« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Scotch, twist and dirty hands


Scotch, twist and dirty hands

Сообщений 31 страница 60 из 69

31

Весь женский треп Моран благополучно пропустил мимо ушей. Да и нужно ему это было? Все тонкости и душевные терзания, сарказм, заботы - о бальтазаровы закидончики, что еще там было то - совершенно не интересовало снайпера.
Официант принес Шарлотте ее круасаны, принес повторные извинения и за сим поспешил удалиться. Поначалу Себастьян думал одернуть парнишку и поинтересоваться у него как лучше пройти в центр, но потом передумал - незачем привлекать излишнее внимание. Сами найдут. Тот же телефон в помощь.
Тем более он был о Сиракузах наслышан - как то раз пересекался с коллекционером, у которого здесь была небольшая вилла. Спор зашел тогда о Бинелли, а потом как-то незаметно перетек в русло небольшого уютного городка, который мог вполне потягаться изысками архитектуры и престижем даже с Афинами. Слово за слово и понеслись долгие рассказы о прелестях чужой малой родины...
- Ты бывала раньше в Италии? - Моран опускает на нос огромные черные очки из цельного куска пластика и откидывается на спинку стула, ожидая пока дама закончит завтракать.
Жара постепенно вступала в свои права, воздух наливался каленой медью, но после Африки это казалось Себастьяну сущей ерундой. Мимо прошла женщина в широкополой кремовой шляпе, Моран перевел задумчивый взгляд на Шарлотту и мимолетом отметил, что в чем-то подобном Роксфорд смотрелась бы откровенно нелепо.

0

32

- Да, была несколько раз. Но, увы, не здесь.
О топографическом критинизме, который был вишенкой на всем этом великолепии, Шарлотта предпочла умолчать. Но Моран теперь был как минимум предупрежден о том, что если барышня случайно отобьется от него, то легко сможет затеряться в итальянской глубинке и сгинуть словно поляки в русском болоте, доверившиеся Сусанину. Со своим недостатком Роксфорд бы не отказалась от волшебного клубочка, нити Арианды или банального смартфона с GPS.
То, что полковник нацепил темные очки на нос, пожалуй, спишем на то, что ему не очень-то хотелось лицезреть уплетающую свой завтра Шарлотту. Оно впрочем и к лучшему. Роксфорд страсть как не любила, когда у неё стояли над душой или же просто пристально вглядывались в её скромную персону, пока она пыталась что-то сделать. Сразу начинало все валиться из рук, выходило вкривь и вкось, а уж если это происходило при трапезе – хорошо, если обойдется разбитой чашкой или смахнутой со стола ложкой. Известны случаи пускания чая через нос и швыряния еды преимущественно в себя же, одним словом позорище. А позор прилюдный, да ещё и при личностях, которых хочешь удушить, но вынужден строить глазки, Шарли переживала крайне тяжело, что было весьма губительно для её тонкой душевной организации. И для чужих черепушек тоже было губительно.
Так, получив своеобразный «зеленый» свет на нелепости и неуклюжести, златовласка вплотную подступилась к проблема поглощения завтрака. Благо все обернулось удачно, и самым страшным, что случилось за те долгие минуты, было то, что у уголка губ остался шоколад, который впрочем был аккуратно убран путем убийства ещё одной салфетки.
Сделав последний глоток, Роксфорд отставляет стакан в сторону.
- Мне нужно в номер, - выждав ради приличия несколько мгновений, подала голос Шарлотта и, опережая вопрос, который мог возникнуть продолжила, - у меня там кредитки.
Наличные, что были в распоряжении дамы едва ли хватило бы на мало-мальски приличное платье, ибо брались из расчета на пойло бездонному американцу, который оправдывал такой эпитет. Да и ещё пара мелочей вроде шляпки и очков солнцебоязненной Роксфорд не помешали бы.

0

33

Что же, вполне логично. У Себастьяна не возникло никаких вопросов по поводу необходимости забрать кредитные карты - оплачивать чужие платья из своего кармана он точно не собирался. Где это видано - раскошеливаться на первых встречных, которые, вдобавок, пытались вас оставить в дураках. Нет, Морану гораздо проще прогуляться до номера вместе с Шарлоттой, чем устраивать сцены и выяснять отношения.
- Пошли. Какой корпус?

На территории отеля ютились апартаменты на любой, даже самый притязательный, вкус. Тут тебе и небольшие, практически ютящиеся друг на друге, темные домики, утопающие в объятиях изумрудного плюща с крупными гроздьями нежно-фиолетовых цветов; здание, где проживал американец, было чуть скромнее - три этажа, облепленных шлифованным фасонным кирпичом, и с симпатичной лоджией - чуть поодаль второй корпус для рыбы помельче представлял из себя скромное здание с намеком на эдвардианский стиль. Собственно сам полковник предпочел не церемониться особо и снял одну из самых непритязательных комнат - только забросить сумку и вздремнуть - разве нужно что-то большее?
Отстав от Шарлотты примерно на шаг - не навязывая свое общество, но и не давая забыть о наличие конвоира - снайпер вышагивал по узкой аллейке мимо экзотических растений. Может быть, их завезли из той же Турции: крупные темные плоды, похожие на китайские пузатые вазы, успокаивающее переплетение белых и кремовых соцветий на карликовых деревьях, вездесущая мягкая зелень самшита.
- Мы же управимся до полудня? - после продолжительного молчания внезапно интересуется Моран, разумеется, преследуя свои личные корыстные мотивы.

0

34

- Пятый, - ответила-таки на вопрос Морана Шарлотта, хотя вряд ли тому это о чем-то говорило. Хотя, если он действительно такой весь из себя предусмотрительный, как хвалился в апартаментах у американца, то вполне естественно будет предположить, что полковник самым тщательным образом изучил план отеля, знал, кто и где живет, и что из себя представляет каждый из номеров. Роксфорд, что уже приобретала осознание, что деньги надо не только копить, но и периодически хорошенько тратить, мелочиться на скромную комнатку не стала, взяв себе достаточно просторный номер, ведь даже закинуть сумку и вздремнуть хочется в достойной обстановке. А Шарлотта мнила себя персоной достойной чего-то большего, чем так называемые удобства, расположенные на площади в 30 метров.
- Не знаю, все будет зависеть от того, что мне предложат местные магазины, - повернув голову в сторону, где плелся сопровождающий, возвестила Лотти, - но я бы не надеялась на столь скорое освобождение. У меня весьма своеобразный вкус, отчего мне тяжело угодить. Да и придирчивость нельзя никуда деть.
Смешок. Звучит, как угроза. Если, конечно, поход по магазинам для полковника, как и для любого представителя его пола, является карой небесной. Но мужчина виду не подал, что предпочел бы провести ещё денек в Афганистане, нежели с Шарлоттой на шопинге.

Выхватить ключ, провернуть в замке, взять необходимое, отправиться транжирить кровно заработанные - простой и непритязательный план, как полотна минималистов, которому Шарли очень старалась следовать. Поэтому, а может просто из вредности дальше коридора полковника не позвали, предоставив возможность ютиться разве что на подставке для обуви или мягком пуфике. Сама же Роксфорд устремилась к своему саквояжу, где хранилось все необходимое и не очень. И лишь только через 10 минут соизволила вновь появиться в зоне видимости мужчины в куда более опрятном виде, чем когда её застали врасплох в чужом номере. Полное обмундирование и лицо, словно у Суворова, собравшегося взять Очаков. Последний штрих – надевает скинутые у порога комнаты босоножки.
- Я готова, можем идти.

+1

35

Мужчина уже рисует в собственном воображении ужасающие картины "походов по магазинам". Инквизиция, зубные врачи и любители тарантулов вместе взятые куда привлекательнее перспективы такой "прогулки" в компании женщины.
Общественный транспорт удел слабаков, особенно если учитывать тот факт, что идти до центра минут двадцать. Невысокие светлые здания с симпатичными коваными балкончиками, выставленные цветочные горшки, неброские аккуратные вывески мелких лавочек. Запах миндаля и цитрусовых смешивается с особым сицилийским выговором коренных жителей этого уголка Италии, создавая непередаваемое ощущение, будто ты попал в какой-то голливудский фильм.
Солнце печет. Маячит прямо над головой, жжется. В принципе, после Лондона нужно ценить такие мгновения и Себастьян не отрицает, что ему больше по вкусу такая солоноватая жара уютной бухты.
- ...и тогда Исаак вламывается в комнату, сжимая в руке ту самую злополучную фарфоровую пастушку, за которую намедни предлагали цену неплохого новенького доджа. Как тебе это нравится? - порывисто спросил полковник, не сдерживая грубоватой ухмылки.
Количество гуляющих людей, уходящих вглубь по тенистым узким улочкам, которые зачастую упирались в таинственные двери или заросшие лестницы. Остров раскрепощенный и простой в лучшем итальянском духе. Тонущий в зелени, он сумел растормошить даже обычно апатичного Морана.
- Хм, а это не то, что мы ищем? - сверяясь с картой в телефоне, Себастьян окинул взглядом высокие застекленные двери и яркую витрину с витиеватыми итальянскими надписями.
С ориентированием на местности у снайпера все было превосходно, так что ошибки быть не могло. Они пересекли площадь при Кафедральном соборе, пару раз свернули, миновали какой-то маленький ресторан, так и манящий запахами превосходно приготовленных морепродуктов. Крохотная подвижная стрелка на карте теперь полностью перекрывала конечную точку, но полковника терзали смутные сомнения. Он и без того чувствовал себя не в своей тарелке, ожидая нудную и продолжительную нервотрепку, так что ошибиться с адресом было бы весьма обидно, досадно и неприятно.

