« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 03.02.2015 - Deine Spur versiegt jetzt und hier


03.02.2015 - Deine Spur versiegt jetzt und hier

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и место:
Начало февраля, дом четы Уотсонов.

Участники:
John Watson, Mary Watson, James Moriarty

Краткое описание:
Затеяв опасную игру, доктор Уотсон явно не учел степень сообразительности Мэри, которая напротив — четко осознавала всю тяжесть грядущих событий, а также что и кто за ними стоит. В биографии супруги доктора множество белых пятен. Ранее их мог восполнить Чарльз Магнуссен, теперь же...

0

2

Джон почти физически ощущал тягучую прелесть этого утра.
Он встал непривычно рано для выходного, и впереди был целый день, который можно было провести в домашнем спокойствии и безделии. Вообще-то Ватсон не любил бездельничать, это быстро надоедало. Несколько дней тотального безделия доводят до кошмарного состояния, когда ищешь хоть что-нибудь, лишь бы делать что-то (а для семейного человека это вообще страшно, поскольку в такие дни семейный человек готов на все - даже на то, до чего руки не доходили уже несколько месяцев, как то прибить гвозди по стенкам, прикрутить полки, перемыть окна - и на разные другие ужасные вещи, которые в нормальном состоянии ни в коем случае не стал бы делать под любым доступным предлогом). Но сегодня был первый выходной день после тяжелой рабочей недели, а по сему Джон еще только начал наслаждаться вновь обретенной свободой.
Кофе без сахара для себя и чай с сахаром для Мэри, которая вот-вот должна была проснуться, ибо привычки долго спать за ней не водилось даже в выходные, которые, впрочем, у нее с определенных пор стали нормальным состоянием. Мягкое кресло. Открытый блог... только лондонская слякоть несколько портит общую идиллию. Вот уже вроде как начался последний месяц зимы, а снега жители серой столицы так и не видели... ну, не считая тех дней, когда он очень любезно выпал 29 декабря, и очень сволочно растаял к Новому Году. Но о таком даже вспоминать не хочется.
Жизнь идет своим чередом, и сегодня у доктора даже есть гарантия, что никто не вырвет у него из под ног ковер, заставляя катиться по наклонной плоскости: никто не выдернет его из этого прекрасного расслабленного утра сообщением с коротким "Жду на Б-С. Срочно" без добавок и пояснений. И сегодня Джону не придется вздыхать, получив такую СМС, класть за пазуху пистолет, стараясь сделать это, как всегда, как можно незаметнее, и, перебирая в голове варианты того, что может означать это "срочно", мчаться на старую квартиру, потому что а вдруг все-таки действительно срочно?.. Сегодня главный любитель таких сообщений укатил в Шотландию по каким-то внезапно возникшим неотложным делам, и, хоть Джон уже успел немного соскучиться, он не мог не оценить преимущества известной доли стабильности, вновь появившейся в его жизни.
В дверях незаметно возникла Мэри, док просто почувствовал ее присутствие в комнате. Обернулся, почти инстинктивно привстал, улыбнулся.
- Доброе утро. - подошел и обнял, мягко усадил в кресло. - Твой чай. - пусть она и была когда-то женщиной с темным прошлым, и где-то в глубине доктора все еще жила обида за ту, неизвестную Мэри Морстен, жила и будет жить всегда... но сейчас она просто женщина, почти ставшая матерью и нуждающаяся в заботе. Может, Джон не умел делать чего-то особенного, не умел быть изысканно нежным или угадывать желания, но мог просто заботиться в меру своих представлений о том, как будет хорошо, и стараться сделать все, чтобы это "хорошо" сохранить и сберечь.
