« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 23.03.2011 Oui mais... Non


23.03.2011 Oui mais... Non

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и место:
23.03.2011. Vauxhall Cross 85.

Участники:
Mycroft Holmes, James Moriarty

Краткое описание:
"Какая, ко всем чертям, разница, есть пресловутый ключ или нет, когда важно понять, зачем Джеймс Мориарти баламутит собственную тщательно, любовно выстраиваемую империю.
<...>..кто выручит Королевство? Отдел аналитики. А кто так подставил отдел аналитики? А вот над этим Майкрофт, тебе предстоит как следует подумать, потому что хрупкое равновесие пристенной жизни уже нарушено и Шалтай упал... И кто знает, чьи головы полетят за ним."
(с) MH

0

2

Имя, слетевшее с губ, падает тяжеловесным звоном серебренников на пол. Полминуты Майкрофт вел им отсчет, ровно тридцать секунд, прежде чем встать в полный рост, разрывая тонкую вязь взглядов. Не два, три, не будем забывать о невидимом наблюдателе. У стен есть уши, глаза и где-то даже скелеты. Хорошо, что стены не люди и не склонны болтать лишнего. Впрочем оба собеседника тоже. Так, обрывки, невнятный бред, никакой стратегии, никакой логики, никакого результата. Новомодная методика, да, мистер Холмс? Допрос в поддавки.
- Разве судья я брату своему, - сказал бы Майкрофт, - разве я судья, чтобы зачитывать его дело перед всеми, перебирать растрепанные страницы, смотреть на глянец фотографий, вспоминать. Выносить приговор. К существованию пригоден. К тому, чтобы портить мне жизнь, пригоден. К тому, чтобы быть кому-то кровным врагом - пригоден. К тому, чтобы хоть на минуту уложиться в рамки нормального - нет, не хочет и не пригоден. Все равно что загонять скелет борзой в шкуру таксы. Странный и ужасающий опыт такседермиста это был бы.
- А Я говорю вам, - повторил бы Майкрофт, вспоминая полузабытое за давностью лет бормотание приходского священника, - что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака́», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной.
А вот если не брату?
- Нет, - кивнул Майкрофт, закрывая за собой дверь камеры и чувствуя как метафорически потяжелел левый карман, - я не судья и не сторож. Я заплачу твою цену.
А вот осины нигде поблизости нет.

Отредактировано Mycroft Holmes (2013-07-17 19:08:51)

+5

3

Он хотел наблюдать - "получите, распишитесь"; он хотел диалога - чем не диалог? -  пусть и скачет на монолог-по-очереди, наполненный беззвучными смешками и красноречивыми паузами заинтересованных сторон.
Майкрофт мог переломить его как спичку, не напрягаясь. Мог станцевать сальсу на терпении и гордости, мог угостить чем-то похлеще ударов - не лично, конечно же; радушный хозяин не покидает главное место у центра стола, контролируя сервировку и чинно кивая в ответ на комплименты, в коих рассыпаются благодарные гости. Он всегда впереди на шаг, на два, а то и на три. Он читает мысли и предвидит будущее, хотел бы верить Джим, он тасует карты и вытягивает Джокера, заранее зная, что противник прячет фул-хаус.

- Вы умеете лучше, намного лучше, - хотел сказать Майкрофт полчаса назад. - Или не умеете?
Он умудряется сыграть Джокером в покер, черт побери.

Вот в чем главное различие между старшим и младшим - в Шерлоке вышеупомянутое восхищало, притягивало, словно магнитом, в политике - раздражало столь же сильно, как заводило в его братце. Можно сказать, в случае Майкрофта подкачало исполнение, полное напыщенности и высокомерия - не той марки, что было у Шерлока, не было в старшем той неуемной энергии и лед был гладким, отполированным, без острых режущих граней. Шерлок не упраздняет идею.
Кажется, Джим слишком часто вспоминает о Шерлоке.
С Майкрофтом можно сыграть в шахматы, в бессмысленную войну, цель которой - сохранить одну-единственную фигуру, что даже не в состоянии себя защитить. Политик, несомненно, был бы достойным соперником, но сейчас он не игрок над все этим, их партия направлена на результат, в том время как с младшим Джим еще и наслаждается процессом.

Есть интереснее, есть важнее.
Нет хороших и плохих - еще нет, уже нет, никогда не было и никогда не будет. Нет абсолютной власти, никто не будет вертеть этот маленький, смешной, утыканный флажками глобус. Все на одинаковых условиях - о, Джеймс позаботился об этом: деньги, привилегированность и количество головорезов за спиной отныне ничего не решают.

