« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Объявление

Уважаемые гости и участники. В связи с загруженностью АМС игра уходит на хиатус до начала 2018-го года. Благодарим за понимание!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Profiles » James Moriarty


James Moriarty

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя, возраст
Джеймс "Джим" Мориарти || James "Jim" Moriarty
Он же Ричард Брук | Richard Brook, Джим из IT (Jim Zucco | Джим Зукко) и прочие имена, ибо ТЫСЯЧИ ИХ.
39 лет.

2. Деятельность
Первый и единственный в мире консультирующий преступник, не принадлежащий ни одной определенной организации; вдохновитель преступных умов; создатель и бесменный куратор криминальной паутины, что некогда охватывала большую часть земного шара.

3. Внешность
Andrew Scott || Эндрю Скотт

*узреть*

http://f.mypage.ru/b9d158ffe591df9e3698da4f333e8b57_4994e8cb60bbd2be695b91d7afb4c46d.jpg

Джеймса нельзя назвать высоким, его рост где-то около 170 см – немного для взрослого мужчины. Темные волосы уложены назад, открывая широкий лоб мыслителя, карие глаза – большие и выразительные – смотрят расслабленно, но внимательно. Темные брови четко очерчены. Телосложение не массивное, но довольно крепкое – Джеймс неплохо сложен и, плюс ко всему, тщательно следит за формой. Всегда держится расслабленно, не пытается посредством внешнего вида казаться выше или внушительнее - бешеная энергетика и костюм за восемьсот долларов справляются с этим весьма неплохо и без непосредственного участия владельца. Походка неторопливая, двигается непринужденно, без лишних телодвижений. Исключение составляет лишь нервный тик, когда Джим находится на пике эмоций, да ерничанье – в моменты особо хорошего расположения духа. Из наиболее отличительных особенностей (а Джим особенный, не забываем) - непривычно высокий голос для существа мужского пола. При желании, может выйти и фальцет, так как Мориарти гениально играет тембрами и полутонами, оправдывая самовольно присвоенный статус mr. Sex.
   Обладает живой, активной мимикой (ею, в основном, и запоминается, если не знать, с кем возымели честь или несчастье оказаться знакомым), такой же активной жестикуляцией, и со стороны кажется, что Джим попросту не умеет контролировать собственное тело. Отчасти это правда, когда Мориарти находится в своем обычном состоянии, а не проводит очередное показательное выступление в суде, Тауэре или лаборатории Бартса — в такие моменты перевоплощается полностью, меняя даже голос и походку. В Джиме пропал великий актер или айтишник, но злодеям-консультантам в любом случае платят намного больше, да и возможности для реализации своих незаурядных талантов несравнимо шире. Момент! - и он заливисто смеется удачной или не очень шутке, спустя секунду - готов взорвать шутника по факту самого его существования.
   Питает слабость к хорошим костюмам, всегда тщательно продумывает детали – будь-то выход злодея-консультанта Джеймса Мориарти или застенчивого гея Джима из отдела IT. Новая роль – новый наряд, учитывая всю специфику – от обстановки до чужих дедуктивных способностей. Откровенно двинут на модных тенденциях, отслеживает новые коллекции, однако, не жертвуя при этом вкусом. Отдает предпочтение строгой классике, с небольшими вольностями. Справедливо полагает, что встречают по одежке, поэтому всегда выглядит отлично, вне зависимости от текущего плана. Неброско и - дорого.

4. Характер
Он — Наполеон преступного мира, Уотсон. Он — организатор половины всех злодеяний и почти всех нераскрытых преступлений в нашем городе. Это гений, философ, это человек, умеющий мыслить абстрактно. У него первоклассный ум. Он сидит неподвижно, словно паук в центре своей паутины, но у этой паутины тысячи нитей, и он улавливает вибрацию каждой из них. Сам он действует редко. Он только составляет план.

