Наш сюжет
Список ролей
Правила проекта
Занятые внешности
Гостевая

Великобритания, Лондон. Декабрь 2014 — февраль 2015. Что-то приближается.


Прекрасной Эвр от анонима.

Sherlock. Come and play

Объявление


"Appelle Mon Numéro", Irene Adler


«Создавалось навязчивое впечатление, будто гений развалившейся преступной империи близок к тому, чтобы сыграть роль девы в беде, которая растеряла верных рыцарей. Фелиция слышала, что в Скотланд-Ярде устроили гулянку по поводу поимки одного из приспешников местного черноокого сатаны, но не думала, что принцессе больше не к кому обратиться. Не сказать, что Картер так редко оказывала услуги злодею-консультанту, но и по четвергам они в бридж не играли. »
"One more time", Felicia Carter

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 02.02.2015 - Words meant to harm


02.02.2015 - Words meant to harm

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и место:
Начало февраля, после обеда. Лондонская национальная галерея.
Участники:
James Moriarty, Vivien Jones
Краткое описание:
Экс-журналистка, вынужденная проводить время в галереях или мастерских, стало быть, совсем заскучала. Мориарти, - при всей любви к прессе и антипатии в адрес тех, кто некогда пытался осветить часть его жизни, куда вхожи далеко немногие, - мог это понять. В умелых руках любые аллегории становятся сильным орудием, если знать, как именно их использовать.

0

2

[indent] Несколько лет назад мисс Джонс погибла как творец и возникла как реставратор - Джиму это знакомо и во многом близко, разве что свой конец он написал сам, в отличие от Вивьен, у которой попросту не было иного выбора. Если бесстрашно пытаешься распутать змеиный клубок - следует быть готовой к последствиям. Если не готова ответить за них - дама была явно не готова - стоит задуматься о том, как жить дальше или, что важнее, вообще остаться в живых. Как личность, в свое время обеспечившая Вив отсутствие пресловутого выбора, сегодня Мориарти почти готов сгладить острый угол. Как умеет - как всегда, насколько хватит запаса воображения, а у экс-журналистки - воли и нервов. У Вивьен было более двух тысяч вариантов заставить Мориарти петь, и она выбрала один из самых привлекательных, остановившись именно у "the Ambassadors", что у Джима, привыкшего мыслить глобально и абстрактно, умело вычленяя частное, вызвало поистине детский восторг.
[indent] - Как мы зависим от потребности развиваться. Далеко не все, разумеется, - Мориарти издал мелодичный смешок, скрестив руки на груди и наконец остановившись у чужого плеча. Мягко перемнулся на месте, не сводя взгляда с картины. - Но многим нравится пытаться. И что бы ты не делал, как упорно не двигался вперед, дыхание смерти унесет нас всех.
   С заметно скакнувшим вверх и вниз интонационным перепадом, от души вкладывая в последнюю фразу ровно столько иронии, сколько позволяли выдать правила приличия. На удивление вежливо стрельнул взглядом в сторону женщины, сохраняя первичный невозмутимый тон, предательски сбивающийся на еле заметные смешки, ведь именно так положено себя вести здесь - выдавать прописные истины с глубокомысленным видом:
   - Как по мне, тут даже не двойной смысл. Тройной, - остро перекатил Джим на языке последнее слово. - Смерть всегда следует по пятам, лишь изредка маячит на переднем плане и пытается обогнать время, но при должном умении ее можно игнорировать. Это тройное дно, Вивьен. Чертовски глубокие воды.
   Или немного о том, как флиртует Мориарти, находясь в благостном расположении духа. Что еще может покорить сердце дамы, как не беседа о неотвратимой кончине, а может и нет.

