« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 10.02.2015 - One more time


10.02.2015 - One more time

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и место: Поздний вечер 10 февраля 2015, квартира фройляйн Картер
Участники: James Moriarty, Felicia Carter.
Краткое описание: Иногда призраки прошлого заваливаются в настоящее без стука, пренебрегая полюбившимся образом вездесущих галлюцинаций и правилом пяти минут.

Отредактировано Felicia Carter (2017-02-24 22:51:26)

+1

2

Погожий февральский денек. Дождь шел… Нет, лил как из ведра с самого утра, и ни один лучик солнца не коснулся лондонской земли сегодня. И кто-то мог бы, печально вздохнув, сказать, мол, само небо и Господь, что хранит Её Величество и Англию, плачут по павшему трибуту из дистрикта внешней разведки, но если бы такое представление от природы и высших сил было регулярным, как смерти людей на службе, то столица Британии давно бы ушла на дно.
    «А агентство разорилось бы на компенсационных выплатах», - добавила про себя Фелиция, когда шеф ведомства разродился торжественной речью, отдающей больше пафосом и деланным патриотизмом, чем реальным сожалением о гибели агента. Да и к чему все эти сантименты, конвейер MI-6 отлично работает, никто и не заметит этой «невосполнимой утраты», и через 10 минут все уже потянутся длинной вереницей к кофемашине.
    Глава так складно вещал, что Картер незаметно просочилась в коридор, в котором против обыкновения было тихо и совершенно безлюдно.
    «Столько напыщенного дерьма давненько не лилось мне в уши», - подумала блондинка, шаря по карманам. Пачка сигарет оказалась на месте, во внутреннем кармане приталенного пиджака, а вот любимая зажигалка предательски осталась на столе.
    - Твою ж мать, - тихо выругалась Фелиция, осознав масштаб катастрофы. Легкие умоляли хоть о капле отравы, а отсутствие сигареты в руке было сродни фантомной боли у калеки, лишенного конечности. Бросив взгляд на дверь позади себя и решив, что босс не хватится её раньше обеда, дама направилась в свой кабинет, ласково называемый чуланом под лестницей за скромный метраж и паука в углу под потолком, которого не смогла изгнать ни одна уборщица. Постукивая средним и безымянными пальцами по бедру, Фел напевала что-то совершенно неподходящее к случаю, неспешно шагая по светлому коридору. Носить фальшивый траур из уважения (если б она тут ещё кого-то уважала) и общепринятых норм морали Картер было не к лицу. Не после того, что стряслось, ей проявлять сочувствие к вышедшей из строя детали государственной машины…