   Аналитик, но вечно балансирует на тонком канате: с одной стороны холодная и беспощадная логика, с другой — бурные эмоции и кто знает, что победит в этот раз. Крайне эгоистичен и самолюбив, такие понятия как дружба, любовь, доверие - отсутствуют априори. Неоспорим факт того, что Джим не вполне вменяем – гениальность без безумия не ходит, но с медицинской точки зрения Мориарти совершенно здоров. Возможно, профессиональный психотерапевт и нашел бы отклонения… если рассматривать исключительно моральную сторону вопроса. Легкую форму истерии, к примеру. Стандартный эмоциональный диапазон - хлещет через край, посему любит давить на чувства людей ради собственной выгоды. Ведь человеческая психика – самый тонкий и опасный инструмент, а Джим очень любит играть с опасностью. Его сценарии – изощренные, пахнут кровью и порохом, и развиваются именно в той последовательности, что изначально задает гениальный ум. Случайности – тщательно просчитаны. Результаты – красивы, эффектны и соответствуют ожиданиям. Мориарти не является садистом по сути, но вполне не прочь поиграть с чужим разумом – поэтому предпочитает пытки интеллектуальные. Иначе бы он не стал тем, кем стал.

   Считает, что человек должен быть прекрасен во всем, начиная с внешнего вида и заканчивая миром внутренним. Насчет души, как самый самоуверенный парень за планете, особо не заморачивается, словно у него на чердаке где-то припрятан тот самый особенный портрет. Производит впечатление невротика и это впечатление верное, потому что второго такого, взрывного, вечно взвинченного урагана, проносящегося мимо, успевающего похвалить, приласкать и наорать за непроходимую тупость, — и это все за полминуты — еще поискать. Впадает в короткое предистеричное состояние при виде криво сложенной салфетки, но, когда чем-то увлечен, может не замечать хаос вокруг себя, прекрасно в нем ориентируясь. Мультизадачен, часто ведет помногу дел за раз, будучи сосредоточенным на одном, и доводит все до логического завершения. Эстет до кончиков ногтей, обожает классическую музыку, способен заслушивать до дыр отдельно взятые композиции, едко комментируя не понравившиеся полторы секунды, после чего переключается на поп-исполнителей семидесятых, не находя разницу между и между такой уж разящей. Сексуальная ориентация пан, сапио, гомо, ас, хватит выпендриваться — бисексуал. Невзирая на придирчивость в самых, казалось бы, ерундовых вопросах, в личных связях неразборчив. Флирт — как стиль жизни и манера общения, начиная с Шерлока и заканчивая миловидной судебным приставом на слушании собственного дела.

    Многие признают, что у него прекрасное чувство юмора – возможно, местами неприятное и цепляющее, но, бесспорно, всегда к месту. Любит язвить, изредка даже – ерничать, когда того стоит результат. В большинстве случаев, на лице можно прочитать все эмоции, даже когда Мориарти молчит. Впрочем, это весьма редкий случай, так как Джеймс всегда вставляет свое веское слово. Справедливости ради стоит заметить – пресловутое последнее слово априори остается за ним. Крайне жесток, ради достижения своих целей не остановится ни перед чем. Будучи человеком довольно вспыльчивым, Мориарти демонстрирует удивительное хладнокровие, когда дело касается его профессии. Взорвать детский сад, убить старушку-процентщицу, разрушить континент с помощью подобранного кода к ядерным боеголовкам – это малая часть того, на что способен Джим просто ради развлечения. Разумеется, он не станет взрывать ради взрыва, убивать ради убийства и уничтожать ради пустоты – за всем, что делает Джеймс Мориарти стоит нечто большее, нежели просто криминальное действо.

    Острый язык, опасный криминальный ум(ТМ), предприимчивость и деловая хватка – отличительные особенности Джеймса Мориарти, которые и составляют основу его личности. Весьма обаятелен и способен расположить к себе фактически любого. Словно хамелеон он подстраивается под обстоятельства, и каждая из удачных и путаных авантюр приносит ему почти оргазменное удовольствие. Гениальный актер из природы – следует заметить, что почти все личностные черты в Джиме находятся на шатком уровне гениальности – он способен менять личину хоть по десять раз на дню. Верша злодейства, Джеймс Мориарти ни разу не запачкал рук. Находясь на виду и правительства, будучи страшным сном правоохранительных органов – начиная с полиции и заканчивая ФБР – с юридической точки зрения он совершенно чист. Что скрывать – Джима забавляет тот факт, что вокруг него постоянно вертятся людишки с обеих сторон закона. Другое дело, что в лицо его знает меньше одной седьмой части окружения, с которым он контактирует по "долгу службы". Превыше плодотворного сотрудничества только личная безопасность. Да и загадочный ореол, окружающий его таинственную фигуру, злодей-консультант находит весьма изящным обрамлением к собственной неповторимой личности.