+2

3

Брюнетка осматривала картину с откровенно скучающим видом. Она как реставратор должна уметь "чинить" всё, уважать любое искусство. Но это...
Боже, откровенная мазня. И когда это Джонс стала такой ярой фанаткой классики? Может откреститься от подобных работ вовсе? Она ведь тоже художник, пусть и не выставляет свои картины напоказ. У неё может попросту не быть на подобное вдохновения. Эдакая гомофобка к абстракционизму. Зачем делать работу, которую кто-то может сделать лучше? Да ещё и дешевле. Цены на личные заказы у Вив, прямо скажем, не скромные.
Популярность её в художественных кругах после такого заявления, конечно, поубавится, но так хоть не будет надобности в том, чтобы сдерживать гримасу ни то раздражения, ни то скуки всякий раз, когда приходят такие работы.
Каблучки мягко застучали по паркетному полу. Джонс перешла к следующей картине.  Да, это лучше, намного лучше. Пейзаж. Мягкая кисть, тёплые тона. Приятно смотреть, девушка даже опустила взгляд, чтобы узнать цену. Для художника это хороший знак, когда люди начинают интересоваться ценой вопроса, почти пятьдесят процентов, что работу купят. А может и сто, если появится конкурент, а у Ви он, кажется, появился.
Со спины подошёл мужчина. Впрочем, как оказалось, интересна ему далеко не картина. От знакомого голоса по спине пробежали мурашки. Даже с таким отклонением как у Джонс никак не реагировать на появление рядом  могущественного человека, которому когда-то подгадил, весьма и весьма трудно. И что делать? Бежать? Не в её стиле. Попробовать договориться? У девушки нет козырей. Просить прощения? Смешно.
Вивьен вернулась в Лондон только будучи уверенной в том, что Джим Мориарти мёртв. И вот смотрите-ка! Жив, свеж и полон сил. Мистер Зло во всей красе так близко. Стоит только руку протянуть. Только осторожнее, можно остаться без пальцев.
- Вы мне угрожаете или флиртуете со мной? А то, признаться, я потеряла нить.
Вивьен повернула голову к брюнету. Он чуть пониже её ростом, только это, кажется, его совершенно не волнует, дорогой костюм, парфюм и туфли дополняют образ Наполеона преступного Лондона. Ох уж эти злодеи, никак не могут без театральщины.

+1

4

[indent] - У меня была одна знакомая, - Мориарти беспечно дернул плечом, подходя ближе. Легонько перебрал пальцами в воздухе, словно желая прикоснуться к полотну, но расстояние и почтительность, вечное правило что здесь, что на улице. - Девочка для битья, а я был ее мальчиком для битья - все почти на добровольной основе и почти взаимно. Она тоже любила искусство, не к ночи будь помянута. Будь мы с вами знакомы хоть немного лучше, вы бы поняли, что флирт и угрозы зачастую означают одно и то же.
   Не сказка о голодном ослике и потерянных детях, конечно, однако демонстрировать свои способности к расправе и киднепингу Мориарти нужды нет. Ровно как и в попытках произвести впечатление. Все забывается, все забываются, кто бы мог подумать, что кто-то еще помнит о маэстро криминального жанра спустя несколько лет безвестности. При всей самоуверенности и потребности блистать всегда и везде, Джим еще не окончательно не лишен разума, чтобы считать, что увековечил свое имя в вечности, прострелив себе затылок. На пару лет, не больше. Людям свойственно забывать старых героев и тотчас искать новых.
   Почтительный шаг назад, благовоспитанно скрестив руки на груди.
[indent]  - Это не продается, - легкий кивок на картину. Как, впрочем, и остальные произведения, но первый необдуманный порыв Вив сулил неплохие перспективы.
   Не то, чтобы Мориарти был ярым женоненавистником и считал всех представительниц прекрасного пола продажными - он считал таковыми абсолютно всех людей. За исключением фанатиков в области расследований и дедукции. Фанатиков чуял за версту, все проблемы от них - начиная с существования, что раздражало Джима по умолчанию, и заканчивая необдуманными действиями, что были не сколь гениальными, сколько неожиданными и могли знатно подпортить игру и нервы.
   Давить на слабые места - родных, близких, болезненные убеждения и принципы; запугивать, устрашать, загонять в угол - последнее могло сработать с экс-журналисткой, но сейчас Джим избрал свою любимую тактику. Кружить над ней голодным коршуном, демонстрировать склонность к резкой атаке - и не нападать.
    - А вы? - воплощением такта.