    К сожалению, сегодняшний траур не повлиял на организацию труда служащих, напротив, Фелиции пришлось задержаться в агентстве, помогая шефу с бумагами, которых понасылали из Правительства, требуя объяснений.
    - Ни обеда за счет заведения, ни права уйти пораньше, - не без злой иронии, как бы простодушно заметила женщина, выкладывая перед руководителем испещренные кучей печатного официоза листы на подпись. Тот, уже за годы совместной работы привыкший к такого рода выходкам, лишь сурово посмотрел на свою помощницу, оторвавшись от документов на краткий миг.
    В его голове уже давно не появлялось вопроса о том, почему Фелиция все ещё работает на него, она будто стала неотъемлемой деталью интерьера, отсутствия которой некритично, но весьма печально. Сама же Картер только недавно начала задумываться над этим фактом – раньше держала устная договоренность и собственная совесть, не позволявшая нарушить уговор. А что сейчас держит её в этой дыре?
    Почти аккуратное отверстие в затылочной части на одном из фото, приложенных к отчету, заставили вспомнить ещё одного любителя проветривать мозги весьма экстремальным способом. И Фел воспроизводила это в своей голове, вернее будет сказать, факт смерти сам приходил на ум раз за разом. Дама напрягала память на предмет подробностей, которые смаковала пресса, слухов и домыслов в самом агентстве, увлекаясь настолько, что пришла в себя, уже будучи на парковке, сидя в собственной машине и бездумно глядя на фасад своего дома. Рука с сигаретой почти достигла цели, но в краткий миг Фелиция одернула конечность от рта и, прищурившись, сосредоточила взгляд на окнах своей квартирки, где, как блондинке показалось, она увидела чью-то тень.
    - Какого черта, - Фел непроизвольно моргнула несколько раз подряд, а мелкая изморозь, сменившая продолжительный ливень, уже испортила качество вида, плавно сползая по лобовому стеклу.
    Всё ещё держа в левой руке сигарету, Картер зажмурилась, потирая безымянными пальцами ближайшие к переносице уголки уставших глаз.
    «Просто показалось. Далеко, погода ни к черту, да ещё и полдня его вспоминала».
    Выдернуть ключи, подхватить сумочку, нежно хлопнуть дверью и поставить на сигнализацию. От мелких капель дождя сигарета практически тотчас же потухла и была отправлена в полет до ближайшей лужи. Оно и к лучшему, а то опять миссис Перкинсон будет ругаться на всё крыло, что кто-то тушит свою «богомерзкую гадость» в её геранях на подоконниках.
    Фелиция спешно заходит в подъезд и в ожидании лифта заправляет влажный, уже завившийся от сырости светлый локон за ухо. Она любила такую погоду отчасти потому, что отождествляла её с остатками своей души. Но дождь нещадно портил прическу, и это было ужасающе возмутительно для любой женщины.
    Двери лифта плавно открываются, и Фел уже почти добралась до любимого кресла. Картер вставляет ключ в замок, но вопреки приложенным усилиям не доносится заветных щелчков. Она напряглась, секундное желание спуститься вниз и вернуться к машине исчезло так же быстро, как и пришло. Сердечко трепетно забилось в груди так, что не надо считать пульс в интимной атмосфере с приглушенным светом и заказанным источником удовольствия для фетишистов по части чужих мозгов, - Фелиция была уверена, что быстрые удары отдаются гулким эхом не только у неё в ушах. Блондинка налегла на ручку, и дверь открылась. Фел, ещё терзаемая смутными сомнениями шагнула вперед, поэтому правая рука сама скользнула в сумочку.
    У Картер не было бы претензий к судьбе, настигни расправа даму в её собственном коридоре, она бы не устроила истерику по поводу незавершенных дел, но уходить так просто при всем очаровании избавления от мирских проблем было обидно. Если у кого-то и были скрытые мотивы поджидать причастное к работе MI-6 лицо без приглашения, то Фелиция оставляла пространство для маневров, не очень-то скрывая свое присутствие
    Звук мягких шагов по паркету прервался, и на смену ему прозвучал звук выключателя – гостиная озарилась ярким светом внушительной иллюминации.
    - Ты…
    Разочарование и насмешка в одном флаконе.

+1

3

[indent]Лозунг, избитый и потрепанный, но лоснящийся и довольный, словно хищник после случки, всегда вызывал у Мориарти приступ изжоги. У меня отпуск, отвечал на него Джим, не страдающим излишним стремлением благодарить страну, подарившую официальное гражданство (это было давно), прикрытие (вот-вот подарит) и новую легенду, которые консультирующий преступник менял чаще, чем именитый бренд, в данный момент обтягивающий плечи и расстегнутый на самой нижней пуговице.
   В Британии все спокойно. Дань не традиции, но хорошему вкусу и спящему где-то глубоко внутри консерватизму — Мориарти машинально оправил лацкан. Осмотрелся.
   Квартирка была ничего даже на предубежденные взгляды Джима в плане интерьера, хоть и отдавала тем самым нежилым запахом, намекающим на то, что используется лишь для сна и редких моментов, когда выпадает возможность отлынить и поработать дома, стащив из офиса документы, кои строго-настрого запрещено выносить из здания. Но не сильной и независимой Фел. Хорохорится и ерошится, выставляет иголки, наверняка в душе мечтая, чтобы приехал богатый наследник рода с заоблачным годовым доходом и забрал ее в большой город и большую жизнь, где она сможет до конца жизни вскрывать мозг несчастного Дарси при помощи дырокола и степлера. Не хватает только святоши-сестрички да пламенных писем родителей из провинции или с того света. Что ты сделала со своей жизнью, Лиззи!
   Джиму нравилась мисс Картер: острая на язык, в чем-то бойкая, старательно пытающаяся построиться под окружение, чтобы не выбиваться из стройных рядом слишком уж сильно, ну, а тот факт, что некогда ее братец отбыл в мир иной, дал Фелиции достойный повод оправдать свое тщательно подавляемое животное желание быть частью стаи. Как умеет — умеет откровенно паршиво, что скрывать.
[indent]Минутка зоофи психологии от Мориарти так и останется неозвученной хотя бы по той причине, что возможный ответ Фелиции ожидаемо взбесит до белых глаз. Здесь и сейчас Джеймс практически в благодушном настроении, посвистывает, ведя ладонью по полкам с книгами и всякой ерундистикой, цепляя взглядом знакомые названия, прежде чем натыкается взглядом на фигурку, скромно стоящую в свободном углу. Кошка. Прыскает в голос, не удержавшись от короткого пристального изучения — теперь тактильного.
[indent] — Ты? — передразнил Мориарти, ставя безделушку на место и еле заметным жестом отряхивая пальцы от невидимой, но возмутительно прилипшей к ним пыли. Слизывать не стал. Когда вожак трапезничает, представитель стаи стоит и молча смотрит, а сейчас Джиму не хочется, чтобы она молчала. — Только не делай вид, что не рада меня видеть.

