту минуту. А тут они с заложницей наперевес. «Ваше Величество, прекрасно выглядите. Мы тут вещички кое-какие заберем и уйдем. Не обращайте на нас внимания. Хорошая сегодня погода, не правда ли?.. Какой невероятный бред в твоей голове, Титайм».
Но что-то должно случиться. Обязательно.
Рик поудобнее перехватил нож, следуя за девушкой и надеясь, что она не приведет их в каморку охраны, которая совершенно случайно окажется за соседней дверью. А у охранников – тяжелые дубинки и слезоточивый газ. Ему, несомненно, двинут по куполу, а Винни, конечно же, даст деру, случайно уложив обоих стражей порядка разом, например, задев плохо прикрученную полку. А там награды, которые больше некуда было поставить, кроме комнаты охраны...
Когда он нервничал, его фантазию было не остановить. Она воспаряла к потолку и носилась там, как перепуганная птица, запертая в четырех стенах суровой действительности. Реальность, - напомнил внутренний голос, – обычно бывает куда хуже.
Пакет с вещами Гроува лег на стол, и Рик мгновенно забыл обо всем остальном. Он предусмотрительно спрятал нож в карман – ну не отдавать же его Винни, натворит еще дел. Пусть лучше следит за дверью и за девушкой.
Мошенник распотрошил пакет и вытащил клетчатую рубашку, которая пропахла сигаретным дымом, пОтом и черт знает, чем еще. В отличие от Титайма, Гроув не уделял своему гардеробу такого внимания. Рубашка была изношена, на локтях она заметно протерлась. Но старику это было неважно. Одежда – куски ткани, которыми следует прикрывать свои чресла. Другое дело петухи. Только их он любил, несмотря на то, что частенько отправлял прямиком на смертельные бои, а потом готовил из тушек суп. Такая вот суровая любовь. Рик надеялся, что односторонняя.
В нагрудном кармане рубашки, как он и думал, обнаружился потайной. Титайм вытащил все содержимое под свет лампы и разложил на столе.
- Омерзительно... Кошмарно... Превосходно! – с отвращением, ужасом и удовлетворением произнес мошенник, разглядывая добычу: жвачка, завернутая в бумажку, после того как побывала в употреблении и, возможно, не один раз, которой он нечаянно коснулся и теперь брезгливо морщился;  фотография какого-то страшнючего трансвестита в парике и макияже, но без порток, на обратной стороне которой было написано красивым округлым почерком: «Спасибо за все, Майкл», ниже, вместо подписи, стояло три крестика; заключительным открытием оказался лист с адресом.
Титайм схватил последнюю находку и широко улыбнулся.
- Простите за беспокойство, мисс. Забудьте про наш визит. Всего хорошего, - Рик поспешил к двери.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:49:02)

+3

15

С каждым словом Рика Винни все глубже проваливался в пучины черной меланхолии. Нет, даже его друг детства был не в силах разбить этот камень преткновения. Проклятые документы порхали между ними и одеждой Майка Гроува, как... нечто, что порхает, очевидно, и не давали подступиться к заветной цели.
Казалось, Рик спасовал. Возможно, и к лучшему, успел подумать Винни, все помыслы которого сейчас были только о чашке крепкого чая и теплой постели. Может, теперь они наконец пойдут домой. Но тут... Рику все-таки удалось удивить его. Винни зачарованно наблюдал, как "документ" стремительно прижался к беззащитной шее девушки. Грубая мужская сила - вот залог успеха. И почему они не подумали об этом раньше? Впрочем, если бы у Винни тоже был с собой нож или любимый пистолет-зажигалка, его бы, вероятно, посетила похожая идея.
- Он псих, он это сделает, не сомневайтесь! - поддакнул Винни, быстро включаясь в новую игру. - Это зверь, а не человек!
Он чувствовал, как стремительно превращается из Грегори Уэста - героя, Грегори Уэста - сурового и несгибаемого поборника правды в Грегори Уэста - отъявленного мерзавца, пособника психованного маньяка-убийцы. Подобное перевоплощение ужаснуло самого Винни, но он был твердо намерен идти до конца.
Наконец-то удача улыбнулась им. Их заложница отвела их в комнату, где хранилась одежда мистера Гроува. Оказалось, что все это время она находилась у них перед носом, нужно было пройти еще лишь пару шагов по коридору. Пока Рик рылся в карманах, сердце Винни обмирало при каждой ложной находке. Если приятель не найдет свое сокровище... Даже страшно представить, куда он потащит его дальше. Обратно на ферму? В полицейский участок? Кто знает, кем еще придется побывать Винни за этот безумный день.
Но бумажка все-таки нашлась. Винни возликовал.
- Да-да, всего хорошего! - бросил он уже на ходу, торопясь убраться из комнаты вслед за Риком и, вспомнив подходящую случаю фразу, добавил: - Не распространяйтесь об этой встрече, и никто не пострадает.
...И именно в этот момент оказалось, что удача все это время улыбалась поверх их плеча кому-то другому. Не успели они сделать и пары шагов к выходу, как в дверном проеме появилась высокая фигура. Эта фигура не выглядела дружелюбно. Частично на это намекал большой черный пистолет с глушителем, который фигура держала в руке. И это была явно не зажигалка. Да, пистолет мог подсказать даже самым наивным, что перед ними был вовсе не врач. Но и физиономия у незнакомца была откровенно бандитская. По сравнению с ней даже отъявленный мерзавец Грегори Уэст казался смирной овечкой. Собственно, сейчас он ею и являлся.
С искренней скорбью глядя в черный зев дула, Винни испытал острое чувство дежа-вю. Не многовато ли для одного дня? Почему каждый встречный считает своим долгом ткнуть пистолетом им в нос?
- Ты не явился в назначенный час, Титайм, - зловеще прохрипел бандит, напрочь игнорируя двух других обитателей морга. - Мой босс встревожен. Он беспокоится, не решил ли ты прикарманить всю информацию?
У Винни отвисла челюсть. Они тут из кожи вон лезут, чтобы добыть проклятую информацию, а этот босс еще и недоволен?! Где Рик только находит таких знакомых?! Попробовал бы сам договориться, когда тебя на каждом шагу ожидает какая-нибудь подстава!
Впрочем, как раз у этого парня с переговорами проблем не было. Еще бы, с таким-то пистолетом он сам мог устроить подставу кому угодно. Винни пискнул было что-то протестующее, но быстро заткнулся, стоило бандиту повернуть голову в его сторону. Лучше было не привлекать к себе лишнего внимания.
- Короче говоря, приятель, босс не хочет рисковать, - сообщил громила. Скользнув взглядом по Винни и не усмотрев в нем ничего интересного, он снова обратился к Рику: - Отдай мне то, что должен был передать ему, и можешь считать свою работу выполненной, - он обвел налитыми кровью глазами всю компанию и угрожающе поднял пистолет. - Ну? Кто-нибудь желает закончить это быстро? Нет? Тогда я сам возьму все, что мне нужно, - он ненавязчиво поводил дулом от одного к другому, словно оценивая шансы, и на его лице появилась неприятная усмешка. - А начну с твоей подружки, - и он сделал шаг к Молли.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 16:10:49)

+2

16

Благородные разбойники» повернулись к ней спиной и направились к двери. Получив из рук Молли нечто, крайне для них важное, они уже не думали ни о чем другом, кроме возможности быстро исчезнуть.
Мисс Хупер повезло, что парни, судя по всему, были лишь перепуганными, загнанными в угол дилетантами. Профи не оставили бы ей ни единого шанса, это ясно как день.
Дверь открылась сама собой с другой стороны, и на пороге возник человек с оружием в руке. Охранник, кто же еще. Странно, откуда охране стало известно обо всем? Скорее всего, кто-то из сотрудников, увидев идущую по коридору странную троицу, поднял тревогу.
Смотревший на них ствол оружия совершенно, впрочем, не наводил на мысль о защите, а державший его мужчина напоминал сотрудника службы безопасности в той же мере, что ее клиенты из холодильника – актеров на сцене Ковент-Гарден.
Что-то было не так. Как только вошедший раскрыл рот и заговорил, Молли поняла, что именно. Ей снова грозила опасность, теперь уже за компанию с двумя незадачливыми мошенниками. Второй раз за один день.
Дверь изнутри он запер сразу, при этом оружия не опускал, пристально следил за пойманной в клетку дичью.
Посмотреть бы сейчас в глаза создателю теории вероятности и тому остроумному человеку, который придумал пословицу про снаряд и воронку.
Этот даже не задумается, прежде чем нажать на курок. Он всех обыщет, найдет, что нужно, покончит с ними по одному, не забудет погасить свет и закрыть за собой дверь.
Кажется, он считает, что мистер Проныра – дружок Молли. Пари можно держать, наблюдал, как тот держал ее за плечи, пока они шли сюда, и сделал неверные выводы.
Что же так не везет-то сегодня, в самом деле.
Негодяй решил устроить обыск, начиная с нее.
Отвратительные чужие руки неторопливо ощупывали тело, по лицу его блуждала неопределенная ухмылка, глаза ничего не выражали.
Унизительно до тошноты. Очень хотелось плакать, но мысль о том, что дрянь с оружием и двое чужих мужчин за нею наблюдают, заставила сцепить зубы. Развлечений на сегодня больше не будет, джентльмены.
Когда он, наконец, оставил ее в покое, принимаясь за остальных, Молли тихо отползла к стене, почувствовав затылком холод стеклянного шкафа, вторая дверца которого была приоткрыта. Девушка глянула на свое едва различимое отражение в стекле, подумав, что вид ужасный, а привести себя в порядок получится едва ли. Бандит заметил ее перемещения, но ему было некогда. Он не боялся. Какую опасность могли представлять три будущих трупа, если рассуждать здраво?