***

Мориарти начинает и продолжает расспросы - когда они находятся за пределами душного металлического куба, исчерченного вдоль и поперек тем самым шелестящим вздохом, где нет седовласого красавца и надоедливых агентов с речевым шаблоном, что Джеймс успел вызубрить наизусть за эти три - или четыре? - недели.
Скажи, спрашивает Джим, почему он так тебя ненавидит? Дело явно не в разбитой машинке или интеллектуальном соперничестве. Шерлок, быть может, отрицает возможность использования ума в корыстных целях, он считает, что старший брат опустился до социализации и выбрал неверный жизненный вектор - может, поэтому?

Почему Шерлок не ценит могущество, которое способен приобрести по щелчку пальцев?
Что связывает его с Джоном?
Что такого в этом военном, почему Шерлок бежит по первому тревожному звонку, рискуя драгоценной шкуркой, упакованной в демисезонное пальто, и чего не хватает ему в тебе, Майкрофт?

Отредактировано James Moriarty (2013-07-23 23:13:35)

+3

4

Майкрофт не торопится говорить, он думает о своем. Он молча смотрит на дерево за окном и со стороны наверняка кажется, что он озадачен градом вопросов.  На собеседника не смотрит, старательно уклоняется от взгляда, фокус из разряда детского желания спрятаться под одеяло. Вдруг не заметят. Нет, заметили. Занятная смена ролей, превратиться самому в подозреваемого.  Да и в чем его можно обвинить? В излишней осведомленности о брате?
Итак, господа присяжные заседатели..
- Азарт, - говорит Майкрофт и не торопится объяснять. – Адреналин.
- Скука, - произносит он, но интонации младшего брата не хотят ложиться на язык. - Совесть.
Защита выстроена, теперь можно расслабиться и откинуться в кресле, сцепив руки. Можно прикрыть глаза и подумать о своем. Можно представить, что ты говоришь все это совсем не тому человеку. Можно представить, да только нужно ли?
- Великий китайский полководец Сунь Цзы… - сказал он и оборвал себя на полуслове. К чему сейчас рассказы о делах давно ушедших дней. По крайней мере, Мориарти они нужны совсем о другом человеке.
Знакомое имя ложится на язык легким шелестом с отчетливым привкусом муравьиной кислоты. Говорят электрический ток на вкус такой же. Но удобному креслу далеко до электрического стула и никто не собирается давать Майкрофту смоченную водой губку, чтобы облегчить страдания, значит, придется выкручиваться самому.
И он рассказывает. Тихо, монотонно. Не ставя целью сделать рассказ хоть сколько-нибудь интереснее. Так, не более чем сухая сводка фактов обильно сдобренных предположениями, иллюзией предположений. Правда обернутая в правду и перевязанная правдой. Нет ничего, что скрывает истину лучше.
Он рассказывает, что Шерлок с детства отличался неумеренной тягой к приключениям и общество старшего брата находил ненужным и даже досадным ограничением. Он рассказывает, что в юности они виделись достаточно нечасто чтобы наполнить это время ложными предпосылками, мешающими общению во время редких встреч. Он рассказывает о привычке брата к уединению. О том, что играть на скрипке он выучился исключительно для проверки некоторых теорий Шопенгауэра. О некоторых делах. О том, что у брата мало друзей, и он ими очень дорожит. О том, что вся его жизнь выстроена на искусном балансе между скукой и азартом, ответственностью и приключениями. Об отсутствии пунктуальности, мнемонике, Палатах Разума, о собственном хомячке, который пошел на опыты. О забавном эксперименте с крысами…
- И он выстроил им домик. Шесть уровней и удобные коридоры. Первое поколение крыс жило как в раю. На пятом поколении крысы выродились. Бесконтрольное размножение, недостаток ресурсов, разделение на группы, постепенно почти все они умерли, остались либо самые хитрые, либо те, кто забаррикадировался в крайних коридорах.  Он повторял его два раза, с одинаковым результатом. Нельзя сказать, чтобы этот эксперимент добавил ему любви к людям.
Он не стал говорить, что больше всего тянутся к людям как раз такие, недоверчивые. Вместо этого он рассказал о Джоне, об адреналиновой зависимости, о верности. Джон, в принципе был из тех крыс, которые дерутся до конца и умирают в числе первых.  Думается, им Шерлок симпатизировал больше всего. А Майкрофт был скучной крысой занявшей теплый и выгодный уголок с краю.