+1

36

- Как специалист в сфере, где налажен оборот таких вот статуэток, ответственно заявляю, что это было крайне безответственно! – Шарлотта картинно сгибает руку в локте, перстом указующим тыкая в небо. Но миг, и серьезное выражение лица на светлом лике, что жаждал бы прохладного дуновения, а не обжигающего ветра, который сушит кожу, сменяется улыбкой, а с губ слетает звонкий смешок. – Впрочем, как представительница самого иррационального, плевавшего на законы жизни, логики и природы биологического вида на всей Земле, говорю, что очень даже понимаю вашего Исаака. Не то чтобы обрисую причины, какого черта он решил вместо ружья, воспользоваться фарфоровой статуэткой, но оправдаю, что он не единственный, кто использует дорогостоящие и крайне неподходящие предметы для нанесения телесных повреждений… Или скорее моральных – не каждый бравый боец выдержит такое психологическое давление! К слову, одна моя знакомая кинулась на военного с туфелькой от Джимми Чу, и того лишь чудо уберегло от прямого попадания шпилькой в висок и скоропостижной смерти.
Роксфорд усмехается, бросив искоса взгляд на Морана, который сверялся с картой в своем мобильном. Мужчину вряд ли проведешь этими избитыми приемчиками, когда автор, скрывая свою личину, присваивает тот или иной подвиг вымышленному другу и подруге, но, черт возьми, они даже блинчик на брудершафт не ели, чтобы делиться удачными, а у кого-то менее удачными попытками убить какого-нибудь надоедливого смертного. И покуда непонятно было, что могло привести полковника в большее замешательство: глупое дополнение к его истории или странное имя «Джимми Чу», Шарли притормозила и, прикрыв рукой глаза от солнца, которое грозилось ранить даже сквозь темные стекла очков, окинула взглядом окрестности, словно генерал перед сражением.
- Сейчас уточним.
И пусть для неё было куда проще работать с кем-то, кто не является человеком, но карта увы была только на смартфоне, а с техникой у блондинки отношения были ещё более напряженные чем у Капулетти с Монтекки. Тем более лично она маршрута никакого не прокладывала, поэтому и сказать, туда ли они пришли или не туда не могла. Оставалось лишь опытным путем проверить догадки. Войдя внутрь, Шарлотта могла бы вздохнуть от облегчения – цель оказалась достигнута, а долгожданный кондиционер так и манил, чертяга японская, своей прохладой, ведь в отличие от полковника Лотти предпочитала Лондон с его отвратным климатом и переменчивой как настроение девочки-подростка погодой, нежели жару, которая лишала даму тех малых крох здравого рассудка. И вслед за дезориентацией в пространстве и перепада в источниках и количестве света последовали быстро-быстро лепечущие на итальянском консультантки, которых Роксфорд остановила властным жестом. Разбираться в чужом наречие слету было тяжко и без того, так что девицам не стоило усугублять ситуацию, если хотят провести поменьше времени в компании психованной процентщицы и серьезного душегуба и остаться при этом и при деньгах, и при собственных жизнях.
… и понеслась душа в рай. «У вас не такого же, но черного? А почему тут молния такая отвратная? А такое же, но без блесток? Себ, а Себ, мне идет цвет морской волны?».

+1

37

Кажется, Шарлотта была из тех девиц, что с юных лет мечтают завести себе друга гея, чтобы обсуждать с ним мальчиков и таскать по магазинам. Но какого черта именно сейчас она решила воплотить свои сокровенные детские желания в реальность - оставалось загадкой. Во-первых, на голубого Моран походил с натяжкой. С огромной натяжкой. Во-вторых, когда блондинка заявила о необходимости приобрести платье, полковник рассчитывал развалиться в каком-нибудь кресле под самым кондиционером и периодически подмигивать смуглым симпатичным итальянкам, но не тут то было. Приходилось торчать возле самой примерочной, чтобы не выслушивать очередной вопль на весь магазин «Себа-астьян, иди сюда, я не могу определиться!». После третьей отвергнутой тряпки с авторитетным и ляпнутым лишь бы уйти согласием, комментарии со стороны мужчины свелись сугубо к ироничным «Ужасно», «Фу, ну ты и жиробас, Шарли», «Нет, не идет». Не то чтобы он действительно так думал, но играть роль продавца-консультанта, который ради покупки будет из кожи вон лезть рассыпаясь в изящнейших комплиментах, Моран не собирался точно. Спустя минут сорок снайпер пришел к выводу, что его уже можно канонизировать, потому что Шарлотта умудрилась перемерить все, абсолютно все платья, которые здесь были.
- В качестве моральной компенсации, - пока девушка расплачивалась, Себастьян пытался вспомнить где был тот ресторанчик с потрясающими ароматами морепродуктов, – Я требую вылазку к воде. У нас еще полно времени, так что я ничего не желаю слышать, иначе кому-то придется идти на прием в чем мать родила.
В качестве жирной и усиливающей эффект непреклонности точки на переносицу шлепнулись очки. Джентльменом он был сугубо по вторникам и то, если ситуация располагала, так что справедливо рассудил, что это капризный кусок женского мяса будет сам таскать свои пакеты. Разве что дверь придержал, мысленно от души захлопывая ее перед самым носом Роксфорд, позволяя слиться со стеклом в самом что ни на есть страстном поцелуе за всю ее долгую и насыщенную старческую жизнь.

0

38

Кажется, Моран был из тех девиц мужчин, которые думают, что девушки с юных лет мечтают завести себе друга-гея, чтобы обсуждать с ними мальчиков и таскать по магазинам. И какого черта полковник подумал, что Шарлотта собралась осуществлять, по его мнению, свои детские мечты с человеком, который менее всего походил на представителя секс-меньшинств, было определенно непонятно. По крайней мере, узнай о подобном стечение мыслей Роксфорд, она бы точно оказалась в недоумении. Единственная причина, по которой дама соизволила спросить мнение Себастьяна, была диаметрально противоположной той, что выдумал полковник, - Шарлотте нужно было мнение мужчины, падкого на стройные женские ноги, лебединую шею и на что там ещё падки бывают мужчины с их же слов, когда хотят осуществить главную свою задачу по жизни. Все-таки Шарли рекомендовалось производить исключительно хорошее впечатление, а хорошее впечатление на примитивно мыслящих самцов обычно оказывают не знания нюансов живописи Моне, а глубокое декольте и что-то в этом роде. Но Моран, по всей видимости, выпавшей чести не оценил, отчего уже после третьего платья полагаться на него оказалось несподручно – наврет, опустит самооценку и даже не то что не покраснеет, ни единый мускул на лице не дрогнет.
- Ну, иди, - безразлично сказала Лотти, нацепив очки на глаза и сделав вид, словно позабыла о том, что её угрожали таскать везде за собой разве что не на поводке. В конце концов, разве совместные походы по магазинам женских тряпок не сближают людей, так как являют собой самое что ни на есть тяжкое испытание. - Мне ещё надо купить туфли и белье. У меня же нет ничего к этому платью, - для непонятливого мужчины пояснила барышня, уже осознав, что полковник далек от женского естества настолько, насколько это возможно сорокалетнему холостяку с военным прошлым, - в конце концов, я все равно не полезу в это соленое недоразумение, у меня нет купальника, сидеть на шезлонге просто так я не хочу, загорать в такое время суток вредно, вытряхивать песок отовсюду я не желаю.
Шарлотта уже развернулась в сторону, где теоретически должен был располагаться ещё один магазинчик.
- Номер мой знаешь, - финальным аккордом прозвучали её слова, которые подводили итог всему этому диалогу, словно они были не две параноидальные особи с желанием подчинять, доминировать и властвовать, а взрослые уравновешенные люди, способные придти к консенсусу. Непрошибаемая уверенность в том, что ей сойдет это с рук, сподвигла Шарлотту направить стопы в сторону необходимой цели.

0

39

Себастьян чуть воздухом не подавился от такой наглости. Откровенной, беззастенчивой, провоцирующей не только на ответную дерзость, но и практически взывающей к решительным действиям! Это все было так возмутительно, что внутренний ярый противник матриархата и феминизма стукнул кулаком по столу с воплем гневным: «Негоже так!». Можно было подумать, будто Роксфорд сейчас была хозяйкой положения, а не снайпер, которому в ноги надо было пасть, лобызать туфли и возносить хвалы, что он ей голову не свернул, как планировалось изначально. И вообще, зачем он этого не сделал? Чем можно оправдать подобную халатность в его деле? О, любые предположения расплывались нечетким смогом, но пока дышать особо не мешали. Пока. Но перспектива прикопать даму под апельсинами все крепла.
- Не правда ли печально, если новые туфли будет не на что надевать? - очень толсто намекнул полковник. – Шарлотта, тебе очень нравятся твои лодыжки? А с открытым смещением?
Как, однако, удобно быть гадким, мерзким и беспощадным душегубом. Танцы с бубнами во славу заплечному ремеслу, извольте.
По поводу внутренней борьбы Шарлотты Моран был не осведомлен. Тем не менее адекватного взрослого человека из Роксфорд не выходило, и Себастьян не видел никаких препятствий к тому, чтобы не вести себя так же паршиво. Ой, право, будь женщина даже вменяемой и менее резкой-дерзкой, можно подумать будто полковник сам бы поступился своей отработанной схемой «болтай, угрожай»
- Двадцать минут на туфли, десять на белье и ничего не знаю, - Моран, как ни в чем не бывало, шел в ногу с Лотти. – По истечении времени тащишь на кассу то, что было у тебя на тот момент в руках и оплачиваешь. Нет, это не вынесенная на общее обсуждение идея. Постфактум. И я так же знаю, что стоит мне отойти на пару метров, как ты сделаешь ноги.
Верно, именно здесь начиналась торговая улочка, усыпанная разнообразными яркими вывесками и изящными витринами. Себастьян потер переносицу, жмурясь. Работать с женщинами было… Непонятно, чертовски странно и сложно. Нет, конечно, было немало «знакомцев» и более проблемных, но Шарлотте удалось завоевать не последние места в рейтинге «несговорчивая дрянь».
- И в море ты полезешь.
Тон полковника не оставлял сомнений – если даже не полезет, то Моран собственноручно волоком потащит ее в воду за ногу, руку или, на худой конец, волосы.
- У меня уже несколько лет не было отпуска, и я намерен ухватить свою порцию отдыха у единственного дня в Сицилии даже ценой твоей кровушки, белобрысая ведьма.
Шарлотту «аккуратно» подпихивают в распахнутые объятия какого-то обувного со смутно знакомым названием, которое вроде как даже у неосведомленных плебеев было на слуху.

- Я буду ждать снаружи. Давай без глупостей.