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-07 21:38:05)

+2

17

Винни охватил мандраж. Ситуация складывалась - хуже не придумаешь. Они были полностью во власти человека с пистолетом, дверь была заперта, бежать некуда... Да и вообще, резких движений лучше не делать. Во избежание.
Пока бандит обыскивал девушку, ставшую их невольной соучастницей, Винни был занят. Он паниковал. Посылал бровями какие-то знаки Рику. Закатывал глаза, пытаясь отыскать на потолке выход из сложившейся ситуации. Но выход не находился. Рик не кидался ножами. В комнату не вламывалась охрана, чтобы всех спасти. В общем... было паршиво.
Оставив в покое девушку, посланник босса шагнул к нему. Винни попятился. Ему страх как не хотелось, чтобы тот к нему прикасался. А вдруг он не просто бандит, но еще и извращенец?! Нет-нет, молодой человек вовсе не горел желанием выяснять это опытным путем. Однако бандит неуклонно приближался. Винни так и подмывало ткнуть пальцем в Рика и завопить, что бумажка у него, но что-то - вероятно, инстинкт самосохранения - заставляло обычно болтливого мошенника молчать. Винни понимал, что жить они будут лишь до тех пор, пока местонахождение проклятой бумажки остается неизвестным. Как только бандит получит то, за чем пришел, ему ни к чему будет оставлять в живых столько свидетелей. К тому же, морг - отличное место для убийства. Сразу есть, куда сложить трупы, все под боком... Тьфу! Какое, к черту, "отличное"?!
- Стой смирно! - рявкнул бандит, которому надоело, что вторая жертва упорно пытается уклониться от обыска. Он угрожающе поднял пистолет, и Винни пришлось покорно замереть. Убийца тщательно обыскал его, не пропустив ни одного кармана, что-то хмыкнул себе под нос и вытащил на свет пластмассовый красно-белый шарик, внутри которого болталась какая-то зверушка. Лицо его вытянулось.
- Это не мое! - зачем-то выпалил Винни, мысленно припечатав лицо ладонью. Ну, и что о нем теперь подумают? Учитывая, что жить ему осталось не так уж много, по большому счету, какая теперь разница, но все же...
Убийца одарил его долгим взглядом, но ничего не сказал. Отшвырнув шарик в сторону, он повернулся к Рику. Винни почувствовал, как по спине забегали мурашки, а нос и кончики пальцев похолодели. От его драгоценной жизни оставались считанные минуты. Сейчас бандит обнаружит бумажку... Сейчас... вот-вот... И они все покойники!!
Не в силах справиться с накатившим волнением, Винни громко икнул. Затем еще раз. И еще. И с ужасом понял, что не может остановиться.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:10:25)

+2

18

А вот и оно - подумал Рик, разглядывая двухметровый шкаф, возникший в помещении, который хоть по форме и напоминал человека, но очень и очень отдаленно. Он моргал, даже говорил и направлял в их строну пистолет с глушителем, а Титайм едва сдерживался, чтобы не рассмеяться истерически в голос и не потыкать в огромную грудную клетку незнакомца пальцем, дабы убедиться, что она сделана не из дерева или железа.
И откуда только все эти боссы берут таких? У них кастинг? Или конкурс на самого страшного вышибалу в городе? Пришел сам, привел друга - пиво в подарок. Пожалуй, этот победил бы всех, с кем ранее приходилось встречаться Рику. Пистолет в его руке смотрелся совершенно нелепо, словно детская игрушка в руках переростка. Он мог бы просто переломать им хребты, не сильно напрягаясь, но его босс видимо придерживался классической мафиозной школы, которая была полна стиля, бесконтактных угроз и мер воздействия. Что ж, это нынче модно. Если ты с пистолетом - значит, член банды. И даже не самый последний. Дальше идут миньоны с битами, ножами и бутылками с не допитым дешевым виски, которые даже не знают, что они члены какой-то там группировки. Им просто нравится драться и громить пабы. И их очень легко привлечь к своим разборкам, если нужна массовость, или когда не хочется выполнять черную работу. Всего-то надо их напоить. Как Рика. А в случае чего, с ними можно легко и без сожаления расстаться. Как с Риком.
- А что, был назначен час? – глядя на громилу большими наивными глазами, осторожно переспросил Титайм. Мысли его лихорадочно носились в голове. Первым делом он убедился, нет ли в комнате полок или наград (желательно с опасными острыми краями), но ничего подобного вокруг не наблюдалось. Жаль, везение Винни им сейчас бы пригодилось. Он уже потихоньку создавал зловещий имидж друга  в преступной тусовке. Но пока никто не верил, что Винни лишь открыванием двери в нужный момент может убить главу банды. Все впереди. Имя Винни Уэсли еще прославится в веках благодаря криминальной летописи, и его будут все бояться. Хотя бы какое-то время. Но этого  вполне достаточно, чтобы Рик неплохо на этом нажился. Но пока придется действовать самому. Шкаф со стеклянными дверцами мог бы быть полезен. Хотя бы тем, что рядом стояла мисс "бывшая заложница". Раз громила принял ее за его подружку, то он имеет полное право на прощание с ней. Даже громилам это известно. Любовь не чужда ни большим, ни маленьким. Рик неторопливо приблизился к ней.
- Прости, что так вышло. Мне действительно жаль, - вполне искренне, хоть и очень тихо произнес Рик, а затем коснулся ее плеча. Его правая рука с аккуратно сложенной запиской нырнула к левому карману ее брюк. Всего секунды, в которую ее сознание было сосредоточено на его левой руке, было достаточно, чтобы передача состоялась, а полы ее халата помешали остальным отследить действия мошенника. Рик скорбно отступил назад. Если даже ему предстоит умереть сегодня, этому гаду, что нанял его, ни черта не достанется. Хотя... Нет, он не собирался умирать. Он выживет, чтобы посмотреть этому самому боссу в глаза и сказать все, что он думает про его мамочку, папочку и еще парочку родственников, если ему не заткнут рот раньше.
Какие героические мысли приходят перед смертью.
Громила двинулся к Рику. Настала его пора быть ощупанным.
- Подожди-ка! А откуда мне знать, что мы работаем на одного шефа? У тебя есть... Какие-нибудь документы? - нашелся Рик, втянув голову в плечи. У некоторых прокатывает же, может и у него получится. - Удостоверение... там, - совсем сник мошенник, когда громила навис над ним, как Пизанская башня над хилым деревцем. "Вышибала" растопырил пальцы и шлепнул его по щеке всей пятерней, так, что Рик отлетел к шкафу.
- Достаточно веский документ? - спросил бывший вышибала, наставив на него пистолет.
- Аргумент, - выдохнул Титайм, потирая покрасневшую щеку.
- Что?
- Не забивай голову, - примиряюще выставив вперед руку, вместо объяснения ответил Рик.
Вышибала принялся досматривать его с особой тщательностью, но когда он дошел до карманов пиджака, Винни принялся икать. Громила повернул голову в его сторону, и отчаянная мысль забилась в клетке разума Рика: если действовать, то сейчас или уже никогда. Решив ей воспользоваться, Титайм со всей силой ударил руками, сцепленными в замок, по правой кисти негодяя, пытаясь выбить пистолет. Не ожидавший такой дерзости громила выронил оружие - скорее от внезапности, чем от боли. Больно как раз было Рику. Он отбил пальцы. Выхватив из кармана нож, Титайм посмотрел в глаза злодею, будто бы дожидаясь разрешения на следующее действие. Короткое промедление... И он замахнулся и воткнул нож в ляжку “вышибалы”. Тот не то, чтобы не пискнул, он даже в лице не изменился. Рик в шоке уставился на ногу противника с торчащим из нее ножом. На светлых джинсах расцветало кровавое пятно, но громила будто бы этого не замечал. Воцарилась гнетущая тишина. Даже лампы пристыжено перестали гудеть. "Вышибала" легко вытащил окровавленное оружие из ноги и взял Рика за грудки.
- Нет, пожалуйста, не убивай меня, - взмолился Титайм. - Я куплю тебе новые джинсы! - но на губах громилы лишь мелькнула ядовито-хищная улыбка. Он поднял мошенника над землей, словно пушинку, и швырнул им в шкаф. Стеклянная дверца не выдержала и раскололась, осыпая Титайма, рухнувшего на пол, мелкими осколками. Вышибала схватил Рика одной рукой за шею, другой он продолжал сжимать окровавленный нож. Железные пальцы что было сил надавили на кадык. Рик вцепился в его толстую кисть, пытаясь отбиться, но от этого было столько же толку, как если бы он боролся с наковальней. Мошенник не мог ни вздохнуть, ни выдохнуть. Он лишь хрипел.
Нет повести печальнее на свете, чем повесть о несчастном Рике.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:50:22)