   Не любит полный вариант своего имени, предпочитая короткое "Джим". В общем и целом, производит впечатление человека, которого тащит от всего на свете. Наличествуют вредные привычки, но в отличие от Шерлока Мориарти не подстегивает себя стимуляторами, лишь изредка пытается расслабиться, когда устает от всего и всех, и от себя главным образом. Когда энергия рвется наружу, но сдается голой физике — когда Джим в очередной раз понимает, насколько ему тесно здесь и сейчас, и как сильно болят мысли.

   Несмотря на эмоциональность, не способен испытывать глубокие чувства. Если речь, конечно, не идет о ненависти. Мориарти — когда не слишком кривляется и эмоционирует — на редкость неприятная и пугающе умная личность, искренне наслаждающаяся чужими неприятностями, к созданию которых прикладывает руку; тот опасный и непредсказуемый тип психопата, умеющий произвести впечатление, обаять, завлечь, заразить идеей. Склонен к одержимости идеями и людьми, но чаще всего довольно быстро остывает к объектам интереса. В особо тяжелых случаях доведет до истерики и суицида, после чего мгновенно успокаивается, изредка жалуясь на прогнивающий мир.

5. Биография
   Все началось с кроссовок. Они были даже не красные и не особо нужны Джиму, но их обладатель имел прекрасный дар задирать юного зубрилу, не отличавшегося физической силой, зато могущим похвастаться живым воображением и нездоровой злопамятностью. Чувство юмора тоже было весьма своеобразным, посему Мориарти решил, что чемпиону по плаванию, как и Титанику, место на дне, ну а в айсберги он непринужденно записал собственную нескромную персону. Наблюдая, как Карл Пауэрс жадно глотает хлорированную воду, словно выброшенная берег рыба пытается добраться до воды, Джеймс получил первый жизненный урок: не все в этом мире решает сила. Во всяком случае, подобные мелкие несправедливости ему точно по плечу.
   Пауэрс мертв, как и его идиотское чувство юмора, Джимми снова собрал игрушечный андронный коллайдер, у него прекрасная семья, старательно не замечающая редких вспышек жестокости, списывая все на нервную, творческую и неординарную натуру отпрыска. Жизнь прекрасна и полна маленьких приятных сюрпризов.
   По официальной версии Карл покончил с собой ввиду своего первого и болезненного проигрыша в этом самом бассейне, в октябре одна тысяча девятьсот восемьдесят девятого года. Пропавшие с места самоубийства кроссовки полиция в расчет не взяла — как и ожидалось, пустоголовые бобби поторопились поскорее избавиться от скользкого дела. Трофей Джим хранил много лет, как память о своем первом достижении, даже не планируя использовать как-либо, кроме предавания приятным воспоминаниям, но судьба неизменно преподносит подарки с присущей ей иронией.

   Стоит ли говорить, что в школе, колледже, университете Мориарти был лучшим во всем. За исключением, пожалуй, активных видов спорта. Явная склонность как к точным наукам, так и душераздирающей поэзии; способность мешать цифры и рифмы, с теоремы Ферма до рассуждений о трудах Эриха Фромма; от школьного театрального кружка, в котором Джим не прижился ввиду "ангельского" характера и абсолютной неспособности работать в команде до блестящих докладов, неизменно срывающих овации публики и доводящих до седых волос завистливых и занудных ученых мужей, к коим Мориарти к двадцати шести годам питал стойкую неприязнь, граничащую с ненавистью.