Пододвинув Мэри чашку, врач уже почти опустился в кресло напротив, как мягкую квартирную тишину разорвал чужеродный звук сообщения. "Нет, пожалуйста, только не срочно в Шотландию..." На несколько секунд, пока док вставал и двигался к телефону, пожалуй, слишком медленно, постепенно утрачивая блаженно-расслабленное выражение лица, в голове еще задержалась надежда, что это может быть кто-то из коллег (в той, нормальной сфере), или один из старых приятелей. Но незнакомый номер опроверг все предположения, даже самые худшие.
Еще несколько секунд Джон тупо смотрел в экран, а потом в мозгу начало появляться осознание.
"Доктору стоит прогуляться до Виктории. Конечно, если доктор все еще хочет послужить Британии." Немногословность в пояснениях, видимо, отличительная черта всех гениев криминалистики... а Джон и забыл, что совсем недавно опрометчиво связал часть своей жизни с еще одним гением. Вернее, ему стоило больших трудов на время забыть об этом, чтобы позволить Мэри видеть не только озабоченные взгляды в сторону за семейным ужином. Но как только мозгу дали толчок, все мельчайшие подробности сделки тут же всплыли в памяти, и Джон секунду помедлил, прежде чем отвернуться от экрана, чтобы и на этот раз миссис Ватсон не заметила раздражения и тревоги, тенью пробежавших по лицу военврача. "Вот и началось." - обреченно пронеслось в голове. Справившись с лицом, док оставил телефон в гостиной и метнулся в спальню, несколько нервно улыбнувшись на ходу жене. Пистолет был там же, где и всегда. Никакая мирная жизнь не отучит его хранить оружие в тумбочке. А такая жизнь, какую он получил, снимая квартиру с Шерлоком Холмсом, только утвердит эту привычку... ведь последние несколько лет док пользовался оружием едва ли намного реже, чем в Афганистане.
Пистолет привычно перекочевал за пазуху, Ватсон вернулся в гостиную и виновато улыбнулся Мэри.
- Я пройдусь немного. Вернусь как смогу скоро. - пообещал почти искренне, хотя не представлял даже, сколько может занять по времени встреча с гонцом из преступного мира. У него был самый разный опыт общения с личностями такого рода, длительностью от нескольких минут до нескольких суток, и оставалось только надеяться, что нынешний будет как можно дальше от последней категории. Накинув куртку, док выскочил за дверь и постарался закрыть ее как можно тише, хотя хотелось хлопнуть со всей силы.
Сегодняшнее февральское утро совсем не соответствовало традиционным каноническим описаниям февральского утра. Сыро, серо, и даже - смешно сказать! - почти тепло. Но улицы почему-то все равно были полны, впрочем, как всегда. "У кого-то выходной, у кого-то рабочий день, а я еду дружески болтать с преступником..." До Виктории Джон добрался довольно быстро, и остановился у шумного входа, оглядываясь, как дурак. Входить показалось бессмысленно, поскольку внутри было еще больше народу, чем снаружи. "Нет бы хоть сказать, кого ждать... Ну да, "Джон, придет там такой мужик в темных очках с пистолетом", или "в кожанке и с пушкой."" Док хмыкнул. Разговоры с самим собой - отличный способ проводить время, пока ждешь неизвестно кого и готовишься сделать то, чего раньше не делал никогда.