+3

19

В какой-то момент Молли перестала понимать, что происходит. Не обнаружив никакой логики в происходящем, усталый мозг оставил идею отыскать причинно-следственные связи, эмоции отошли в сторону, уступив место вежливому любопытству постороннего зрителя. Дела у господ мошенников были не ахти, несмотря на то, что их было двое против одного. Но каков был этот один, надо было видеть. Терминатор и то выглядел симпатичнее, если говорить прямо. По сравнению со злобной тупой глыбой в голубых джинсах, парни представляли собой почти невинных овечек. Бедный мистер Очкарик от ужаса начал икать. Такое бывает, Молли знала как врач, нервы. В этой паре он был ведомым и, лишившись поддержки товарища, утратил самообладание.
Мистер Проныра для чего-то подошел, постоял рядом, попытался извиняться. Очень вовремя, простим друг друга, ибо настало время. Amen.
Но, кажется, он не хотел сдаваться, решив подороже продать жизнь. Парень молодец хотя бы потому, что создает шум и привлекает внимание тех, кто может быть в коридоре.
Только для ее сонной артерии небольшой острый нож мог быть аргументом, на огромного злодея он не произвел никакого впечатления, лишь раззадорил. Как комариный укус.
Мистер Проныра буквально впечатался в шкаф, рассыпая вокруг себя стеклянные осколки разных размеров. Молли едва успела отскочить в сторону, наблюдая теперь, как на ее глазах убивают человека, живое, мыслящее существо. Несчастный смотрел на нее затухающим взглядом. Бандит, наклонившись к своей жертве, душил его, получая от процесса видимое удовольствие. Вот тут он совершил ошибку, но вряд ли успел сообразить, какую именно. Молли позже искренне не могла понять, откуда э т о оказалось у нее в руках и как за доли секунды опустилось на голову громилы.
Мисс Хупер была англичанкой, любившей традиции своей страны, но всегда втайне посмеивалась над пристрастием соотечественников устраивать разные странные конкурсы, вроде всемирного чемпионата лжецов в Сантоне или заплывов в болоте жителей Уэлса. Лондонцы тоже зачастую предавались сей милой забаве, устраивали конкурсы, не ограничиваясь ничем, кроме фантазии организаторов.
Нападавший с окровавленной головой рухнул на пол, когда Молли обнаружила, что держит в руках тяжеленную яйцеобразную фигуру *Шалтая-Болтая, дурацкий приз одного из дурацких конкурсов, о котором она слышала мельком довольно давно. Точно, это было в прошлом году, в нем принимала участие команда охранников Бартса. Конкурс забылся, приз неведомо как оказался за стеклянными дверцами шкафа, тоже, очевидно, всеми забытый. Да, охрана определенно оказала эффективную помощь в этом деле и достойна всяческой похвалы; их *орудия всегда наготове.
- Господа, нам всем лучше отсюда поскорее уйти. Мистер Очкарик, дверь все же нужно сначала отпереть, а потом выходить, да, именно так. Я немедленно вызываю полицию, первый из вас, кто захочет мне помешать, пусть пеняет на себя, - слова Молли гулко отдавались в глубине коридора Бартса, который был все так же пуст.
Шалтай-Болтай в руках девушки был с ней во всем согласен.
_____________________
*Шалта́й-Болта́й (англ. Humpty Dumpty) Является героем книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Зазеркалье», где выглядит большим человекоподобным яйцом с галстуком.
В истории Англии был большим крепостным орудием гражданской войны (1642—1649), в разговорной речи называемом Humpty Dumpty.

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-18 14:07:29)

+2

20

Кошмар продолжался. Чудесное спасение сильно запаздывало. Весьма безответственно с его стороны. Поначалу, когда Рик только выхватил нож, Винни слегка воспрянул духом. Как знать, ведь эта тактика сработала с мистером Гроувом, так, может, получится и теперь. В первый раз, правда, не обошлось без помощи петуха, но все же...
Бесславно закончившаяся в считанные секунды битва положила конец его надеждам. Стеклянный шкаф приказал долго жить, и его примеру вот-вот должен был последовать Рик. Не в силах смотреть на это, Винни зашарил взглядом по комнате в поисках хоть чего-нибудь, что могло бы обратить ситуацию в их пользу. Пусть Рик частенько подставлял его, все же он был его другом, и Винни не мог спокойно наблюдать, как его убивают.
Где же его хваленое везение, когда оно так нужно? Наверное, ему не хватало подручных средств, которые оно могло бы задействовать. Вот если бы у Винни совершенно случайно оказалась с собой, скажем, бейсбольная бита или новая гантеля - это был бы совсем другой разговор. Или если бы он находился по другую сторону двери. У него было бы гораздо больше возможностей. Например, он смог бы убежать, а не ожидать с содроганием своей участи. Убийца без видимых усилий душил Рика одной рукой, и было видно, что процесс доставляет ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Сразу становилось ясно, что пистолет ему был нужен исключительно для соблюдения необходимых формальностей: такому неинтересно просто застрелить человека, он с гораздо большим удовольствием задавит жертву голыми руками.
Кстати о пистолете. Он все еще валялся на полу, и Винни всерьез задумался, не попытаться ли схватить его. Тогда можно было бы... ударить бандита по голове рукояткой. Ну, или попытаться припугнуть. Да, звучало смешно. Вряд ли бандит сильно испугается его, хоть увешайся оружием с ног до головы. Когда дрожат руки и голос, не так-то просто убедить противника в своей грозности. Равно как и попасть в него из такого узенького дула. Так, может, лучше не высовываться и попытаться слиться с интерьером? Наверняка его лицо уже успело приобрести такой же бледно-зеленый оттенок, какой был у стен в этой комнате. Жаль только, что икота не сильно способствовала выдаванию себя за предмет мебели.
...Помощь пришла, откуда ее совсем не ждали. Винни потрясенно уставился на распростертое на полу тело бандита, а затем перевел взгляд на окровавленное... гм, яйцо? в руках девушки. О существовании сотрудницы морга он уже успел позабыть, больше обеспокоенный собственной участью. Оказывается, не стоило сбрасывать ее со счетов. С пола уже поднимался слегка помятый Рик, который не забыл забрать у бандита свой нож, и Винни должен был признать, что эти двое неплохо смотрелись вместе. Прямо-таки Карающее Яйцо и Карающий Нож, пришедшие по душу громилы, обижающего несчастных мошенников. Засмотревшись на них, Винни даже икать перестал. Затем до него дошло, что между ним и выходом больше никто не стоит, и он немедленно потерял интерес к любого рода скульптурным композициям. В два изящных прыжка он достиг двери и принялся судорожно дергать за ручку. Дверь не поддавалась. На то, чтобы сообразить, что она заперта, в его нынешнем состоянии у Винни могло уйти некоторое время, а потому комментарий кровожадной сотрудницы морга пришелся весьма кстати. Винни тупо уставился на нее, затем на дверь.
- Э-э-э, спасибо, - сказал он.
К сожалению, ключ оставался у громилы; пришлось возвращаться и обыскивать уже его карманы, с содроганием ожидая, что тот вот-вот очухается и ненавязчиво сломает ему пару шейных позвонков. Но Карающее Яйцо знало свое дело. В нокаут оно отправляло весьма качественно. Не прошло и минуты, как ключ был найден, а путь на свободу - открыт.
С некоторым недоверием выглянув в коридор - а вдруг там прячутся еще бандиты? - Винни на мгновение замешкался. Давать ли деру без оглядки или все же проявить осторожность? Переждать пару минут, не явится ли за головорезом его друг, обеспокоенный его долгим отсутствием? Однако слово "полиция" подействовало на мошенника отрезвляюще. Как же он мог забыть, что они находятся по разные стороны баррикад? Конечно же, эта милая девушка с радостью сдаст полиции как напавшего на них бандита, так и их с Риком - тоже, кстати, напавших на нее бандитов. Должно быть, в ее глазах они не сильно отличались от почивавшего сладким сном головореза. Печально, но что поделаешь. Не переубеждать же ее теперь, что они абсолютно мирные мошенники, терпеть не могущие насилия. Нет-нет, следовало уносить ноги и немедленно!
- Тогда мы пойдем? - бросил Винни вместо прощания, пятясь прочь по коридору, и, не дожидаясь ответа, мошенники поспешили смыться. Кто-кто, а они уж точно не собирались никому мешать. Пока потерпевшая будет вызывать полицию, можно удрать довольно-таки далеко.
Но разве что-то в этот день могло пойти так, как надо? Разве кто-нибудь там, наверху, соизволил бы великодушно сказать: "Конечно, Винни, сделаем так, как ты хочешь!"? Нет, конечно же, все не могло закончиться на этом. Наивно было полагать, что босс ограничится тем, что пошлет к ним одного громилу, а сам отправится кушать омаров с шампанским, или чем там полагается питаться главам преступных синдикатов, и пустит дела на самотек. Скорее всего, он затаится где-нибудь неподалеку и будет ждать результатов. И если результаты попытаются удрать от него, он будет готов принять соответствующие меры.
Не успел Винни открыть дверцу своего Пежо, как рядом, почти вплотную к нему, остановилась большая черная (зловещая!) машина.
- Сильно торопитесь, голубки? - спросил некто из ее недр. - Садитесь в машину, поболтаем.
Винни даже не нужно было заглядывать в опустившееся окно, чтобы догадаться, что они опять оказались на мушке. Все бандиты неоригинальны. Зачем напрягаться и что-то изобретать, когда есть аргумент, который всегда действует на собеседника безотказно? Спорить было бессмысленно, и мошенники покорно полезли на заднее сиденье.
- Похоже, вы разминулись с малышом Альфи? - голос босса звучал почти доброжелательно, однако по спине Винни вновь забегали мурашки.
- С кем-с кем? - все-таки не удержался он, хотя что-то подсказывало ему, что сейчас лучше помалкивать.
- С малышом Альфи, - с готовностью повторил бандит и пояснил: - Моим помощником, которого я отправил встретить вас, чтобы вы... не перепутали машины ненароком.
Винни открыл рот, но тут же закрыл его, не издав ни звука. Альфи?! Того шкафоподобного громилу, едва не придушившего Рика, звали Альфи?! Более неподходящего имени невозможно было и представить. Ему бы больше подошло "Фредди Кровавая Рука" или нечто в этом духе. Но никак не Альфи!
Нет, Винни не нравилось, в каком направлении двигался этот разговор.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 16:12:48)