+1

40

- А тебе? Как по мне, у меня прекрасные лодыжки, - очаровательная улыбка и ровный тон, словно ей и не обещали свернуть шею при случае.
Шарлотта скептично фыркнула. Не то чтобы она сомневалась в том, что Морану не стоит ничего не то что устроить открытое смещение лодыжек, но просто переломать все кости стройных девичьих ног, не прилагая особых усилий. Не то чтобы она не верила в реальность событий и даже не могла нарисовать в своем воображение сию картину. И не то чтобы полковник потерял былое пугающее очарование после того, как рассказал несколько историй из жизни и чистосердечно признался в том, что хочет простого женского счастья – искупаться в море. И нельзя сказать, что недавнее высовывание в окно не возымело профилактического действия, отнюдь, Шарлотта до сих пор могла с содроганием вспоминать те ужасающие несколько минут, хватаясь за сердце. Но сейчас, когда они далеко от окон, когда под рукой нет хотя бы чего-нибудь тяжелого, а кругом куча народу, Роксфорд свято верила в собственную неприкосновенность. Как показала практика, мужчина достаточно рассудителен для того, чтобы не устраивать прилюдные казни, коль возымеет желание сыграть в инквизитора и непокорную белобрысую ведьму. Вопрос в другом, сможет ли он повторить свой подвиг и успеть на этот раз  убрать Шарлотту с чужих глаз до того, как она обвинит его во всех грехах и начнет в красках на итальянском расписывать честному люду, что её пытают/убивают/шею сворачивают/портят репутацию благочестивой дамы. В связи с этими, как ей казалось, здравыми рассуждениями, барышня угрозам стойко не поддавалась, веруя в то, что сможет выбирать себе обувь сколько душе угодно. Особенно тогда, когда её не могут контролировать, будучи снаружи. Поэтому, когда её уверенно начали теснить в сторону магазина, едва не развернулась лицом к лицу к Морану и не начала ответных пиханий в сторону противоположную. Шарлотта вам не просто реставратор, она тоже умеет выпячивать грудь и тыкать ею в других субъектов… Но вместо этого, барышня лишь кинула нечто вроде «Нет, не полезу» и отправилась выбирать туфли, на что ушло около сорока минут. Изредка, ловя на себе недовольный взгляд, показывала пары в окно, словно спрашивала у полковника совета. На счастье последнего, итальянские мастера были достаточно искусны и обладали вкусом, что угодил даже такой притязательной даме как Шарлотта, поэтому довольная и безмерно счастливая, она вывалилась с несколькими пакетами, которыми при случае можно было закидать вредного пуковника. Несколько пар отличных туфель то что нужно для поднятия настроения отдельно взятой девушке. Поэтому Роксфорд почти не замечала чужой ярости, которой, казалось бы, хватило испепелить планету раз так этак шесть.
- Чтобы избежать моральной травмы в связи с обилием картинок дам в нижнем белье, можешь опять подождать меня снаружи.
Серьезный тон и ни намека на сарказм. С трудом открыв дверь, блондинка юркает в бутик, прячась от праведного гнева.

+1

41

Башер честно пытался быть воспитанной душкой и пока выходило сносно. После первых десяти минут легкое раздражение давало о себе знать, но Моран пообещал себе быть по возможности терпеливым. Не то чтобы это был вторник, в который завещали всем возлюбить ближнего своего. Нет, мнение, что он симпатизировал Шарлотте, было в корне не верно. Как минимум - абсолютно не его тип, как максимум... Да кого это вообще волнует? Отвратительная, хамоватая баба - как раз из тех, что нарочно залетают от отличных и ни о чем не подозревающих мужиков, а потом садятся им на шею. О, эта чертовка могла понести разве что каким-нибудь антихристом, не иначе.
Время стремительно приближалось к полудню, солнце маячило прямо над головой, а Себастьян ютился в скупой тени прямо напротив злополучного бутика. Хоть в какой-то малости полковнику повезло - будто специально для подданного Великобритании была установлена скамейка. Последняя и единственная вещь, которая отделяла наглую Роксфорд от мучительной и долгой смерти. С другой стороны, если вообще таковая была и имела право претендовать на аргумент, сорок минут в обществе умного и во всех отношениях интеллигентного себя определенно были не самыми ужасными. Но, на самом деле, показывая Морану в окно очередную пару, Шарлотта собственноручно рыла себе могилу. Ну, что с блондинки взять? "А ничего", - благоразумно рассудил Себастьян и молча ждал окончания этого балагана. И вот, казалось бы, час икс настал - женщина вывалилась выпорхнула грациозным тюленем из магазина со своими авоськами наперевес и почти осчастливила Бастиана окончанием этой отвратной волокиты, но нет, куда уж там!
Спрятаться от праведного гнева не вышло - полковник просочился в бутик вслед за девушкой.
- Давай, schneller, schneller, дорогуша! - недовольно прикрикнул Себастьян, облокотившись на стойку у кассы. - Можешь хоть буркини взять, хотя сомневаюсь, что он здесь найдется, но прекращай испытывать мое терпение.

+1

42

«Чтооо?», - хотела было недовольно переспросить Шарлотта, но признаваться в собственной профессиональной непригодности по части видов женского белья не представлялось столь радужным и перспективным. Скорее это было бы собственноручно брошенным камнем в свой же огород. Отчего вышеназванная ерунда была окрещена «извращение поди какое-то» и забыта. Кто ж знал, что полковник серьезно был настроен втиснуть Роксфорд в купальник. Поэтому барышня ограничилась поворотом головы, а недоумение выражалось в приподнятой брови да поджатых губах. Впрочем, Моран со всеми его выкрутасами не заслуживал женского внимания в той мере, чтобы занять все мысли в какой-то степени ветреной Шарлотты.
Сбросив все пакеты за исключением одного, в котором сиротливо ютилось черное платье, купленное на заработанные потом и кровью и явно омытые слезами одного стойкого бойца-ирландца деньги, Лотти подозвав одну из девушек-консультантов, попыталась обрисовать свои примерные пожелания относительно того, чего бы её душеньке хотелось. Та с понимающим и отчасти сочувствующим видом покивала и принялась исследовать цепким взором поле своей деятельности на предмет пожеланий клиента. А дальше был дубль под номером три всем уже полюбившейся пытки полковника: «Это черный как ворон, мне надо как уголь!... Эти кружева слишком кружевные!... А нет таких, но без силиконовых вставок? Как нет? Я эти чулки скальпелем отдирать от себя буду после вашей жары?!». Порой консультантки, в те редкие моменты, когда Шарли скрывалась в примерочной, жалостливо смотрели на полковника, по всей видимости, скромно надеясь, что он заберет свою спутницу. Не утопит, а хотя бы просто заберет.
И вот, слава богам, грациозный, со слов многоуважаемого полковника, тюлень в лице Шарлотты Роксфорд уже устало порхал по направлению к кассе. Барышня принялась раскладывать добро по кучкам «беру»/ «не беру», изредка зависая над той или иной вещицей, а после протянула банковскую карточку и придвинула выбранный товар продавцу. Что ожидаемо, купальника в кучке одобренного не было. Сия мнимая оплошность Шарли не интересовала – та предпочла мысленно сетовать на то, как сложно подобрать комплект в этом жестоком мире.

+1

43

И снова здорово! Шарлотта начинала утомлять своим однообразием. Периодически ловя на себе умоляющие взгляды консультантов, Моран не торопился прикрикивать на блондинку. Ну, коль природа обделила, что с этим поделать? А сунься Себатьян с криками сейчас в примерочную, то визги – самое безобидное, что его могло ожидать. С дамочки станется в порыве ярости выцарапывать глаза второму по опасности человеку в Лондоне. Но как бы там ни было, суета неимоверно утомляла. Не меньше, чем вынужденное ожидание, но если верить перечню экзекуций, которые ранее Роксфорд соизволила перечислить, то эта станция была последней. То есть , вот-вот, и можно будет заняться своими делами, не отставая от шустро семенящего тюленчика. Да, определенно, что-то в Шарлотте было от этих грациозных животных. Может быть, умные проницательные глаза? Или белая шкурка, немного не дотягивающая до уровня белькового промысла? Или изящная походка от бедра? Одним словом, Себ не знал.
С ленивым, почти мертвым, интересом наблюдая за ритуалом «беру, не беру, это я погорячилась, а сколько со скидкой» внимательный полковничий глаз уловил досадное недоразумение. Цокнув языком, Моран широким взмахом привлек внимание консультанта, прекрасно давая понять всем своим видом и тоном, что Роксфорд права голоса не имеет:
- Девушка, нам еще купальник на ваш вкус вот этой барышне. И оперативно.
Немного раздражения и хамоватости, смешанных с приторно вежливыми интонациями, и расторопная брюнетка оперативно доставляет на кассу купальник цвета смертоносной для глаз обывателя фуксии.
- Оплачивай, - кивок в сторону внушительной кучки тряпок.
Когда они наконец покидают бутик, Себастьян вальяжно потягивается, разминая чуть затекшие плечи. Два с половиной часа в никуда. Главное, что марафон бесполезного абсурда завершен – снайпер старательно ищет положительные стороны в сложившейся ситуации, потому что в противном случае можно будет услышать мелодичное пение позвонков в шее Роксфорд, чего, как показалось Морану, девушка точно не планировала в ближайшем будущем. И кто теперь осмелится утверждать, что полковник не олицетворение добра и благодетели в этом прогнившем мире?
Себастьян ловит такси – они успели прилично углубиться в город – обратная дорога займет теперь уже добрые минут сорок, если вознамерятся отправиться пешком. Придержав дверь перед своим горе-компаньоном, Моран следом забрался в машину, называя адрес отеля. На чуть побледневшее лицо таксиста он старается не обращать внимание.

0

44

«Оплачивать? Ну ладно,» - подумалось Шарлотте, когда средь её вещичек затесалось нечто тошнотворного розового цвета. Блондинка кивнула девушке с кассы, подтверждая выбор мужчины. Что подумала удивленная консультантка, было одному богу или, может быть, Шерлоку Холмсу, будь он здесь, известно. По мнению же Роксфорд, это тянуло разве что на выражение особых пристрастий здоровенного детины, которого, не дай боги, записали в мужья скромному антиквару. Во всяком случае, уставшая англичанка предпочла не выяснять все подробности сего действа, к которому не была причастна никоим образом – она же сказала полковнику, что не полезет купаться, так что совершенно понятно, что это Себастьян приобрел себе. Ответ на вопрос «зачем» пусть останется тайной за семью печатями. В конце концов, у каждого есть свои слабости, и если Шарли собирает магнитики на холодильник из разных стран, то почему бы одному одинокому сороколетнему девственнику не привозить из командировок женское белье? Может, сидит зимними, свободными от Джима Мориарти вечерами и вспоминает былые времена, старые задания… Но полно об этом! Ведь теперь несносный Моран может в действительности найти несколько сходств между неоднократно упомянутыми представителями фауны, тюленями, и Шарлоттой, которая под действием прямых солнечных луче и нескольких часов утомительного шопинга готова была превратиться в желеобразную амебу и лечь умирать прямо на асфальте. Но к счастью неудавшегося одноклеточного, поймать такси оказалось не столь проблематично, как могло оказаться в таком небольшом городке, и дама без присущей ей грации садиться в салон авто, окружая себя покупками. Было ли ей дело до какого-то побледневшего таксиста? Да шел он к черту!
- Я та-а-ак устала, - почти простонала и отнюдь не тоном удовлетворенной в самом неприличном смысле этих слов блондинка, растекаясь по пассажирскому креслу. К девичьему неудовольствию, возможность вытянуть ноги пока не предоставлялась, но лелеять мечты об этом славном миге никто не мешал. Хотя пределом мечтаний Лотти было сейчас не просто вытянуть ноги, а сделать это, принимая расслабляющую горячую ванну. Было бы неплохо оказаться на сеансе массажа, однако губу надо периодически закатывать. Особенно тогда, когда надо начинать мысленно сосредотачиваться на предстоящем деле.
- Предлагаю перекусить, - едва пересилив себя и повернув голову к своему «хозяину», который держал её на поводке, сказала Шарлотта, - не знаю как ты, но я бы не отказалась от чего-нибудь эдакого.