+1

4

[indent] Фелиция следит за движениями мужчины, не прерывая его слова своими, вечно неуместными, по мнению общественности, комментариями. А Фел было что прокомментировать – второй приезд в страну приличий так и не донес до Мориарти, что чужое брать не есть нехорошо, даже если это омерзительно милая фарфоровая кошечка, которую подарила престарелая соседка, что нередко приглядывает за цветочками мисс Картер. Неужели у бывшего короля преступного мира нет других способов занять свои шаловливые ручонки? Впрочем, вряд ли Дорогой (во всех отношениях) Джим смог рассчитать до секунды появление хозяйки квартиры, дабы никто не прервал святые пять минут святого же профессора. Кощунство, святотатство и далее по тексту, за что положено сжигать на костре.
- С чего бы? – Простодушно интересуется Фелиция, проходя в гостиную и не сводя усталого взгляда с Джеймса. И от того вряд ли утаились маленькие искорки интереса, любопытства, что бесновались в голубых глазах. Ей хотелось знать, как он провернул свое путешествие к Аиду и обратно. – Ты вдруг стал красивым умником, который знает, как угодить даме?
Мориарти был знатным шутником, Фел всегда забавляли эти фразочки в стиле: «Я тут Mr.Sex», «Меня не хочет только Шерлок, но он просто притворяется и боится признаться себе в этом», «Я такой классный, что сам бы на себе женился, даже свадебное платье нашел с закосом под викторианский период». А чего стоят заявления, что он стронг и может даже полочки прибить – просто песня. Сказка, если быть точнее. И сейчас слоган пятой части приключений капитана Джека Воробья явно будет опровергнут: нынче мертвецы очень словоохотливые ребята.
Женщина остановилась у дивана, куда небрежно кинула свою сумочку и папку с документами, которую до этого момента мертвой хваткой прижимала к себе. Сейчас, когда между Фел и Мориарти оставалось не больше пары метров, смотреть на него сверху вниз было легко. И довольно забавно.
- Или хоты бы подрос? – Продолжила блондинка задавать вопросы, на которые не нужно было отвечать. И вовсе не потому, что они были риторическими или требовали особых дедуктивных способностей. Для познания местной истины были необходимы лишь глаза и умение ими пользоваться.
Уголки губ едва заметно дрогнули, чуть приподнявшись вверх, являя миру некое подобие улыбки. По всей видимости, хороший настрой, как и дурной пример, заразительны, или же дело было в другом. Но о другом рассуждать пока было бессмысленно, да и, собственно, не о чем, и Фелиция, можно сказать, демонстративно сняла туфли – теперь Джим может забирать нос просто потому, что он имеет повод для этого, а не из-за неудобства при разговоре. Всё же невежливо со стороны дамы давить на больное не только словами.
- Зато ты, я смотрю, соскучился настолько, что вместо открытки пришел лично. Я польщена, - Картер замолчала на мгновение, дабы нагнуться и подхватить туфли, которые если не убрать сейчас, то могут остаться в комнате до следующих выходных, - и я иду пить чай.
Констатация факта и приглашение, звучащее так, словно Фел разрешила Мориарти чувствовать себя как дома и располагаться везде, где ему только вздумается. Но если гений в действительности что-то хочет от дамы, то вожаку дали понять, где он может её найти.
[indent] Бросить туфли в коридоре, там же оставить плащ, надеть милые тапочки с помпоном и, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, проследовать на кухню. Пиджак оказывается на спинке стула, чайник на плите, а сама хозяйка уже тянется к пачке сигарет, что сложило сигналом к тому, что Джим может начинать вещать по сути проблемы, а Фелиция как минимум сымитирует неподдельный интерес по каждому вопросу.