+2

3

Биологические часы Мэри никогда не страдали синдромом "совы", поэтому проснуться рано для неё было делом привычки. Впрочем, привычка распространялась ещё и на то, что теперь и будние, и выходные дни проводились в полноценной - не всегда, конечно, здесь имеет место быть ментальный привет Шерлоку -  компании Джона - компании, расположения которой миссис Уотсон добивалась так долго.
Однако человек к хорошему привыкает быстро, поэтому теперь домашний, семейный уют почти нормальной пары был для Мэри чем-то очень необходимым и в то же время естественным. Чай, приготовленный Джоном, стал традицией, посиделки друг напротив друга - обычаем, а всё вот такое размеренное утро - самым настоящим ритуалом.
И когда кульминация спокойствия была почти достигнута, а Мэри уже была готова рассказать мужу об очередной всякой всячине, которую он, чему надо отдать должное, всегда слушал, иногда, конечно, чуть-чуть зависая вниманием в новостях на просторах интернета, раздался характерный звук. Миссис Уотсон едва слышно вздохнула - пришло сообщение на мобильный Джона.
Лицо мужчины было едва ли читаемым, пока он просматривал невидимый для Мэри текст на экране, однако если бы это был Шерлок, то женщина бы уже выслушивала тирады про то, как несносен бывает кудрявый гений и как ему, Джону, нужно непременно сейчас отправиться ему на помощь. Шерлок же временно пребывал в Шотландии, и вырывать Уотсона из только-только наладившейся семейной идиллии не решился бы даже он, а значит, дело было в чём-то другом. Любопытство тут же укутало своей настойчивостью, и Мэри поджала губы, взглянув на мужа. Тот в ответ поднял глаза на неё, а женщина, в заинтересованном жесте приподняв брови, попыталась понять, что на самом деле скрывалось за таким спокойным выражением лица.
Впрочем, долго гадать не пришлось. Как только Джон ушёл в комнату, Мэри, не особенно долго решаясь на такой поступок и не испытывая при этом никакого метафорического угрызения совести, взяла телефон мужа и прочитала злосчастное сообщение. Содержание запомнилось моментально, а вот на то, чтобы увековечить в памяти мобильный номер, ушло чуть больше времени, но до возвращения Ватсона она успела. Хотя, если хорошо подумать, бывший агент ЦРУ вряд ли сумела бы провалить такую лёгкую задачу.
Джон, стоявший перед Мэри, улыбался – чуть отстранённо, без особого энтузиазма, а миссис Уотсон, сохраняя невозмутимость, аккуратно встала с кресла.
Фраза-оправдание Джона, повисшая в комнате, заставила женщину по-доброму усмехнуться и с иронией уточнить:
- В Шотландию?
Миссис Уотсон вновь украдкой оглядела своего мужа. Мужчина не переоделся – взял пистолет, поняла Мэри, но она не волновалась и не спеша, словно переваливаясь с ноги на ногу, проводила его до входной двери. Делая вид, что её нисколько не заботило, куда это собрался Джон в отсутствие Шерлока с оружием, женщина закрылась на замок и, взяв свой телефон, вернулась в гостиную, принимаясь за чуть-чуть остывший сладкий чай.
Для начала она записала номер в собственный мобильный на всякий случай. А теперь – ей нужно было подумать.
Сообщение выглядело одновременно и напоминанием, и угрозой, но выраженной в мягкой форме – похоже на чей-то фирменный почерк; «...иначе я убью тебя» в мелодичной форме. Учитывая то, что Джон тут же решил последовать данному ему совету, незнакомца он знал, но, как ей казалось, не боялся, даже несмотря на пистолет за поясом. Пистолет Джон не носил разве что по праздникам. Хотя вспомнить то же Рождество в чудесном особняке Холмсов..
Уотсон ни о чём не рассказал Мэри – видимо, хранил какой-то секрет. Главный вопрос – знал ли Шерлок?
Мэри, положив руки на свой живот, накрытый тёплым пледом, неосознанно уставилась в одну точку, обдумывая то немногое, к чему пришла, закручивая в голове информацию в тугой узел, чтобы понять хоть что-то. 
Единственный факт, который смущал Мэри, кроился в нахождении единственного в мире консультирующего детектива далеко не в главном городе всей британской нации. Шерлок, который пропустил бы что-то интересное? Шерлок, который не пошёл бы с Джоном на встречу с человеком, который так вежливо угрожал?
Если младший Холмс ни о чём не знал, то, вероятно, и не должен был знать. И единственный человек, которого Джон мог скрывать от всех и – особенно – от Шерлока, был человеком, только-только вернувшимся, как это неизящно писали в жёлтой прессе, из загробного мира.
На тот факт, что на мгновение ей стало не по себе, Мэри обращать внимания не стала и допила свой уже совсем холодный чай. Отставив чашку в сторону, женщина скривила уголки губ в размышляющем жесте.
Азартное волнение, от которого она уже успела отвыкнуть, и вполне себе тривиальное беспокойство за любимого человека, ушедшего на наверняка насыщенную событиями или словами встречу; эмоции смешались в один большой ком.
Однако львиную долю эмоциональной волны в сознании Мэри составлял давно возникший интерес, который предопределил всю неотвратимость последующего действия миссис Уотсон. Разблокировав уснувший телефон, женщина набрала сообщение и отправила его уже введённому номеру:
«Уже можно спросить про то, куда умчался мой муж, или написать позже?»