+3

21

Комната уже не просто расплывалась - Рик ее практически не видел. Руки безвольно повисли вдоль тела. Странно, но мозг без кислорода потерял интерес ко всему, даже к собственному существованию. Умрем, так умрем, какая, к черту, разница? В борьбе нет смысла. Расслабься, чувак, и отдайся этому прекрасному синему небу, поверни лицо в сторону теплых потоков ветра, почувствуй мягкий песок под своими босыми ногами, а там, чуть дальше, ты видишь - море. Оно так нежно проходится по берегу, словно ладонь неторопливого любовника по груди возлюбленной.
...Рик очнулся на полу все в той же комнате.
Вот это глюки. Страх Божий.
Он тут же зашелся надсадным кашлем. Шея жутко болела, и каждый вдох отдавался во всем теле. Оторвав голову от холодной плитки, которой был выложен пол, и машинально стряхнув парочку осколков закаленного стекла, прилипших к щеке, Рик едва не отскочил в сторону, когда увидел, что прямо рядом с ним разлегся громила. Потребовалось несколько секунд, чтобы мысль о том, что враг повержен и пока не может причинить ему дополнительного вреда, добралась до места своего назначения.
Это "пока" повисло в воздухе. А потом к нему прибавилось еще одно неприятное слово - "полиция".
Рик встал на четвереньки, продолжая кашлять.
Медленно ворочающийся мозг принялся лениво раздавать команды: надо забрать нож. Этот здоровяк его весь залапал, но и отпечатки Рика там тоже остались. А на лезвии - кровь громилы. Никто же не поверит, что он сам себя пырнул. Наверное.
Нож так и был зажат в могучих пальцах противника. Но громила все еще находился без сознания, так что вернуть себе оружие не составило труда. Рик обтер кровь о чужую рубашку и поднялся на ноги. Винни уже отпер дверь и бросился бежать. Титайму ничего не оставалось, как последовать вслед за ним, пока на пороге действительно не появились полицейские. Но напоследок Рик все же не смог сдержаться и пнул громилу в бок, а потом поспешно ретировался. Мало ли, вдруг он придет в себя и решит отомстить.
Ощущение, что он что-то забыл, тихо забилось в угол сознания, мозг отказывался воспринимать его как важное. "Пока" и "полиция" гнали мошенника прочь. И он планировал остановиться только тогда, когда эти два слова сольются в одну фразу: пока, полиция. Или, скорее: прощайте, сосунки.
Но не тут-то было. Перед ними остановилась машина, и им вежливо предложили присесть. Не нужно было быть умником, чтобы догадаться, кто хочет с ними поговорить.
Рик был против, но его мнение не учитывалось.
- Мистер... простите, как лучше к вам обращаться? – со всей свойственной ему любезностью спросил он. Голос его все еще звучал хрипло и чрезвычайно заискивающе.
- Х, - ответил мужчина. Ему удивительным образом удавалось скрываться в тени, и все, что видели мошенники – это чуть блестящий кончик носа.
- Х? – переспросил Рик. – Мистер Х?
- Именно.
- Мне не хотелось бы вас расстраивать… мистер Х, - очень осторожно начал Титайм. – Но, боюсь, с малышом произошло несчастье. К счастью, в здании полно врачей, и, уверен, он скоро пойдет на поправку.
Мистер Х резко наклонился вперед, так что оба мошенника смогли, наконец, лицезреть его «светлый» лик, который, в общем-то, был весьма обычным. Никаких шрамов на половину лица или еще чего-нибудь такого, что сразу бы привлекало внимание и способствовало идентификации с мафией. Обычненький такой мистер Х.
- Мистер Титайм, отдайте мне адрес, – его рука мелькнула где-то на уровне кармана пиджака, и Рик напрягся. Опять в них будут тыкать пистолетом? Но вместо оружия мистер Х вытащил упаковку жвачки, достал одну подушечку и сунул в рот. – Хотите? – неожиданно поинтересовался он.
Оба мошенника, не сговариваясь, замотали головами.
- Эээ… - протянул Рик, не зная, что сказать. А что тут скажешь? Он провалил задание. – Понимаете… здесь такое дело. В общем, ваш этот малыш… он вел себя настолько подозрительно, что я подумал, что, может быть, он работает вовсе не на вас, а на какого-нибудь гнусного конкурента… ну и решил спрятать бумажку с адресом на некоторое время, пока все не прояснится.
Закончил Титайм совсем жалостливо и потупил взор.
- И где же? – спокойно поинтересовался мистер Х. Так спокойно, что сидящим напротив мошенникам стало совсем не по себе.
- Там, - аккуратно кивнув в сторону больницы, признался Рик.
- Там, - повторил мистер Х. – Мистер Титайм, надеюсь, вы понимаете всю ценность этой бумаги и здраво оцениваете ваши шансы на выживание, если не удастся заполучить ее к сроку?
- Еще как, - встрепенулся Рик и тут же печально сгорбился, отчетливо представив, что с ним будет в случае провала. Он нервно провел рукой по волосам и вытащил пару застрявших там осколков. – Я могу все исправить…
- Не сомневаюсь. Вы ведь в этом очень заинтересованы. Так что же мы будем делать, мистер Титайм? – поинтересовался Х, положив руку на колено и чуть наклонившись вперед, чтобы взглянуть на Рика снизу вверх.
- Записка у девушки, которая работает в морге.
- Как мило. В морге? Вижу, вы весьма предусмотрительны. Полагаю, теперь, когда все прояснилось, для вас не составит проблемы вернуться в морг и забрать у нее эту записку?
***
- Нет! Ни за что! - вдруг импульсивно выкрикнул Винни. Он понятия не имел, правду или нет сказал Рик про девушку из морга, но возвращаться в Бартс... Пусть лучше его сожрут живьем головорезы мистера Х!
- Вот как? - Х перевел на него внимательный взгляд, от которого Винни нервно заерзал на сиденье. - И почему же?
- Там скоро будет полиция, - как ни в чем не бывало пояснил мошенник.
Взгляд стал холодным и пронизывающим, подобно некоему колюще-режущему оружию. Винни уже пожалел, что вообще высказался. Пусть бы Рик вернулся в больницу, раз он заварил всю эту кашу. А он, так и быть, согласен был побыть заложником...
- Хорошо, я повторю еще раз: какие ваши предложения? - когда молчание совсем уж затянулось, произнес Х. - Будем ждать окончания рабочего дня вашей подружки?
Было что-то такое в его голосе, от чего Винни понял: если он сейчас ответит утвердительно, ему оторвут голову. И даже полиция не испугает мистера Х.
- Она... она скоро выйдет! - повинуясь внезапному наитию, поспешил заверить он. Винни вдруг вспомнил, что, когда они впервые наткнулись на эту девушку, у него создалось впечатление, что она не очень хорошо себя чувствует, к тому же, у нее был вид как у человека, который проработал всю ночь. Поэтому, собственно, он и решил к ней обратиться, рассчитывая на то, что усталость притупит ее бдительность. Здесь он, конечно, просчитался. Но будет совсем уж подлостью с ее стороны не уйти сейчас домой!
- М-да? - с сомнением уточнил мужчина и кинул в рот еще одну подушечку жвачки. - Ну что ж, подождем.
Винни с тоской уставился в окно. На отражающегося в нем Рика он старался не смотреть.
***
Для Винни у Рика была припасена парочка весьма красочных эпитетов, которыми он с радостью наградил бы друга, видимо, в скором времени – бывшего, если бы ему представилась такая возможность. Но вместо этого он лишь улыбался боссу напротив, всячески поддерживая легенду Уэсли. Однако с каждой прошедшей впустую минутой его улыбка становилась все более тусклой, пока не пропала вовсе. Рик потупил взгляд, разглядывая свои пальцы. В машине воцарилась жуткая тишина.
Двери Бартса открывались и закрывались. Люди входили и выходили. Но девушки среди них не было, и Титайм впал в уныние. Даже у везения Винни были свои пределы.
Она ведь могла выйти через какой-нибудь другой выход Бартса и уже быть дома и пить чай, ни о чем не подозревая. 
Спустя какое-то время, мистер Х достал телефон из кармана и начал набирать сообщение. Рик живо представил, как мафиози договаривается об их ликвидации, когда девушка, та самая уставшая и простуженная девушка, появилась на пороге Бартса.
- Это она, это она! – воскликнул Рик вне себя от радости.
- Следуй за ней, Леонард, - приказал мистер Х водителю.
Спустя еще тридцать минут, машина остановилась около дома, в который зашла девушка, и Рик уже собирался выйти на улицу, когда мистер Х его остановил.
- Вы разве не хотите составить мне компанию? – поинтересовался он. – С вашей знакомой поговорят мои люди.
Двое появившихся из ниоткуда мужчин в костюмах, тут же двинулись к дому девушки.   
Это была плохая идея, но не спорить же с человеком, который с легкостью убьет и не заметит. 
____________________
Пост написан совместно с Винни.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:51:46)