Отредактировано Felicia Carter (2017-03-04 15:50:34)

+1

5

[indent] По сему поводу не пытался шутить только ленивый и осторожный индивидуум, к коим мисс Картер никак не относилась. Фел позволяла себе немного больше, чем иные, ведомой только ей женской логикой умудряясь связать сантиметры от пяток до макушки и продолжительность чужого коитуса, однако сегодня Мориарти интересовали отнюдь не генитальный контакт или сомнительные шуточки касательно собственного роста. У дамы были неплохие исходные данные для того, чтобы перманентно бесить окружение, однако в честь прилета Джим ожидал чего-то более едкого и изобретательного, потому отреагировал лишь красноречивым взлетом брови и еле заметной гримасой в ответ.
[indent]— Очень по-британски, — отметил он спустя пару минут, подпирая спиной подоконник. — Думал, нальешь в честь встречи. Чего-нибудь, — неопределенный жест рукой, — покрепче.
   Скрещены руки и ноги, укоризненно поцокал языком. Сейчас нальет ему чай без заварки, не иначе. Потянулся было открыть окно — передумал. Фел чудом не напарывается на штрафы, нагло дымя на улице, потому спящий внутри сторонник здорового образа жизни (когда устает от нездорового) благородно решил избавить эту часть города от едких клубов дыма.
   Немного подождать, деловито имитируя мысленную деятельность и серьезный подход к ситуации и методам ее решения, которые зрели пока лишь в голове Мориарти, страдающего нервным тиком и непреодолимым желанием вложить азы и основы их в чужую белокурую головку.
[indent]— К сожалению, в данный отрезок времени я не обладаю нужными ресурсами и сетью информаторов по всей стране, — честность лучшая политика. Приятная улыбка, не приторная. — И начну с вопросов.
   «Постарайся, чтобы я тебе поверил» — проглочено моментально. Дым резанул точеные ноздри и Джим, хватающийся за сигареты только если день совсем не задался, снова чуть скривился. И действительно — придется быть честным, обнажать слабые места и молчать о сильных. Фелиция мгновенно раскусит ложь о всезнании и тот факт, что с наемниками Мориарти всегда находил общий язык, даже пребывая во временной опале — как сейчас, например. Благо, у нее ресурсы всегда были.
   Едва ли мисс Картер сумеет испортить ему задумку, с учетом того, что ее никто и никогда не посвящал в курс дела целиком и полностью, оставляя после оценивать последствия, но потенциальных врагов и союзников Мориарти неизменно предпочитал держать на виду или в подвале.
   — Твоя корпоративная этика претерпела изменения или ты все еще в деле?