0

45

Дама устала и изволила громко, во всеуслышание это заявить. А Моран? А как же Себастьян, обреченный на нудные часы ожидания, преисполненные скуки и скорби? Почему никто не подумал о его чувствах? Никто не спросил, не поинтересовался - вдруг самоотверженный снайпер перегрелся на солнце или, что вероятнее, был морально выпотрошен и нуждался в срочной помощи умелого психолога... Мужчине полагалось быть сильным. Мол, крепись, Себастьян, дальше будет худе, день длинный, да-да, be strong, dear friend. Еще Шарлотта изъявила желание откушать что-нибудь "эдакого", подведя наемника к состоянию, чем-то похожему на ступор, потому что он понятия не имел, как это расценивать. Вариантов было много. Например, женщина хотела борща. Она могла хотеть мокриц, предварительно сваренных, а потом подающихся с особым луковым соусом к рыбе, как завещал в своей книге Винсент Хольт. "Эдакое", на деле, оказывалось зверем загадочным, потому что существовало достаточно вещей, которые у полковника попадали в разряд непривычных, начиная с жаркого из летучих мышей в молоке и заканчивая полезным медом, который согласно поверьям какого-то африканского народа, получал особые исцеляющие свойства после смерти человека, последние несколько месяцев своей жизни употребляющим в пищу только его. Да, Моран был достаточно консервативен, скучен и недалек в плане рациона. А, вот, Шарлотта вполне сошла бы за кровожадную до диковинок особу, поэтому полковник решил начать издалека:
- Например?
Возможно, он преувеличивал. Нет, определенно, это не было ничем иным, как грубое преувеличение, хотя слово "эдакое" все еще смутно бредило душу.
- Может мы просто наведаемся в ресторан при отеле? Кажется, помимо стандартного шведского стола, у них есть греческая кухня. Это то, о чем я успел прочесть.
На самом деле Моран был не так уж и далек от истины - несколько похожих заведений действительно, с позволения хозяина гостиницы высокого класса, арендовали здесь места, предоставляя недурной выбор отдыхающим за дополнительную плату. На дорогу ушло не больше минут десяти - Себастьяну даже показалось, что один раз они проскочили на красный свет из-за расторопности таксиста. Что же, наверняка, Паоло вел свои дела достаточно агрессивно, если даже мирное население было поверхностно наслышано о его отеле. Снайпера это не касалось, поэтому он только расплатился и придержал дверь для своего загруженного пакетами тюленя-гурмана.
- Нам же не обязательно таскаться в номер со всем этим барахлом, чтобы оставить? - интонации Морана было не разобрать. Не то он угрожал, не то сам был напуган до полусмерти... Одним словом, это был точно не восторг, раболепный трепет или еще что-то схожее и жизнеутверждающее. И еще одна вещь, в которой снайпер был уверен - стоит ему узреть горизонтальную поверхность в зоне досягаемости, будь даже это номер самой Роксфорд, он не преминет нагло воспользоваться случаем и упасть, спасаясь от типично-женской суеты. Не сказать, чтобы он был действительно утомлен - бывало гораздо хуже - но в данный момент ирландец ощущал себя морально изнасилованным - Шарлотта могла забрать шоколадную медальку за ментальное поимение одного стального Себастьяна во всех позах.

Отредактировано Sebastian Moran (2015-01-15 00:53:10)

0

46

Меж тем, пока бедный полковник изнывал то от жары, то от непонятных женских слов, что нагоняли путанные, витиеватые мысли и самые нерадужные размышления, Шарлотта просто хотела кушать. И если Моран был готов выжать все соки, все трактовки, все толкования из этого незатейливого «что-нибудь эдакого», то вот Шарли отнюдь не вкладывала столько глубокого и обязательно туманного (женщина она или где?) смысла, просто обозначив, что хочет кушать. Воспылав нежной любовью к мясу, барышня не отказалась бы от хорошо прожаренного стейка, да что там стейка, женский организм почти молил о горах нормальной еды, а трапеза грозилась бы закончиться чем-то невразумительным, как повествование о Робине Бобине Барабеке, что скушал сорок человек и ещё много-много чего. Но нежелание, попадать под обстрел сверхсаркастичного снайпера, вынуждали воздержаться от привычного рациона. Так, наверное, мог бы подумать сам Себастьян, который за последние два часа придумал не самую подходящую Шарлотте кличку и заимел в привычку подтрунивать на эту тему. В действительности все было куда тривиальней: высокие температуры отбивали аппетит у непривычной к такому климату англичанки от слова «совсем» и даже дарили непревзойденное чувство тошноты, усиливавшееся с каждым нажатием водителя на педаль газа. Благо поездка обещала быть короткой, и чинить неудобства ни одному из мужчин путем разъяснения нюансов строения женского организма, попутно прося извозчика не лихачить на поворотах, в меру уставшая и добродушная мисс Роксфорд не решилась.
- Угу, - сдавленно выдавила из себя блондинка на вопрос, который подразумевал под собой куда более развернутый ответ. Но может оно и к лучшему – страдающему полковнику, что хвалился стальными нервами пойдет на пользу немножко побыть в тишине. Хотя, собственно, и до этого его особенно никто и не беспокоил. Разве ж стоит называть беспокойством обычные вопросы в стиле: «Синий мне идет?», «Лучше эту или вон ту с перламутровыми пуговицами?», «Достаточно вульгарно выглядит?», на которые меж тем Себастьян перестал отвечать, плотно сомкнув губы и строя из себя буддийского монаха, принявшего обет молчания, то ли дабы не опускаться до подобных унижений, с мужской точки зрения, то ли дабы не ляпнуть чего-нибудь обидного и не ввести истеричную самку в то состояние, когда приглашения окажутся смыты в унитаз, порваны, подожжены от его собственной, морановской зажигалки или все сразу.
- Да, конечно, сейчас отдам портье.
Интонации в голосе Себастьяна заботили Шарлотту в той же степени, как самого полковника женские попытки задеть того во время завтрака. Поэтому компаньону по стечению обстоятельств было высказано царское «спасибо» за придержанную дверь (все-таки он тут на добровольных началах пашет), а после англичанка уже чуть более бодрым шагом направилась к рецепшену.
Бескультурно взгромоздив все свои пакеты на стойку под удивленные взгляды пары администраторов, что скромно ютились за нею, принялась что-то искать в одном из них.
- Вот это, - очертя весь фронт работ свободной рукой, начала было Шарли, - ко мне в номер 314. А вот это, - на указательном пальце покачивались составные части тошнотворно розового бикини, к которому не то что прикасаться, на него смотреть было больно. Роксфорд вопросительно взглянула на Себастьяна, а затем обратилась уже к нему, - это в твой номер или наденешь сейчас? Во всяком случае, это твое.
Понадеявшись на хорошую реакцию бывшего военного, барышня кинула ему разлетающуюся буквально на глазах конструкцию, часть которой летела на уровни груди бравого бойца, а вот вторая обещала упасть в руки мужчины или же на пол в зависимости от обстоятельств, только после соприкосновения с суровым лицом.
Интересно, хоть кто-нибудь выводил снайпера из себя путем тасканий по магазинам с последующими избиениями розовым бикини?

0

47

О, если бы Себастьян знал чем обернется его вопрос... Нет, если бы он знал чем вообще обернется весь день, то не поленился не только свернуть Шарлотте шею - окропить труп святой водичкой, потом трижды сжечь и развеять по ветру. Но было поздно.
Ни о чем не подозревающий Моран спокойно наблюдал за тем, как женщина передает покупки персоналу, и даже не заподозрил неладное, когда она извлекла из пакета купальник. Право, полковник и не подозревал, в какой опасности находился с самого начала в компании Роксфорд, которая всегда была горазда на выдумки. Так и сейчас лицо Себастьяна на секунду смешивается во что-то непередаваемое на словах, но ретироваться славный муж не успевает: угнетающе-розовый элемент женского гардероба прилетает ему промеж глаз, цепляясь завязкой за одно ухо и оставаясь так висеть.
Тикает в далеком Лондоне Биг-Бен, тикают наручные часы одного из людей в форме персонала, который удосужился лицезреть развернувшееся шоу, тикает таймер бомбы внутри полковника, отсчитывая считанные мгновения до скоропостижной гибели одной непритязательной мошенницы.
- Шарлотта, - Моран медленно сбрасывает с себя кошмар цвета фуксии, - лучше беги.
Это уже точно бунт на корабле! Если раньше просто были какие-то поползновения в эту сторону, негромкие постукивания ложкой по деревянной тарелке и коммунистические лозунги на дверях сортира, то теперь кого-то ждала железная баба и раскаленные башмачки. И этим революционером, бесстрашным Дмитрием Каракозовым, сейчас являлась сорвиголова Шарлота. Вот так вот. Бабы - они все такие из себя порядочные, сидят вышивают, мурлыкают под нос Рахманинова, но стоит отвернуться, а там уже "Du hast" и выкалывание подруге зенок голубых, которые местному донжуану больше приглянулись.
Конечно, Моран понимал, что это все чистой воды провокация, но инстинкт "бежит, значит виновен", сработал раньше, чем тактика подоспела к Хельмовой Пади. Шансов убежать у девушки  не было от слова «совсем» - это, кажется, они оба прекрасно осознавали. Если только прятаться.
Сторона, куда направилась глупая (умные девочки не бросают бикини в наемных убийц) Шарлотта, упиралась в парковку, почти пустую, а за ней раскинулась слабая пародия на сад. Моран присел на корточки, но не затем, чтобы изобразить русского гопника, но с целью весьма конкретной - если бы Роксфорд решила бы затаиться за одной из машин, то ножки непременно бы выдали ее. О, удача! Два знакомых башмака серо-буро-малинового цвета! Себастьян  злорадствует, ликует - салют и пляски пингвинов - непокорная найдена и будет наказана, хлебнув из кубка беспросветного отчаяния. Он стремительно приблизился к высокому хаммеру, уже на подходе начиная вещать:
- Негодница, бесстыдница и аферистка. Я самолично запихаю тебя в то бикини, чтобы было неповадно, блондинистая ты моя шалунья…
И он осекся, так и замерев с открытым ртом, потому что его, прифигев малость, слушала абсолютно левая баба, которая просто хотела что-то забрать из машины.
- Пардоньте, - почесав затылок и стушевавшись, выпалил Себастьян и поспешил ретироваться в сторону палисадника. Вот оттуда Шарлотта уже никак не могла скрыться. И в правду за розовым кустом виднелась до боли знакомая светлая макушка. Моран приближался на этот раз намеренно тихо, уже различая родной блондинистый затылок и белым пятном маячащее перед глазами платье. Он перегнулся через куст, хватая  негодницу за плечи с громогласным "БААА!".