+2

22

Слово «полиция», произнесенное Молли, вызвало у мошенников небывалый прилив сил. На этот раз они даже не подумали на чем-то настаивать – предпочли показать спину. Настоящие англичане: удалились, не попрощавшись. Мистер Проныра выглядел особенно жалко. У того, кто был практически трупом пять минут назад, предсказуемо нарушилась координация движений, бежал мистер быстро, но не совсем по прямой. Его товарищ несся в авангарде.
Непрошеные гости скрылись, и тут Молли увидела, как с другого конца коридора к ней, кто бы мог подумать, приближаются охранники! Мисс Хупер отказалась от мысли высказать всё, что думает о работе этой структуры госпиталя, теперь же. Коротко объяснив ситуацию, она предоставила поверженного громилу заботам мужчин, на ходу набирая нужный номер.
Оператор на том конце провода, флегматично выслушав рассказ Молли о покойниках морга, один из которых каким-то образом разбил шкаф и лежит теперь на полу с окровавленной головой, вежливо поинтересовалась, сколько мисс лет и где ее родители.
Рассказ получился сбивчивым, потому что Молли, наконец, изменило спокойствие. Мысль, что она, может быть, невольно убила человека, наполнила все ее существо горечью, бессилием, ощущением непоправимой беды. Мисс Хупер и раньше говорили, что у нее голос как у девочки, только сейчас это обстоятельство было совсем некстати. Даже после того, как Молли назвала свою должность, имя, адрес госпиталя, оставалась возможность, что звонок приняли за шутку.
Обязательно нужно позвонить Грэгу Лестрейду, - подумала Молли, - он должен знать о деле, где фигурирует его имя. А еще Грэг – очень хороший полицейский и друг, он точно знает, что делать и как ей себя вести, если тот бандит…
Взглянув на часы, Молли поняла, что еще, в сущности, очень рано, инспектор может быть в постели, а тут она со своими проблемами. СМС уместнее, перезвонит, когда будет необходимо и удобно.
Где-то в глубине сознания шевельнулась обида на человека, который был в ее жизни, приходил в нее и уходил, когда ему вздумается, на помощь которому она привычно бежала по первому зову. Почему нельзя позвонить ему, Шерлоку Холмсу, консультирующему детективу, чтобы спросить, что ей делать? Потому что так сложилась жизнь. Он ничем ей не обязан, Она – да, а он – нет.
Нужно было дождаться приезда полиции и медиков, но Молли поняла, что сейчас это выше ее сил. В конце концов, она сделала, что могла, все знают, где ее можно найти. Тело совершенно обессилило, хотелось под душ, выпить чего-нибудь горячего и спать-спать-спать.
Не было никакого желания идти до метро, Молли взяла такси и вскоре была уже на месте. Рассеянно открыв дверь ключом, девушка сунула его в карман одежды, переступая порог, вошла, бросила сумочку в угол прихожей и с облегчением выдохнула. Наконец-то дома.
Тоби не захотел здороваться. Покосившись в открытый дверной проем, он неожиданно фыркнул, распушил хвост и скрылся под диваном в гостиной.
Кота абсолютно необходимо покормить и почесать за ухом, соскучился, голодный, обижен, что хозяйка оставила его одного надолго. Пушистое создание с претензиями наследного принца, такой смешной.
В этот момент Молли услышала за своей спиной предложение, от которого невозможно было отказаться, хотя очень хотелось.
- Мисс, Вам следует пойти с нами. Молча и быстро, - произнес мужской голос.
Второй проворно обшарил девушку с головы до ног, довольно хмыкнув, вытащил что-то из кармана ее брюк. Что он там мог найти, если карман был пуст, Молли совершенно точно это помнила. Может, сунула купюру и забыла, а он нашел. Ключи от квартиры его не заинтересовали. Странный грабитель.
- С тобой хотят поговорить один на один. Будешь вести себя тихо, если не хочешь оставить кота сироткой, понятно? - почти ласково произнес второй.
Конечно, понятно, что же тут непонятного. Чай опять откладывается на неопределенный срок.
Кто-то из них захлопнул входную дверь, потом Молли вывели на улицу, потом еще один хлопок - дверца машины, и она почувствовала тепло салона. Все звуки отдавались в висках как удары колокола, Молли плохо соображала, действительность распадалась на отдельные фрагменты. Проклятая простуда, хотя, скорее всего, это уже не имеет значения. Она потеряла надежду, закрыла глаза и стала ждать, что будет дальше.

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-26 23:57:11)

+3

23

Время потянулось мучительно медленно. Сначала они ждали появления девушки из морга, которую все так и норовили записать им в подружки. Мистер Х, казалось, потерял к ним всякий интерес и полностью погрузился в дегустацию жвачки. Девушка не выходила. Винни вспотел от волнения. Количество сновавших в больницу и из больницы людей превосходило все мыслимые пределы. Какого черта они шляются туда-сюда?! Винни чувствовал, как мрут его нервные клетки с каждым выходившим человеком, который опять оказывался не тем, кем нужно.
Но девушка, в конце концов, появилась на пороге, села в такси (еще одно чудо!), и машина бандитов неслышно пристроилась сзади. Винни закусил губу. Если до этого он все поторапливал время, то теперь, наоборот, был не против притормозить его. Чем дольше они ехали, тем дальше откладывался их приговор. Вот бы она жила в соседнем графстве или... в общем, подальше отсюда. Однако они не дотянули даже до окраин города - всего полчаса, и вот машина уже остановилась рядом с одним из домов. Винни тут же намылился выскочить из нее; свобода манила его, пусть даже это была лишь мнимая свобода под дулом пистолета, но главным сейчас было выбраться из этой машины. Визит к их "подружке" мог дать новый шанс для побега. И у нее в квартире наверняка найдется много тяжелых вещей на случай, если мистер Х решит послать за ними еще кого-нибудь из своих громил...
Но - увы! - у мистера Крестика были другие планы. Винни трагическим взором проводил двух головорезов более интеллигентного вида, чем малыш Альфи, и рискнул кинуть быстрый взгляд на Рика. Но именно в этот момент тот отвернулся, и он увидел только лишь кусок уха. Ухо не отличалось большой выразительностью, но даже от него исходила безысходность. Это не обнадеживало.
Вновь потянулись бесконечные минуты. Жвачка у босса закончилась, и он сделался зловеще мрачен. Винни пытался угадать, правду ли сказал Рик по поводу нового хранителя бумажки и что с ними будет, если нет. Его воображение разыгралось не на шутку, и мошенника начало подташнивать. Расставаться с жизнью очень не хотелось, но еще больше не хотелось делать это жестоким и болезненным способом. А у мистера со жвачкой иных наверняка не водилось.
На сей раз, правда, его люди управились довольно быстро, и Винни с замиранием сердца уставился на выходившую из подъезда компанию. Девушку они зачем-то забрали с собой. Это плохой знак или не очень?
Прежде, чем Винни успел прийти к какому-то определенному мнению, пленницу втолкнули в машину, и один из сопровождавших ее бандитов сунул что-то в окно мистеру Х. В его руке мелькнуло что-то белое. Значит, бумажка все-таки нашлась. Мельком глянув на нее, Х передал драгоценную находку водителю и бросил:
- Трогай.
Машина мягко тронулась с места, и Винни вдруг с ужасающей отчетливостью понял: это конец. Неважно, куда привезет их эта бумажка и обнаружит ли там босс то, что искал. Для трех несчастных пленников итог будет один: их пустят в расход. Вот зачем им понадобилось тащить с собой еще и девушку. "Свидетелей в живых не оставляют", так ведь?
Винни в отчаянии огляделся. Нужно было бежать. Но куда и как?! Он сидел посередине и выпрыгнуть на ходу у него не вышло бы, даже если бы кому-то из сидевших по краям это удалось. Конечно, у них будет элемент неожиданности, а у него нет! Значит, нужно придумать что-то другое и обязательно внушить остальным, что этот план лучше, чтобы они, не дай Бог, не бросили его воплощать этот план в гордом одиночестве.
Мда. При взгляде на девушку непохоже было, чтобы она вообще была способна куда-либо выскакивать. Она выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание. То ли от нервов, то ли действительно плохо себя чувствовала. Судя по нездоровому румянцу, так оно и было. Винни сглотнул. Не так-то просто будет спасаться в компании полуобморочной девицы. Почему ее обязательно нужно было включить в план побега, он и сам толком не знал, однако казалось, что как-то неловко было бы бросать ее на произвол судьбы после всего, что им довелось пережить вместе. Пусть она и питала необъяснимое пристрастие к разглядыванию чужих документов, однако, не будь ее рядом с ними в морге, еще неизвестно, как бы все повернулось с малышом Альфи...
Говорить и даже шептать Винни не отваживался, дабы не привлечь к себе излишнего внимания бандитов, а потому затряс головой и зашевелил бровями в надежде, что Рик заметит и поймет его молчаливое послание. Когда тот все-таки повернулся в его сторону, Винни стрельнул взглядом в сторону девушки и приподнял брови, изобразив вопрос. Затем изобразил целую пантомиму в лицах на тему: "как только прибудем на место, нужно немедленно делать ноги, только не знаю, как, придумай срочно!" - что больше походило на эпилептический припадок. Не узрев понимания в глазах Рика, Винни пихнул локтем девушку и попытался повторить ту же процедуру с ней. Но, кажется, безрезультатно.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:22:32)