Если мысли взбалмошной женщины были верны, и по ту сторону кучки цифр номера находился Мориарти, то.. ей всегда хотелось раскрыть  тайну загадочных спонсоров побега Мэри от её прошлого в виде ЦРУ, Америки и кучи выпущенных пуль.

+2

4

[indent] Состояние экзальтации на сей раз длилось чуть дольше обычного. Джим бросал беспокойные взгляды то в окно, то на экран смартфона, мысленно костеря лондонские пробки на чем свет стоит, а заодно нерадивого шофера, что ехал то слишком быстро, то слишком медленно; открывал и закрывал окна, включал и выключал кондиционер, грозя угробить криминального гения то от духоты, то от переохлаждения организма. Суть да дело, да Мориарти, не забывающий отвлекаться от дел первостепенной важности на мелкие капризы, в какой-то момент осекся, пробежавшись взглядом по новому сообщению. Номер незнаком, отправитель же… отправитель не оставлял сомнений.
   — Стой, — слова вырвались быстрее, чем Мориарти сообразил, какой именно приказ собрался отдавать, пока они протискивались через узкие улочки, постепенно приближаясь к станции метро. Риска никакого, Джим был уверен в этом, а поглазеть можно и позже, с камер видеонаблюдения. — Разворачивайся.
   Автомобиль взвизгнул шинами, притормаживая.
   Консультирующий преступник назвал адрес.
[indent] Моран терпеливо дожидался своего часа на станции Виктория, пока к нему мчал снедаемый совестью доктор медицины. Мориарти не строил иллюзий касательно докторских попыток держать лицо, дистанцию и какую-никакую верность принципам, а что касается его супруги — тут иллюзии губительны по сути своей. Джим был игроком, водил шашни с опасностью и флиртовал с Фортуной, но при всей своей склонности рисковать и нездоровой любви балансировать на тонком канате, идиотом он точно не был.
   Миссис Уотсон тоже не была идиоткой, даже с оглядкой на явно завышенные требования Джима к окружающим, зато действовала с присущими американцам деликатностью и тактом: рубила с плеча, не особо разглядывая, в чью сторону имела неосторожность замахнуться. Мориарти как-то не планировал становиться жертвой чужой неосторожности, и в случае с Мэри риск был велик ровно настолько, чтобы застыть на пороге четы, прежде чем аккуратно толкнуть костяшками пальцев дверь.
   «Даю слово, что пока я жив, ваш муж в безопасности, миссис Уотсон».
   Мэри прекрасно свыклась с новой жизнью. Джим, бесконечно далекий от понятия семейного уюта или родового гнезда, беззвучно дернул тонкими ноздрями, втягивая запах, что у каждого дома свой. Совершенно ненужная информация, которую гений консалтинга невесть почему поглощал с ненормальной жадностью, словно обоняние могло помочь обнаружить каждую ментальную опухоль любого, даже самого благополучного семейства. Звука входящего смс не слышно: миссис Уотсон в гостиной или догадалась выключить звук у сотового.
[indent] Ждала она его или даже не предполагала, что Джеймс накопает еще немного наглости и заявится лично — загадка даже для него, потому шаг оказался слышен лишь у входа в пресловутую гостиную.
   «Прошу, не вставайте».
   — …женщине в вашем положении не стоит делать резких движений, Мэри.