+4

5

Джим, напротив, торопится ответить. Скользит взглядом по помещению, чуть прикусывает нижнюю губу, сдерживаясь от лавины едких комментариев. О, простите, что я говорю, когда вы перебиваете, мистер Холмс, - воплощением логики. Он рисует в воображении картину событий: дисгармония чужого образа в абсолюте. Великий полководец Сунь Цзы говорил, что лучший способ выиграть войну - покорить войско соперника, не сражаясь, и нет истины более несомненной... Мориарти не выдерживает.
- Крысы не играют в волков, - говорит он, в очередной раз меняя положение беспокойных рук с колена на подлокотники кресла. - Неважно, насколько удобны коридоры, комфортны уровни, слабы сокамерники или дороги друзья, это всегда плохо заканчивается.
Джим ловит себя на мысли, что сложись обстоятельства немного по-другому, подобные вечера могли стать маленькой личной традицией - в перерывах между отрывом от слежки агентов Майкрофта и организацией очередного преступления, Мориарти вполне мог выделить Холмсу-старшему пару часов в своем плотном графике. Это были бы довольно забавные беседы. Причем совершенно не обязательно о Шерлоке.
И уж точно не о Джоне Уотсоне. Но Майкрофт, видимо, так не считал.
Джонни-Джонни-Джонни. Один из тех, кто грудью на амбразуру или ею же под пули - или все сразу. Обычные люди бывают странными, но куда более странно, что Шерлок, которого Джеймс почти начал считать за равного, разделял позицию маленького храброго военного и, в отличие от врага, идеального со всех сторон, не душил прекрасные порывы. Наблюдать за тем, как детектив в энный раз непонятно зачем рискует собой становилось скучно, тем более он, к вящему удивлению Мориарти, шутку "угадай загадку, иначе я взорву твоего друга" не оценил.
Сколько раз нужно надавить на одну и ту же болевую точку, чтобы она потеряла чувствительность?

Джим слушает Майкрофта и понимает - у Шерлока есть сердце. Маленькое, загрубевшее, оно хранится в лаборатории госпиталя святого Бартоломея и достается из своей стеклянной колбы только по большим праздникам. Иногда консультирующий детектив отвинчивает пробку и дарит частичку этого органа Джону, который за целый год обладания так и не смог распорядиться им должным образом. Это до такой степени несправедливо, что Мориарти едва не соскакивает с кресла с воплем разочарования.
В некоторых деталях объект интереса так банален, что сводит зубы.
Ничего нового. Очередной взведенный курок у виска чужих близких - и можно вить из главной жертвы веревки; можно соорудить из веревки петлю, а пресловутая жертва добровольно выберет мыло и табурет.
- Насколько мы с ним похожи? - преступник-консультант нетерпеливо вздергивает подбородок в ожидании ответа, отвлекаясь от шальных, не относящихся к делу мыслей, а заодно отвлекая от них и визави. Резко добавляет: - Я и твой брат.
Определенно, должно быть что-то общее.

+4

6

Майкрофт откинулся на спинку кресла, вжался в спинку кресла, слился в чертовом экстазе со спинкой, но удовольствия от процесса все равно не получал. Обратная пропорция от невроза визави впрыскивала дозу ленивой расслабленности прямо куда-то в лимбическую систему, отчего воспоминания скалились обрывками домыслов прямо в лицо фактам и происходящее казалось неким фантасмагорическим сном. Во времена Тиберия тридцать серебренников составляли два месячных жалования Храмовой стражи и могли пойти в уплату за не очень строптивого раба. Вот она действительная цена человеческой жизни: продать одного человека и купить другого. Продать фантик от человека и получить…   Факты в лице Майкрофта упрямо игнорировали весь этот беспредел и растекались ленивой лужицей по шелковистой коже кресла. Какое дело было фактам до рабов и храмовой стражи когда перед ними было вот это живое, нетерпеливое, резкое, с широко открытыми любопытными глазами:
- Насколько мы с ним…
- Похожи, - эхом смеялись факты, - похожи, похожи…
- …я и твой брат.
Майкрофт соединил пальцы домиком, не так явно как Шерлок, не вплотную друг к другу, просто подушечки пальцев соприкоснулись, нервно-мышечные синапсы срочно организовали внутреннее совещание, результаты которого пошли выше к нейронерональным, а там уже … если смотреть из иллюминатора самолета на вечерний город, то можно попасть на тот единственный момент когда по всему городу волной зажигаются огни, вот это оно и было.
- Я не буду говорить что ты это он, - наконец сказал Майкрофт, - я не стал бы делить вас на белое и черное, потому что я реалист и страдаю монохромным восприятием действительности. А в сером тумане все кошки серы, Джеймс. Но я мог бы ответить на твой вопрос. Однако… я знаю тебя лишь по страницам личного дела, - ленивый жест, мгновенное возмущение нервной системы, отслежено, погашено … 01011… ах да, мы сейчас о другом, чертова привычка к ассоциативно-иррациональному мышлению.
- А его я знаю с того момента как родители впервые принесли в дом этот выразительно молчащий голубой сверток. Расскажи мне о себе, Джим, и тогда я смогу сказать насколько вы похожи.