   Каким образом Джеймс Мориарти, студент-отличник, да и просто душа компании встал на скользкую криминальную тропу, история умалчивает. Комплекс гения, который он наглядно демонстрировал всю свою жизнь, взял свое и вылился в глухую тоску по роду человеческому. Блестящая защита проекта, статья, книга - и Джеймс понимает, что преподавательская деятельность, прямо скажем, не его путь. Мало кто знает, что математические способности Мориарти ничем не уступали его познаниям в области медицины, однако добиться признания в врачебной среде банально не позволила запятнанная в тех кругах репутация. Математика не знала этических границ, здесь не существовало ошибок, ничьей жизни не грозил якобы неосторожный взмах металлического лезвия, а вступать с полемику с высшими умами было настоящим интеллектуальным оргазмом - до определенного момента. Место профессора на кафедре математики, куда запихнули новоиспеченного выпускника, едва успевшего пройти практику, подверглось осуждению, зависти, смирению, принятию. В родном Дублине имя Мориарти известно как имя самого молодого в истории университета ученого, чья жизнь трагически оборвалась в самом расцвете. Как и жизнь его наставника, пытавшегося диктовать Джеймсу как преподавать, что говорить, как дышать, над чем думать и над чем работать. Автомобильная авария, техническая неисправность, два изуродованных тела. Джим не признавал таких понятия как "благодарность" или "заслуга лет", предпочтя унести в могилу все, с чем его возможно было бы связать в новой жизни. Мориарти побаивались критиковать при жизни, а после смерти и вовсе возвели в ранг святых и невинно оклеветанных гениев, чьи сомнительные эксперименты в области химии и медицины продвинули науку на много лет вперед.

   Твердое убеждение, что кругом одни заурядности, которые не то, что сравниться - даже понять его не могут, сыграло решающую роль в выборе дальнейшей "профессии". По ту сторону закону – все по-другому, был уверен Джим. Там те, кто не боится. Те, кто не гнушается никаких методов. Те, кто не боятся рисковать. С ними можно экспериментировать без ограничений. Можно воплощать в жизнь те сценарии, которые только могло создать больное криминальное воображение. Лишь иногда Джим жалел, что ему совершенно нечем жертвовать и это было... скучно. До крайности скучно. На протяжении всей карьеры Мориарти ни разу не запятнал свое имя. В подобных кругах весьма ценится честность, поэтому Джим никогда не обманывал своих клиентов, организовывая все четко и в срок, а если и обманывал, то обставлял аферу со свойственной ему изощренностью. Стоит ли упоминать что круг пресловутых заказчиков постоянно расширялся. Всю дорогу Джим ждал развлечения: такого, что не надоест и заставит напрячь все свои серые клетки, артистичные способности и остроумие главным образом. Преступления для него – в первую очередь забава. Джим редко требовал денег за свою работу, чаще ставил условия. Бартер – великая вещь. Но придумывать планы преступлений для тех, у кого не хватало мозгов для элементарного минирования зданий, постепенно надоедало.

   Папка с делом Мориарти по сей день покоится в секретном архиве MI6, и только Майкрофт Холмс способен выдать о прошлом гения что-то более-менее внятное. Судя по данным в пресловутом досье, Джим Мориарти ступил на скользкую криминальную стезю еще будучи преподавателем, умело совмещая вакансию правильного до тошноты профессора и работу по ту сторону закона, пока родной университет не достал его окончательно и не пришло время сделать выбор.

   "Дорогой Джим..."
   Во избежание крупного скандала в ученых кругах, информация от прошлом Джима благоразумно не разглашалась все годы слежки за ним, о которой Мориарти несомненно знал. Проворачивая мелкие аферы на виду спецслужб, вовсю используя подставные лица и окружение, что даже не догадывалось, на кого работает — крупные дела Джим, как специалист теперь международного уровня, контролировал самолично. Опять-таки через третьи руки, оставаясь чистеньким перед суровым ликом правосудия. Мориарти подавал идеи, прописывал схемы, но ответственность, последствия и вина оставались на исполнителях и, внезапно, клиентах. Смертельно больной таксист; Моран, чье присутствие рядом с Мориарти всегда ввергало немногочисленных исполнителей, знакомых с Джимом лично, в недоумение. Где и как сильный и независимый криминальный гений умудрился подцепить бывшего вояку без принципов, амбиций, но зато с зашкаливающим уровнем жестокости, до сих пор остается загадкой.
   И прочие имена: Ирен Адлер, грандиозно провалившая план консультирующего преступника и поплатившаяся за свой провал головой. Старушка восьмидесяти лет, незаслуженно взявшая кредит жизни у создателя и обрушившиеся верхние этажи жилого дома. Девочка пяти лет, прирожденный бизнесмен, дай ей сто фунтов и она скажет Шерлоку в трубку что-угодно даже без Себастьяна, могущего держать ребенка на прицеле. Это была бы забавная сцена — вырастает маленькая Джун и говорит: мистер Холмс, ваше представление с картиной было впечатляющим, но и взрывчатка была настоящей.
   Дети британского посла, мимолетный роман с Молли Хупер, непонятные махинации с лабораторией и военной базой Баскервиль — все это неважно, оказалось неважно. Важно то, что до этого многие старания Джима пропали впустую, едва место на сцене имел наглость разделить Холмс.
   Не который снеговик, который Шерлок.