+1

48

Вид грозного полковника, пусть и приправленный бикини цветом фуксии на его суровом лице, хоть и был немного комичным, но от этого пугающим не становился. Собственно, какая разница в розовом бикини махина для убийств или нет, если эта самая махина хочет тебя здесь и сейчас, к сожалению, убить, а не просто хочет.
Все-таки мужчины были куда более странными существами, чем женщины, которых первые просто проклинали за их иррациональность. Полковник мог пройти Иран, Афганистан, Все Мировые Войны, участвовать в потоплении Тевтонского ордена, словом, побывать в самом пекле, у него можно было утащить блинчик из тарелки, его можно было вытащить на променад по магазинам по жаре и длиною в два часа, его можно было облапошить с приглашением, ему можно перечить, его можно обзывать бесчувственной глыбой льда, но последней каплей в чаше его, казалось бы, безграничного терпения станет какой-то купальник. «Да, наверное, я все-таки перестаралась», - могла бы подумать Шарлотта и может даже предприняла бы попытку извиниться. Однако короткое «лучше беги» не давало шансов поменять ситуацию в свою пользу.
Стоит ли говорить, что Шарли не надо было долго уговаривать?

А по мелкому гравию совсем неподалеку от беглянки, кажется, кто-то ступал. В конце концов, Себастьян мог быть прекрасным убийцей, умеющим выжидать и красться, но он не был Леголасом, который мог ходить если не по воде, то по сугробам точно, и делать это абсолютно бесшумно. Как не крути, но гора мышц – это гора мышц. Кто-то чуть более гибок и умеет скрываться, а кто-то Халк. В любом случае, Шарлотта поняла, что это не просто какой-то самаритянин идет мимо, тут было целенаправленное изучение местности с попытками себя не выдать. Надежды на цветастые кусты было мало, но что ей ещё оставалось делать? Только молиться, что тот, кто пришел по её душу, полениться нагибаться и всматриваться в просветы между листьями и тоненькими веточками.
Роковая ошибка. Роковая настолько, что может сравниться с убийством открывшегося комиссара в мафии.
"БААА!", - крикнул Себастьян.
- Мать твою! – Крикнула ему в отцензуренном варианте в ответ Шарлотта. Крикнула и подорвалась бежать, но встать было проблематично из-за чужих рук. Пришлось упасть, портя прическу, перекатиться и уже после этого странного финта подняться, оставить полковника за кустом и побежать.
Кажется, весь запас удачи был истрачен на то, чтобы полковник ненароком не зашиб Роксфорд утром, на пути у которой оказался большущий, всеми покинутый на время обеда бассейн, оббегать который по сырому кафелю было истинным ужасом.
«Не может же гора мышц плавать лучше меня?», - подумала Шарли, скидывая босоножки. Ну, если и умел, то фехтовала она явно лучше. Ну хотя бы по магазинам могла дольше ходить. Ну черт, волосы то у неё точно длиннее, а глаза голубее.
Секундный разрыв между жертвой и палачом позволил успеть скользнуть в толщу хлорированной воды. Второго всплеска не последовало, и Шарлотта, зацепившись за позабытый круг, решилась вынырнуть и осмотреться. А если сильно осмелеть, то и показать фигу.

0

49

Ловкость рук, ловкость ног, капоэйра Венсана Касселя – все меркло перед испуганной женщиной, которая задалась целью немедленно сделать ноги из лап рока. Если переходить на личности, то все меркло конкретно перед прелестницей Роксфорд, которая неслась так, что пятки сверкали, но где наша не пропадала!
Нагнать беглянку не представляло особой сложности, вот только шагах в десяти от цели планы Себастьяна претерпели кардинальное изменение. Прыгнув в бассейн, Шарлотта собственноручно загнала себя в ловушку, подарив преследователю не только фору, но и повод отыграться. Чтобы обежать круглый относительно небольшой бассейн и опередить девушку, Морану даже не потребовалось бы прикладывать какие-то особенные усилия. Единственное, что теперь оставалось жертве собственной недальновидности  - уцепиться за услужливо кем-то забытый круг и болтаться посередине бассейна с хлорированной водичкой.
Мужчина огляделся в поисках хотя бы чего-то, с чьей помощью он мог бы добраться до девушки. На шезлонге расположились два мальчугана, мило болтающих на немецком и потягивающих сиропчик. Больше никого по близости не обнаружилось – завтрак еще не закончился и вечно голодные туристы все стучали ложками и вилками по своим пирожковым тарелкам. Познаний Себастьяна в языке сосисочников вполне хватило на то, чтобы без проблем завербовать себе соратников, быстро на пальцах практически объяснив, что он от них хочет. Дети они дети везде, вне зависимости от расы, половой принадлежности и национальности. С заливистым смехом ребята перебежали на другую сторону бассейна, преграждая Роксфорд путь к бегству внушительным водяным автоматом. Второй Башер оставил себе, коварно наливая в контейнер для воды сладкого клубничного сиропа. Запыхавшийся, скинувший майку, Моран стоял, упершись одной ногой в шезлонг, и приготовился отдать команду ребятам.
- Fire! Пыщ-пыщ-пыщ! - завопил профессиональный снайпер одного из самых опасных личностей в криминальном мире, выстреливая в блондинистую распущенную шевелюру сладкой, немного густоватой массой, которая, впрочем, летела прекрасно. Мальчики были чуть более криворуки и в мордашку мошенницы не попадали, стреляя больше по воде. А, вот, у ирландца все выстрелы метили прямо в цель, беспощадно размазывая розовую сладкую слизь по лицу и волосам.
- Если она полезет у вас - скидывайте ее обратно в бассейн, - проорал Себ, размахивая желто-красно-синим сиропным автоматом.
"Да, дорогая, только в мои лапищи, только хардкор", - стоящий по колено в воде, на лесенке, Моран облокотился о поручень, все еще держа барышню на мушке.

+1

50

Водичка приятно охлаждала, будучи ещё не совсем нагретой вышедшим ярким солнышком, а вот хлорка изрядно щипала прекрасные голубые глазки, что было вопиющим кощунством и несправедливостью. Но Шарлотта не жаловалась на этот подлый удар судьбы, как и на то, что её «босс» оказался излишне изворотливым и мстительным мужиком. Ибо это ж каким надо быть извращенцем, чтоб додуматься облить даму с длинными густыми волосищами сладким сиропом, который вымыть из златых локонов будет гораздо сложнее, чем морскую соль. Да не было печали, как Моран умудрился найти себе последователей. Ох уж эта мужская солидарность. Благо это были мелкий и пузатые коротышки, так что вопрос о том, в какую сторону плыть решался абсолютно иначе, чем предполагал Себастьян. И как удачно был забыт этот надувной круг, который сразу же послужил средством защиты, а в дальнейшем и нападения. Но не будем забегать вперед, а пойдем по порядку.
Сироп в лицо – серьезно? И этот человек хотел показать ей, какой он грозный и страшный вершитель судеб? Впору было хохотать до колик в животе, но времени пока не доставало. Да и настроения тоже. В двух словах, Шарли была в бешенстве. Вроде бы и заслужила, но жажда мести от этого меньше не становилась. Да-да, это определенно весело - стрелять в лицо противной жижей. Несомненно, это очень забавно - пытаться сбить с толку и деморализовать врага таким образом. Оставалось надеяться, что Себастьян хотя бы работодателя защищал с чем-то более внушительным – не просто водяным пистолетом с сиропом, а с кипятком, например.
Ох, с каким удовольствием Шарлотта бы макнула каждого из этих засранцев лицом в чан с этой жижей. Но можно было сколько угодно сокрушаться, мол, эти людишки не просто разозлили грозную британку, они не просто ткнули палкой в бок спящего хищника, эти мужланы, эти невоспитанные самцы смачно отпинали голодного до чужой крови и без того разъяренную, злопамятную девицу, но все это был лишь пустым сотрясанием воздуха, а между тем дел-то было ещё очень и очень много.
Все эти душевные метания происходили под водой, дабы излишне резвящиеся детишки во главе с собратом по разуму не расстреляли весь свой сироп прямо блондинке в лицо. Ситуация была аховая, но не настолько, чтобы молить о пощаде. Выбор между не меткими и не далекими детьми и зловредным, хитрым Себастьяном был очевиден. А дальше следует сцена из малобюджетного боевика. Прикрывшись кругом, Шарли доплывает до мелких сосичников и со всей своей любовью к детям швыряет в них сей агрегат. Покуда мелюзга думала, девушке ничего не мешало отплыть буквально на метр, уцепиться за бортик, подтянуться и вылезти на сушу. Первый же ребенок полетел в бассейн, второму повезло меньше  - его схватили за ухо и резко потянули вверх, отбирая орудие преступления и что-то на немецком вперемешку с ругательствами говоря про плохое воспитание сорванцов. Сразу видно, что Роксфорд была преподавателем от бога и зря не пошла в учительницы начальных классов.
Теперь был черед Морана, который сам направлялся к своей жертве. Немного подкрутить здесь, и если ты хоть раз гонял домашнюю живность с помощью распылителя воды для цветов, то твой пистолет начнет стрелять чуть дальше. В случае Шарлотты - в лицо мучителю раньше, чем он успеет достаточно приблизиться и начать атаковать первым. Если бывалый снайпер бил прицельно и на один раз, то вот реставратор не мелочилась и поливала сиропом от души, постепенно приближаясь к источнику своего раздражения. А затем просто швырнула увесистый водяной автомат в чужую тушку, хоть очень хотелось попасть в полковничью, по всей видимости, пустую башку, кое-как прикрытую руками. Но они же просто дурачатся, к чему такие жестокости, да и к тому же торс был открыт для ударов на те несколько мгновений, пока мужчина не начал палить в ответ. А может он просто пожалел задетое женское самолюбие? Может быть.
Жаль, что ладошка для следующего действа была немного маловата, но по сути этого должно было хватить с лихвой. Как минимум за счет маникюра, который безжалостно впивался в самые нежные и, кажется, самые оберегаемые части тела полковника. В новинку ему было такое или нет, знал только Моран, Шарлотта же просто показательно сильнее сжимала пальцы, силясь проверить, а заговорит ли бравый вояка фальцетом. Она бы с удовольствием использовала нож, но того, к сожалению или чьему-то счастью, под руку не подвернулось.
Левой же дланью Шарли схватила полковника за правую кисть в попытке перехватить оружие или хотя бы попытаться в случае чего, перенаправить сироп в другую сторону.
- Ну вот, не такие уж они у тебя и стальные… Так что, мне кажется, что нам пора прийти к консенсусу и пойти по делам. Сдавайся на милость победителю, или мы проверим, насколько грустно тебе будет и какими цепкими могут быть ручонки у мошенниц.