+2

24

Десять. Рик считал. Мистер Х уже засунул в рот десять жвачек. И ни от одной до сих пор не избавился.
Мошенник был склонен винить во всем кислородное голодание. В том, что он замечает такие мелочи в такой момент, а не в том, почему мистер Х так любит жвачку. Их скоро убьют, а он думает о подобной ерунде? Это же ненормально.
Но десять! Он ей что, питается? Или, наоборот, это такая диета? Или, может, это, на самом деле, не жвачка, а какая-нибудь особенно элитная смола, поставляемая из устья самой дремучей реки в Гватемале? Новый наркотик?
Что бы это ни было, но желудок Рика протяжно забурчал. Он вспомнил, что ничего не ел с прошлого утра.
Молодец, Титайм, ты идиот.
Сейчас самое подходящее место и время думать о том, что мистер Х делает с таким количеством жвачки да как заставить замолчать свой оголодавший организм. Но, право слово, лучше уж это, чем мысли о том, в какой последовательности их убьют и насколько экзотичными способами.
Меж тем, в машине стало достаточно тесно. Рядом с ним и Винни усадили девушку, которая выглядела не лучше призрака замученной до смерти монашки. На сторону босса присели два чуть-чуть не дотягивающих до размера верзил громилы.
Вся компания, сохраняя полную тишину, уставилась друг на друга. Босс лениво пережевывал огромный, по расчетам Рика, жвачный комок, подперев рукой голову. На лицах его верных подданных не отражалось ни одной более-менее значимой мысли. Винни же дергался. Кажется, у парня совсем сдали нервы, и тик завладел всем его тело. Рик нахмурился и пожал плечами. Он мог только посочувствовать Винни. С учетом того, что им предстояло умереть, об это вряд ли стоило сильно беспокоиться.
Вскоре окончательно пройдет.
Состояние и положение девушки не сильно изменилось. Она прикрыла глаза и теперь уже не походила на призрака, а напоминала самый, что ни на есть, настоящий труп.
Одной пулей меньше. Вам несказанно повезло, ребята. 
И все же, какое-то гадкое ощущение, о котором Рик успел позабыть, подкралось к его сознанию и активно забарабанило ногами в парадную дверь, не стесняясь того, что у хозяина дома траур по самому себе.
Она ведь спасла его. Если бы не ее помощь, он уже был бы мертв. А что сделал он? Подставил ее. Как всех. Как всегда.
Очаровательно, мистер Титайм, после смерти ты отправишься в самые дальние и жуткие уголки Ада, и там с тобой будут делать такое, чего ты даже представить из-за своего скудоумия не можешь.
Он должен был хотя бы попытаться.
- Мистер… гм… Х, прошу прощения, но вы совершаете большую ошибку, - не сводя с «удава», сидящего напротив, глаз и не моргая, очень тихо начал Рик.
Босс бросил на него взгляд, исполненный скепсиса. Титайм решил, что может считать это за разрешение продолжить.
- Арабы даже не будут разговаривать с вами. Они сразу убьют всех. Если они считают что-то своим по праву, то ни при каких условиях не станут вступать в переговоры.
- А я не собираюсь вступать с ними в переговоры, мистер Титайм, - неторопливо заметил босс, опустив руку.
- То есть?.. Вы хотите, чтобы это сделали мы? – догадался мошенник.
- Вы станете моим живым щитом, - кивнул мистер Х.
- Нас ненадолго хватит, - горестно заметил Рик, облизав сухие губы. – Может быть, вы тогда хотя бы девушку отпустите? Она едва стоит на ногах. Кроме того, она здесь совершенно ни при чем.
- Так всегда и бывает. Ваш друг, Винни Уэсли, тоже ведь ни при чем, насколько мне известно. Он здесь по вашей вине, Рик. Так ведь, мистер Уэсли? – поинтересовался босс.
-  Уверен, мы можем как-то уладить эту ситуацию. Я могу достать для вас любую информацию, только скажите, что вам нужно. Я все сделаю, - не давая Винни вставить слово, продолжил Рик.
- Я наблюдал за вашей «работой», мистер Титайм, и очень сомневаюсь, что когда-либо буду нуждаться в ваших услугах.
Самолюбие Рика было поражено в самое сердце и без единого признака жизни рухнуло к ногам мистера Х.
- Сэр, вы слишком несправедливы ко мне. Впрочем, вы не единственный, кто был ко мне несправедлив на протяжении…
- Прекратите, мистер Титайм. Вы рассказали мне всю свою подноготную при нашей первой встрече. Я буду вам крайне признателен, если вы заткнетесь. 
Рик открыл рот, пытаясь сформулировать хоть какой-то достойный ответ, и закрыл.
Методы убеждения не сработали, зато эта беседа весьма эффективно простимулировала мозг, расставив все на свои места. Он был зол. Ему не нравился тон этого Х.
Как только представится возможность, они сбегут. Втроем, если девушка не будет упрямиться. Рик еще покажет этому зарвавшемуся мистеру, какой он профессионал на самом деле.
Надо было как-то поставить Винни в известность насчет дальнейших планов. Осторожно ударив своей ногой по его, чтобы привлечь внимание, Титайм мотнул головой в сторону двери, а затем указал подбородком на девушку и на него и постучал по своим часам. На этом он решил остановиться.
Все же и так понятно, разве нет?

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:52:50)

+2

25

Из-под полуопущенных век Молли наблюдала за происходящим. Вот этот господин, жующий жвачку, наверняка здесь главный. Можно было поприветствовать его как того требует этикет, но, во–первых, их никто не представил друг другу, потом, не было ни сил ни желания это делать. Процесс жевания явно доставлял ему удовольствие. Чавкающие звуки отдавались в висках и сверлили мозг.
Ради какого разговора он распорядился притащить ее сюда? Молли не настолько наивна. Есть ли хоть маленький шанс, что ее потом найдут и похоронят по–человечески? Тоби, Тоби…надо было тебе выбрать другую хозяйку, дорогой.
О чем пытаются переговариваться между собой эти два обалдуя, наступая друг другу на ноги и толкаясь локтями? Соглядатаи пока ничего не заметили, или, вернее всего, забавляются, наблюдая, как пойманные в сеть рыбки пытаются спастись.
Услышанный разговор удивил Молли, надо же,  мистер Проныра хотел замолвить слово, чтобы ее отпустили. Чужая душа напоминает колодец, никогда не поймешь, что там, на дне. Сначала он намеревался ее зарезать, теперь защищает. Странно было бы предполагать, что его замучила совесть. А почему нет? В каждом человеке найдется что-нибудь доброе.
Как насчет человека со жвачкой? Может, он подбирает бездомных котят или мастерит домики для птичек. Или розы выращивает в свободное от основной работы время; у этого джентльмена нервная работа.
Мистер Очкарик, оказалось, тоже во всей этой истории очутился по случаю, совсем не счастливому. Он как ребенок, можно спорить, еще собирает фантики и читает книжки про благородных разбойников.
Даже к лучшему, что ей не дали особого шанса. Вместе так вместе. Противная перспектива – просыпаться утром, зная, что те, кто выторговал тебе жизнь, наверняка уже мертвы.
Ее товарищи по несчастью, между тем, собирались бежать. Если Молли не показалось, конечно. Нет, не показалось. Жестами они пытались договориться между собой, кивая, между прочим, и в ее сторону.
Эти господа начинали ей нравиться все больше и больше. Даже то, что они, вообще-то, не совсем честные члены общества, не испортило впечатления. В ситуации, которая вынуждала их всех держаться вместе, мистер Очкарик и мистер Проныра пытались вести себя по-человечески.
В какой-то момент Молли поняла, что вновь может мыслить и видеть мир очень четко. Пережитый стресс победил болезнь без всяких лекарств. Бежать? Почему бы и нет, хоть это и ничтожный шанс.
Понять бы, что именно мистер Проныра и мистер Очкарик имеют в виду. Они, конечно, жестикулируют очень выразительно, и вообще, милые ребята, но вот что конкретно следует делать дальше, совершенно не ясно.

Нет, ничего они не успели. Машина начала сбавлять скорость. История о двух мошенниках и одной девушке из Бартса приближалась к развязке.

Отредактировано Molly Hooper (2013-11-06 20:05:14)