   Напрасно правительство и Майкрофт считали, что держат руку на пульсе. Имея в распоряжении кучу марионеток-спецагентов, они забывали о главном пункте в досье: каждая ошибка Джима просчитана, каждый пробел в плане спланирован, любой просчет сыграет ему на руку. Игровая площадка под названием Лондон и куча игрушек в этой громадной песочнице — больному криминальному воображению было где развернуться. К чести преступного гения: Шерлок был предупрежден лично. К радости Джима, предупреждению не внял, что обернулось вышеописанной чередой крупных преступлений и мелких гадостей, ответственность за разрешение которые легла на чужие худощавые плечи. Старший братец носился рядом, паниковал и с переменным успехом допрашивал Мориарти, который откровенно веселился, глядя на чужие чаяния, пока подчиненные следовали данным ранее указаниям и криминальная сеть временно функционировала без своего куратора, что был немного занят беседами о том, что кушал на завтрак Шерлок в годы отрочества. Или о ком горевал.

   Девочка за тридцать, такая сладкая, на удивление изобретательная в своей жестокости, неумная в кровожадности, к тому же совмещающая в себе очевидное, на вкус Мориарти, безумие и холодный, беспощадный и логичный ум.
   Джим не устоял.
   Что бы не говорили, но Мориарти, в отличие от прочих особей мужского пола, окружающих камеру Эвр, умеет удовлетворить леди за пять минут. Ровно столько им потребовалось, чтобы расписать план чужой жизни на пять лет вперед, попутно отказав Холмсам в праве сохранить остатки человечности и пообещать впридачу к рождественскому подарку, коим на тот день оказался Джим, сборник бодрящего хоум-видео в его неповторимом исполнении.

   Джим нетерпелив, но умеет ждать. Всему свое время, у всего — своя причина. Потому что за всем, что творил Мориарти в этом "дурном мире" (с) стояло нечто большее, чем просто преступление: вызов, провокация, демонстрация, шутка. В процессе реализации своего Рейхенбахского плана, все перечисленное шло именно в таком порядке. Я — это ты, сказал он чуть позднее. В огонь и в воду, живой или мертвый, мы встретимся на этой земле или я пожму тебе руку в аду, говорил Шерлок, сжимая ладонь консультирующего преступника в своей, пока вторая ладонь Мориарти нащупывала в кармане пальто старомодную беретту.
   И Джим пропал. Понял, понял моментально: пока кто-то из них жив, останется жить и второй, в некотором смысле они всегда будут друг у друга. Шерлок провинился куда сильнее, чем Ирен Адлер, Себастьян Моран или бедненький Карл Пауэрс с онемевшими ногами и пропитанными ядом кроссовками, и Шерлок намного умнее их всех вместе взятых. Он обманул его, да-да, обманул, угадав с "пауком" и чертовски просчитавшись во всем остальном. Детектив может забыть о погибшем гении консалтинга, некогда стоявшего у истоков криминального жанра: образ Мориарти, как часть его самого, навечно останется на самом нижнем этаже Чертогов, закованный в цепи, без права вырваться наружу, но, тем не менее, там он будет жить. Была еще одна проблема: Мориарти не собирался отходить в мир иной в одиночку. Детектив стал его болезнью, одержимостью, страстью, очередной причиной бессонницы, самым ненавидимым человеком со времен чертова Карла, и Джим был согласен умереть только вместе с ним.
   Плевать на идеальные схемы преступлений, которые стали вскрываться как гнойный нарыв, на недовольных клиентов и пошатнувшийся имидж. За всей этой бравадой социопатии, отрешенности и безразличия ко всему сущему, скрывалось то, что разглядел только Джеймс. Шерлок оказался обычным человеком. Это единственное, что Мориарти никогда не сможет ему простить.