+1

5

Мэри не знала, чего ждала. Ответа ли, немыслимого знака, звонка с неизвестным голосом, чьего-либо прихода. Но она не боялась, и потому оставила свой пистолет на его законном месте в спальне. Если Джон по каким-то причинам был нужен Мориарти, то даже малейший вред миссис Уотсон со стороны криминального гения мог привести к самым неожиданным поступкам верного мужа. А непредсказуемость того, что в итоге мог бы сотворить Джон, влечёт за собой непредсказуемость последствий для консультирующего преступника.

Видимо, Джим думал о чём-то подобном, потому что первое его сообщение окончательно убедило Мэри в собственной правоте. Впрочем, безопасность была довольно-таки условной – вынужденное последствие временного перемирия, если это вообще можно было так назвать.
Все её мысли оборвались, когда пришло второе послание от злосчастного номера. Она машинально повернула голову к двери и услышала голос, хозяин которого через мгновение показался в дверном проёме.
Джим Мориарти.
Мэри совершила над собой нехилое усилие, чтобы не вздрогнуть от неожиданности и фейерверка нехороших предчувствий где-то в грудной клетке.
Однако, крайне удивлённая, она лишь чуть склонила голову влево и почти сразу же ответила:
– Я и не собиралась.

В тишине комнаты вдруг застыла эта чопорная английская необходимость произнести вежливую формальность.
«Рада встрече!», «Как поживаете?». Мэри чуть усмехнулась себе же.
– Любопытно с Вами познакомиться, – негромко произнесла она и почти не слукавила – ею манипулировал один лишь нескрываемый интерес ко всем закулисным играм её мужа и, возможно, её самой.
Развернувшись корпусом к гостю, миссис Уотсон мягко показала на кресло своего мужа:
– Присаживайтесь.
Обстановка в комнате была настолько светской и непринуждённой, что выглядела просто-напросто комичной, если вдаваться в детали: незапланированная встреча бывшего киллера-наёмника и галантного гениального демона. Беременная жена и человек, ухитрившийся втянуть её мужа в собственные махинации.

Должна ли она злиться на него? Есть ли в этом смысл, если речь идёт о Мориарти?
И должна ли она всё-таки бояться? Не лезть на рожон? Джим всё же не был простым знакомым с работы или же милым соседом, который всегда пригласит посплетничать за чаем. Человек-угроза, человек-опасность, человек, которому ничего не стоит устроить тебе грандиозный круговорот проблем до конца жизни и который сам решит, как долго будет продолжаться эта самая жизнь.
   
Усевшись поудобнее и разгладив складки пледа на своём огромном животе, миссис Уотсон заправила за ухо мешающуюся прядь волос.
– Так Вы.. приехали, чтобы лично мне сказать, что я ничего не должна знать, или же я всё-таки могу поинтересоваться, зачем Джон согласился сотрудничать с Вами? - Мэри чуть улыбнулась и вдруг напомнила себе ребёнка, который спрашивает обо всём на свете, дёргая мамину юбку, чтобы привлечь к себе внимание.

Свой главный вопрос она оставила на потом. Кажется, Джим заглянул не на пять минут.

Отредактировано Mary Watson (2016-09-25 20:01:15)