+1

6

«Чего-нибудь покрепче», - звучит так многообещающе и с надеждой, будто гость уже точно знал, на что мог рассчитывать, осмотрев все места, где мог быть спрятан напиток менее бодрящий при больших показателях крепости, пока хозяйки не было дома. Фелиция не стала расстраивать Мориарти тем, что не собиралась наливать ему даже чая. Благо в прошлом и, вестимо, в настоящем консультирующий преступный гений был большим мальчиком и мог сам о себе позаботиться: достать чашку, плеснуть кипятка, взорвать страны в алфавитном порядке. Последнее пусть и старо, но так красиво.
Фелиция, прислонившись поясницей к столешнице кухонного гарнитура, зажала в губах сигарету, щелкнула зажигалкой, которая уже через мгновение была отправлена небрежным жестом на стол. В задумчивости, почти не по своей воле Картер подпирает под грудью согнутую в локте правую руку, а большой палец нырнул под не совсем подобающий хрупкой девице подбородок, словно та самая светлая головушка, в которую собираются утрамбовать чужие умные мысли, нуждается в поддержке. Продолжительная затяжка, секундное промедление, и будто бы специально дама выдыхает сизый дым в сторону своего гостя, чувствуя, как расходится по легким едкая отрава, а после выходит «пушистой» струйкой, щекоча небо. Фел готова внимательно слушать, но несколько потерянный от вороха возникших в голове мыслей взгляд устремлен в стену напротив, что было не очень вежливо, но кому какое дело. Мориарти бросил камень в её огород, подчеркнув происхождение, но огород не вода, и моментальных последствий вроде расползающейся по прозрачной глади ряби не будет. Не на это.
Никаких экивоков, ерничества, даже, как могло показаться, серьезный тон. Откровенно говоря, Фелиция была немного удивлена тому, что Джеймс так быстро перешел к сути. По всей видимости, нынешнее положение дел действительно добавляло ему значительных неудобств – иного объяснения отсутствия извечного потока красноречия и тонких саркастичных намеков женщина просто не видела. И вот теперь Картер стало немного любопытно, что же такое происходит кругом под тенью Биг-Бена.
Фел перевела взгляд на Мориарти и успела застать нехарактерную мимическую потугу в виде вполне себе такой дружелюбной улыбки, адресованную не обстоятельствам, а визави. Блондинка чуть заметно изогнула бровь. Создавалось навязчивое впечатление, будто гений развалившейся преступной империи близок к тому, чтобы сыграть роль девы в беде, которая растеряла верных рыцарей. Фелиция слышала, что в Скотланд-Ярде устроили гулянку по поводу поимки одного из приспешников местного черноокого сатаны, но не думала, что принцессе больше не к кому обратиться. Не сказать, что Картер так редко оказывала услуги злодею-консультанту, но и по четвергам они в бридж не играли.
Неаккуратным, немного нервным движением стряхивает пепел. То, что вполне очевидной темой для разговора будет «корпоративная этика», не отменяло того, что как только кто-то вслух произнесет заветные слова, надавив на нужные болевые точки, то заставит болезненно заныть последнюю рану. Та давненько зарубцевалась, постепенно превращаясь в шрам, но всё ещё не рекомендовалось тыкать в неё скальпелем. Внутри Фел была вновь напряжена, будто и не сбросила на сегодня всю рабочую канитель, уже предаваясь мыслям о чае.
Захлопали дверцы, и на столе появились бутылка виски и стакан, к которому с опозданием добавился второй – мало ли в какую степь уйдет беседа.
- Не изменилась, - коротко отвечает Фелиция, перехватывая пальцами изо рта сигарету. Присаживается на стул, который оказался поставлен в вполоборота, дабы лучше было видно сегодняшнего гостя. Закидывает левую руку на спинку, а нога оказывается в неприличном для дамы положении – щиколоткой упирается в колено второй. – Разве что в этот раз я могу выставить счет за свои услуги. Ты знаешь, что я в некоторой степени фанатична и могу работать на идею. Если она стоящая.
Бесстрастный испытующий взгляд под аккомпанемент мелодичного голоска. И вновь точеные ноздри попали под удар, когда дама в очередной раз пускает клубы дыма в сторону мужчины.
- Есть конкретные предложения?

+1

7

[indent] — Прекрасно, — на удивление коротко вымолвил в ответ, скользнув по визави откровенно ощупывающим взглядом.
   Изящное движение корпуса, отталкиваясь от подоконника, и ленивый размашистый шаг по направлению к женщины, чтобы после устроиться напротив, вытащив из кармана мобильный и отложив его на крае стола. Не забыть оставить ей средства связи, прежде чем самоустраниться до следующего раза, что может наступить очень скоро или не наступить вовсе. Едва ли Фел оценит интригующие письма на рабочую почту от анонима или тайного поклонника — собственные градусы игривости контролировать не удается.
   Стул противно скрипнул, подтягиваясь вместе с Мориарти поближе к столу, и дым более не мешает.
   — Не планировал беспокоить тебя так рано, но, увы, обстоятельства нас поработили, — аккуратный упор на общность, прежде чем Мориарти привычно скрестил ноги, и откинулся назад.
   Обстоятельства, от которых откровенно несет рыбой и солью. Или редким виски, что пока лишь догадка — Джим работает над этим.
   — Но раз так вышло, что ты соскучилась и мне скучно, почему бы не обратить последствия нашей встречи во взаимовыгодный контракт. Снова.
   Первая реакция: тебя никто не звал.
   Вторая: предложения?
   По логике Мориарти, пусть даже ее крыл перелатаный, перебитый и сползающий местами шифер, третья реакция будет в той же мере странной, как и предсказуемой. Сейчас важно подобрать слова так, чтобы у мисс Картер не сработал естественный для нее рефлекс критиковать каждый его вздох, и самое главное, собственный рефлекс — не разораться в ответ самому. 
[indent]— Есть один человек в правительстве, с которым нас связывали довольно непростые отношения и, скорее всего, в самом скором времени мы возобновим контакт.
   На лице — странная смесь удовлетворения и легкого недовольства. Что-то поймет, что-то додумает сама. Память ранит очень глубоко, до ощущения щекотки.
   — В будущем мне понадобятся подтверждения и доказательства его взаимности, — взгляд остановился на стакане и вернулся обратно к Фел, более не ощупывая и не пытаясь прожечь в женщине дыру. — И так как самому придется держаться на почтительном расстоянии некоторое время, я буду лишен возможности контролировать действия его коллег.
   Которые, конечно же, будут производиться с молчаливого или нет согласия «друга» из прошлого. Едва ли они пожмут друг другу руки и разойдутся с миром, как бы не правил оным великий и ужасный бартер. Мисс Картер должна это понять, как борец невидимого фронта — за идею или материальную выгоду, или моральное удовлетворение, что граничит с вышеупомянутым фанатизмом.
   — Взамен можешь просить о чем угодно. Не стану давать громких обещаний заранее, — дернул уголком губ в намеке на улыбку, — но помогу прикинуть расклад возможных вариантов и, если они окажутся реальными, максимально поспособствовать твоим целям.