Отредактировано Mycroft Holmes (2013-10-29 22:31:34)

+3

7

И практически ясно, что это не наглость, не любопытство, а искренняя попытка провести параллель. Визави же понимает, что не услышит ничего нового, кроме слегка украшенных подробностями известных подразделению фактов? - поэтому Мориарти практически не злится, лишь отпускает пару едких комментариев, да красноречиво приподнимает изогнутую бровь.

Мориарти разъясняет, что основополагающий принцип любой его работы - интерес и направленность на результат. Одного без другого попросту не существует.
Это похоже на трудоголизм.

...слишком заразительно смеется, остря на тему того, что понятия не имеет, где сейчас находится его мать, ведь ирландские кладбища такие огромные, старательно умалчивает о существе мужского пола, давшему ему кучку генов вместе с фамилией, намекает на наличие брата и с удовольствием наблюдает, как Майкрофт едва заметно меняется в лице.
Говорит, что его нынешняя работа практически ничем не отличается от предыдущей, основа которой состояла в изложении и разъяснении материала и добавляет, что иногда жалеет о том, что бросил преподавательскую деятельность, тем самым развеяв все возможные сомнения в правильном толковании услышанного.
- И тогда я решил, что хватит. Представляю, как перекосился этот, - Джим обозначает очередной объект обсуждения емким словом, наиболее характеризующим оного в откровенно неприличном контексте, включающим в себя сомнения в сексуальной ориентации в довесок с возможной кровосмесительной связью беспутной матерью индивидуума, - из Совета, когда узнал, что золотая рыбка, приносившая доход, окочурилась по пути домой.

До последнего вопроса Майкрофт мог полагать, что Шерлок для Мориарти нечто наподобие того, чем является "Х.А.У.Н.Д." для Шерлока - очередным интересным делом. Что плевать он хотел на ученых в белых халатах или детектива в пальто, но чтобы докопаться до сути все же приходится поддерживать контакт. Живой передатчик информации, почти как те заложники с бомбой - скажи, как продвигается дело, и я скажу тебе кто ты, хоть мне и все равно.
Из чего следует, что "расскажи о своем брате" - не более, чем мощное прикрытие истинной цели.

- ...я никогда его не любил. Он был выше и сильнее, - в голосе явственно слышится детская, поистине детская обида, впрочем она наличествует практически всегда. - Считал себя центром Вселенной и никак иначе. Согласись, Майкрофт, это забавно, когда лучший пловец школы тонет в бассейне. Это было мое первое дело. После него я понял, какой путь является наиболее действенным.
Он не говорит "верным", в очередной раз ломая стереотипы о своем даре предвидения, который якобы сыграл в его карьере решающую роль. Только логика, лишь тонкий расчет с небольшими допущениями, допущениями в допущениях и на закуску - изящный план на "выкрутиться", да так, чтобы "не поймали". Судя по бурной жестикуляции и сверхъвыразительной мимике, Карл Пауэрс продолжал бесить Мориарти даже спустя двадцать лет после своей смерти.
Джим объясняет Майкрофту - кому он, черт возьми, объясняет! - что до идеи касаемо сохранения инкогнито дошел лишь к тридцати годам, когда Мориарти стало именем нарицательным и, что уж скрывать, товарным знаком. Он стал чем-то вроде "Шанель №5" - классикой, признанным идеалом, доступным не каждому.