+1

51

Нахальности у Шарлотты было хоть отбавляй. Себастьян присвистнул, наблюдая, как первородное зло разбрасывает детей в разные стороны. Было ли снайперу стыдно за такую откровенную и жестокую подставу? Отнюдь. Раскидала и раскидала – поплачут, отделаются парой синяков, поврежденной психикой да забудут. А Моран тут не при чем.
По мере сближения Роксфорд мазала все больше и больше, раза два только косо попав по предплечью. Видимо, собственную криворукость было решено маскировать за решительными действиями, а Морану только и оставалось, что прикрыть голову, в которую с подлого расстояния метнули автомат. Одним словом, все было решено без полковника. Все планы обвалились, когда дети разлетелись, как фундук из порванной пачки.
А дальше происходили страшные вещи, о которых даже говорить как-то не хочется. По крайней мере, нашелся снайпер чуть быстрее, чем остался недееспособным до конца дней своих. Обхватив мошенницу, Себастьян просто обрушивает их в бассейн и держит Шарлотту под водой, пока ручонки не расцепляются. Ну, не совсем так. Пока полковник не понимает, что еще пара мгновений и девушка попросту утопнет. И вот тогда потерпевшая выуживается на поверхность и под звуки чужого смачного кашля, Башер предлагает:
- Мне кажется, что нам пора прийти к консенсусу и пойти по делам.
Моран плавает хорошо, широко загребая сильными, привычными к физическому труду руками, поэтому выбирается из бассейна достаточно быстро. Чертово солнце палит, оседает на плечах и шрамах, которых у Себастьяна намного больше, чем секторов в колесе французской рулетки. Он забрасывает майку на плечо, предварительно просушив-взлохматив волосы оной. А что же Шарлотта? Ну, выплыть она была просто обязана, поэтому снайперу было больше, чем наплевать. Где вы слышали, чтобы тюлени тонули? Правда что, ересь ужасная.
- Напрыгались, теперь идем менять бельишко и сушиться, - в первом случае он, явно намекал на сиганувшую в одежде в воду Шарли, но задеть последнюю ни коим образом не желал. А если уж она снова и начнет дуться, что ж, раздобыть еще сиропа - плевое дело...

Отредактировано Sebastian Moran (2015-02-05 21:47:34)

+1

52

И снова водные процедуры, как будто барахтанья в химически обработанной воде до этого было мало, как будто гнев и ненависть можно смыть какой-то жидкостью вроде наполнения бассейна или сладкого сиропа, когда твой мнимый враг персона злопамятная, лицемерная и терпеливая. Шарли даже не успела ничего выкрикнуть, как они с полковником скрылись под толщей воды. И никакого "слоумо", где персонаж успевает решить главные проблемы мироздания, распланировать свою жизнь на десять лет вперед и насладиться аляпистыми украшениями в стиле барокко на фасаде соседнего здания. Вот так жестока бывает жизнь даже к тем, кто, казалось бы, только что держал власть над всем миром в своих руках. Реставратор обязательно бы сказала, что почувствовала себя каким-то слабеньким диктатором, которого свергли раньше, чем он успел начать кровавые репрессии. Немного печально, но факты таковы, каковы есть, и будут такими, какими будут.
Шарлотта выныривает, громко откашливаясь, и пытается убрать волосы с лица. Вновь глаза ужасно болят, так сильно щиплет чувствительную слизистую хлорка, хочется потереть их, превратив из просто покрасневших в красные-прекрасные, словно блондинка не спала несколько суток подряд. Вслед Морану полетело какое-то нечленораздельное высказывание, которое тот едва ли расслышал, к своему счастью или же несчастью, ибо Джим имел свойство набирать к себе людей, страдающих лингвистической несостоятельностью, но об этом мы узнаем чуть позже. Будучи прекрасным пловцом не в силу накаченных рук, но в силу тренировок не столь далекого прошлого, Лотти неспешно и непринужденно подплыла к шаткой лесенке, откуда собирался рулить своим маленьким войском Себастьян. Торопиться уже было некуда – одежда и прическа безбожно испорчены, да и обед в ресторане пропущен в виду того, что пока дама приведет себя в порядок после подобных развлечений, настанет пора собираться на званый ужин к этому мерзавцу Паулю. Вылезти, выжать волосы, тряхнуть блондинистой гривой, подцепить босоножки и, чуть ускорив привычный шаг, нагнать полковника.
- Мудак, - бессильно толкнув Морана в плечо, произнесла Шарлотта. Почему-то ей казалось, что Себастьян живет в неведение относительно своей сущности и кто-то обязательно должен донести до него эту неписаную истину, приправив толчком, от которого нападавшая пошатнулась больше, чем её жертва. – И ты случаем не в мой номер намылился? – Припоминая договор, что заключили два криминальных элемента, поинтересовалась Шарли, всерьез обеспокоенная тем, что её могут лишить возможности отмокнуть и смыть этот тошнотворно пахнущий сироп. Наверное, надо было ко всему прочему поддерживать ещё и легенду, которую всем попытался внушить Себастьян поутру, когда звал бедного реставратора своей строптивой самкой. Но это её не беспокоило, она не была тактиком, ей не нужна была тактика здесь и сегодня. По крайней мере, сама Шарли так думала. Однако не стоит все списывать на цвет волос и пол. И, упасите вас боги думать, что едва правая рука короля преступного мира снимет с себя что-то, то взоры прекрасных дам тут же обратятся к оголенному телу, а влажность в воздухе повысится до отметки «Премьера «50 Оттенков серого». Здесь и сейчас Себастьян Моран был не просто той персоной, которая хладнокровно пыталась выкинуть англичанку в окно, но он претендовал на то, чтобы занять единственную ванную комнату. А в таких обстоятельствах не до размышлений, как вкусна ирландская выпечка!

0

53

Ах, каким мерзавцем оказался Себастьян! Ужасным, недостойным, невоспитанным мужланом, который всячески притеснял бедняжку Шарлотту. Она - несчастная, со всех сторон обиженная судьбою - была теперь вынуждена сносить общество грубого плебея. Ужасно, отвратительно и невыносимо... Смешно. Разбойник с большой дороги был бы и рад позубаскалить над мошенницей и ее липовой ловкостью рук, но, кто знает, вдруг она снова вцепится - здесь должна быть шутка про Фрейда - и полковнику несдобровать. Какие, однако, настали страшные времена: мужчине уже нельзя и шагу ступить, чтобы его не схватили за гениталии и не принялись придираться и составлять список провинностей с вытекающими условиями.
Да, на «мудака» Моран разве что глубокомысленно хмыкнул, не став припоминать Роксфорд ее предыдущие косяки, коих за какие-то часов пять накопилось с десяток, а то и больше. Определенно, полковник был чрезвычайно благородным человеком.
По правую руку раскинулось громадное поле с педантично выстриженным ярким газончиком, на котором резвились пенсионеры. Какого черта великовозрастные доны, воры, скупщики и прочие в самый солнцепек  высыпали гулять оставалось не ясно. Пытливый ум Себастьяна, вроде бы, сделал поползновение в сторону этой неразрешимой загадки, но Шарлотта снова завладела хозяйским вниманием.
- В твой, - просто согласился снайпер, переключаясь на проходящую мимо шумную семью. Моран посторонился – в противном случае расторопный ребенок точно бы налетел на полковника. И то бы удар вышел куда мощнее, чем слабые тычки блондинки, которая явно забавлялась происходящим. – А когда ты… - Себастьян сделал пару широких, но заменяющих тысячу эпитетов разом, жестов, - …приведешь себя в порядок, исчадие ада, мы станем перед серьезным выбором.
На самом деле у Морана уже было несколько  - десятков – планов, которые бы его напарница не оценила от слова «совсем». Все просто: у Шарлотты пригласительный и она готова взять низкий старт в любой подходящий момент. Отсюда вытекает простое решение, суть которого сводится к гарантиям со стороны мошенницы, что она будет паинькой или, образно выражаясь, придется привязывать негодницу к батарее. Бондаж и прочее никогда не входили в спектр интересов полковника, но это не значит, что он не сумеет вывести Роксфорд из строя минут на двадцать. Как два пальца… Прошу прощения.
К слову, из-за поворота вынырнуло уже знакомое обоим здание, являющееся и конечной целью. Шарлотта могла упрямиться сколько душе угодно – Морану было глубоко наплевать на едва ощутимые потуги диктовать ему свои условия. Это было номер «раз». Вторым, но не по значимости, шел пункт о несколько раздобревшем и притерпевшемся снайпере, который в последнюю очередь сейчас желал препираний и споров.

0

54

«Исчадие ада… Пфф, если бы мне платили каждый раз, когда я это слышу в свой адрес», - совсем уж не самокритично думала Шарлотта, собираясь без помощи своей крестной феи на бал. И не смотря на то, что фразочка была пустяковой, Шарли отчего-то глубоко задумалась над тем, как успела заслужить такое обращение, даже не успев толком поднапрячься. А потом лишь самодовольно хмыкнула, решив, что просто прокачала свой уровень морального насилия, и полностью погрузилась в заботы о своем внешнем виде… Ба! Неужто вы думали, что блондиночка будет сокрушаться на тему того, что какой-то малознакомый и не менее маловоспитанный бугай, что не постыдился обливать даму сиропом и угрожать насадить на кованный заборчик, высказал свое «фу» в её адрес, и что пора менять свой отвратный характер? О, мой наивный друг, Шарлотта Роксфорд была не из тех дам, что занимают прелестную головку такими мелочами. Тем более сейчас, когда барышня стояла перед дилеммой: на банкете явно что-то будет и это что-то явно будет по вине несравненного Себастьяна «Ирландский круассанчик» Морана, с которым её видели и совершенно определенно запомнили, как успеть покинуть мероприятие без последствий для себя?