   Два года он безмолвствовал, наблюдая как рушится его криминальная империя. Око за око — как Шерлок наблюдал за разрушением своей репутации; дань уважения, нудный джентльменский жест и терпеливо копившаяся злость, которую самовольно коронованный экс-монарх преступного мира однажды обрушит на Англию всей тяжестью. Лишь дождется подходящего момента, когда правительство, бывшие подчиненные — и Шерлок Холмс — соскучатся по былым денькам.

6. Привычки, способности, интересы
   — самый блестящий ум Европы, возглавляющий к тому же все силы ада. (с)
   — неплохо разбирается в классической музыке, истории, астрономии;
   — в наличии зачатки дедуктивных способностей. Во всяком случае, понимает информативную ценность мелочей;
   — прекрасные артистические данные — благодаря им способен влиться в любую обстановку;
   — явный талант к математике, иностранным языкам и разработке ПО и малогабаритных моделей взрывных устройств. Хороший актер. Обладает отличной памятью на даты, имена и обидки тридцатилетней давности.

   Доп. интересы:
   — главным образом - математика, теория игр и катастроф;
   — разработка сценария преступлений, а также их четкий контроль, начиная от стадии продумывания и заканчивая исполнением;
   — изредка пописывает стихи, попутно перемежая их математическими формулами. Для этих целей имеется специальный блокнот;
   — яро интересуется историей, новыми открытиями (преимущественно в области химии), астрономией, политикой - по мере надобности;
   — спамит смсками Морана и Холмсов в частности;
   — Шерлок;
   — Шерлок;
   — Шерлок;
   — Шерлок уже был?

7. Планы и пожелания к игре
Всеяден.

8. Пробный пост

Из последнего:

Чтобы встреча оказалась успешной, важны две детали: завязка и развязка. Не столь важна кульминация, каковой ее рисуют - когда зрители с различной степенью благодарности наблюдают за актом, в их сознании отпечатываются лишь самая первая и самая последняя сцены. Джим разумно придерживался этого правила, предпочитая делать главной фишкой уход. Запоминающийся жест, фраза - что угодно, дабы закрепить эффект, и ты окажешься в выигрыше. Особо важные клиенты велись на эту черту, как дети на конфеты, но сегодня все по-другому. Да и встречается Джеймс Мориарти только с избранными. Интересно, Холмсу это льстит?

Когда неожиданно стихает трель скрипки, Джим замирает на полушаге. Установившаяся тишина режет перепонки и снова это ненавистное чувство, когда кажется, что он - единственный живой человек в этом замороженном паузой доме, в этом городе, в этой Вселенной - если смотреть шире. Здесь не хватает тепла, думает Джим и меланхолично рассчитывает количество пластита. Игра продолжается - он продолжает путь, ненадолго отбрасывая извращенно-беспокойные мысли, и упиваясь каждым звуком скрипящих половиц.
Скрипка издала последний жалобный всхлип и затихла. Такой серьезный противник (он никогда не скажет это вслух, не признается, нет-нет) и такая сентиментальная, рвущая сердце мелодия. О, крошка, сколько же раз тебе разбивали сердце, раз ты отключил этот ненужный механизм и изо дня в день сублимируешь недостаток эндорфина в своей бездарной игре. Так трогательно и глупо - жаль, что неправда, иначе бы ничем не отличался от остальных, кроме наличествующего сбитого генетического кода или лишней цепочки, что делает таким ущербным и необыкновенным одновременно.