+1

5

Какой лакомый кусочек для журналиста, подробности личной жизни криминального гения. Уточнение кто та самая барышня будет? Или в каких позах они друг друга имели? Не то чтобы Вивьен это так уж интересовало, но народ обычно весьма охотно проглатывает информацию такого грязного содержания. Признаться честно, саму же девушку немного удивило то, что Мориарти сказал "знакомая" не "знакомый". До неё самой частенько доходили слухи о нетрадиционности ориентации мистера Зло. Впрочем, как показывал её же собственный опыт, одно другому не мешает, а люди склонны раздувать из мухи слона. Слухи, вокруг мужчины всегда вились одни только слухи, а Джонс им доверять не привыкла. Самая лучшая информация та, в какой она уверена, то есть пока девушка лично не застанет Мориарти в спальне с мужчиной, не в его гомосексуальность, не в бисексуальность она не поверит.
Она сделала глоток из высоко бокала. Странно, что её мысли вообще унесло в такую степь. Рядом стоит человек, у которого по-хорошему есть повод её убить, более того, есть ресурсы для выполнения столько нехитрого действа. А Вив спокойно попивает нелюбимое ею шампанское и мысленно пытается распознать его сексуальные предпочтения. Впрочем, он же первый начал. Боятся она всё равно не может, от того и цепляется за первую попавшуюся тему, чтобы заглушить пустые обдумывания побега. Раз уж Мориарти её нашёл и соизволил заговорить, то едва ли Вивьен уйдет из галереи просто так. Явно не из праздного интереса он здесь.
- Всё зависит от валюты.
Будь на его месте кто-то другой, Джонс бы его отшила, в меру возмущённо и грубо, ибо тот, кто посмел в лоб спросить её о цене явно нарывался на грубость. Однако, в случае с Мориарти ею двигали интерес и логика. Любопытно было, что ему нужно, плюс, девушка прекрасно осознавала, что валютой вполне могут стать её мать и младший брат, так что рычать на брюнета не только опасно, но и попросту глупо.
- И того, что вам от меня нужно.

+1

6

[indent] Деловая хватка и умение понимать намеки — одни из немногих качеств, которым теоретически Джим мог воздать должное, когда не требовал от визави слишком многого. Или когда попросту иррационально симпатизировал крошке, что выше на пару сантиметров и младше на пару лет. Мориарти почти физически ощутил мгновенную умственную и эмоциональную деятельность: изумление, оцепенение, смирение, принятие, торг. Если первые два были бесполезны, третье и четвертое — по-своему очаровательны, то последнее значительно ускоряло процесс «переговоров». Приятно, когда собеседник ловит все на лету и не приходится растрачивать драгоценное время на загадки, угрозы и планирование псевдосуицида. Всего несколько фраз — и уже так много сказано. Практически жаль, что не успели развить тему флирта — с сообразительностью Вивьен и склонностью Мориарти к нездоровому эпатажу, они могли надолго запомниться посетителям галереи и какому-нибудь неофициальному отделу нравов.
[indent] — То, что вы умеете лучше всего, — на удивление кратко сообщил Джим.
   Женщины вечно лезут не в свое дело. У мисс Адлер и мисс Джонс был особенный талант. С обеими не нужно притворяться неудачливым актером, варить кофе и жаловаться на свою несладкую жизнь, и в этом заключается единственный плюс сотрудничества. При всей любви к выступлениям соло, трудно не понимать, что коварные законы сохранения энергии не дадут расчетвериться даже Джиму, потому заключение союзов различной степени надежности — одно из первоочередных дел.
   — Деньги — это слишком скучно. При большом желании насолить, можно перебить любую сумму, а это нам не нужно.
   От благотворительности всегда должна идти мощная отдача, иначе грош цена такой благотворительности — если желаешь остаться при своем и прослыть хорошим парнем, идеальный выход: бросить не подачку, а спасательный круг. Вивьен не похожа на ту, кто захлебнулся в океане жизни, но Мориарти знает по себе, как приятно порой оставить благополучное настоящее и вернуться к истокам.
   — Нужно, чтобы вы вернулись в большую журналистику, — Мориарти нацепил на ясный лик улыбку. — И написали обо мне.