Свет, камера, ннннет! Не мотор, и даже не пропеллер.
Духота, суматоха, людской гомон, разбавленный тягучими музыкальными потугами приглашенного оркестра. Набивай гости свой рот получше, то было бы отчетливее слышно мелодию, плавную и ненавязчивую, что казалось, будто она буквально туманом, эфемерной дымкой расстилается по залу, и заметить её под силу лишь истинно внимательным, не занятым праздным увеселениям и способным по достоинству оценить творение музыкантов, что однажды оказались под действием чар своей музы. Печальная, но вместе с тем воодушевляющая и неожиданно (приятно!) волнующая, она прекрасно сочеталась, вернее будет сказать - не воспринималась без слов, что на манер мелодии неспешно тянулись обладателем тенора, перемешивались с общим шумом и незаметно растворялись. Даже не знавший языка, способен был вникнуть в смысл сего произведения, пусть и придумывая его самостоятельно, отдаваясь в плен своему воображению, которое рисовало каждому упоительные картины, лишенные будничных склок и проблем, под действием теплого южного вечера и пронизывающего исполнения, под отблеском ярких звезд и ветра с отчетливым привкусом моря. В такие моменты не хочется суетиться, думать о чем-то. В такие моменты хочется, наслаждаясь таким типичными и в тоже время безумно притягательным образцом итальянского творчества, закрыть глаза и просто медленно покачиваться в такт (а может и не совсем в такт, как уж получится), вложив свою ладонь в чужую, более крепкую и грубую, а под щекой ощутив ткань рубашки.
Но Шарлотта была далека от этого, как Моран от первой брачной ночи, и женскую душу бередили отнюдь не такого рода размышления, а волнение и едва уловимый, начинающий потихоньку разрастаться страх.
Роксфорд облокотилась плечом на колонну и перевела несколько напряженный взгляд на мужчину.
- Что ты планируешь здесь делать? – Пожалуй, настал тот час, когда стоит вытрясти из полковника всю правду. – Я не из любопытства, - быстро добавила дама и тут же продолжила, - мне просто надо спланировать сегодняшний вечер… Не хочешь – не говори, так, пожалуй, даже будет лучше. Я просто надеюсь, что ты дашь мне фору. Я понимаю, что хороший свидетель – мертвый свидетель, но право, мне не нужны лишние проблемы. Да мне даже невыгодно тебя кому-то закладывать. Да и как я тебя кому-то сдам, если у меня нет доказательств?
Не самые весомые аргументы, но иных пока не предвидится. Проще уж прямо сейчас завалиться к Паоло и рассказать о том, кто бегает по его владениям. И вот это уже действительно весомое обстоятельство, которое едва ли расчетливый снайпер упустит из виду.
- Тебе же явно наплевать, что будет после того, как ты сделаешь здесь все свои дела, которые естественно осуществимы без чужого вмешательства. А мне ещё домой хочется, и желательно целой и невредимой, а не в пластиком мешке в гости к Посейдону… Я обещала помочь по мере своих сил, я это сделала. По крайней мере, попыталась.
Ох, эта женская манера перевирать и быстро забывать собственные оплошности. Как будто и не было пряток, попыток сбежать и заморить полковника на полуденном зное.

+1

55

Если бы не пара-тройка лиц, знакомых по фотографиям, Моран бы предположил, что это не какое-нибудь светское мероприятие, а самый настоящий базар. Гомон, десятки диаметрально противоположных интонаций и настроений смешивались во что-то одно – непонятное, неразборчивое, неразделимое. И пока слух пережевывал подгорелую кашу разномастного общества, зрачок был куда педантичнее и живее. Черты Паоло были знакомы полковнику настолько хорошо, что, при наличии хотя бы крупицы таланта, снайпер бы, полагаясь на одну только память, сумел изобразить точную копию жидких голубых глаз, заплывший овал полного, возможно, когда-то давно даже красивого, лица, нестройные черты подвижной пасти. Этот без пары лет старик был настоящим животным, насколько мог судить Моран, по паре случайных встреч в прошлом. На фоне собственного окружения, оценке себя, прочей череде стычек, знакомств, общих дел, нельзя было не отметить, что тип был скользким, ловким, изворотливым. Только эти врожденные черты шли явно не от острого изобретательного ума, являясь лишь продуктом стечения обстоятельств, которые, надеялся ирландец, сегодня будут играть к коем-то веке на стороне противника.
Действительно, аргументы Шарлотты тянули на нетвердую три с половиной по пятибалльной шкале и то с крупной натяжкой, так что оставалось только многозначительно хмыкнуть, видимо, включая зеленый свет для очередной порции бравады, просьбы и провокации в одном флаконе.
- Плевать, - не отрицает полковник, наконец заметив мелькнувшую лысину хозяина отеля в другом конце зала. - Попыталась и все испортила. Но, думаю, ты и сама это прекрасно знаешь. На твое счастье, я чертовски славный и добрый малый, готовый дать тебе еще один шанс все исправить.
Физиономия Морана искажается подобием улыбки.
- Просто совместим приятное с полезным. Сначала решим мои дела, потом, так уж и быть, окажу тебе щедрую услугу, не только избавив от пакета, но и заботливо прикрыв спинку, пока ты возишься со своими таинственными женскими делами. К слову, ты то здесь зачем?
Но не успевает полковник договорить, как лысая голова, маячившая все это время где-то невообразимо далеко, внезапно меняет курс, двигаясь в сторону, стоящих слишком близко ко входу в «тайную комнату», Себастьяна и Шарлотты. Паоло что-то бурно обсуждает с коренастым блондином, периодически бросая короткие взгляды на своих костей, изредка здороваясь или пожимая кому-то руку. В лучшем жанре закона подлости, на скромном пяточке кроме полковника и его «подружки» никого нет, так что, пройти мимо знакомого лица без внимания точно у Паоло не получится. Метаться поздно, за Роксфорд укрыться – кур смешить – так что простой, но чертовски изобретательный вояка просто делает неторопливый шаг назад, потом другой, ловко протискиваясь между двумя горшками с зарослями какой-то беды, вроде фикуса, только раз в восемь крупнее.

0

56

Шарлотта недовольно поджала губы – вот же упертый мужлан ей достался, даже не собирается уходить в сторону и продолжает винить ее во всех грехах. Да, может, она в чем-то и провинилось, но не полковнику-душегубу судить бедную несчастную хрупкую даму, которая пытается бороться по мере своих скромных сил. Попутные тяжкие увечья, моральные травмы и расцарапанные спины – всего лишь трагическое совпадение, которое на удачу удалось для блондинки.
- И чего тебе от меня надо?
Действительно, чего же Морану могло понадобиться от Шарлотты? «Уладим мои дела» звучало слишком абстрактно и неосязаемо, чтобы хоть как-то представить для чего мужчине сгодилась англичанка. Ещё можно было прорисовать путь от её падения до видимого статуса «Блондинка для сопровождения», но вот в остальном… На шухере постоять? Ствол подержать (но-но-но, грязные извращенцы)? Шарли оставалось лишь закатить глаза и многозначительно хмыкнуть. Вернее согласиться. Потому что внутренний голос говорил, что если она сейчас демонстративно развернется спиной к фикусу и придавшемуся за ним тигру, то ей в затылок пуля прилетит быстрее, чем Паоло, за которым, по всей видимости и пришел полковник. С одной стороны, это обстоятельство играло даже на руку Лотти – все будут слишком заняты хозяином сегодняшнего вечера, а с другой – не дай боги, привяжут её маленькую шалость к тому, что натворит Себастьян, тут можно смело вытаскивать белый флаг и идти ко дну. Не самая радужная перспектива, но проблемы лучше решать по мере их поступления, и сейчас главной проблемой был строптивый полковник, которого хотелось нещадно приложить головой о мраморную плиту.
Вид разгуливающего по своим владениям Паоло не прельщал и Роксфорд, стоит припомнить лишь то, как завершилась их прошлая встреча. Благо блондинок было много, а англичанке не было столь запоминающейся развитой мускулатуры или ещё чего-то в этом роде, что несомненно оставило бы глубокий след в памяти итальянца, поэтому Шарли ничего не стоило просто повернуться спиной к хозяину дома, избежав не нужных взглядов и восторгов по случаю неожиданной встречи. Даже будучи спиной к объекту ненависти, дама легко могла понять, когда дело запахнет жареным – кусты, за которыми спрятался полковник и из-за которых должен быть прекрасный обзор зала, обязательно зашевелятся, вздумай наглый ирландец исчезнуть, как крыса с тонущего корабля.
- Я же вроде говорила, девичья твоя память, - произнесла Роксфорд, когда бравый боец покинул укрытия, едва за Паоло закрылась дверь, - хотя тебе, наверное, было не особо интересно меня слушать. Так вот, мне нужна одна вещица из его кабинета. Не буду пускаться в подробные и восторженные объяснения, рассказывая о культурной и исторической ценности, тебе и это явно будет неинтересно. Основную суть ты, определенно, должен был уловить - этот ублюдок увел её, но у меня слишком большие планы на неё, чтобы так просто прощать ему это… Теперь все карты раскрыты, намекни хотя бы долго нам ещё тут торчать. И что от меня требуется.

0

57

Не покривив душой, можно было согласиться с Роксфорд: слушал Моран ее в прошлый раз без должного внимания. Зато теперь все прочно и надежно отложилось в его памяти, между делом хорошенько поковырявшись в старых записках - Шарлотта играла роль воришки, при том играла далеко не посредственно, учитывая их шаткий, как молочные зубы, тандем с полковником. Последний взъерошил волосы, оглянувшись по сторонам и будто прикидывая, какого черта он вообще делает на этом празднике жизни.
- Вот как мы поступим, - Моран подхватил блондинку под локоток, в который раз, и неторопливо направился в сторону злополучной двери. - Доставай свою волшебную черную карту-ключ, цыганочка - проверим работает ли эта магия на местных головорезах. Я поговорю с Паоло и его гостями, а там можешь уносить все, что тебе приглянется. Даже меня.
Сомнительная шутка вянет, потому что Себастьян придерживает даме дверь, прежде чем они оба оказываются в красном узком коридоре, напоминающем кишечник морского чудовища. В конце его торчит рослый детина - на две головы выше полковника точно - пережевывает жвачку, равнодушно глядя сверху вниз на гостей.
Моран встревоженно поворачивается к Шарлотте, ожидая, наконец, увидеть, как белого кролика извлекают из шляпы, но не тут то было. Повисает неловкая пауза, которой, драматичности ради, не хватает только безысходного дребезжания сверчка. Все было бы хуже, сложись обстоятельства так, как предположил полковник изначально - три охранника при входе и три внутри. Где другие два? Взгляд снова обращается к Роксфорд - чего она медлит?! - и амбал даже не успевает удивиться, когда его голова сталкивается со стеклянной стеной. Осколки летят во все стороны, осыпаясь на пол, на ботинки и рукава полковника, вязнут в стекающей крови.
- Ладно, обсудим это потом, - перешагивая через отключившегося охранника, бормочет Моран.
Ждать все равно не было смысла. В помещении - раз, два, три, четыре, пять, вышел зайка погулять - шесть охранников, но на вид достаточно шустрыми и сообразительными были только двое. Или трое: Себастьян с сомнением осматривает облокотившегося на бар мужчину с крупным ожогом от скулы и до грубой линии челюсти. Нет, возни не будет.
Проходит минуты полторы после того, как дверь закрывается прямо перед носом у Роксфорд. Все это время из комнаты доносятся выстрелы, крики и грохот, ужасающий грохот. А потом дверь открывается снова, являя публике потрепанного, но с улыбочкой, полковника.
- А теперь можно входить. Я поговорю с нашим уважаемым коллегой, - Моран бросает взгляд через плечо, двумя пальцами козырнув побелевшему от шока Поало, - так что можешь тащить все, что вздумается. Вы ведь не против?
Грузный, но больше не грозный владелец рулеток и прочей мишуры только кивает - до того момента, как видит Шарлотту - Себастьяну приходит в голову, что так внезапно менять цвета, определенно, вредно для здоровья. Багровый от злости мексиканец только цыкает, что-то нелестное роняя на испанском. Моран отодвигает стул, усаживаясь напротив неблагонадежного партнера, но краем глаза продолжает следить за женщиной.