- Прекрати, ты совершенно ее не удовлетворяешь, - подразумевая инструмент, как ту единственную, самую горячую и страстную женщину, к которой можно прижиматься часами, выводя смычком чарующую мелодию стонов, пока не надоест - и не надоедает. Мориарти меланхолично потянулся к тарелке с фруктами, выуживая библейский плод. - Не говоря уж о Бахе.
- Я умер бы еще пару раз, - Джим подбросил в ладони яблоко, оглядываясь вокруг и проникновенно уточнил: - на его месте. Можно? - еще одно ненужное уточнение.
Шерлок - любопытнейшее явление в его скучной жизни, наполненной рутиной преступлений, почти подарок судьбы; Джим, возникший в чужих буднях, наполненных пресловутой скукой и полицейскими отчетами под грифом "секретно" - стихия, бурная, сбивающая с ног, воздушный стержень, вокруг которого возник ураган и притягивает к себе всех, кто так неосторожно оказался рядом. Джеймс смотрит на это явление и не знает, чего хочет больше - уничтожить и омыться чужой кровью, как крещенской водой закаляют доспехи, или повертеть на крюке еще немного - или много - услаждая слух беззвучными криками. Джеймс смотрит на него, разочарованно осознавая - не закричит. Этот - не закричит, а жаль. Пагубную страсть к разрушению стоит давить на корню, пока не увлекся - не увлекся опасно, ныряя с головой в мутную воду раньше времени. Все же судьба преподносит подарки с изрядной долей иронии.
Отчетливый стук - небольшая коробка обрела место на столике, поджидая нового хозяина. Или дегустатора, как повезет. Мы можем попробовать вместе, думает Мориарти, с восторгом оценивая перспективы. Мы попробуем вместе, и будем благодарны друг другу за то, что подарили визави эти ощущения. Еще одно связующее интимное звено, мы станем так эмоционально близки, как никогда не были, - я доработал формулу, знаешь ли, совершенно никаких побочных эффектов, только чистая эйфория и (банальное определение, но пусть) еще сто пунктов к интеллекту, скрытому за широким лбом и волнистой шевелюрой.

Шерлок станет уязвимым - таким, каким никогда не был. Джеймс и так коснулся самого живого, что есть в оппоненте. Не только мисс Адлер знает, что именно следует задеть, чтобы сработала кнопка под названием "влечение", но Мориарти не ограничится этим затасканным во всех смыслах понятием. Он мыслит шире. Глобальнее. Он сделает это интимное связующее звено слабой переменной. Открываясь самому, ослабить противника - его маленький, но хитрый метод.
Нервно раздул ноздри, с трудом отведя алчный взгляд от неброской серой упаковки, перевязанной игривым голубым бантом. Воображение мгновенно нарисовало картину: Шерлок приближается к ней, тонкие пальцы, - куда тоньше и изящнее, чем у Джима, - касаются банта, аккуратно развязывая - или разрывая? нетерпеливый, движимый азартом, почти как ребенок - узкие полосы цвета небесно-голубого индиго. Не удивится, нет, точно не удивится, он заранее все просчитал, чрезмерно одаренный малыш, и намек на прошлое, эту свою слабость, он тоже осознает, как и факт того, что Мориарти просто не мог не попытаться станцевать на ней канкан.
...Что просто не мог не допустить возможность, даже будучи уверенным, что предварительно просвеченная всем, чем только можно коробка отправится в мусорный бак или прямиком в Скотланд-Ярд, как особо важная улика. Вопрос лишь в том, против кого она сыграет.

- Знаешь.. он был гением в своей области, - тянет, с едва различимой усмешкой, привычным жестом оправляя манжеты. Скучающий взгляд скользит по комнате, Джеймс едва удерживается от искушения раскритиковать и интерьер впридачу. - Никто до него, ни после него не создавал ничего более - неопределенный пасс ладонью в воздухе, - завораживающего. Баху следовало уделять больше внимания струнным, именно в них обнажается истинный талант композитора. К слову, тебе тоже следует заниматься чем-то одним, как думаешь? - невзначай проходится криминальный гений по новой, но уже успевшей полюбиться болевой точке, расслабленно откидываясь в кресле и принимая самую непринужденную позу.
Кивок на останки, что уютно умостились на каминной полке. Игривый интерес:
- Предшественник Джона? - и легкий эндорфиновый смешок на высокой ноте, прежде чем расслабленно повести плечами, с ленивым любопытством разглядывая чайный сервиз. Хотя бы здесь Шерлоку Холмсу не отказал вкус.