+1

6

[indent] Ответив на предложение привычным взлетом брови, Джим мягко опустился в кресло, столь же привычно скрестив ноги. Мэри Уотсон была умной девочкой — настолько чертовски умной, что ей хватало ума не демонстрировать это. Мориарти знавал выскочек, умеющих складывать и умножать в уме пятизначные числа, гениальных дешифровщиков, убийц и психопатов, по сравнению с коими сверхчувствительная и чувственная натура криминального гения спешила брезгливо морщиться и прикладывать к точеному носу платочек, но опасностью — реальной опасностью — веяло лишь от определенной группы людей. Мэри была не просто убийцей — она являлась этаким солдатом с обеих сторон закона, склонным и приказывать и подчиняться, и горе тем тупицам, что недооценивали подобных фанатиков своего дела. Все проблемы от них: жди послушания или ножа в спину с подробным разъяснением, за что несчастную жертву наказала жизнь. Комплекс бога, картонные мишени в перекрестье прицела, глаз да глаз, только успевай следить, чтобы самому не попасть под пресловутый прицел. Джим не настолько самоуверен, чтобы прийти к экс-убийце с немалым послужным списком без подстраховки.
   Или настолько?
[indent] — Почти взаимно, миссис Уотсон. Не могу сказать, что ожидания оправдались. Брак меняет людей, — ответил Мориарти сам себе на собственные выводы. Сейчас Мэри опасна лишь как самка, защищающая самца и потомство. Акт грумминга, принятие в стаю, и прощай бывший спецагент, один из самых блестящих фрилансеров преступного мира и страшный сон убойного отдела. Скукота. — Вы знаете это по себе, как вижу.
   Не очень тонко, зато верно. Мисс Уотсон могла избавиться от выродка в чреве и продолжать расследования со знаменитой парочкой — Джим мог понять это. Но унылое существование в четырех стенах, вечную тревогу за мужа или, упаси боже, курсы для беременных? Едва ли. Перед глазами как-то сам собой возник синий экран смерти, на пару мгновений сглаживая силуэт напротив. Мориарти коротко потер колючий подбородок, устраивая ладонь обратно на подлокотник кресла; подавил смешок.
[indent] — Джон не сотрудничает со мной, — наконец проговорил Джим, слегка сощурившись на женщину. — Сотрудничество предполагает добровольность. Сотрудничество со мной предполагает… — короткий жест ладонью у виска, силясь языком жестов пояснить, что не у всех работает эта машинка настолько хорошо, как того требует Мориарти, — …данные выше среднего. Это сделка, не более того. Взаимовыгодная сделка, правда.
   Еще один смешок.
   — И пока у меня есть свободная минутка, и у вас есть свободная минутка, почему бы не провести их с пользой. Я слышал, что вы неглупы и неплохо распознаете ложь, Мэри.

0

7

- Брак меняет людей ровно настолько, насколько люди того хотят. Средним умам, - миссис Уотсон с завидным упорством повторяет витиеватый жест Джима, - иногда тоже становится скучно безвылазно сидеть дома, поэтому посмотрите на Джона - он согласился с Вами на сотрудничество, - конечно, Мэри услышала колкий аргумент про несопоставимость "думалок" Джона и Джима и в какой-то крайне крохотной степени Мориарти был прав, но это не значило, что она не могла продолжить гнуть свою линию. - Быт не убил в нём вечную жажду действа, а я никогда не хотела жить в точности так же, как жила до Лондона, - женщина пожимает плечами. Слова Мориарти никак не задели её, просто потому что ожидать чего-то другого от такого человека было глупо.

Вслед очередной фразе месьё криминального гения Мэри лишь усмехнается и сама удивляется тому, как горько это звучит:
- Только глупец не сможет распознать ложь, когда сам жил ею, - миссис Уотсон кидает быстрый взгляд на Мориарти. - Правда, одно дело плести ложь самому, а другое - попасться в её сети и даже не заметить, - добавляет женщина и с весёлыми искрами в глазах уточняет: - Хотите что-то рассказать?

Ребёнок вдруг начинает легко пинаться - Мэри не дёргается, лишь кладёт ладонь на то место, в которое только что пихнула крохотная ножка. Женщина вздыхает и снова остро ощущает такую громоздкую, неправильную, неформатную реальность происходящей ситуации. Впрочем, думать об этом бесполезно - она сама влезла, и обратного пути не было.

Неприятное ощущение, давящее узлом в груди, удаётся заглушить сухими воспоминаниями из Америки - перед глазами снова карта штатов с кровавыми точками, но теперь Мэри тянет пунктирную линию из Флориды через бескрайний океан на европейский континент и путает её кругами по нескольким странам, прежде чем поставить окончательную точку поверх обозначения столицы Великобритании. 