+2

26

Чудны дела твои, Господи... Сегодня определенно был день потрясений. То есть, Винни и так был потрясен дальше некуда, но Судьбе каждый раз удавалось найти что-то, что поражало его еще сильнее. Вот и сейчас. Во-первых, оказалось, что жвачковому господину известно его имя! Объяснений тому могло быть множество, самым простым из которых было упоминание его Риком в каком-нибудь разговоре, однако Винни до этого не додумался. Его внутреннему взору немедленно представились толпы шпионов, следивших за каждым его шагом, и куча подслушивающих устройств, натыканных везде, куда бы он ни пошел. Скрыться от них было негде.
Так или иначе, услышав, что обращаются к нему, Винни сперва испуганно кивнул, а затем, спохватившись, энергично замотал головой. Ответ вышел двусмысленный; впрочем, вряд ли существовал на свете такой ответ, услышав который мистер Икс извинился бы перед ним и любезно предложил выйти. Так что какая, в сущности, разница. Тем более, что на Винни тут же перестали обращать внимание.
Вторым потрясением стал Рик, который попытался выторговать для них жизнь. Винни ни разу не сталкивался с этой стороной личности своего друга и даже не подозревал, что таковая вообще существует. Рик Великодушный. Не подменил ли кто часом его приятеля на полпути?
Впрочем, великодушие Рика не принесло желаемых плодов. Мистер Х по-прежнему готовил для них какую-то печальную участь. Винни не очень понял, причем тут какие-то арабы и зачем им с ними разговаривать, но на всякий случай испугался. В устах Рика это слово звучало особенно зловеще. Арабы. Мошенник содрогнулся.
Конец его печальным размышлениям положил пинок Рика, пришедшийся аккурат по коленной чашечке. Винни резко втянул воздух сквозь крепко стиснутые зубы и с упреком покосился на него. Только сейчас он заметил, что Рик подает ему какие-то знаки. Кивнув на них, затем на дверь, он постучал по часам на руке. Винни нахмурился, и на его челе проступила усиленная работа мысли. Что это могло означать? Их время вышло? Слишком поздно? Или, наоборот, они должны выпрыгнуть сию же минуту? Винни помотал головой и тоже ткнул пальцем в часы, а потом чиркнул по горлу и вопросительно поднял бровь. Затем поднял палец, нарисовал в воздухе круг и показал головой на дверь. Ему казалось, что он изъясняется предельно ясно, а потому он был слегка раздосадован, когда Рик опять начал показывать в ответ какую-то фигню. Не может объяснить толком, так и не брался бы!
Они безмолвно препирались так еще какое-то время, причем это зрелище больше всего напоминало разговор двух слепоглухонемых. Затем Винни обнаружил, что один из громил с подозрением смотрит на них, и, поспешно расплетя какую-то странную комбинацию из пальцев, которую он как раз демонстрировал Рику для пущей наглядности, принялся небрежно обмахиваться растопыренной ладонью, словно ему внезапно стало жарко. Впрочем, через секунду ему и правда стало жарко, потому что как раз в этот момент машина замедлила ход и, выглянув в окно, мошенник увидел какие-то заброшенные складские помещения. Весьма подходящее место для тайной встречи. Или для сокрытия трупов. Похоже, они прибыли на место. А ведь они так ни до чего не договорились!
Дверь машины распахнулась, и заглянувший внутрь бандит махнул в сторону пленников пистолетом, давая понять, чтобы они выходили. Чувствуя, как у него подгибаются ноги, Винни вылез на свежий воздух. Вид у него стал совсем жалкий. Со всех сторон их окружали люди с оружием, делая попытку побега равной самоубийству. У мошенника даже мелькнула крамольная мысль, а не закончить ли все побыстрее. Но он тут же с возмущением отверг ее. Нет! Он не хотел умирать! Не здесь! Не так! И уж точно не сейчас!
Винни снова начал протестующе икать, но это, к сожалению, не возымело желаемого эффекта. Никто не желал отвлекаться и предоставлять им лазейку для побега. Троицу приговоренных подтолкнули вперед, и тут...
Из здания начали выбегать какие-то люди. Их было много, и все они были вооружены. А еще в них было что-то неправильное, никак не соответствующее ситуации. Подробностей Винни рассмотреть не успел, так как у него потемнело в глазах. Смутная мысль о том, что тайная встреча должна происходить совсем не так, была мгновенно раздавлена нахлынувшей паникой. Винни даже не сопротивлялся, когда кто-то схватил его и заломил ему руку за спину. По логике вслед за этим должен был последовать выстрел в голову или иную часть тела. Но вместо этого...
- Никому не двигаться! Это полиция! - веско произнес чей-то голос, усиленный динамиком.
Это стало третьим потрясением за последний час. Обалдевший Винни, пытающийся переварить чудесное превращение зловещих арабов в английскую полицию, мгновенно прозрел - и в самом деле увидел деловито снующих вокруг людей в полицейской форме, которые уже успели ловко и профессионально повязать всех бандитов во главе с мистером Х. Никто даже опомниться не успел.
- Руки за голову и без глупостей, - приказал чей-то голос над ухом, и Винни почувствовал, что вновь обрел способность двигаться.
- А? - только и сумел выговорить он.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:25:25)

+2

27

Как можно смириться с неизбежностью скорой смерти?
Даже обреченные умереть преступники на что-то надеются. Вдруг в последний момент, перед тем как игла с ядом найдет вену, губернатор пришлет помилование? И тогда жуткая  казнь превратится в банальное пожизненное заключение. А это уже совсем другое дело.
Титайм на чудо больше не надеялся. За этот день его могли убить дважды. А время лишь подошло к обеду. В третий раз его уж точно прикончат. Так что к пяти часам от него уже ничего не останется, кроме истерзанной оболочки.
Как медленно тянется этот день. Словно мало ему было неприятностей за всю его жизнь. Почему бы просто не пустить ему пулю в затылок. Он даже постарается сильно не дергаться.
Рик уныло помахал рукой проносящейся в его мыслях с дикими воплями панике и решил подумать о хорошем. О чем еще можно думать, когда спасения ждать неоткуда и тебе вскоре грозит страшная участь? Конечно же, о хорошем. Перебирая воспоминания, Рик попытался обнаружить в них хоть один радостный день. Настоящий, а не наполненный стимуляторами и алкоголем.
Странно, но ничего не пришло в голову.
Похоже, он так и умрет, не оставив после себя ни доброй памяти, ни даже могилы, на которую хотя бы раз могла бы прийти самая сентиментальная из его подружек.
Хотя ему к тому времени все это будет безразлично. Ведь так? Он сделал все, чтобы спасти свою шкуру и отдать должок девушке из морга. Но не вышло. Может, хоть попытка зачтется ему на том свете? Хотелось бы иметь какие-то козыри в рукаве, когда мужик с длинной белой бородой будет решать его дальнейшую судьбу.
А еще он старушке помог сумки до дома дотащить, когда ему было шестнадцать. Это будет считаться? Подумаешь, стащил у нее хлеб. 
Винни, малыш Винни. Рик привязался к нему, хотя никогда не сознается в этом. Винни стал ему другом, хоть и весьма своеобразным, с которым он вряд ли пошел бы в разведку, но меж тем лучше и ближе друга у него не было.
Жили они недолго, не очень-то счастливо, но умерли в один день. Отличная эпитафия. Лучшая.
Им приказали выбраться из машины, пригрозив пистолетом, и повели на заклание. Мистер Х молча жевал жвачку, не слишком-то обращая внимания на происходящее. Для него все было ясно.
Рик очень хотел сказать что-нибудь едкое в его адрес, но ничего круче «что б вам подавиться этой самой жвачкой» в голову не приходило. Было бы неправильно, если бы подобная фраза стала для него последней. Это совсем не круто.  Нужно было придумать что-нибудь более эффектное, такое, чтобы всем запомнилось. «Я буду приходить к вам в кошмарах до конца ваших жалких жизней?»
«Вы будете вспоминать этот день, как день, когда совершили самую страшную ошибку в своей жизни: лишили мира одного из лучших мошенников современности – Ричарда Титайма».
Хорошо, но слишком длинно. Не успеет договорить.
Не услышит смеха в свой адрес.
Но не успел Рик набрать воздуха в легкие, чтобы произнести что-нибудь разоблачительное и слезовыбивательное, как откуда ни возьмись появилась полиция. Преступники бросились врассыпную, не послушавшись прозвучавшей команды, но были тут же схвачены, разоружены и скручены.
Так не бывает…
Рик упал на колени, воздев очи к небу, благодаря парня сверху за очередное спасение. Его арестуют. Посадят в тюрьму. Превратят жизнь в ад. Но он живой! Сейчас, в эту самую секунду, он живой.
Его грубо заставили подняться на ноги, приложили лицом и ребрами о капот машины мистера Х, обыскали, конфисковали нож, завели руки за спину и надели наручники. А Рик продолжал блаженно улыбаться.
Встретившись взглядом с несостоявшимся боссом, которого точно так же бесцеремонно познакомили с капотом, Титайм злорадно произнес:
- Как тебе такой поворот?

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:53:44)