Мориарти на чужой территории, но не чувствует тревоги. Ожидание, настороженность - пожалуй. Острый голод вкупе с желанием пустить соперника на атомы - с обеих сторон. Приятно, когда на столь сильные чувства отвечают взаимностью. Делает приглашающий жест в сторону соседнего кресла. Он не может видеть затылком, но уверен, что малыш Шерлок соблюдет правила приличия. Возможно, действительно заварит чай и приготовится слушать воспаленную тираду, щедро сдобренную высокими интонационными перепадами, ожесточенной жестикуляцией, угрозами, нездоровым блеском в глазах и бешеной адреналиновой энергетикой, что впаяет собеседника в проклятое кресло и заставит давиться каждым чинным глотком. Он же такой умный, этот детектив, и думает, что знает все. И даже постарается его просчитать: уловить логику в действиях оппонента, нащупать верную стезю, вычленить хоть какую-то линию поведения из кучи масок и образов, что консультирующий преступник меняет играючи - и снова потерпит сокрушительное поражение.

Оценивает ли его Джим? Едва ли. На полную оценку хватило пяти минут, если не меньше - еще тогда, в бассейне. Сейчас Мориарти смотрит на Холмса, мысленно разделывая, словно коровью тушу и, готов поспорить, Шерлок понимает это. Шерлоку это нравится. Шерлока это в какой-то мере заводит.

Отредактировано James Moriarty (2016-02-24 23:25:26)

+3

2

http://s7.uploads.ru/4mWbj.pngОтпишитесь, пожалуйста, в нижеуказанных темах:
Выяснение отношений
Готовые отношения
Дополнительные поля

Шаблон, необходимый для того, чтобы Вы оформили хронологию персонажа. Пишется в этой же теме следующим сообщением.
Код:
[align=center][img]http://s6.uploads.ru/q0MvG.png[/img][/align]

---Flashback---

[align=center][img]http://s7.uploads.ru/WaiRT.png[/img][/align]

---Time is now---

[align=center][img]http://s7.uploads.ru/Zv3Rt.png[/img][/align]

---Future---

[align=center][img]http://s6.uploads.ru/2IT5Q.png[/img][/align]

---Alternative Reality---

0

3

http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0820/h_1471717946_8144059_998a022be1.png

14.09.2014 - "Appelle Mon Numéro"
04.01.2015 - Never let me down again [x]
05.01.2015 - The north remembers [x]
10.01.2015 - Relying on you [x]
01.02.2015 - Honesty is the best policy [x]
02.02.2015 - Words meant to harm
03.02.2015 - Deine Spur versiegt jetzt und hier
08.02.2015 - "What a Wonderful World"
10.02.2015 - One more time
20.02.2015 - Dead Is the New Sexy
25.02.2015 - The five-minute rule

http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0820/h_1471717946_1891170_b9007f8eef.png
In the garden of evil [x]
Утром война, а днем светский прием [x]
We can make the world stop [x]
25.03.-01.04.2010 - Jim? Jim from the hospital? [x]
You've rather shown your hand there, dr. Watson [x]
16.03.2011 - Land of broken promises [x]
16.03.2011 - El sueno de la razon produce monstruos [x]
20.03.2011 - Сlose your eyes and think of England [x]
23.03.2011 - Oui mais... Non [x]
18.04.2011 - All this time [x]
26.04.2011 - Got a secret [x]
05.05.2011 - Stein um Stein [x]
13.05.2011 - The British invasion in Mexico [x]
15.05.2011 - A mad tea-party [x]
17.05.2011 - Don't believe [x]
20.05.2011 - Geboren um zu Leben [x]
25.05.2011 - Open to everything [x]
29.05.2011 - Everything's a copy of a copy of a copy [x]
30.05.2011 - Quid pro quo [x]
01.06-06.06.2011 - Pretty little lie [x]
03.06.2011 - Und die Welt zahlt laut bis zehn [x]
07.06.2011 - Better Of Two Evils [x]
20.10.2011 - Loose change [x]
"Redbeard?"
08.03.2013 - "Quiet game"
31.10.2013 - "Say hello to the virus" [x]

http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0820/h_1471717946_7492919_04efe20c7a.png

Tell me what you want me to say
Time goes by and you don't

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Profiles » James Moriarty