+1

7

Вивьен приподняла бровки и вновь бросила короткий взгляд  в сторону Мориарти.
- И о каком конкретно таланте Вы говорите?
Возможно, это прозвучит самоуверенно, но какой уже смысл прикрываться скромностью? Особенно если вспомнить, что брюнетка никогда и не страдала этим недугом. Она была востребована как журналист и писатель, возможно, сейчас уже была бы редактором или открыла собственное дело, не наступи правительство ей на горло. В данный момент Джонс известный в широких кругах талантливый реставратор, а в узких - художник. Так же не стоит забывать о том, что у неё несомненный дар привлекать к себе внимание состоятельных мужчин, даже учитывая тот немаловажный факт, что ей уже давно не двадцать лет. Женщина умеет слушать, фильтровать информацию, выделяя из общего потока нужное для себя. И не стоит забывать о её недуге, который многие тоже отчего-то считают талантом. Что из этого многообразия привлекло Мориарти угадать трудно. Мужчина сам славится весьма непредсказуемым нравом и богатой фантазией. Опираясь на это, Вивьен была почти уверена в том, что он не удивит её своей просьбой, однако...
- Даже если отмести то, что моё возвращение совершенно невозможно и, мне кажется, даже у Вас не хватит настойчивости и связей, чтобы вернуть меня на Олимп журналистики. Что Вы хотите, чтобы я написала? Потому что я не лгу читателям без веской на то причины.
Внешне Вивьен старалась быть максимально спокойной, внутри же у неё всё сжалось. Хотелось ли ей вернуться? Да! Несомненно! Она давно мается в галерее от скуки и жаждет вновь оказать в любимой стезе. Но как уже говорилось выше, она давно не полная восторгов молодая девчушка, которая радостно поскачет на месте и согласится на всё, невинно предполагая, что связь с таким опасным человеком не выйдет ей боком. Джонс лукавит, Мориарти, несомненно, сумеет заткнуть шавок правительства и закинет её на былые высоты. Его слишком боятся, чтобы отказать. Но какова будет цена за такую услугу?

+1

8

[indent] Скромность — это прекрасное, совершенно непонятное для Мориарти качество, но включать идиотку мисс Джонс следовало лет этак пять назад, когда все еще можно было исправить. Потому вопрос невежливо проигнорирован, а сам гений консалтинга изящно подхватывает Вивьен под локоток и деликатно, но настойчиво ведет к выходу из небольшого зала. Слишком долго стоят на месте, от великой силы искусства в данный момент не захватывает дух, а ноют зубы.
   — Вы недооценили меня в прошлый раз. Если думаете, что здесь и сейчас вам нечем рисковать, то нам еще о столь многом нужно поговорить, — мелодичный смешок на высокой ноте, и только хватка становится чуть менее деликатной и совсем немного — болезненной.
   Хочется подлететь на месте и заорать. К счастью для Вивьен и барабанных перепонок посетителей, Мориарти успокаивается так же быстро, как и вскипает.
   Джим, где-то в глубине своей испорченной душонки (весьма и весьма глубоко), всеми руками и ногами «за» тупое физическое насилие, но хватает чужого опыта, состоящего сплошь из ошибок, чтобы понять: не все в этом мире решает сила. Собственный опыт напоминает, что умение говорить и договариваться куда выгоднее, чем спонтанное давление на остатки репутации Вивьен или, возьмем шире и проще — на остатки ее семейного круга.
    — Врать не придется, — успокоил журналистку Джим. — Вы напишете правду — ту правду, которую я расскажу. Что касается шишек сверху, будьте уверены, они воспримут «на ура» вашу версию происходящего. Если не верите, можем сыграть в игру: здесь и сейчас, — неторопливая поступь в сторону выхода, лестница: консультирующий преступник откровенно кладет на культурное просвещение и целится в сторону гардероба. — Я первый.
   И она действительно расскажет правду. Сгорстка сухих фактов породит громадную ложь, что даже не будет озвучена — общество дойдет до нее самостоятельно. Мориарти съел на этом интересном явлении не одну собаку. Все же с обычными людьми бывает так весело!
   — Правда или ложь? Я не демонстрировал видеоролик всей стране.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 02.02.2015 - Words meant to harm