+1

8

Фелиция следит за движениями Мориарти, немного неодобрительно, но молчаливо, и кроме протяжного скрипа от неаккуратного скольжения деревянных ножек стула по напольной плитке да едва слышимого хора умирающих молекул в чайнике ничто не нарушало этой тихой, почти семейной идиллии. Ей богу, будто дальние родственники, которым есть что обсудить кроме отсутствия мужа у какой-то там троюродной кузины.
Джеймс кладет на стол мобильник, и Фел мысленно отмечает, что отправлять предметы на самый край не очень практично – дама не считала себя излишне неуклюжей, но пару раз была близка к членовредительству, роняя что-то тяжелое, что задела случайно рукой. Если бывший консультирующий преступник куда более ловок – чудесно, иначе придется искать другое средства связи, если этот телефон, не дай боги, разобьется-таки, первый был отправлен для развлечениям рыбкам и трупам со дна Темзы, как только весть о «падении» преступной империи дошла до захолустья вроде MI6. Но кроме такой мелочи, как одинокий мобильник на краю стола, мисс Картер коробило это обобщение: «нас», «наше». Ну как коробило, конкретно так напрягало, как толпа белых ходоков, собравшихся у стены – вроде бы гуляют себе спокойно, не пытаются перебраться на другую сторону, но эта прогулка армии мертвяков как-то внушает опасения и будит паранойю. И Фелиция была близка к тому, чтобы послать Мориарти к черту, чертовой бабушке, матушке и у кого там ещё бывают приемные часы в этой адовой семейке, просто потому что слова его не внушали ни доверия, ни отпавшей необходимости волноваться за психическое спокойствие старого доброго злодея. Однако было ещё рано выпинывать гостя, который при всей своей гениальности не удосужился принести кексов к чаю и сливки для киски к виски (кофе по-ирландски никто не отменял), ведь он не перешел к сути – напустил тумана, заинтриговал, но не рвался объяснять, пускаясь в конкретику. Но вот момент истины настал, и Фел, словно прочувствовав особенность сего мгновения, церемонно медлительно, почти не отводя взгляда от Мориарти, потянулась к пепельнице, ударила основную причину появления рака легких о стеклянный край и также неспешно поднесла сигарету к губам.
Слова о подарках и безмерной благодарности, звучащие не пристало раболепно, какими бы сладкими и приятными не были, но прошли уже мимо женских ушей. У Картер не было тяги к пафосу, поэтому вместо беготне по чертогам разума, она просто обратилась к своим мыслям, дабы предсказуемо додумать то, чего не высказал вслух дорогой Анд… Джеймс. Пока выходило то, что человек из правительства аккуратно затесался в её, не собственное, ведомство, успешно работая на два фронта. К тому же вынужден был действовать из-под палки и мог вполне напакостить Мориарти, иначе гений бы так не пекся о точном исполнении бартерных обязательств, так что выходило, что искомый субъект для вражды с бывшим королем местной преступности либо достаточно влиятелен и умен, либо достаточно глуп, чтобы считать себя весьма умным и равным соперником. Присовокупив к имеющемуся нездоровую любовь к Холмсам, о которой ходили легенды, но мало кто знал о тесном контакте старшего и по счастливой случайности почти лучшего из помета с Джимом в реальности, выходили неутешительные умозаключения. Фел каким-то чудом знала некоторые вышеупомянутые факты биографии визави. И потому знала о ком идет речь, скорее на интуитивном уровне понимая, что не ошибается. И если догадки верны, то любитель быстрых действий нехило так подставляется, обещая всё, что сможет добыть. Впрочем, о его нынешних возможностях тоже стоит уточнить информацию заранее.
- Я хочу, чтоб кто-нибудь приносил мне тапочки. Собаки слишком слюнявые, - пояснение в качестве прозрачного намека, а в глазах насмешка, - справишься?  - Уголок губ дернулся вверх, не боле. - Впрочем, можно просто парочку рабов. Иногда прям тоска такая накатывает, что не застала те времена, когда можно свободно было приобрести себе живую подставку для ног.
Фелиция с нажимом тушит сигарету о стеклянное дно.
- А если серьезно, то я подумаю над списком пожеланий. Возможно, буду скромной и попрошу горшочек золота. Или два.
Сцепив руки в замок, дама продолжила:
- Но ты же понимаешь, что око мое не всевидящее и за границы MI6 не уйдет?