Ребёнок успокаивается.

Сейчас или никогда.

- Зачем Вы помогли мне выбраться? - женщина старается максимально убрать все эмоции в сторону. - Мой побег всегда казался мне нескладным. Как смазанная картинка с несколькими чёткими штрихами - весь мой путь от начала и до конца был набором непродуманных решений и отчаяния, но каждый раз, когда всё, казалось, полетит к чёрту, всё шло как по маслу, - Мэри обводит взглядом комнату. Ей не нужно знать, как Джим это сделал. Усмешка на её лице появляется вновь, когда в голову приходит такая похожая сцена с воскресшим Шерлоком с неизменным платком в руке, который прижат к разбитому носу, и насупившимся Джоном с его забавными усами. - Почему это было Вам нужно?

+1

8

[indent] — Зачем мне что-то рассказывать, если вы сами пришли к выводам. Думайте в следующий раз, прежде чем сразу раскрывать карты. Кто знает, — еле слышно присвистнул, еле заметная игра бровей, — вдруг я мог выболтать что-то более существенное? Хм.
   Солгал, совсем чуть-чуть — миссис Уотсон озвучила очевидное, Джим притворился, что это открытие Америки, маскируя свое нежелание развивать данную тему. Ни к чему облегчать этой троице задачу. Поерзал в кресле, почему-то переставшим быть относительно удобным, на пару секунд отвлекаясь от женщины и ее жестов чисто биологического толка, что кого-то могли напугать или умилить, но у Джима неизменно вызывали легкий скепсис или еще что похуже. Подумать только, всего лет пять назад почти поверил, что впереди отцовство. Безразличие и легкая брезгливость — первая реакция всегда самая верная и определяет все.
   Пауза, разбирая собственное нахлынувшее и давно забытое ощущение… вот оно!
   Мэри только начала говорить, а Мориарти уже почти интересно. Для самки, в разряд которых ее столь скоропалительно записал Джим, миссис вещала слишком уж складно. Наконец перестав ерзать на месте, консультирующий преступник вернул внимание женщине.
[indent] — Скажем так, мне импонировало ваше бурное прошлое и совсем не импонировало ваше бывшее начальство. Они весьма… настойчивы, — откровенно поморщился. Печальные факты биографии: американцев не волновала такая мелочь, как отсутствие улик, поэтому Джим на своем опыте мог понять, почему выбор Мэри пал именно на Великобританию. Возможности не всегда оправдывают риск. — Было бы полезно иметь под рукой человека, который знает систему изнутри. Кто же знал, что вы струсите и уйдете в завязку.
   С прямодушием топора, снова улыбнувшись краем губ. Был еще вариант, схожий со сценарием жизни самого Мориарти, но он не станет торопиться с умозаключениями и ставить между ними знак равенства. Еще один жизненный урок: не работать в команде. Не создавать визитных карточек и отличительных знаков. Не вступать в любого рода квартеты. Не распространяться о себе — это Джим знал и раньше.
   — Впрочем, неважно, — беспокойно дернул плечами и улыбку как слизало. — Я здесь не за тем, чтобы жалеть об упущенных возможностях или отпевать зарытые в землю таланты.
   Мориарти знает все и Мэри знает, что Мориарти знает. Самое время переходить к сути дела.
   — Я за тем, чтобы сказать, что это навечно останется здесь, — ладонь соскользнула с подлокотника и слегка сгребла тонкую ткань рубашки между пальцами, одним лишь этим жестом выражая все, что отказался делать Джим в своей предыдущей фразе. Болезненно сдвинул брови, не удержавшись от мимического подтверждения сказанному, выражая почтение, утверждая, заверяя, убеждая. — И нигде более.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 03.02.2015 - Deine Spur versiegt jetzt und hier