+2

8

Майкрофт слушал. Нет. Он не слушал. Зачем слушать когда факты и так известны, выписаны любовно, выстрочены на мягкой плоти бумаги, сложены в папки, зафиксированы, прочитаны, проанализированы, с фактов в угоду любознательности содрана кожа, мышцы, сухожилия, они разложены непристойно голые, расфасованы по категориям и подразделам, вот лежит детство Мориарти, вот лежит его юность и отрочество, а отдельно, заботливо перевязанные ленточкой "недостоверная информация" лежат его первая любовь и многочисленные домыслы о сопричастности к тем или иным случаям летального и нелегального исхода человеческих жизней. Куда забавнее и полезнее наблюдать. Отслеживать тембр, характерное движение кистей рук, гармонию подвижных черт лица, накладывать все это снова на скелет из данных многочисленных отчетов, лепить так тщательно и вдохновенно как не удастся без хорошего натурщика. Эмоции ложатся надкостной выстилкой, прорастают сухожилиями сомнений, сочатся капилярами увлечений, укрываются мышечной массой цинизма и разочарований и заворачиваются в дерму и гиподерму лжи. И все равно то что получилось не более, чем безучастный к движениям мысленного скальпеля труп, разительно отличающийся от своего живого и дышащего прототипа, поэтому Майкрофт отбрасывает его и просто слушает. Действительно слушает, не пытаясь анализировать.     Иногда даже кивает в такт. Он ждет когда к нему придет понимание, озарение, эврика. Но пока что все трое тоже сидят рядом и завороженно внимают.
- Вы похожи, - наконец выносит Майкрофт вердикт и морщится, еще один такой же как братец, господи, только этого ему не хватало. Хорошо хоть о Мориарти не надо заботиться, не надо носиться с ним как с величайшей драгоценностью короны, впрочем Майкрофт не сомневается в том, что приди это Джеймсу в голову, и он сделает так, чтобы стать для Холмса-старшего вторым центром вселенной.   После Шерлока конечно. Всегда после Шерлока. Как это раздражает, должно быть. С одной стороны даже хорошо, что пока он увлечен Шерлоком. Поэтому Майкрофт добавляет, - Вы похожи ты и он. В своей страсти к - легкая заминка, секундное допущение во славу морали, которая никогда не была его сильной стороной, - работе. Разные приоритеты, не более того, я полагаю. Возможно тебе стоит подумать о том чтобы перейти на сторону добра, Джим? - тонкие губы дрогнули в улыбке, показывая, что последнее предположение не более чем шутка, хотя в каждой шутке… - Подумай. Однако, предлагаю на этом временно остановиться. Если у тебя, конечно, не будет других вопросов. Например о том как выжить в нашем бренном мире.

+4

9

- Возможно тебе стоит подумать о том, что и кому ты предлагаешь, - парирует Мориарти в ответ.
Нет черных и белых, повторяется Джим. Есть шахматная доска и игроки над всем этим. Партия может измениться в любой момент. Все смешалось в доме Облонских, количество черных и белых фигур равны с обеих сторон - о, теперь Мориарти знает, что пресвятой Шерлок далеко не так идеален, каким его рисует пресса и личный пиар-блоггер. Это вконец разрушает созданный в воображении бой тьмы и света, поэтому Мориарти недоволен. Придется отступить на шаг назад и начать сначала - может, к черту этот Баскервиль? И кого поставить слоном в своей игре...

В какой-то момент становится все равно, насколько они похожи. Все мысли занимает Майкрофт и Джим гадает, насколько скучно ему живется в повседневном графике "развязать войну - выпить чай - посидеть в "Диогене" - развязать войну".
- Представляю, как ты ему завидуешь, - невольно срывается с губ. - Ты поэтому его так не любишь?
Эти сражения выглядят такими одинаковыми. Наверное, старший даже рад, что в его жизни появился Джим, только никогда не признается вслух. Но себе-то уж точно признался, не так ли?

Джим соскальзывает с кресла, отбрасывая ненужные мысли, чуть морщится, говорит:
- Мне нужно сделать звонок.
Добавляет:
- Я ухожу и никто не пострадает, помнишь? - уточняет: - никто из твоих.
Потому что прочие Майкрофта не интересуют.
Потому что невинный теракт ничто по сравнению с десятком ценных агентов, чей висок греет ледяное дуло - выражаясь абстрактно. Джеймс предпочитает лазерный прицел. Не уйдешь, как не крутись.
Он называет лишь несколько цифр и в очередной раз оговаривает условия - остальные будут произнесены только после его ухода. Любое несанкционированное посягательство на жизнь, здоровье, и на без того помятый внешний вид будут расценены как нарушение договора, в случае чего его люди вольны поступать так, как угодно Джиму, который, конечно же, не станет останавливать их даже под пытками.
Майкрофт не может не понимать, что следующей части кода ему не видать, как своих ушей, но, видимо, надеется на собственную сообразительность. Бах в помощь, мистер Холмс, заболтался я с вами, пора и честь знать. Джеймс замирает у двери, пару секунд легонько постукивая по ручке, словно сомневаясь, стоит ли уходить, делает шаг вперед. Дверь не скрипит, как положено по законам жанра, Мориарти покидает квартиру в абсолютной тишине.
Интересно, старший уже придумал для себя оправдание?
http://s8.uploads.ru/tcfOZ.png

+2


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 23.03.2011 Oui mais... Non