Отредактировано Felicia Carter (2017-03-27 19:51:35)

+1

9

[indent]— Будут тебе рабы, — пообещал Джим, — но без моей в этом помощи. Обратишься, когда буду нужен не в качестве раба, договоримся так, — дергано взмахнул золотым плавником, он же бледная кисть руки, выдавая последнее максимально беспечно и без придыханий.
   Одно желание, на большее рассчитывать не стоит, как бы не велико было секундное искушение возродить английские колонии. Фелиция далеко не дура — поймет и, стало быть, приберегла должок на потом. Мориарти уверен, что дамочка не выстрелит когда и куда не надо, не производит она впечатление амбициозной особы, мечтающей о власти над миром. Тут запросы попроще: рабы и тапочки. Приятно иметь дело с людьми, знающими меру.
   — А все, что за границами — моя забота, не твоя.
   Другого Джиму и не нужно — Фелиция должна сидеть там, где сидит, в обратном случае от нее никакой пользы. Мориарти до самозабвения обожает гадить окружающим, и однажды ему аукнулась сия милая привычка. Эндшпиль был неповторим и незабываем (для самого Джима, разумеется, неблагодарная публика забыла о Мориарти как явлении спустя недолгое время), однако последующие три года оказались унылыми до зубной боли. Деятельная натура — даже когда не надо — желала великих свершений, войн и дворцовых переворотов. Разница нынешнего положения в том, что теперь Мориарти приходится блефовать более мелкими картами, нежели фальшивый код или связи везде и всюду. Здесь и сейчас колоду тасует не криминальный консультант, нет возможности спрятать джокера в рукаве, но тем интереснее. Предыдущая компания прекрасно запомнила, что с Джимом за игральный стол лучше не садиться, потому, знай Фелиция всю предысторию до конца, то не стала бы опасаться обмана. Репутация в преступных кругах значит всё и если Мориарти приспичило вернуться на большую сцену под названием Лондон, хочет он того или нет, пресловутую репутацию придется восстанавливать. Нужно лишь запомнить, что бросать своре аппетитную кость перед уходом — затея веселая и крайне рискованная тем, что оскорбленное достоинство в лице достопочтенных крестных отцов и доступных блондинок ринутся разыскивать шутника.
   Но всё обошлось. Почему-то они сочли нужным похоронить беспокойный образ маэстро криминального жанра, хотя сложно сказать, что его кончина была убедительной. Издержки той самой репутации?
[indent]— Есть в MI-6 одна дама, которую совершенно незаслуженно обделили вниманием. Почему бы вам не подружиться?
   Интереснее ходить по краю, где не пахано, чем уныло плестись по проторенной тропе. Прочие коллеги боялись расширять территорию влияния, ограничиваясь уже имеющимися владениями. Впрочем, и сам Джим до сего времени довольствовался определенным слоем окружения, не блещущим оксфордскими манерами и перманентно пополняющим словарный запас утонченного гения консалтинга, ступив на край лишь в комнатке три на четыре, заодно удостоверившись, что между порядочными госслужащими и наемными боевиками разницы никакой.
   Один из примеров находится перед Мориарти, разве что не покушается на здоровье граждан.
   — Вы с ней коллеги, — Джеймс улыбнулся краем губ. — При должном подходе сможете найти много общего. Делиться рецептами кофе, обменяться аккаунтами в твиттере, жаловаться на начальство.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 10.02.2015 - One more time