+2

28

Когда ее вытолкнули из остановившейся машины и в спину уперлось холодное дуло, Молли не почувствовала ничего особенного, как будто смотрела фильм про гангстеров. Даже то, что героиня поразительно напоминала собственное отражение, воспринималось как само собой разумеющееся. Расхотелось бежать, еще меньше хотелось просить пощады. Молча, без суеты, без ненужных никому лишних движений – так будет хорошо.
Жизнь девушки на экране вышла не такой длинной, как думалось в детстве, но подобное случается иногда, и ничего тут уже не поправишь. Сейчас будут короткие титры, пара дат, разделенных дефисом, а дальше темнота и покой. Молли настолько устала, что уже почти мечтала об этом как о манне небесной. Покой. На этот раз вечный, ну и что? Мучительно хотелось спать.
Холодный, пронизывающий все тело сквозняк рванул на ней одежду, и в это мгновение что-то произошло.
Пространство наполнилось очень большим количеством людей, такое ощущение, что они материализовались прямо из воздуха. Кто-то пытался убегать, раздалась пара выстрелов, щелканье наручников сопровождалось потоками отборной брани. По периметру стояли и освещали место мигалками полицейские машины. Ее бережно взяли за плечи и повели в тепло, накидывая одеяло, угощая на ходу горячим чаем. Пальцы задрожали, кружка едва не полетела вниз, и Молли затряслась всем телом, больше не в силах контролировать себя. Слезы лились и лились, Молли говорила снующим вокруг людям, что Тоби в квартире совсем один, нужно немедленно ехать и покормить его, это очень важно. В Бартсе разбился стеклянный шкаф, и начальство, наверное, будет очень недовольно этим фактом, но она может все объяснить; много чего еще, о чем впоследствии не могла вспомнить. Какой-то мужчина в униформе медика сделал ей укол.
Через некоторое время она ощутила, что вновь начинает воспринимать реальность, огляделась и увидела неподалеку старшего инспектора Грэгори Лестрейда собственной персоной. Молли подумала, что ей привиделось. Она тряхнула головой и вновь взглянула в его сторону. Инспектор общался по телефону, отдавая какие-то распоряжения сухим, деловым тоном полицейских сводок; при этом наблюдал за ней. Поймав взгляд девушки, он закончил разговор и ободряюще, с явным облегчением, улыбнулся Молли.
Призраки не умеют улыбаться.
Молли бросилась навстречу инспектору, нарушая добрую дюжину писаных и не писаных правил этикета, но ей было уже все равно.
Мисс Хупер тараторила без умолку, поминутно задавала ему одни и те же вопросы, «да, я поняла, спасибо»; забывала ответ, переспрашивала, а Грэг отвечал терпеливо снова и снова.
- Но все-таки, как вы нас нашли?
- Молли, я тебе уже говорил. Ты позвонила в службу спасения, потом твоя смс-ка, я тут же запросил сводку, поехал в Бартс. Мы с тобой разминулись на минуту. Ты отправилась домой на такси, свидетели показали, что следом ехала эта машина. У твоих соседей снизу стариковская бессонница и окна выходят куда надо. Да, хотел бы я в их годы иметь такой же ясный ум и острый глаз! Описали твоих гостей от макушки до пяток, еще важнее, что номер машины запомнили. Мы вас вели все время и даже, видишь как, просчитали конечную точку. Не велик был труд, вокруг-то уже почти одни пустыри. Постарались все быстро сделать, но я как подумаю, что все-таки могли не успеть…
Грэгори еще что-то говорил, однако тревожная, неотвязная мысль забилась в подсознании мисс Хупер, словно воробей, попавший в силки.
- Старший инспектор, а где мои друзья? Со мной были два парня, где они? Один в очках, часто икает, похож на подростка, а другой высокий, худой, светлые волосы, сероглазый. С ними все в порядке, Грэг? Эти люди хотели спасти меня. Ты не ослышался. Да, я могу дать все необходимые показания и подтвердить свои слова официально. Позволь только сегодня без всяких бумаг, я очень устала. Надеюсь, ты понимаешь.

Отредактировано Molly Hooper (2013-11-11 14:57:21)

+2

29

Винни катастрофически не поспевал за стремительным развитием событий. Он успел поцеловать капот, узреть по соседству пару знакомых бандитских рож и только тогда сообразил, что его, кажется, арестовывают. Он даже успел почувствовать на запястьях холодную сталь наручников (исключительно воображаемую), но тут происходящее приняло совсем уж невообразимый оборот. Кто-то над ухом произнес: "Отпустите этого", Винни выпустили, отряхнули и даже извинились! Мошенник подумал, что как раз сейчас был самый подходящий момент, чтобы упасть в обморок. Однако, как бы усердно он ни закатывал глаза, сознание отказывалось покидать его бренное тело, и Винни понял, что откосить от дальнейшего общения с парнями в форме ему не удастся. Правда, теперь полиция относилась к нему довольно дружелюбно, но тем лишь пугала его еще больше. Винни смог только промычать в ответ нечто невразумительное, потому что ничего толкового по теме сказать не мог. К тому же, он вообще боялся говорить что-либо, опасаясь ляпнуть что-нибудь не то, ибо подозревал, что его чудесное - да-да, чудесное! - спасение - это какая-то ошибка, и кто-нибудь эту ошибку вот-вот обнаружит.
Пока же вокруг продолжали твориться чудеса. Его похлопали по плечу, чем-то укололи, дали рыжее одеяло и отвели в сторонку, где уже стояли Рик и девушка из морга, дабы все трое не мешались под ногами у занятых полицейских.
Одеяло оказало на Винни мобилизующее воздействие. Мозги в его голове потихоньку зашевелились, и он начал что-то соображать. Из вопросов полицейских он понял, что его считают другом какой-то мисс Хупер, с чем Винни поспешно согласился. В тот момент он был готов согласиться с чем угодно, лишь бы только его отпустили. Да, он друг мисс Хупер, да, у него шоковое состояние и он плохо соображает, да, конечно же, он обязательно приедет завтра в полицию дать показания... Винни даже не слишком задумывался, с чем соглашается. Но теперь, глядя на их сестру по несчастью, он сообразил, что, должно быть, это она и есть - та самая мисс Хупер, которая водит дружбу с полицией и вытаскивает из переделок всяких сомнительных знакомых. Значит, за то, что его не убьют и даже не арестуют, он должен быть благодарен именно ей! Осознав это, Винни решил, что последнее потрясение, пожалуй, бьет рекорды всех предыдущих. От избытка чувств он был готов расцеловать и эту девушку, и полицейского, и даже, пожалуй, Рика.
С трудом подавив желание пасть на колени и возопить: "Спасительница!", Винни икнул в последний раз, проводил взглядом полицейского, убедился, что внимание служителей закона полностью поглощено бандой мистера Х, и свистящим шепотом вопросил:
- Но почему?!
После всего случившегося в то, что черная полоса наконец-то закончилась, верилось с трудом. Может быть, это еще не конец? Может быть, теперь она начнет их шантажировать? Может быть, теперь им до конца дней придется платить ей мзду, чтобы мисс Хупер хранила тайну их знакомства? Да лучше уж так, чем гнить за решеткой или, еще хуже - где-нибудь здесь, в заброшенных доках.
И Винни щенячьим взглядом уставился на Молли.

Отредактировано Vincent Wesley (2013-11-24 00:26:19)

+2

30

То, что произошло дальше, оказалось еще более крутым поворотом, чем появление полиции, и Рик просто потерялся в своем внезапно нагрянувшем счастье. Мало того, что его не убили, не проделали в его черепе лишних дыр в виде третьего глаза, так в итоге еще и отпустили. Хмурый полицейский в штатском с уже заметной проседью в волосах смотрел на него с нескрываемым подозрением, так что Рик даже подумал, а не шутка ли его освобождение вовсе, не арестуют ли его вновь и не посадят ли в одну камеру с мистером на Х. Но полицейский неожиданно спросил, не нужна ли ему медицинская помощь, на что Рик тут же  интенсивно замотал головой (что было очень зря, потому что голова немедленно отозвалась протестом в виде тупой тянущей боли). Врачи, даже парамедики, вселяли в его душу неподдельный страх, с тех пор как пришлось познакомиться с ними поближе. Теперь он жил по принципу "само пройдет".
Затем полицейский поинтересовался, откуда он знает Молли Хупер.
Связав воедино несложную логическую цепочку, Рик понял, что речь идет о девушке, которая была с ними. "С морга", - честно вякнул он и быстро добавил: - "Давно", - протянув последнюю гласную так долго, чтобы полицейскому сразу стало понятно, насколько давно.
На этой фразе мужчина удивленно вздернул брови. И Рик понял, что перегнул палку.
- Простите, извините, длинный день, меня чуть не убили, а еще машина осталась припаркованной в неположенном месте, и маме надо позвонить, должно быть, волнуется, можно я пойду? - затараторил Титайм, не сводя с мужчины искреннего, заискивающего взгляда.
- Хорошо, - согласился полицейский и кивнул. - Ричард!
Рик успел уже отойти на пару шагов, решив, что пронесло, а тут это "Ричард". Да он и не помнил, когда его называли полным именем, но вряд ли это могло означать что-нибудь хорошее.
- Завтра с утра  вы должны явиться для дачи показаний. Сообщите сержанту свой домашний адрес.
- А... Да, конечно, - выдумать адрес несложно, не имея постоянного места проживания. - А где Молли? – между делом поинтересовался он.
Полицейский указал ему направление, и Рик бодро, хоть и не совсем по прямой, зашагал в ту сторону.
Он действительно не знал, как вести себя с такими девушками, как Молли Хупер. Обычно такие, как она, стыдливо прятали глаза, если замечали его интерес к своей персоне. В личной обворожительности и харизме Рику сомневаться не приходилось, так что проблема точно заключалась не в нем, а в них самих. Их скромность и комплексы мешали нормальному общению.
И как отблагодарить ее за второе спасение за день? Нет, все известные Рику варианты здесь не подходили: ну, правда же, не подаришь же ей краденный телевизор или дорогое украшение, добытые тоже не самым честным методом, не пригласишь на ужин в самый дорогой ресторан в Лондоне (после того, как он угрожал ей, это уж точно опрометчивый шаг), не предложишь ей информацию, когда она оказалась прямо в центре его фиаско. Но это все, что он умел и мог придумать. 
Рик встал рядом с Молли, чувствуя себя крайне неловко. Вновь извиняться он не стал. Титайм и так уже не раз попросил у нее прощения за вынужденный агрессивный ход в морге. Для человека, который  никогда не извинялся, если только на него не было наставлено оружие, он сегодня многократно превысил норму. И неожиданно это стало значительно проще произносить… но все равно, хватит.
- Спасибо, - вместо этого сказал он, убедившись, что полиция их не слышит. – Не знаю, почему ты спасла нас, но спасибо. Если тебе когда-нибудь понадобится информация, любая, я к твоим услугам. Просто передай записку для Рика Титайма бармену «Короны», что в Сохо. Я все могу достать. Сегодня… просто… это единичный случай.
В этот момент к ним подошел Винни, и Рик тут же умолк.

Отредактировано Richard Teatime (2013-11-24 00:55:02)

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 01.04.2011 Deadly circumstances