Отредактировано Sebastian Moran (2015-07-17 22:28:36)

+1

58

Шарлотта оскалилась, едва Моран вознамерился препроводить её куда-то под локоток, что должно было значить, что непревзойденное чувство юмора полковника было замечено, пусть и не оценено по достоинству, уж больно зритель нынче был слишком привередлив, а уж про Роксфорд и вообще говорить не о чем. Хотелось отпустить шутку о чем-то вроде необходимости мужчине сбросить несколько кило, иначе взять его с собой не удастся и придется брать прям там, где он и упал, однако Шарли не успела явить миру свой талант виртуозно плеваться ядом в любой ситуации и даже в такой, где тебя под белы рученьки непонятно зачем и не особо понятно куда тащит неизвестный убийца, правая рука того самого Мориарти, недавно обещавший методично и целенаправленно применять все свои навыки в области пыток не к кому-нибудь, а именно к её скромной персоне. Что ж, если некогда упомянутые любопытство, алчность и гнев не станут причинами смерти мошенницы, то кто-нибудь с большим удовольствием проделает в её тушке лишнее отверстие, чтоб одно из естественных (рот, господа, именно рот) навеки захлопнулось.
Шарлотта выругалась, когда красивый жест с вытаскиванием пригласительного не получился. Сначала ругань была мысленной, но когда переворот содержимого сумочки не дал ожидаемых результатов, мошенница начала высказывать свое недовольство вселенной уже вслух. Это было немыслимо. Она же все параноидально проверило несколько раз. Если только… Если только не нашелся ещё один воришка, который не утруждал себя окучивать какого-то америкашку полдня, а дерзко и нагло решил стащить пригласительное непосредственно на банкете. Это было более чем просто эпично. Собственно, день, начавшийся с того, что тебе угрожают выкинуть в окно в одном нижнем белье, менее эпичным быть просто не мог. Блондинка красноречиво взглянула на полковника. Авось тот тоже вспомнит щуплого юношу, который так демонстративно задел его спутницу. В кино это выходит достаточно просто и красиво, почему бы и нет? Да ну нет. Шарли вновь заглядывает в нутро своей сумочки, силясь найти там проклятую всеми богами карточку.
Ночь, коридор, амбалы, не лишенное смысла насилие. Последние протекает быстрее, чем поиски карточки в бездонной сумке. Да в принципе, Шарлотта и не заметила бы ничего, так увлеченно она погружала свою руку по локоть в миниатюрный клатч, справляясь с желанием, высыпать все содержимое прямо на пол, если бы здоровый детина не упал почти к её ногам. Эффектный жест, после которого можно было бы заподозрить в полковнике сентиментального романтика, не способного с присущим ситуации драматизмом кидать букеты роз подле дамы, но в чьей власти отрывать головы и просто швырять врагов туда же врагов и просто случайно подвернувшихся под руку.
- Чтоб его черти рвали. Что ж за … сегодня творится? – Потирая переносицу, устало произнесла Шарлотта, бросив наконец все попытки отыскать карточку. Теперь это точно бесполезно. Да и вообще, зачем она им была нужна, когда можно идти вот так на таран? Лотти усмехнулась, поняв, что куда проще держать такого гладиатора, чем придумывать гениальные планы, заканчивающиеся не самыми приятными сценами за закрытыми дверьми чужих номеров. Что ж, если она вернется живой, то она определенно озадачится поиском такового.
Вот выглядывает веселый Моран, вещая о том, что путь свободен. Светлая бровь приподнята, а выражение лица задумчивое-презадумчивое. Может быть, и правда его унести, чтоб не искать кого-то с похожими характеристиками, а пользовать первоисточник, так сказать?
Послав воздушный поцелуй Паоло с самой самодовольной рожей, которую можно только представить, Роксфорд юркнула к шкафу, где за стеклом таилось то, чего мошенница так жаждала. И ещё куча интересных вещей. Шарли искоса взглянула на мужчин, прикидывая, что нужно для того, чтобы утащить побольше, раз уж представилась такая возможность. И вообще, ей Моран разрешил.

+1

59

Сложив руки на спинке стула, Моран устраивает поверх них свой огромный подбородок. Единственная пустая глазница пистолета, зажатого в правой руке, неторопливо раскачивается, будто дирижирует невидимым оркестром.
- Итак, - Себастьян косит серо-зеленый глаз на мошенницу. - Конфеты или жизнь?
Фишки разбросаны по комнате, будто кто выстрелил ими из хлопушки. И карты. Следы хорошей игры то тут, то там проглядывают между мертвецами, между этими забавными любителями покера, парочка из которых успела схватить по бубновому тузу в висок. Паоло нехотя, долго оттягивая и путаясь в словах, рассказывает снайперу все мелочи операции. И то, как полиция повязала его племянника, и конфликт с гостями из Поднебесной, и, наконец, куда "святой отец" отогнал последнюю партию героина, который наставлял многих на путь истинный гораздо эффективнее Святого Писания, под чьими корочками перевозили наркотик. На самом деле, грамотно поставленные вопросы позволяют уложиться в без малого восемь минут и полковник доволен - доволен собой, доволен Паоло, которому даже не пришлось ничего ломать, доволен Шарлоттой, копошившейся на заднем плане. Снайпер поднимается, напоследок дружески похлопав мексиканца по плечу, и оборачивается к Роксфорд.
- Ты все взяла? - но после вопроса запинается, немного ошарашенный. - Я, конечно, предложил брать все, что понравится, но не думал, что ты воспримешь это настолько буквально.
В другом конце комнате белеет узкая дверь. Немного пораскинув мозгами, Моран устремляется к ней, дергает за ручку и - да, как он и думал - лестница ведет наверх, упираясь в большие створки, вроде подвальных в частных домах. Вот свезло!
- Ба, подруга, да у нас хороший день!
Рядом с распахнутой на свободу дверью болтается красная плотная штора, видимо, служившая иллюзией приватности для тех, кто намеревался уединится в клетушке за ней. Себастьян дергает занавеску раз, второй, пока та не сдается с противным треском.
- Сваливай сюда небьющееся. Вместе больше унесем, - полковник скалится довольно. Где-то один Паоло прячет лицо в ладони, не в силах выносить происходящий дурдом.

+1

60

Когда видишь столько сокровищ, в руках появляется легкая дрожь от нетерпения и нарастающего волнения, а в глазах восторг. Кроме восторга в голубых, словно норвежские фиорды, очах мисс Роксфорд, огоньки алчности отплясывали сальсу, предчувствуя легкую наживу. Конечно, Шарли знала, что этот мексиканский толстосум вздумал разыграть из себя ценителя прекрасного, скупая налево и направо любые понравившиеся побрякушки, но чтоб это хобби завело его так далеко. Воистину, слава идиотам и бедным странам, где избавляются от фантастических вещей буквально задаром.
Дверца открылась с противным поскрипыванием, и мошенница сумела рассмотреть все то, на что успела положить глаз ещё в прошлый визит к Паоло. Издалека при беглом осмотре все выглядело не столь респектабельно, создавая впечатление, что мужчина пресытился своим же товаром и перестал догонять свою медленно уезжающую крышу. Но теперь Роксфорд видела, что все было отнюдь не просто так. Шарли от переизбытка чувств испустила несколько витиеватых ругательств. Здесь было более, чем просто достаточно для хорошего отпуска со всем причитающимся мотовством и кутежом. Среди кучи разнообразных вещиц, англичанка даже встречала знакомые: парочку сама продала Паоло, о каких-то слышала, несколько помогла переправить коллегам неудачливого наркобарона. Мысль о том, как сегодня очень не повезло одному Паоло, заставила бестактную хамку негромко хохотнуть.
- Вот же мешок с мексиканским дерьмом, - весело проговорила блондинка, поднеся к глазам одну из чаш, что ютилась на полке. А после отставила оную на стол, явно намекая, что унесет её с собой. Как и вот эти диковинные монеты. И ещё один кубок. И вот то украшение.
На заднем плане кто-то гундосил про наркотики, каких-то племянников, но Шарлотте не было до этого дела. Не только потому, что её мало заботило то, в чем она не разбиралась и что непосредственно не касалось её сферы деятельности, но и просто потому, что Роксфорд была блондинистой эгоистичной бабой, ловко расставляющей приоритеты. Волнует ли её проблема стран третьего мира? Да не особо. Беспокоит ли то, что на совести полковника почти с десяток трупов за один вечер, и что невинно убиенные возможно были примерными семьянинами, что у них остались голодные маленькие детишки? Ни разу. Переживает ли Шарлотта за то, что не унесет все приглянувшееся? Вот это уже ближе к истине.
Что ж, у этого мистера должно быть достаточно денег для того, чтобы сколотить ещё одну такую коллекцию, так что вполне себе может и перебиться без всех этих чудных предметов роскоши. Лотти, конечно, не из Шервудского леса, но кто сказал, что в современном мире нет места Робину Гуду в юбке? Вот сейчас Шарли заберет излишки у богатого толстопуза и отдаст их одной бедной мошеннице с соответствующими вычетами одному бедному полковнику, если тот захочет. Справедливость, равенство, братство – все, как завещали коммунисты и детские сказки.
- Ты не представляешь, сколько это все стоит! – Воодушевленно начала Шарлотта, когда к ней подоспел ошарашенный полковник, не сразу сумевший оценить масштаб произошедшего. – Я смогу легко слить это на черный рынок за бешенные бабки, потом поделим выручку пополам. Идет?
«Видимо, идет», - подумала мошенница, когда полковник потянулся к красной шторе.
И если кто-то только что заподозрил Шарлотту Роксфорд в том, что она готова делиться и оценила проделанную полковником работу по заслугам, то кто-то не знает Шарлотту Роксфорд, которая уже придумала, как нагреться на одном Моране, едва ли смыслящем в антиквариате. Но Себастьяну знать это было не обязательно, ведь слова о равных долях в будущей выручке звучат слишком соблазнительно, вот пускай и соблазняется.
С небьющимся были некоторые проблемки, но находчивости мошенникам не занимать. Через несколько мгновений Шарли уже стягивала рубашку с одного из трупов, дабы аккуратно завернуть музейные реликвии в них.
- Будь душкой, достань ещё одну, а лучше две. Не хочу, чтоб самое ценное из всего этого не доехало хотя бы до номера.
С поистине материнской заботой барышня принялась укутывать свой будущий гонорар, после чего, взглянув на Морана, который готов был бездушно взвалить себе на плечо красный мешок их личных подарков, приняла волевое решение, нести все бьющееся в своих руках. Благо таковых предметов было не слишком много, хотя как будто жадную до денег Шарлотту это бы остановило. Она бы понесла в зубах, лишь бы не оставлять на растерзание Паоло.
- Не представляю, как мы пройдем через зал со всем этим… Но пусть попробуют меня остановить, и я им глотки перегрызу.

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Scotch, twist and dirty hands